Главная страница
qrcode

ВИППЕР Р. - УЧЕБНИК ИСТОРИИ. 1 ДРЕВНОСТЬ. 9. Определение истории Источники истории Археология Хронология Глава. Древнейшие века человеческой культуры 10 48


Название9. Определение истории Источники истории Археология Хронология Глава. Древнейшие века человеческой культуры 10 48
АнкорВИППЕР Р. - УЧЕБНИК ИСТОРИИ. 1 ДРЕВНОСТЬ.pdf
Дата25.03.2020
Размер9 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаVIPPER_R_-_UChEBNIK_ISTORII_1_DREVNOST.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипУчебник
#73120
страница8 из 15
Каталогid49786323

С этим файлом связано 413 файл(ов). Среди них: и ещё 403 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   15
107 — сфена все дела должно было отныне ведать собрание Пятисот выборных от деревень и поселков Аттики для избрания арх он тов ист р ат его в (городских и военных начальников) созывается каждогодно общее собрание всех граждан г. до Р. X.). Сфинкс, посвященный гражданами о. Наксоса в Дельфах. Иран и религия Заратустры. В шестом веке до Р. X. (600 —
500 гг.) на Ближнем Востоке происходит важная перемена на смену семитам, основавшим государства Вавилона, Ассирии и Сирии, выступают в качестве господствующей силы родственные европейцам арийские народы Ирана образуется великая держава персов, которая охватывает все страны старинной культуры Двуречье, Сирию, Малую Азию, Египет. Большая часть Иранского плоскогория (нынешние Персия,
Авганистан, Белуджистан, южный Туркестан, ив особенности середина, состоит из обширных песчаных степей и солончаков. Обитаемы только долины на окраинах, где держится влага от потоков и рек, спускающихся с гор такова Бактрия, на северо
— 108 — восточном краю плоскогория в бассейне Аму-Дарьи (нынешний
Балх ■— древняя Бак т р а, Самарканд — древняя М арака н да такова Мидия в северозападном углу и Перси да (нын. Фареистан) на югозападе у Персидского залива. Эти области населены гораздо слабее Двуречья, Сирии и Египта. Если народам Ирана тем не менее удалось покорить всю Переднюю Азию и образовать громадную державу, то объяснение лежит в двух обстоятельствах 1) в истощении народностей старинной культуры, расстроенных губительными походами ассириян 2) в свежести Царь персидский в борьбе с Аримановым чудовищем. сил самих иранцев, пока их не тронула роскошь и изнеженность быта. Мужество и деятельная сила иранцев отражаются в принесенной ими религии, которую их священная книга 3 е н д - Авеста приписывает великому учителю Заратустре (в греческом произношении Зороастру). Согласно учению Заратустры вселенная разделена между двумя силами богом света и властителем мрака. Первый, Агу рама з да (по греч. Ормузд) — высшее совершенство, сияющая чистота, святой создатель видимого мира, устроитель вселенной, величайший законодатель, верховный первосвященник его окружают 6 бессмертных архангелов, воплощающих в себе добродетели высшего божества, исполнители воли Агурамазды; за ними идет бесчисленное множество ангелов и добрых духов, наполняющих вселенную и охраняющих жизнь, каждый в своей области, во славу великого властелина мира. Второй, Ан грома н ь у (по греч. Ариман) — родоначальник всякого зла и греха внушающий человеку ложь и неверие, леность и разврат, пороки и преступления он же виновник смерти, болезней и напастей, ему подчинены бесы лихорадки, стужи и засухи, горя и несчастия, злые духи, воплощенные в нечистом и хищном звере. В то время как Агурамазда царствует над райскими садами и цветущими нивами, Ангроманьу повелевает над пустыней, знойными и бесплодными ветрами. Избрание пути жизни зависит от воли человека. Благой путь — помогать Агурамазде и бороться с воинством Ангроманьу, увеличивать плодородную землю, холить ниспосланный Богом рогатый скот, истреблять змей и скорпионов, а в нравственном поведении соблюдать правду и избегать всякой лжи и обмана. Во имя бога света возжигаются всюду неугасимые огни ночи стую огненную стихию нельзя осквернять сожиганием животных, след. жертвы, каких понимали вавилоняне, греки, израильтяне, недопустимы. Греков поражало, что персы не воздвигают ни храмов, ни алтарей, ни статуй богов, что у них нет в обрядах ни музыки, ни цветочных гирлянд. В загробной жизни каждому воздается по его делам через три дня после смерти душа отлетает в другой мир праведная, с помощью ангелов, переносится водно мгновение через мост, тонкий, как волос, в рай, злодейская низвергается неминуемо в адскую бездну. У последователей Заратустры нет заботы о телах умерших бессмертным они считают лишь дух, который никогда не может вернуться в прежнюю оболочку, состоящую из праха ив прах превращаемую. Однако есть у иранцев и другое представление о будущей судьбе умерших в конце времен зазвучит труба великая, возвещая страшный суд тогда тела праведников чудесным образом воскреснут и просветлеют для новой, вечной жизни. Образование персидской державы Из иранских народов прежде всего выдвинулись мидяне, отнявшие у Ассирии страну железа Урарту. При Киаксаре вовремя -падения Ниневии персы были им подчинены. Пятьдесят лет спустя персы поднимаются под предводительством Куруша (по гречески Кира), опрокиды-
— но —
вают господство мидян, объединяют зесь Иран и увлекают других иранцев к завоеваниям (в 550 г. до Р. X.). Персы были превосходными наездниками и стрелками из лука. Ни один из народов Азии не выдерживал их бурного натиска. В течение двадцати пяти лет (550—25) они покорили все страны Передней Азии, находившиеся под властью 3 государств лидийского (в западной Гробница Кира. половине Малой Азии, халдейско-вавилонского и египетского. Лидийский царь Крез, владевший греческими городами Ио­
нии, постоянно сносился с Дельфами, уповал на обещание победы, данное ему оракулом. Однако Кир разбил его, взял столицу Лидии, Сарды, и приступил к осаде греческих укрепленных городов побережья Эгейского моря. Ввиду грозной опасности ионийские греки сошлись нас и но д (собрание представителей самостоятельных общин. Здесь Биас, выборный от города
Приэны, предложил всем ионийцам покинуть Малую Азию, соединиться в одну морскую экспедицию и плыть на запад к острову Сардинии, чтобы основать новую Ионию; только там они будут наконец избавлены от опасности рабского подчинения. Греки не успели выработать общий план действия, как уже персы принялись разрушать их города. Только жители Фокеи, не желая сдаваться персам, двинулись на 60 кораблях в западную
— I l l часть Средиземного моря. Их ждала и здесь неудача. Против новоприбывших греческих колонистов соединились карфагеняне и этруски, или туе к и, мореходы Средней Италии (Тоскана, их область, до сих пор сохраняет в своем имени память о пребывании этого народа. У берегов Сардинии в 534 году произошла большая морская битва хотя фокейцы приписывали себе победу, но половина их кораблей была потоплена, остальные рассеялись, иные нашли себе приют в Массилии, в свое время фокейцами основанной. Уцелевшие города Ионии, в том числе Милет, подчинились персам. Чтобы обеспечить себе повиновение греков, персы всюду заменяли республики господством тираннов, рассчитывая, что властители, которым они помогли водвориться, будут крепко за них стоять. С покорением Малой Азии персы замкнули в своей власти весь полукруг горных стран, нависших над долинами Сирии и черноземным краем Двуречья. Халдейское царство не в силах было держаться против персидского завоевателя. Преемник На­
вуходоносора, Набонид, в ужасе перед Киром, заперся в стенах Вавилона и для спасения своего велел перевезти к себе все изображения богов, которые почитались в других городах Сенаара. Но духовенство самого Вавилона покинуло его и открыло ворота
Киру; персидский царь объявил народу, что бог Вавилона Мардук признал его, Кира, законным государем, а Набонида отверг, как изменника. Иудеи, залет до того плененные Навуходо­
носором, с восторгом встретили победителя. Между их религией и верой персов чувствовалась близость, оба народа сходились в понятии о бестелесном божестве, бесконечно высоко поднимающемся над человеческим миром и чуждом человеческим страстям. Притом персы готовы были ладить с иудеями из соображений практических сделавшись властелинами Азии и получив в свои руки купеческие корабли финикийских городов, они хотели возобновить торговлю, проходившую по Сирии и Палестине с этой целью Кир разрешил зажиточным иудеям, жившим в Вавилоне, возвратиться на родину и начать восстановление разрушенного храма иерусалимского. Из стран старинной культуры оставался непокоренным только Египет. Давно уже у фараонов, которые сами были чужестранцы
— ливийцы и эфиопы (Эфиопия —- современная Нубия, на юг от Египта) — не было народной армии. Против Кирова сына
Камбиза фараон Псамменит мог выставить только греческих наемников. Но предводитель греков, Фанес, родом из малоазийского Галикарнаса, рассорился с фараоном и перешел на сторону
Камбиза; персам, в войске которых тоже были греки, Фанес указал пути через безводную пустыню, отделяющую Египет от Азии, и помог заключить союз со степными арабами, доставившими воду персидскому войску. Камбиз разбил Псамменита, вступил в Мемфис и подчинил себе весь Египет. Устройство персидского государства. Камбиз боялся соперничества своего брата Бардии и послал из Египта приказ умертвить его. Но под именем Бардии в Эгбатане воцарился самозванец из мидииских магов (священников, который приобрел большое расположение народа прощением налогов натри года вперед. Камбиз двинулся на него войной, нов дороге погиб. Против Лжебардии однако составился заговор в самой столице семь знатных персов проникли во дворец и убили его потом они стали гадать по ржанию коней, кому из них быть царем судьба выпала Дарию, сыну Гистаспа, из рода Ах ем е ни до в ; эта династия правила потом до самого конца персидской державы в течение почти 200 лет (522—330 гг. до Р. X.). Дари й остался навеки обязан своим сообщникам он выдал им в награду обширные земли с городами и деревнями, где они правили, как князья им самими их сыновьям раздавались главные должности при дворе и важнейшие наместничества они могли входить к царю без доклада. Так как своим воцарением
Дарий был обязан также персидской армии, возмутившейся против мидииских магов, то и воинству царь должен был отделить большую долю своих богатств щедро одарять военных золотыми цепями, браслетами, кольцами, красивой одеждой, лошадьми, давать им поместья и рабов, посылать на доходные должности в покоренные области, где туземное население кормило и содержало их. Большую часть военных царь держал при себе в качестве гвардии, отборный отряд которой, немедленно пополнявшийся, назывался бессмертными дети персидских воителей воспитывались у царских врат. Ежедневно вместе с царем во дворце обедало до 15.000 сановников, придворных, почетных стражей, отборных воинов и слуг. Со своей многочисленной свитой царь переселялся три раза в году главной резиденцией была Су за, самые жаркие месяцы проводил он в горной Эгбатане, а зиму напротив в тропическом Вавилоне. Подарками и щедротами ограничивались уступки царя в пользу персов но он был для них такой же неограниченный властелин, как для покоренных, стою только разницей, что персы не платили податей. Царь появлялся перед народом не иначе, как в колеснице, окруженный блестящей свитой он выделялся своей высокой тиарой (шапкой) с выпуклым верхом, тогда как все остальные должны были вдавливать этот верх придворный, державший над ним опахало, должен был стоять с завязанным ртом, чтобы дыхание его не коснулось высокой особы государя. У царя возвышенное понятие освоей власти он — господин всех людей от восхода солнца до заката, он — царь царей и царь всех стран. Но он не сын бога и не воплощение бога на земле, каковым считали царя египтяне и вавилоняне, а лишь исполнитель воли божьей «Агурамазда поручил мне установить право, карать неправду и ложь, награждать друзей, наказывать врагов, под защитой божьей давать законы народам. Громадную державу, простиравшуюся от Сахары до Памира и от Черного моря до Индийского океана, Дарий разделил на
— ИЗ —
20 сатрапий (наместничеств); в каждую назначался заместителем царя сатрап для наблюдения за порядком, прекращения мятежей, разбойничества, для взимания налогов. В управлении финансами (те. доходами и расходами государства) Дарий показал больше искусства, чем ассирияне для того, чтобы не истощать покоренных чрезмерной данью и не лишать себя будущих получений, царь положил на каждую сатрапию определенный взнос, вычисленный в золоте с целью вычисления появлялись царские оценщики, которые описывали землю в имениях со всеми доходами, приплодом скота и пр. Затем Дарий применил изобретение греков и лидийцев и стал чеканить монету. Золотыми даре й ка ми (так звали персидскую монету греки) уплачивалось из казны жалованье дарейками же подданные платили налоги. Кроме того сатрапии обязаны были для содержания царского двора и его гвардии платить натур о и (те. товарами
Каппадокия (страна хетитов в восточной части Малой Азии) конями, мулами и овцами, Аравия
— ароматическими веществами,
Вавилония пшеницей, Сирия художественными коврами, Эфиопия слоновыми клыками и черным деревом. Груды ценностей и всякого рода предметов скоплялись в столицах по словам греков, копченого мяса накладывали столько, что издали кучи можно было принять за холмы у царя имелись разные диковинки вроде золотого платана в большом приемном зале, стояли в кладовой куполообразные слитки золота, от которых для чекана монет брали лишь небольшую часть. Для того, чтобы передавать царские приказы по областями, обратно, донесения и отчеты наместников и других должностных лиц, были устроены большие государственные дороги самая важная из них соединяла Сузу с Сардами на западной окраине. Дорога и почта служили также тайному надзору за сатрапами, которым занят был особый сановник при дворе, «госудаР. Виппер, Учебник истории. Ч. I. 8
Дарий со свитой над ним реет высший бог Агурамазда.
Персидская держава вовремя наибольшей своей силы в 480 г. до Р. X.
— 115 — рево око, наезжавший по временам в области для проверки управления и для расправы. Войны Дария со скифами и с греками Дарий хотел властвовать над всем тогда известным миром. Его манили сказочные богатства Индии. Скилаксу, уроженцу Карий (малоазийского берега к югу от Ионии), он поручил исследовать путь для морских сношений с Дальним Востоком экспедиция спустилась на кораблях по Инду вниз, выехала в Индийский океан, обогнула Аравийский полуостров и пристала к Суецу на берегу Египта.
Дарий возымел мысль соединить океан со Средиземным морем' С этою целью он приказал выкопать канал между Нильской дельтой и Суэцом. В тоже время царь требовал покорности от Карфагена и далеких западнофиникийских колоний. Греческого врача Демокеда из Кротона он отправил с кораблями для исследования берегов Апеннинского полуострова. Сам царь собрался в 512 году в поход нас к и ф о в , живших за морями Черными Каспийским в нынешней южной России и досаждавших персидской державе своими набегами то с Кавказского перешейка, то из Туркестана. План персов состоял в том, чтобы, обойдя Черное море с запада, проникнуть в самую глубину скифских поселений но они не давали себе отчета в обширности северной страны пространство между устьем Истра Дуная) и Оксом (Аму-Дарьей) представляли себе раза в 4 короче, чем оно есть в действительности Танаис (Дон) и Яксарт
(Сыр-Дарью) считали за одну и туже реку. Греческий историки географ Геродот, побывавший на северном побережьи Понта, лет 70 спустя после Дариева похода, описывает нам быт необыкновенно воинственных кочевников, занимавших необозримые степи между Истром, . Борисфеном Днепром) и Танаисом. Скиф пьет кровь первого врага, которого ему удалось убить головы убитых скифы приносят своему царю и по числу голов получают награду снимают с убитых скальпы.и привешивают к узде лошади из отрубленных рук делают колчаны, черепа покрывают золотом и употребляют в виде чаш для питья. Клятва товарищеской верности и братского союза совершается так в большой чан наливают вина и туда же все участники обряда кропят своей крови из надреза, сделанного ножем, окунают кинжал, стрелу, секиру и копье, произносят торжественную молитву и выпивают смесь. Для почитания бога войны наваливают огромные кучи хвороста в виде покатой горы и на вершине ее водружают железный меч перед этим изображением божества закалают рогатый скот и лошадей, а также пленников. Умершего царя долго возят в богато украшенном катафалке от одного племени к другому воины наносят себе раны в знак печали, затем его хоронят с большим торжеством и жестокостями на могиле убивают одну из жен умершего, а также виночерпия, повара, конюха, ближнего слугу и вестника, чтобы на том свете, у него был весь придворный штат в склеп
8*
— 116 — под насыпь кладут золотые чаши, оружие, много всякого добра и украшений.
Дарий поручил греческому инженеру Мандроклу, уроженцу о. Самоса, соорудить мост на судах через Босфор, по которому войско переправилось из Малой Азии во Фракию (нынешнюю турецкую Румелию и Болгарию такой же мост был построен через горло Дуная (те. до расхождения его на рукава, между нынешней Добруджей и Бессарабией. Но царю не удалось встретить скифов отправивши жени детей с имуществом на север, скифы завлекали врага в бездорожную степь, засыпая колодцы, чтобы наступающие погибали от жажды. Дарию осталось тольСтаринный двухэтажный корабль (живопись на вазе. ко повернуть назад возвращалось войско по голой опустошенной местности, причем скифские наездники беспокоили персов своими нападениями и чуть не уничтожили мост через Дунай, порученный охране ионийских греков. Несмотря на неудачу скифского похода, держава персов продолжала расти. Она перекинулась в Европу Дарий присоединил к своим владениям Фракию, с ее золотыми и серебряными рудниками, потребовал покорности царя Македонии и простер свою власть до горы Олимпа, за которой начиналась европейская Греция. Внезапно вспыхнуло (в 500 г) восстание в греческих городах Ионии, где народ сверг тираннов, поставленных персами, и провозгласил демократию. Ионийцы просили помощи европейских греков. Спарта отказала, так как не в ее обычаях было воевать за морем афиняне прислали несколько три эр (кораблей стремя этажами гребцов. Малоазийские греки проявили ненужный задор, напавши на Сарды, ноне сумели приготовиться к защите когда к милетской бухте подъехал большой персидско-финикийский флот, они растерялись корабли островитян Лесбоса и Самоса изменили общему делу и бежали домой, остальные суда были окружены и уничтожены. Персы сурово расправлялись с восставшими, сожгли Милет и переселили пленных милетцев в далекую Согдиану на берега Аму-Дарьи (494 г. до Р. X).
Дарий ясно видел, что для спокойствия державы необходимо подчинить себе европейских греков. Он отправил в Грецию послов с требованием земли и воды в знак покорности. Своему зятю Мардонию, сыну Гобрия, одного из сообщников по убийству Лжебардии, царь поручил вести войска через Геллеспонт и
Фракию для нападения на Грецию с севера вдоль берега должен был ехать флот, доставляя сухопутной армии припасы. Но перГреческий всадник в шляпе и хламиде (плаще. сидские корабли потерпели крушение от бури у мыса Афонского, и Мардоний вынужден был вернуться. Через год Дарий отправил другую армию более коротким путем персы переехали на судах от берега Малой Азии к Аттике сними был старик Гиппий, которого персы собирались водворить в Афинах он посоветовал высадиться у прибрежной равнины Марафона, где персы смогут развернуть свою конницу. Навстречу врагу вышло ополчение афинских гоп литов (тяжеловооруженных воинов в панцырях, высоких шлемах, с металлическими щитами и длинными копьями во главе его стоял
Мильтиад из старинного афинского рода Филаидов, бывший тиран Херсонеса у Геллеспонта, участник скифского похода, поссорившийся с персами. Мильтиад применил искусную тактику (способ боя не спуская войска с высот, где ему нестрашна была конница, выждал нападение персов, расстроил их ряды неудержимым натиском своей фаланги и отбросил на корабли (490 г. Великий поход Ксеркса и его крушение. Дарий стал готовить третий поход, но уже в гораздо. более крупных размерах. Казалось, независимой Греции грозила неминуемая гибель. Вся восточная половина Средиземного моря находилась в руках персов им подчинились греческие колонии от Кирены до Понта; великий царь, как его называли греки, располагал громадным флотом финикийских и греческих городов при дворе царя в Сузе проживали греческие изгнанники, готовые помочь персам в покорении соотечественников. Сам Дельфийский оракул, отчаявшись, в возможности обороны, советовал подчиниться. Аполлон, играющий на Среди приготовлений к великострунной кифаре. му походу на завоевание Европы, старый Дарий умер. Выполнять предприятие пришлось его сыну Ксерксу, человеку малоспособному, ленивому, погруженному в удовольствия. Да и персы били уже не прежними неутомимыми и суровыми воителями теперь они собирались в Грецию со всеми удобствами, везли громадный обоз, множество слуг, целый табор торговцев и забавников.
Ксеркс вернулся к первому плану Дария и пошел через Гел­
леспонт, в то время как флот следовал за армией вдоль берега персы думали задавить Грецию своей массой, разгромить ее с суши и с моря. Почти половина европейских греков из страха не хотела участвовать в борьбе аристократический род Алевадов в Фессалии радушно принял Ксеркса. Сторонники независимости
— Спарта, Афины, Коринф и еще несколько общин — решили собрать ополчения и выставить корабли, ноне сговорились, как действовать против врага. Спартанцы, не имевшие вовсе флота, уповали на сухопутную войну своего царя Леонида они послали защищать горные проходы, ведущие из Фессалии в Среднюю Грецию, и занялись возведением крепостной стены на самой узкой части Истма, чтобы загородить Пелопоннес. В Афинах, напротив, народ последовал совету проницательного Фемистокла, ожидавшего неминуемого опустошения Аттики, и решил вверить свою участь кораблям как ни трудно было убедить крестьян, виноградарей и оливководов, крепко привязанных к земле, покинуть свои жилища и святыни, увезши свои семьи и имущество,
— 119 — но все-таки им пришлось, ввиду приближения персов, превратиться в скитающихся бездомных моряков. Первые столкновения были неудачны для греков. Спартанцы, защищавшие Ферм опил ы , узкий проход вдоль морского берега, не смогли удержать вторжение персов в Среднюю Грецию окруженные врагами, они все до единого погибли. Персы проникли в Аттику, разорили ее, сожгли Афины. Преследуя отступающие греческие корабли, персидский флот запер им выход в узком проливе между Аттикой и о. Сала мин ом здесь наконец должен был разыграться решительный бой. Царь Ксеркс расположился смотреть на морское сражение с высокого берега Аттики. Произошло однако нечто неожиданное для обеих сторон. Тяжелые корабли персов, управляемые финикийскими моряками, с трудом поворачивались в тесном проливе напротив, греческие триэры ив первую голову, афинские под предводительством Фемистокла, легко и проворно двигаясь в хорошо знакомой им местности, сбили вражеский флот в беспомощную кучу и потопили большую его часть. Разбитые финикияне, боясь царского гнева, бежали к родным берегам. Разочарованный неудачей, Ксеркс уехал домой, поручив продолжать войну Мардонию. Между тем опасность для греков далеко не прошла. Мардоний перезимовал в Фессалии и вновь появился в Средней Греции к нему присоединилась большая община города ФИЕ в Беотии; он сам предлагал афинянам дружбу в надежде, чтс они изменят национальному делу (защите родной страны и народности. Опасение, как бы действительно афиняне не передались врагу, заставило спартанцев выступить из своей твердыни в Пелопоннесе. Царь Павсаний, во главе патриотических ополчений, встретился с персами на границе Беотии и Аттики у городка Плате и. Спартанский вождь, подобно Мильтиаду, не хотел сходить с холмов на равнину, Мардоний не решался нападать на высоты. Двенадцать дней простояли они друг против друга наконец, когда персы отрезали грекам питьевую воду и Павсаний решил отступать, Мардоний бросился на него со своими стрелками и конницей. Тут обнаружилось все превосходство греческой дисциплины (подчинения солдат вождю. Павсаний выдерживал своих воинов на месте, несмотря наград стрел, наносивший им немалый ущерб лишь когда персидские стрелки припали на одно колено и воткнули остроконечные щиты в землю, спартанский царь поднял руки к небу, молясь богам о победе, и двинул в бой непроницаемую железную стену своих го­
плитов. Персы, лишенные панцырей и шлемов, оказались безпомощны против натиска греческих копейщиков храбро сражаясь, пал Мардоний среди персидской гвардии лишь незначительная часть большого войска, приведенного Ксерксом, спаслась бегством. Греция после освободительной войны Возобновлять военные действия против греков у Ксеркса не было ни малейшей
— 120 — охоты. С крушения великого похода 480 г. начинается упадок персидской державы изгнанные из Европы, персы теряют власть и над малоазийским берегом Эгейского моря с трудом удерживают они Египет, где непрерывно почти кипят восстания. У греков, напротив, победа создала новый воинственный пыл. Афиняне, бывшие на волосок от гибели, бросились к Геллеспон­
ту отнимать у персов проливы и путь в Черное море к ним присоединились освободившиеся от персов греки островные и малоазийские. Собрался синоду храма бога Аполлона на о. Де­
лосе (одном из Кикладских, в середине Эгейского моря здесь было решено составить оборонительный союз, обратить деньги, которые платились великому царю, на снаряжение кораблей и стать под начальство первой морской силы Греции, Афин. Войну за освобождение повел с большим успехом Кимон, сын Мильтиада; снабдив триэры сплошными палубами и забирая на корабли отряды гоплитов, он стал высаживаться на берегах, истребил персидские гарнизоны во Фракии, изгнал персидский флот из Эгейского моря. Все острова этого моря и окружающие его берега перешли под власть афинян. Спарта, обратно, потеряла первенство, которым пользовалась вовремя обороны Эллады от Ксеркса. Впадении Спарты много был виноват главный герой освободительной войны, царь
Павсаний. Посланный для отвоевания у персов Византии, он вдруг переменился в обращении, покинул республиканскую простоту, стал одеваться в роскошную персидскую одежду, окружил себя персидской и египетской стражей, точно собираясь захватить тираннию над всей Грецией при помощи персов. Подозревая измену, спартанские эф о р ы (сановники, выбираемые воинством для надзора за царями) вызвали Павсания домой. В Спарте царь показался им еще более опасным, так как явно стал поднимать крепостных - илотов против спартанцев - господ. Когда эфоры послали схватить Павсания, он спасся от палачей в храм, который считался неприкосновенным убежищем.
Эфоры приказали замуровать вход, чтобы уморить заключенного голодом наблюдая однако за ним через крышу и увидав­
ши, что он близок к смерти, они поспешили вывести умирающего наружу, чтобы трупом не осквернить святого места. В освободительной войне греки показали свою привязанность к родной земле, свою стойкость и самоотвержение в защите национальной чести. Они могли гордиться тем, что не кланяются никакому властелину но сплотиться водно государство греки не сумели. Напротив, война за освобождение послужила началом новых взаимных споров между общинами. Для более сильных кантонов это был повод собрать добычу со своих более слабых единоплеменников. Спарта предприняла грабительскую экспедицию в Фессалию под предлогом наказания Алевадов за измену отечеству. Афиняне недолго оставались на равной товарищеской ноге со своими новыми союзниками. Сначала они предложили островными малоазийским грекам разделить обязанности союзники будут платить деньги, афиняне строить корабли и вести войну. Но когда персы признали независимость своих прежних подданных и война прекратилась, афиняне продолжали взимать раз установленные взносы союзники обратились в обыкновенных дан­
ников, таких же, какими они были в персидском государстве. Общину, осмелившуюся отделиться от союза, ждала суровая расПерикл (см. стр. 122). права афиняне разрушали стены непослушного города, отбирали у него золото, продавали граждан в рабство, сажали на их место афинских колонистов. Заключенный для освобождения греков союз обратился в афинскую державу афиняне любили, чтобы подчиненные им греки приезжали к ним на поклон, чтобы отдавали им на суд свои тяжбы и споры. Афинская демократия С тех пор как Фемистокл убедил афинян сняться с земли и сесть на корабли, народ очень переменился в своих привычках и понятиях. Многие потом таки не вернулись к своим сельским занятиям для людей же безземельных участие в морских предприятиях сделалось настоящим кладом. Между тем как прежде ополченцы вооружались на свои средства, теперь всех стали снаряжать насчет казны ф е ты неимущие) получали хорошее вознаграждение, большие доли добычи. Афиняне прослыли лучшими моряками Греции они знали себе цену, гордясь тем, что спасли родной город от смертельной опасности и доставили ему господство над остальной Грецией. В Афинах ив главной торговой гавани Пире е появился новый демос, который был весьма непохож на прежний, состоявший большею частью из крестьян, привязанных к земле, медлительных, живших старыми обычаями и преданиями. Новый народ, выросший на морской войне и морской торговле, считал себя полным властелином в общине все дела политики он хотел обсуждать и решать сам в общем собрании граждан экк лес и и. Его тяготил надзор Ареопага, совета старых судей, собиравшихся в закрытом, недоступном для посторонних святилище, где в старину жрецы произносили проклятия убийцам. Очень трудно было управлять нетерпеливыми, требовательными афинянами. Народ неотступно следил за стратегам и(военными начальниками, которые также ведали и казну, ив случае неуспеха или при малейшем подозрении в неверности смещал своих избранников, присуждал к штрафу, изгонял из общины. Так был изгнан Фемистокл, создатель непобедимого афинского флота, вынужденный бежать от смертной казни к персам так за дружбу со Спартой подвергся ссылке Кимон, хотя они доставил общине богатейшую добычу, а потом, открыв в общее пользование свои сады и поместья, продолжал щедро раздавать народу подарки. Только одному из афинских вождей, Периклу, внучатному племяннику Алкмеонида Клисфена, удалось удержаться у власти на долгие годы (460 — 430 до Р. X.).
Перикл соединял в себе таланты демагога, подобно своему деду, и проницательного стратега, подобно Фемистоклу; он укрепили расширил державу, созданную подвигами афинских моряков, и дал полное торжество новому демосу. По его предложению, Ареопаг лишили права наблюдать за гражданством уста рых несменяемых судей отняли разбор всякого рода обвинений и тяжеб между гражданами. Судить стали публично (с доГреческий гоплит: шлем, низко надвинутый, закрывает лнцо, налогах — поножи, в руке надо представить себе копье.

123
— лущением посторонних слушателей) комиссии присяжных пои человек, выбираемых жребием из всего народа. Перемену в суде оправдывали следующими соображениями
1) судьи должны руководиться не священными преданиями и внушениями божества, а здравым смыслом и своей совестью
2) в демократии ни у кого не должно быть особых преимуществ пусть настоящее и полное равенство открывает дорогу талантливым людям всех званий. Для того, чтобы равенство было не на словах только, но и наделе, чтобы и беднейшие люди могли принимать участие в политике, Перикл считал нужным ввести плату за все должности и все поручения, исполняемые гражданами помимо того неимущие афиняне стали получать даровые билеты в театр, в то время как на людей богатых положили обязанность оплачиНынешний вид Парфенона. вать расходы по устройству драматических представлений и музыкальных концертов. Средства для больших выдач народу Перикл нашел во взносах, платимых союзниками он предложил перенести кассу с острова Делоса в Афины и убедил народ, что раз афиняне оберегают греческое море, они по праву могут пользоваться этими суммами, не спрашиваясь союзников. Золото пошло прежде всего на укрепление Афин и Пирея: главный город, расположенный всеми верстах от моря, соединили спортом Длинными стенами и образовали огромную крепость, которая в случае нового нападения с суши, могла бы сохранить свободные сношения с морем. Затем Перикл сделал народу такое предложение раз город достаточно снабжен всем, что нужно для военной обороны, следует направить богатства на такое дело, от которого государство получит вечную славу, а граждане прямую выгоду, те. Мраморная статуя Афины-Девы, составляющая воспроизведение громадного изображения богини из золота и слоновой кости, сработанного художником
Фидием. на постройки, памятники, художественные сооружения, требующие участия всех искусств и ремесл; так как при этом будут привлечены все мастерства и заняты все рабочие руки, тов сущности все гражданство будет нанято на службу, и весь город изукрашен и получит пропитание Особенно красиво обстроили акрополь, где был воздвигнут храм Афины-Девы (Пар­
фенон) и поставлена колоссальная бронзовая ее статуя, своим золотым копьем далеко сверкавшая, точно маяк, морякам афинским.
Перикл умел также доставить демосу интересные и поучительные развлечения. Нигде в Греции не было таких блестящих и роскошных праздников, как в Афинах. Каждые 4 года праздновались великие Пана фин е и : из храмов выносили драгоценные покровы богини Афины, вышитые афинскими женщинами гарцовали богато украшенные всадники, люди старых афинских семей, составлявшие гвардию демократической республики являлись с подарками и приношениями посольства из подчиненных и союзных общин. Ежегодно осенью спралялся своеобразный траурный праздник, посвященный памяти павших в бою за отечество на могиле произносили речи лучшие ораторы Афин, часто сам Перикл, прославляя подвиги афинского народа. К празднику Дионисий, учрежденному ГІизистратом, народ требовал все новых и новых трагедий каждый год поэты представляли на конкурс (соискание награды) целый ряд пьес, из которых театральные судьи выбирали лучшие. Участник Саламинской битвы, Эсхил, в трагедии Персы представил торжество свободной Греции, отстоявшей свои святыни против ослепленных высокомерием тираннов. Особенно ярко отразил черты афинского характера поэт Соф о кл (род.496,ум.
408), написавший более ста пьес его трагедии изображают бурные столкновения сильных людей, борьбу человеческой воли с неумолимой судьбой. Помимо трагедий народ любил также смотреть комедии, те. пьесы, в которых позволялось выворачивать наизнанку не только человеческий быт, но и мир богов, осмеивать современных политических деятелей и героев мифологии. Трагедии и комедии составляли своеобразное искусство афинян. Особенность афинского театра заключалась в том, что хоры
— 126 — и пляски, монологи и диалоги (речи одного лица и разговоры) исполнялись не актерами по ремеслу, а гражданами всех званий а это было возможно потому, что в Афинах все проходили грамоту, все учились пению и танцам, упражнялись во всех видах спорта. Ввиду возрастающего интереса к театральным зрелищам пришлось заменить передвижную сцену постоянной ивы строить огромный Дионис о в театр, вмещавший до 30.000 зрителей. Сцена из комедии. Праздники, зрелища, речи народных ораторов, обилие товаров, подвозимых из разных стран, все это привлекало в Афины большое число посторонних посетителей у афинян находили вкуси уменье интересно жить. В числе частых гостей были Ге­
родот, порождению ионийский аристократ, увлекавшийся талантом Перикла и подвигами афинского демоса. В своем труде, изображающем борьбу греков с персами, он называет афинян спасителями Эллады: без них страна неминуемо должна была бы погибнуть. Афиняне обладают и наилучшим строем, о котором
Геродот говорит восторженно господство всего народа уже тем хорошо, что носит возвышенное название равноправности должности распределяются по жребию, служащие лица отвечают во всем перед народом, и все решения зависят от общей воли масса народа составляет одно целое, которое все собой охватывает. Хотя Геродот называет демос всем народом, однако в действительности исконные афиняне были незначительным меньшинством среди множества неграждан, не имевших ни права голоса в народном собрании, ни участия в добыче и выдачах из казны
— 127 — а если считать, что в разбогатевших Афинах очень увеличилось число рабов, то окажется, что полноправные граждане, равные между собой, составляли не более 1
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   15

перейти в каталог файлов


связь с админом