Главная страница

Горфункель А.Х. Философия Эпохи Возрождения кни... А. Х. Горфункель философия эпохи возрождения


Скачать 1,72 Mb.
НазваниеА. Х. Горфункель философия эпохи возрождения
АнкорГорфункель А.Х. Философия Эпохи Возрождения кни.
Дата15.01.2018
Размер1,72 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаГорфункель А.Х. Философия Эпохи Возрождения кни...doc
ТипДокументы
#56305
страница1 из 27
Каталогid169467922

С этим файлом связано 25 файл(ов). Среди них: Khosroev_A_L_Istoria_manikheystva_SPb__2007.pdf, Smagina_E_B_Manikheystvo_po_rannim_istochnikam.pdf, Antichnaya_tsivilizatsia_i_varvary_2006.pdf, Горфункель А.Х. Философия Эпохи Возрождения кни...doc, Iofan_N_A_-_Kultura_drevney_Yaponii_-_1974.pdf, Spens_L_-_Legendy_i_rytsarskie_predania_Bretani.pdf и ещё 15 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27

А.Х. ГОРФУНКЕЛЬ

ФИЛОСОФИЯ ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯ
Допущено Министерством высшего и среднего специального образованияСССРв качестве учебного пособия для студентов и аспирантов философских факультетов и отделений университетов

МОСКВА «ВЫСШАЯ ШКОЛА» 1980

[1]
ББК87.3 Г 70

Рецензенты:

кафедра зарубежной философии философского фа­культета Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова и доктор философских наук профессор И. С. Нарскчй

Горфункель А. X.

Г70 Философия эпохи Возрождения. Учеб. пособие.–М.: Высш. школа, 1980.–368 с.

В пер.: 95 к.

В книге анализируются философские и социологические взгляды Данте, Ф. Петрарки, Николая из Кузы, Леонардо да Винчи, Н Коперника, М. Монтеня, Д. Бруно, Т. Кампанеллы, Г Галилея и др.

Работа основана на многочисленных источниках, прежде всего на подлинных текстах философов XIV–XVI вв , по боль­шей части не переводившихся на русский язык, она содержит аргументированную критику буржуазно-идеалистических и кле­рикальных истолкований философского наследия эпохи Воз­рождения.
0302010000


ББК 87.3 1Ф


Г 105(п-137 1-80 001(01)-80

© ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВЫСШАЯ ШКОЛА», 1980

[2]
Моей матери посвящаю

ВВЕДЕНИЕ

«Величайший прогрессивный пе­реворот», каким явилась, по определению Ф. Эн­гельса, эпоха Возрождения, ознаменовался выдающи­мися достижениями во всех областях культуры. Эпоха, которая нуждалась в титанах и которая породила ти­ранов» [1, т. 20, с. 346] 1, была таковой и в истории фи­лософской мысли. Достаточно назвать имена Николая Кузанского, Леонардо да Винчи, Мишеля Монтеня, Джордано Бруно, Томмазо Кампанеллы, чтобы представить себе глубину, богатство и многообразие философской мысли XIV–XVI вв. Придя на смену многовековому господству схоластики, ренессансная философия явилась своеобразным этапом в развитии европейской

______________________________

' Здесь и далее первая цифра в скобках указывает порядковый вмер в списке цитируемой литературы (см. в конце книги).

[3]
философии, предшествующим «великим системам» XVII столетия и эпохе европейского Просвещения.

Прежде чем говорить о специфических проблемах, позволяющих выделить философию эпохи Возрождения в качестве особого этапа в истории философской мысли, необходимо хотя бы кратко остановиться на освещении этого периода в историко-философской литературе.

В «Лекциях по истории философии» Гегеля эпоха Возрождения рассматривается как заключительная часть раздела «Средневековая философия». При этом она оказывается лишенной даже того относительно са­мостоятельного значения, которое придается христиан­скому средневековью, и оценивается лишь как период «разложения того, что было твердо установлено в схо­ластической философии» [28, с. 98]. Вместе с тем Гегель глубоко и точно отметил, что в эту эпоху различие меж­ду теологией и философией «представляет собой ха­рактерную черту перехода к новейшему времени, когда стали полагать, что для мыслящего разума может быть истиной нечто такое, что не является истинным для тео­логии» [там же, с. 109]. В соответствии со своей кон­цепцией истории философии как саморазвития духа Гегель подчеркнул, что период Возрождения–это вре­мя, когда «дух... поднялся до предъявления к себе тре­бования, чтобы он находил и знал себя действительным самосознанием как в сверхчувственном мире, так и в непосредственной природе» [там же, с. 165]. Это «про­буждение самостности духа» есть главная черта Воз­рождения в трактовке Гегеля. Однако он рассматривает эту эпоху лишь в качестве подготовительного этапа к возникновению новой философии. При этом, начиная новый период с Реформации, он относит натурфилосо­фов XVI в. к средневековью. Ренессансные мыслители, по оценке Гегеля, хотя и «действовали бесконечно воз­будительно, но сами по себе не создавали ничего плодо­творного» [там же, с. 174].

Если Гегель видит в натурфилософии XVI в. лишь поздний этап средневекового мышления, то Виндель-банд объединяет ее вместе с философией последующего столетия в единую эпоху «естественно-научной метафи­зики». Казалось бы, это свидетельствует о более высо­кой и положительной оценке вклада мыслителей позд­него Возрождения в историю философской мысли. Однако в этом случае за ними остается роль предшест­

[4]
венников, которые лишь в слабой мере сумели выразить то, что стало достижением подлинно научного и философского мышления XVII в. Смысл этого этапа – в «превращении фантастического созерцания природы в математически-механистическое понимание», «в по­степенном преобладании научности» [26, с. 107]. Подоб­ное соединение в одном историческом периоде Бруно и Кампанеллы, с одной стороны, и Декарта, Спинозы и Лейбница – с другой, в качестве создателей «естест­веннонаучных систем» означает оценку первых на основе достижений вторых, признание за философами эпохи Возрождения тех же, но слабо развитых и недостаточно выраженных достоинств, что и за философами Нового времени. Между тем мы имеем здесь дело с качественно различными этапами научного и философского мышления, с принципиально различными системами.

В качестве философии «переходного времени» рас­сматривают ренессансную философию авторы вышед­шего под редакцией Ф. Ибервега 3 тома общего курса истории философии М. Фришейзен-Колер и В. Моог. Посвященный эпохе Возрождения раздел служит у них Введением к философии Нового времени, а сама ренессансная философская мысль выступает в роли подготовительного этапа к философии «конструктивных Еястем» XVII столетия, опирающихся на развитие экспериментально-математического естествознания и проти­востоящих «фантастическим» системам натурфилософии [216,c.217].

Пренебрежительный взгляд на философские заслуги Возрождения мы встречаем в историко-философских Рождениях Б. Рассела. Отметив, что «взгляд на мир нового времени, противоположный взгляду на мир средневековья, зародился в Италии с движением, получившим название Возрождения» [81, с. 514], признав заслуги этой эпохи в разрушении схоластической системы и в возрождении изучения Платона, английский философ приходит к выводам весьма неутешительным: «Возрож­дение не было периодом великих достижений в области философии, но оно дало известные плоды, которые яви­лись необходимой предпосылкой величия XVII столе­тия» [там же, с. 519].

Отрицание исторического значения ренессансной фи­лософской мысли характерно для современного неотомизма с его преувеличением заслуг средневековой

[5]
схоластики, которая, по утверждению крупнейшего неотомистского историка философии Э. Жильсона, оставалась определяющим движением философской мысли вплоть до XVII в. Другой католический историк, Дж. Тоффанин, отрицал существование разрыва итальянского гуманизма со средневековой схоластической традицией и видел в нем исключительно ортодоксально-католическую тен­денцию, нашедшую свое высшее выражение в идеоло­гии католической реакции и контрреформации XVI в. В трудах ряда историков науки (П. Дюгэм, Л. Торндайк, А. К. Кромби) преувеличение заслуг поздней схо­ластики в подготовке нового естествознания сочетается с полным отрицанием оригинальности и значения для развития науки всей культуры эпохи Возрождения.

Однако и само по себе признание специфических особенностей философской культуры эпохи Возрожде­ния не означает еще верной ее научной оценки. Так, М. Фуко, анализируя структурные отличия ренес-сансного типа культуры, подчеркивает конструктивную роль, которую играла в нем «категория сходства» [94, с. 61]. Отмеченные им специфические черты научно-философской мысли эпохи Возрождения помогают ра­скрыть отличие ее от «классического» типа мышления нового времени. Но акцентируя внимание на «вненаучных» или «донаучных» категориях ренессансной картины мира, он, с одной стороны, неправомерно сближает ее со средневековой традицией (и даже с наиболее ирра­циональными элементами этой традиции, связанными с ролью астрологических и магических представлений), а с другой – лишает себя возможности понять воз­никновение новой естественнонаучной картины мира в качестве исторического процесса, включающего не только неизбежный разрыв типов мышления, но и исто­рическую их преемственность.

Указанными тенденциями далеко не исчерпывается новейшая зарубежная историография философии эпохи Возрождения. В трудах ряда прогрессивных современ­ных исследователей (Дж. Саитты, Э. Гарена, Ч. Вазоли) справедливо подчеркивается самостоятельная и плодо­творная роль ренессансной философии в развитии евро­пейской философской мысли.

Советская историческая наука исходит из понима­ния Возрождения как величайшего прогрессивного переворота из всех пережитых до того времени чело­

[6]
вечеством [1, т. 20, с. 346], который ознаменовал на­чало капиталистической эры, эпоху так называемого «первоначального накопления» капитала; в общеевро­пейских масштабах он должен быть отнесен к XVI сто­летию, но «первые зачатки капиталистического произ­водства, – как писал К. Маркс, – спорадически встре­чаются в отдельных городах по Средиземному морю уже в XIV и XV столетиях» [1, т. 23, с. 728], что и дает право говорить об Италии как о «первой капиталисти­ческой нации» [1, т. 22, с. 382].

«Современное естествознание... – говорит Ф. Энгельс в первом варианте «Введения» к «Диалектике приро­ды», – начинается с той грандиозной эпохи, когда бюр­герство сломило мощь феодализма, когда на заднем плане борьбы между горожанами и феодальным дво­рянством показалось мятежное крестьянство, а за ним революционные предшественники современного проле­тариата, уже с красным знаменем в руках и с комму­низмом на устах, – с той эпохи, которая создала в Ев­ропе крупные монархии, сломила духовную диктатуру папы, воскресила греческую древность и вместе с ней вызвала к жизни высочайшее развитие искусства в новoe время, которая разбила границы старого orbis и впервые, собственно говоря, открыла Землю» [1, т. 20, с. 508].

Эпоха Возрождения для наиболее передовых стран Европы – это эпоха зарождения капиталистических от­ношений, складывания национальных государств и аб­солютных монархий, эпоха возвышения буржуазии в борьбе с феодальной реакцией, эпоха глубоких соци­альных конфликтов – Крестьянской войны в Германии, религиозных войн во Франции и Нидерландской бур­жуазной революции. Философская мысль Возрождения возникает в борьбе итальянских горожан за создание и укрепление независимых городов-республик; она раз­вивается в эпоху возвышения абсолютизма, Реформа­ции и католической реакции в Европе. Судьбы философ­ских учений и участь самих философов нельзя понять вне социально-политических и идеологических конфлик­тов эпохи.

Философия эпохи Возрождения теснейшим образом связана с развитием современного ей естествознания, с великими географическими открытиями, с успехами в области естественных наук (рост объема сведений о

[7]
живой природе, первые шаги в области систематизации растений), медицины (возникновение научной анато­мии, открытие кровообращения, учение о «контагии» как причине эпидемических заболеваний), математики и механики, в особенности – с созданием Коперником новой космологии.

Выделение философии эпохи Возрождения в качест­ве особого этапа в истории философской мысли обу­словлено специфическим характером поставленных ею проблем, что определило отличие ренессансной фило­софской мысли от философии средневековья и нового времени.

Философская мысль эпохи Возрождения, охваты­вающая два с половиной столетия (от раннего гуманиз­ма XIV в. до натурфилософии конца XVI – начала XVII в.), не может рассматриваться как этап разло­жения средневековой схоластики. Ренессансная филосо­фия противостоит всей системе схоластического знания. Философия Возрождения строится на иных основаниях, она возникает, растет и развивается независимо от схо­ластической традиции, пришедшей в состояние глубо­кого упадка и закостенения в XV–XVI столетиях. Это, однако, не означает полного разрыва со всем многооб­разным наследием средневековой мысли. Средневеко­вый неоплатонизм XII–XIII вв. (Ибн-Гебироль, Шартрская школа, Давид Динанский), не говоря о раннехри­стианской неоплатонической традиции (Ареопагитики), продолжал оказывать плодотворное воздействие на развитие философии XV–XVI вв., в особенности на формирование диалектических учений Николая Кузанского и Джордано Бруно. Аверроистское свободомыс­лие XIII–XIV вв., сохранившее жизнеспособность не­смотря на жестокие репрессии и нашедшее приют в итальянских университетах, нашло продолжение и раз­витие в философии Дж. Пико делла Мирандола, П. Помпонацци, М. Монтеня, Дж. Бруно и Дж.-Ч. Ванини. Несомненно воздействие немецкой мистики Майстера Эккарта на философские воззрения Николая Кузанского, Томаса Мюнцера, Якоба Беме.

Вместе с тем в своей резкой полемике против схо­ластической традиции мыслители эпохи Возрождения склонны были к недооценке действительных достиже­ний и завоеваний средневековой философии. Особенно это выразилось в пренебрежительном отношении к фор­

[8]
мальной логике, в результате чего были оставлены без внимания многие логические достижения средних ве­ков, имеющие большое теоретико-познавательное зна­чение 1.

Возрождение классической древности, давшее наиме­нование эпохе, определило решающую роль античного философского наследия в формировании философских воззрений мыслителей XIV–XVI вв. Вызванные к жиз­ни усилиями гуманистов творения философов Древней Греции и Рима дали огромной силы толчок развитию философской мысли. Вместе с тем речь шла всякий раз не только об усвоении, но и об оригинальной перера­ботке античной традиции. В философии эпохи Возрожде­ния мы имеем дело со специфическими модификациями аристотелизма и платонизма, стоической и эпику­рейской философской мысли. Основная линия водораз­дела шла не по границам старых направлений и школ: в философских системах XIV–XVI вв. мы встретим причудливое сочетание самых различных традиций, вплоть до своеобразного соединения схоластического перипатетизма с возрожденным гуманистами стоициз­мом у П. Помпонацци, эпикуреизма и платонизма у П.А. Мандзолли и Дж. Бруно и до неоднократных, от Дж. Пико делла Мирандола до Ф. Патрици, попыток «согласования» Аристотеля и Платона. Граница шла между теологией и прислуживающей ей схоластикой, с одной стороны, и философией, противостоящей теоло­гическим схемам средневековья,–с другой. Традиции античной и средневековой философской мысли получали в философии Возрождения новый смысл, использова­лись для решения новых проблем.

«Вопрос об отношении мышления к бытию, – писал Ф. Энгельс, – о том, что является первичным: дух или природа, – этот вопрос, игравший, впрочем, большую роль и в средневековой схоластике, вопреки церкви

___________________________________

' Гуманисты оставили без внимания такие логико-гносеологи­ческие идеи средних веков, как уточнение Фомой Аквинским понятия тождественное и (две вещи тождественны друг другу, если все свой­ства первой вещи есть у второй, а все свойства второй вещи есть у первой), как формулировка Дунсом Скоттом так называемого за­кона «переполнения» системы при наличии в ней логического проти­воречия или как предвосхищение Оккамом в его учении о консеквенциях ряда формул исчисления высказываний, а также выявле­ние им понятия строгой импликации.

[9]
принял более острую форму: создан ли мир богом или он существует от века?» [1, т. 21, с. 283]. В теологизиро-ванном обществе, каким было общество средневековья и каким пытались его сохранить католическая церковь и феодальная реакция, особенно в эпоху контрреформа­ции, центральной проблемой философии в ее борьбе с ортодоксальной богословской традицией явилась проб­лема мира и бога, соотношения природы и божествен­ного первоначала. Этим определяется особая природа ренессансной философии, в отличие от средневековой мысли, ставившей и решавшей эту проблему в ином плане, дуалистически противопоставлявшей материю – форме, природу – богу, тленный земной мир – нетлен­ной небесной субстанции, неподвижному перводвигателю аристотелизма, отождествленному с богом христи­анской религии. Этим же определяется и отличие философии Возрождения от философии нового времени, пришедшей в материалистической философии Про­свещения к отказу от бога-творца как от «ненужной гипотезы».

Философская мысль Возрождения создает новую, пантеистическую в своей главенствующей тенденции картину мира, тяготея к отрицанию божественного тво­рения, к отождествлению бога и природы, к обожеств­лению природы и человека. При этом дело не сводилось к формальному отождествлению бога и природы, речь шла о коренном пересмотре философского содержания этих понятий. Бог философии Возрождения – не бог ортодоксальной религии, не бог схоластического бого­словия. Он лишается свободы, он не творит мир «из ничего», он «со-вечен» миру и сливается с законом есте­ственной необходимости. А природа из служанки и тво­рения бога превращается в обожествленное, т. е. наде­ленное всеми необходимыми силами, первоначало вещей. Наивысшим и наиболее последовательным вы­ражением этой тенденции становится натуралистиче­ский и близкий к материализму пантеизм Джордано Бруно.

Философию Возрождения отличает ее ярко выражен­ный антропоцентризм. Человек не только является важ­нейшим объектом философского рассмотрения, но и оказывается центральным звеном всей цепи космическо­го бытия. Своего рода антропоцентризм был свойствен и средневековому сознанию. Но там речь шла о проб-

[10]
леме грехопадения, искупления и спасения человека; мир был создан для человека, и человек являлся выс­шим творением бога на земле; но человек рассматри­вался не сам по себе, а в своих отношениях с богом, в своем отношении к греху и вечному спасению, недости­жимому собственными силами. Для гуманистической философии Возрождения характерно рассмотрение че­ловека в его прежде всего земном предназначении. Че­ловек не только возвышается в рамках иерархической картины бытия, он «взрывает» саму эту иерархию и возвращается к природе, а его отношения с природой и богом рассматриваются в рамках нового, пантеисти­ческого понимания мира.

В эволюции философской мысли эпохи Возрожде­ния представляется возможным выделить три харак­терных периода: гуманистический, или антропоцентри­ческий, противопоставляющий средневековому теоцентризму интерес к человеку в его отношениях с миром;

неоплатонический, связанный с постановкой широких онтологических проблем; натурфилософский. Первый из них характеризует философскую мысль в период вре­мени с середины XIV до середины XV в., второй – с середины XV до первой трети XVI в., третий – вторую половину XVI и начало XVII в. Деление это в извест­ном смысле условно и носит не столько хронологиче­ский, сколько типологический характер, имея в виду лишь главенствующие тенденции философской мысли каждого хронологического периода. Представителей гу­манистической мысли мы можем встретить и в середи­не, и во второй половине XVI в., однако гуманизм Мора и Эразма испытывает уже сильное воздействие флорен­тийского неоплатонизма, а гуманизм М. Монтеня отли­чается от гуманизма XV в. и неоплатоников своим ярко выраженным натуралистическим характером. Сам по себе гуманистический период философской мысли Воз­рождения достигает своей высшей точки в творчестве Баллы и Манетти, и продолжатели (не говоря об эпи­гонах) в философском плане не дают ничего существен­но нового; речь скорее должна идти об усвоении гума­нистической традиции мыслителями последующих пе­риодов. Точно так же воздействие идей Платоновской академии ощутимо в итальянской философии вплоть до Дж. Бруно и Т. Кампанеллы, но собственно неопла­тонический период, определивший дальнейшее развитие

[11]
философской мысли и уже с ним не отождествляемый, характеризуется творчеством Николая Кузанского и флорентийских неоплатоников. К середине XVI в. на­турфилософия оказывается определяющей тенденцией философской мысли эпохи, и в этом плане показатель­ны натурфилософские устремления не только у собст­венно натурфилософов, осознающих себя таковыми, но и у таких мыслителей, как П.А. Мандзолли и М. Монтень.

Под натурфилософией мыслители XVI в. (сами име­новавшие себя «натуральными философами») понимали не только предмет своего исследования, философию природы, но и естественный, «натуральный» подход к познанию законов мироустройства, противостоящий как книжному знанию схоластики, так и теологическим по­строениям. Натурфилософия, явившись высшим резуль­татом философской эволюции эпохи Возрождения, ис­черпывает специфическое содержание философской мыс­ли этой эпохи и уступает место философии нового времени, которая, хотя и наследует главнейшие дости­жения ренессансной философии, возникает вне завер­шившей свое развитие философии Возрождения – буду­чи связана с зарождением нового математического и экспериментального естествознания, прежде всего клас­сической механики, и с созданием новой механистиче­ской картины мира.

Учитывая содержание философских систем эпохи Возрождения, мы здесь преимущественное внимание уделяем онтологическим построениям мыслителей, а также проблемам этики. Эволюцию политических уче­ний рассматриваем только на материале основных представителей политической мысли Возрождения; спе­циальное внимание уделяется возникающему в эту эпоху утопическому коммунизму, причем коммунисти­ческие утопии Т. Мора и Т. Кампанеллы рассматри­ваются в контексте общефилософских воззрений этих мыслителей.

Подготовка данного учебного пособия оказалась возможной в значительной мере благодаря большой ра­боте по исследованию философской мысли эпохи Воз­рождения, проделанной в последние годы советскими исследователями. Здесь прежде всего следует назвать труды М.А. Гуковского по общим проблемам культуры Возрождения, истории гуманизма и мировоззрения Лео-

[12]
нардо да Винчи; исследования В. И. Рутенбурга о «ти­ранах Возрождения» (Леонардо, Макиавелли, Дюрер, Лютер), о Кампанелле и Ванини; фундаментальные ра­боты В. П. Зубова и Б. Г. Кузнецова о науке эпохи Возрождения в ее связи с развитием философской мысли; монографии В. М. Богуславского о М. Монтене и 3. А. Тажуризиной о Николае Кузанском; проблемы истории гуманизма рассмотрены в книгах и статьях Л. М. Баткина, Л. М. Брагиной, Н.В. Ревякиной; ран­нему утопическому коммунизму посвящены исследова­ния И.Н. Осиновского о Т. Море и А.Э. Штекли о Т. Кампанелле и др.1 Публикация переводов произве­дений мыслителей Возрождения на русский язык значительно расширила в последнее время круг доступных русскому читателю текстов – памятников философской мысли XIV–XVI вв. Специальному рассмотрению ре­нессансной философской мысли посвящены «Очерки фи­лософии эпохи Возрождения» В. В. Соколова (М., 1962), I» где содержится убедительный анализ исторически про-, грессивного содержания философии эпохи Возрождения, ее антисхоластической направленности, показано, как сквозь мистические наслоения, донаучные, астрологические и магические представления пробивает себе путь естественнонаучное объяснение мира. Особое внимание в «Очерках» уделено натурфилософии, рассматриваемой в качестве «философии природы, свободной от непосредственного подчинения теологическим построениям» [89, с. 39]. Наиболее характерными ее чертами В. В.Со­колов считает признание бесконечности Вселенной (не разделяемое, впрочем, некоторыми из натурфилософов XVI в.), органистический взгляд на мир, элементы диалектики в учении о противоположностях, понима­ние природы как активной сущности и человека как части природы. В качестве второй ведущей тенденции в философии эпохи Возрождения в книге рассмотрено естественнонаучное направление; представители его были тесно связаны с практическими запросами эпохи; значительно более свободные от следования античным философским традициям, они выдвинули новые прин­ципы изучения природы. Издание книги В.В. Соколова послужило одной из предпосылок расширения интереса к эпохе Возрождения в истории философской мысли.

______________________________

1 См. список цитируемой литературы.

[13]
Настоящее учебное пособие явилось в значительной мере итогом лекционных курсов, которые автор читал на протяжении ряда лет при кафедре истории средних веков исторического факультета Ленинградского уни­верситета, а также на факультете повышения квалифи­кации при Ленинградском государственном педагоги­ческом институте имени А. И. Герцена и в Институте повышения квалификации при Уральском университете. Отдельные его разделы явились предметом историко-философского семинара при Ленинградском отделении Института истории СССР АН СССР. Обсуждение док­ладов автора в ряде научных учреждений, равно как и его диссертации о натурфилософии итальянского Воз­рождения на кафедре истории зарубежной философии философского факультета Московского университета, в значительной мере способствовали разработке дан­ного курса. Автор выражает свою глубокую призна­тельность учителям, коллегам, ученикам, а также рецензентам данной книги, сделавшим ценные заме­чания.

[14]
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27

перейти в каталог файлов
связь с админом