Главная страница
qrcode

1 Происхождение и ранняя история славян


Название1 Происхождение и ранняя история славян
Анкор1161420 207F4 bilety po istorii rossii.doc
Дата15.11.2016
Размер1,98 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файла1161420_207F4_bilety_po_istorii_rossii.doc
ТипДокументы
#2615
страница3 из 30
Каталогid74756837

С этим файлом связано 5 файл(ов). Среди них: pE2lEUZnBFs.jpg, Skachat_albom__quot_ST_-_25_quot__Chast_2__Novy_Rep.zip, BlackStar.rar, Xzibit.rar, KhAJD_x_KhASAN_x_Walkie_T_x_KUBINETs_x_Kent_Rap_x.mp3, 1161420_207F4_bilety_po_istorii_rossii.doc.
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30

Этимология


Термин «иго», означающий власть Золотой Орды над Русью, в русских летописях не встречается. Он появился на стыке XVXVI века в польской исторической литературе. Первыми его употребили хронист Ян Длугош («iugum barbarum», «iugum servitutis») в 1479 году и профессор Краковского университета Матвей Меховский в 1517.[2] В 1575 году термин «jugo Tartarico» был употреблён в записи Даниела Принца о своей дипломатической миссии в Москву[3] В русских источниках словосочетание «татарское иго» впервые появляется в 1660-х гг. во вставке (интерполяции) в одном из экземпляров Сказания о Мамаевом побоище[4]. Форму «монголо-татарское иго», как более правильное, употребил первым в 1817 году Х. Крузе, книга которого в середине XIX века была переведена на русский и издана в Петербурге, так как термин "татарское иго" является неправильным, искажающим реальный смысл, так как племя "татар" которое первоначально входило в монгольское ханство, прекратило свое существование, и использование названия племени порождает путаницу с современным народом "татары".

География и содержание


Русские земли сохранили местное княжеское правление. В 1243 году великий князь Владимирский Ярослав Всеволодович был вызван[5] в Орду к Батыю, признан «стареи всем князем в Русском языце»[6] и утверждён на Владимирском и, судя по всему, Киевском княжениях[7](в конце 1245 года в Киеве упоминается наместник Ярослава Дмитрий Ейкович[8]), хотя визиты к Батыю двух других из трёх самых влиятельных русских князей — владевшего к тому моменту Киевом Михаила Всеволодовича и его покровителя (после разорения монголами в 1239 году Черниговского княжества) Даниила Галицкого — относятся к более позднему времени. Этот акт был признанием политической зависимости от Золотой Орды. Установление даннической зависимости произошло позже.

Сын Ярослава Константин поехал в Каракорум для подтверждения полномочий своего отца великим ханом, после его возвращения туда поехал сам Ярослав. Этот пример ханской санкции на расширение владений лояльного князя не был единственным. Причём расширение это могло происходить не только за счёт владений другого князя, но и за счёт территорий, не разорённых в ходе нашествия (во второй половине 50-х годов XIII века Александр Невский утвердил своё влияние в Новгороде, угрожая ему ордынским разорением). С другой стороны, для склонения князей к лояльности им могли предъявляться неприемлемые территориальные требования, как Даниилу Галицкому «ханом Могучим» русских летописей (Плано Карпини называет «Мауци» в числе четырёх ключевых фигур в Орде, локализуя его кочевья на левобережье Днепра): «Дай Галич». И чтобы полностью сохранить свою вотчину, Даниил поехал к Батыю и «холопом назвался».

О территориальном разграничении влияния галицких и владимирских великих князей[9], а также сарайских ханов и темника Ногая в период существования отдельного улуса можно судить по следующим данным. Киев, в отличие от земель Галицко-Волынского княжества, не был освобождён Даниилом Галицким от ордынских баскаков в первой половине 1250-х годов, и продолжал контролироваться ими и, возможно, владимирскими наместниками[10](ордынская администрация сохранила свои позиции в Киеве и после принесения киевской знатью присяги Гедимину в 1324 году[11]). Ипатьевская летопись под 1276 годом[8] сообщает о том, что смоленский и брянский князья были посланы в помощь Льву Даниловичу Галицкому сарайским ханом, а турово-пинские князья пошли с галичанами в качестве союзников. Также, брянский князь участвовал в обороне Киева от войск Гедимина[11]. Пограничное со степью Посемье (см. присутствие в Курске баскака Ногая в начале 80-х годов XIII века), находившееся южнее Брянского княжества, судя по всему, разделило участьПереяславского княжества, сразу после нашествия оказавшегося под прямым контролем Орды (в данном случае «дунайского» улуса Ногая, восточные границы которого доходили до Дона), а в XIV веке Путивль и Переяславль-Южный стали киевскими «пригородами».

Ханы выдавали князьям ярлыки, являвшиеся знаками поддержки ханом занятия князем того или иного стола. Ярлыки выдавались и имели решающее значение при распределении княжеских столов в Северо-Восточной Руси (но и там на протяжении второй трети XIV века оно почти полностью сошло на нет, как и регулярные поездки северо-восточных русских князей в Орду и их убийства там). Правителей Орды на Руси называли «царями» — высшим титулом, который ранее прилагался только к императорам Византии и Священной Римской империи. Другим важнейшим элементом ига была данническая зависимость русских княжеств. Есть сведения о переписи населения в Киевской и Черниговской землях не позднее1246 года[10][12]. «Дани хотят» прозвучало и при визите Даниила Галицкого к Батыю. В начале 50-х годов XIII века отмечается присутствие баскаков в городах ПонизьяВолыни и Киевщины и их изгнание галицкими войсками. Татищев, Василий Никитич в своей «Истории Российской» упоминает в качестве причины ордынского похода на Андрея Ярославича в1252 году то, что он не сполна платил выход и тамгу. В результате удачного похода Неврюя владимирское княжение занял Александр Невский, при содействии которого в 1257 году (в Новгородской земле — в 1259 году) монгольскими «численниками» под руководством Китата, родственника великого хана, была проведена перепись, после которой началась регулярная эксплуатация земель Владимирского великого княжения путём сбора дани. В конце 50 — начале 60-х гг. XIII века дань с северо-восточных русских княжеств собиралимусульманские купцы — «бесермены», откупавшие это право у великого монгольского хана. Большая часть дани шла в Монголию, великому хану. В результате народных восстаний1262 года в северо-восточных русских городах «бесермены» были изгнаны, что совпало по времени с окончательным обособлением Золотой Орды от Монгольской империи. В 1266 году глава Золотой Орды впервые был назван ханом. И если большинство исследователей считают Русь завоёванной монголами в ходе нашествия, то в качестве составных частей Золотой Орды русские княжества, как правило, уже не рассматриваются. Такая подробность визита Даниила Галицкого к Батыю, как «стоит на колене» (см. оммаж), а также обязанность русских князей по приказу хана присылать воинов для участия в походах и в облавных охотах («ловитвах»), лежит в основе классификации зависимости русских княжеств от Золотой Орды как вассальной. На территории русских княжеств не было постоянного монголо-татарского войска.

Единицами обложения были: в городах — двор, в сельских местностях — хозяйство («деревня», «соха», «плуг»). В XIII веке размер выхода составлял полгривны с сохи. От дани освобождалось только духовенство, которое завоеватели старались использовать для укрепления своей власти. Известно 14 видов «ордынских тягостей», из которых главными были: «выход», или «царёва дань», налог непосредственно для монгольского хана; торговые сборы («мыт», «тамга»); извозные повинности («ям», «подводы»); содержание ханских послов («корм»); различные «дары» и «почестья» хану, его родственникам и приближённым и др. Периодически собирались большие «запросы» на военные и другие нужды. Представление об относительном бремени ордынской дани[13] помогают составить такие факты, как согласие Дмитрия Донского на выплату дани Мамаю (в размерах не выше, чем по предыдущему соглашению) накануне Куликовской битвы, и данническая зависимость некоторых пограничных со степью русских земель уже после присоединения их Великим княжеством Литовским во второй половине XIV века[11].
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30

перейти в каталог файлов


связь с админом