Главная страница
qrcode

30 лет исламской революции в Иране - сборник ст... А. С. Федорова Тридцать лет исламской революции в Иране. Сборник статей


НазваниеА. С. Федорова Тридцать лет исламской революции в Иране. Сборник статей
Анкор30 лет исламской революции в Иране - сборник ст.
Дата09.01.2018
Размер1.93 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файла30_let_islamskoy_revolyutsii_v_Irane_-_sbornik_st.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипСборник статей
#6401
страница1 из 24
Каталогeraj819

С этим файлом связано 93 файл(ов). Среди них: Тамимдари - История персидской литературы.doc, GATY.docx, GATY.docx, Istoria_Drevnego_Vostoka_Texty_i_dokumenty.pdf и ещё 83 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

1
Ответственный редактор
А.С. Федорова
Тридцать лет исламской революции в Иране. Сборник статей.
Сборник посвящен тридцатилетнему юбилею исламской революции в Иране. В статьях российских и иранских авторов дается характеристика иранской революции 1979 года, освещаются ее предпосылки, итоги, проблемы и достижения.

2
هﺪﻧروآدﺮﮔ
:
ﻪﻴﺳور رد ناﺮﻳا ﻲﻣﻼﺳا يرﻮﻬﻤﺟ ترﺎﻔﺳ ﻲﮕﻨﻫﺮﻓ ﻲﻧﺰﻳار
ﺶﺷﻮﻛ ﻪﺑ
:
نﺎﻤﻛﺮﺗ ﻲﻤﻴﻫاﺮﺑا رذﻮﺑا
رﺎﺘﺳاﺮﻳو
:
اوردﻮﺌﻓ ﻢﻧﺎﺧ
ژاﺮﻴﺗ
:
500
ﻪﺨﺴﻧ
رﺎﺸﺘﻧا لﺎﺳ
:
ﻦﻤﻬﺑ
1387

ﻪﻳرﻮﻓ
2009
ﺮﺷﺎﻧ
:
ﻪﻴﺳور نﻮﻴﺳارﺪﻓ رد ناﺮﻳا ﻲﻣﻼﺳا يرﻮﻬﻤﺟ ترﺎﻔﺳ ﻲﮕﻨﻫﺮﻓ ﻲﻧﺰﻳار
ﻲﻳاﺮﺟا ﺮﻳﺪﻣ
:
ﻒﻧﺎﺧاداد ازﺮﻴﻣ
ﻢﻴﻈﻨﺗ و ﻲﻳارآ ﻪﺤﻔﺻ
:
نﺎﻴﻨﻴﻣا ﻦﻴﻣا

3
ПРЕДИСЛОВИЕ
«Недоступная простота» духовного возрождения
Размышления об исламской революции и её лидере сквозь призму газелей имама Хомейни
С. С. Хакикат.
Дискурсивный анализ исламской революции
С. Р. Амели
. Обратная глобализация и религиозная революция: новая обществоведческая интерпретация исламской революции в иране на локальном и глобальном уровнях
Д. Мадани
. Как разрабатывалась и принималась конституция Исламской Республики Иран
А. Эбрахими Торкаман
. Вклад иранцев в мировую культуру и цивилизацию
А. Аскари
. Исламская революция и фундаментальные культурные преобразования
Н.М. Мамедова.
30 лет исламского правления в ИРИ - основные итоги
А. Р.Хедаяти
. Исламский Иран на пути развития
А. Эбрахими Торкаман
. Ислам и глобализация
М.Ф. Муртазин Соотношение религии и политики в учении ислама и практике мусульманских стран на примере Исламской Республики Иран
Я. Фаузи
. Теоретические последствия взаимоотношений религии и модернизации в Иране после революции
Шейх У. Идрисов
. Исламская революция - исторический выбор иранского народа и первый шаг к многополярному мироустройству
Ш. Заршенас.
Полумодернистская западнизация и исламская революция
Г. П. Авдеев
Роль шиитского духовенства Ирана в строительстве государства исламской ориентации (1979-2009)
Г. А. Тавассоли
. Некоторые стороны модернистского ислама в Иране и его мировое значение
Г. А. Восконян
. Слово об исламской революции 22 бахмана
М. Б. Хашаматзаде
. Последствия и результаты исламской революции в Иране
А. И. Полищук
. Иранская революция 1978-1979 гг. и проблемы социальной справедливости
А. С. Федорова
. Институт выборов, как элемент исламской демократии в Иране

4
Н.А. Филин
. Государство на службе ислама
Е. С. Мизина
. Влияние исламской революции в Иране на общественное сознание мусульман в мире.
В.И. Юртаев
. Иран и Россия – новые грани регионального взаимодействия
Х. Р.Мазахари Сейф
достижения исламской революции в интеллектуальной области
Л.Е. Авдеева.
Влияние духовного наследия имама Хомейни и идеалов исламской революции на культурную жизнь современного Ирана (1979 - 2009)
Ю.А. Рубинчик. Персидский язык и его роль в освещении религиозно-политических терминов мусульманского мира
М.С. Каменева
. Об изучении персидского языка в России
В.Б. Иванов, Е.К. Молчанова. Двуязычие иранских зороастрийцев
Джаннат Сергей Маркус
. Иранская революция как вызов "цивилизации смерти"
(Хомейни, Войтыла и Солженицын)
А. Зенкин
. Идеал человека, сущность истории и особенности исламской революции в
Иране

5
ПРЕДИСЛОВИЕ
Исламская революция в Иране под предводительством Имама Хомейни (мир ему) вне всяких сомнений является одним из самых удивительных явлений последнего десятилетия двадцатого века, которое имело широкое влияние на интеллектуальные и культурные течения, а также социально-политические преобразования региона и всего мира.
Именно поэтому она удостоилась внимания и изучения со стороны иранских и неиранских экспертов и специалистов. Несомненно, последствия Исламской революции и в будущем подвергнутся исследованиям со стороны ученых и исследователей.
На протяжении тридцати лет после революции в Иране было написано множество разных статей об Исламской революции, и исследователями были приложены большие усилия для того, чтобы всесторонне проанализировать ее.
В настоящем сборнике статей, который вы держите в руках, отражены некоторые взгляды, представленные иранскими и российскими учеными.
Авторы, чьи статьи изложены в этом сборнике, попытались рассмотреть Исламскую революцию с различных ракурсов. В некоторых статьях вы ознакомитесь с предшествующими революции условиями, в некоторых представлен анализ процесса
Исламской революции и факторов ее победы; анализ роли духовенства в свершении революции и влияния Имама Хомейни (мир ему) как архитектора здания Исламской революции в ее организации; анализ достижений Исламской революции в сфере культуры и мысли.
Этот сборник составлен и издан в целях обеспечения научного источника для исследователей в России, но, естественно, не лишен изъянов.
Есть надежда, что настоящий сборник будет воспринят как шаг на пути укрепления дружбы и культурных связей между Ираном и Россией.
Абузар Эбрахими Торкаман
Руководитель Культурного представительства Посольства ИРИ в РФ

6
«НЕДОСТУПНАЯ ПРОСТОТА» ДУХОВНОГО ВОЗРОЖДЕНИЯ
Размышления об исламской революции и ее Лидере
сквозь призму газелей имама Хомейни
Завеса и еще одна. Завеса и еще…
Лишь за последней – тайны ключ окажется в руке.
«Фетва» (сборник «Живая вода»)
Известно, что в истории каждого народа есть такие даты, празднование которых своими масштабами охватывает практически всю страну. Есть также и личности, особо почитаемые всеми от мала до велика, личности, являющие собой гордость народа и национальное достояние страны. Говоря о современном Иране, это, конечно революция
1979 года, изменившая не только ход истории самой страны, но и существенно повлиявшая на ход мировой истории. И во главе этой успешной революции должна стоять не просто выдающаяся, харизматическая личность, понимающая и любящая свой народ, но это должен быть человек, пользующийся огромным уважением, доверием и безграничной преданностью всего народа. Таким лидером в Иране стал имам Хомейни.
Почему же революция в Иране не просто изменила действующий в стране режим, а стала знаковым событием века? И кем был ее вдохновитель: духовным лицом, революционером, мистиком, аскетом, поэтом?
Я для одних - заоблачная птица,
Я для других - букашка в гуще трав.
Кто я такой? Такой – в глазах влюбленных,
А эдакий – для тех, кто вечно прав.
( из Таржибанд, сборник «Живая вода»)
В большинстве случаев, говоря о достоинствах и недостатках, как простых людей, так и прославленных знаменитостей, мы прибегаем к общепринятым критериям для определения их избранности, известности, таланта, способностей, умений и многого другого. Но существуют такие явления и такие личности, в познании которых невозможно довольствоваться простым перечислением достоинств и личных качеств их обладателя, поскольку не существует мерила, от которого можно было бы отталкиваться в этом случае. Имам Хомейни относится именно к таким личностям. Конечно, его имя неразрывно связано с революцией, и значит, он – революционный лидер, политик. Так считают и в Иране, и за его пределами.
Другой неоспоримый факт: до того, как встать во главе революции, он был богословом, имамом. В Иране, в особенности, после посмертного выхода в свет дивана его мистических газелей имама Хомейни под названием «Живая вода», его стали причислять его к поэтам–мистикам. Строго говоря, спорить с таким взглядом не представляется возможным в силу следующих причин. Первое: Иран – стана поэзии, персидский язык располагает к тому, чтобы на нем говорили стихами. Невероятно богатая иранская литература, знакомиться с которой иранцы начинают еще с колыбели, прочно входит в жизнь иранцев, она становится для них «воздухом», без которого эта жизнь

7 останавливается. Поэтому нет иранца, который бы за свою жизнь не написал хотя бы две- три стихотворные строчки. С этой точки зрения поэтический дух присущ каждому иранцу. С другой стороны, что такое поэзия вообще и всякий ли становится Поэтом?
Поэзия, помимо способности тонко чувствовать, глубоко мыслить и великолепно видеть все, это, безусловно, еще и способность любить. А Поэт – это мерило всего и вся, в нем философия, история, этика и художества, а главное душа времени. Поскольку все перечисленное присутствует в газелях имама, конечно, мы можем констатировать, что его по праву называют поэтом. Не последнюю роль здесь играет тот факт, что газели складывались в течение всей жизни, как реакция на происходящее, но не были переданы в печать имамом при его жизни, что свойственно многим настоящим поэтам, достигшим высокого уровня совершенства, сердце которых не может молчать. Ведь поэзия – это самое совершенное, на что способен человек: принять в душу мир, понять, почувствовать его, и то, что понял, увидел, пережил своим сердцем, отдать как формулу и как молитву в совершенной законченной форме стиха. Итак, имам Хомейни, шел по жизни рука об руку с поэзией.
Второе: в Иране, кроме понятия поэт, есть еще понятие поэт-мистик. Как уже указывалась выше, имама Хомейни причисляют именно к этому разряду поэтов, с чем мы тоже не можем спорить, ввиду того, что для понимания и раскрытия божественно- мистической сути мистика необходимо знание его сокровенного и духовного мира.
Поскольку под понятием «ирфан», или мистицизмом, понимают науку познания Бога, а такое знание живет в самом мудреце-мистике, то и любые его проявления, включая сомнения, метания, происходящие в его душе, остаются скрытыми и неявными для остальных.
«Рвань дервиша и роскошь шахиншаха – одно и то же
Ведь их тревожат запахи и краски - мелка тревога.
Кто видит только то, что очевидно, тем чуждо чувство.
И путь любви, исполненный отваги, - не их дорога»

Любовные обычаи», Сборник «Живая вода»)
Несмотря на то, что великие мыслители-мистики прошлого и настоящего различны по силе своей мысли и занимаемому положению, все же нельзя сказать, какой из них сильнее или лучше. Очевидно одно, познание божественного требует от каждого стремящегося к нему, неиссякаемого терпения и непреклонного желания постижения истины.
Поэт, чью поэзию называют «высокой», несомненно, обладает тонкой чувствительной душой, при этом, сочетая в себе широту взглядов и знаний. Однако поэту, чьи стихи «мистические» по содержанию, необходимо обладать как всем, перечисленным выше, так и умением видеть сокровенное. Поэтому поэзию имама
Хомейни мы рассматриваем именно как мистическую.
Итак, рассмотрим феномен исламской революции и ее лидера, обращаясь одновременно к сборнику его газелей «Живая вода».
Имам Хомейни имамом не родился, хотя можно было предположить это с самого рождения, учитывая то, в какой семье рос, и где учился будущий имам.

8
Рухолла Аль-Мусави Аль-Хомейни, родился 24 сентября 1902 года, в городке
Хомейн. Уже в самом имени для иранца-шиита заключено много сведений: его род восходит к седьмому святому и непорочному имаму Мусе Казему, следовательно, к пророку Мухаммеду, а имя Рухолла означает "Божий дух". Сейид Рухолла лишился отца, будучи еще младенцем, а в 15-летнем возрасте стал круглым сиротой.
Получив начальное образование в местных школах, имам Хомейни изучил арабскую грамматику и логику у своего старшего брата аятоллы Пасандиде Сейида Мортезы. Затем он прошел курс обучения в религиозной школе города Арак, которой руководил аятолла
Сейид Абдолькарим Хайери. К 1926 закончив обучение и получив под руководством аятоллы Хайери степень муджтахида, начал преподавать в Куме.
С 1929 года, связав свою жизнь с дочерью аятоллы Сакафи Техрани, одного из выдающихся кумских теологов, он преподавал в религиозной семинарии, где работал по
1936 год.
Он по праву считался авторитетнейшим ученым, но не стремился к какой-либо власти, даже академической, пока политика сама не вторглась в его мир, посвященный
Богу, и не заставила безоглядно отстаивать свои идеалы.
Широкая и открытая политическая деятельность имама началась в 1962 году, когда духовный лидер возглавил широко развернувшуюся борьбу против законопроекта о региональных и местных обществах, утвержденного шахским премьер-министром
Амиром Асадоллой Аламом. Условия избрания членов этих обществ, содержащиеся в законопроекте, носили секуляристский характер.
Так начался долгий период борьбы с противным духу иранцев и усиленно навязываемым им западным стилем жизни и западными ценностями, борьба за сохранение своих устоев и традиций, и, в целом, национальной идентификации. Именно в этом и заключается одна их особенностей исламской революции Ирана - борьба за сохранение национальных, религиозных и традиционных ценностей народа.
«Каждый должен испить до конца мед и яд своего бытия.
Чаша веры- то чаша вина. О веселья пьянящий запой!»
Цель всех стремлений» сборник «Живая вода»)
Слепая приверженность к западным ценностям, начавшаяся в эпоху правления династии Каджаров, и достигшая своего апогея в конце правления династии Пехлеви, основательно подточив устои и структуру иранского общества, угрожала превратить его в безыдейное и легковесное объединение сограждан. В то время в иранском обществе сформировалась уже довольно большая прослойка приверженцев западных прогрессивных взглядов. И это в традиционном исламском обществе, которое всегда было обязано придерживаться довольно строгих принципов, в то время как в западном обществе этому не придавалось такого большого значения, и Запад был гораздо свободнее в этом отношении. Каким же образом произошел такой парадокс, что в Иране, во-первых, возникло «западничество», а во-вторых, что оно смогло принять такой размах? Именно для достижения данной цели и требовалось изначальное искоренения национальных ценностей и традиций, что в свою очередь формировало общество без глубоких установок, без моральных устоев и как следствие, порождало беспринципное общество с поверхностными взглядами и суждениями. Но как ни странно, это сыграло злую шутку с

9 иранскими «западниками», поскольку тенденция подражания западной культуре, западные идеи и стиль жизни также стали носить только чисто внешний, поверхностный характер.
Отсутствие же опоры на собственную духовную традицию и попытка ее подмены на чужую, привнесенную извне, по мнению Хомейни, являлось основной причиной деградации и социально-экономического регресса Ирана. Он считал, что в умах его соотечественников господствовало ощущение духовной обреченности, когда своя культура ни во что не ставилась, и наоборот культура Запада расценивалась как более высокая. Он предупреждал о замене понятий, когда «невнимание и пренебрежение ко всему, что не относится к религии и духовности, становится признаком цивилизованности и образованности, и наоборот, приверженность к этому есть знак отсталости и несовременности».
«Кому отличья подавай, тот только пленник мира,
И он не скажет про кабак, что нет сильней магнита»
(Влюбленные в вино, сборник «Живая вода»)
Поэтому иранская революция в интерпретации имама Хомейни воспринималась, прежде всего, как духовный поворот в жизни иранского общества. А «стержнем» этого духовного поворота должна была стать религия, поскольку именно она рассматривается основной компонентой духовности. В то время вышла работа Хомейни «Раскрытие секретов». Этот труд сразу сделал его широко известным. В нем он, в частности разъяснял значение религии для общества: «Религия – это единственное, что удерживает человека от предательства и преступлений. К сожалению, власть имущие в Иране имеют искаженное представление о религии или вообще не верят в Бога. Эти демагоги, судорожно твердящие о защите интересов страны, на самом деле радеют лишь о собственных интересах. Если кандидат в члены парламента тратит так много на скупку голосов, то это только потому, что он, будучи избранным, намеревается обогатиться еще больше. Проведя несколько месяцев на своем посту, заведомо бедный министр становится обладателем большого богатства. Так служит ли они стране от всего сердца?» Становилось ясно, что богослов прекрасно разбирался также и в политических хитросплетениях.
«Ни Авиценна, ни Садра мудрейший не сумели
Дойти до сути наших бед, прийти к первопричине.
Старейшине, который нас в заблудших держит овцах,
Скажи, что путнику смешна лжеистина гордыни».
(
«Цель пути –небытие, из сборника «Живая вода» )
Его аудиторией был простой народ. Он обращался к нему просто и доступно, называя вещи своими именами. Вдохновляющие послания и жесткие речи имама Хомейни придали силу революционному движению.

10
И здесь следует подчеркнуть еще один фактор, который свидетельствует о поверхностной приверженности к западным идеалам и отсутствия глубокого анализа их и понимания. Иранские «западники» не стремились к распространению и развитию в стране западных научных и технических достижений, требовавших больших усилий и затрат, делавших это занятие совсем нелегким.
В то время имам Хомейни, считал, что если можно что-то позаимствовать у Запада, так это как раз достижения западной науки и техники, столь необходимые для возрождения экономического и культурного прогресса Ирана. При этом он не считал необходимым вместе с этим перенимать и «западное» мировоззрение («модернизация без вестернизации»). Хомейни под понятием «цивилизация» рассматривал научно- технический прогресс человечества, а не свободу нравов и поведения. Он верил в то, что в основе экономического развития лежит нравственное самоусовершенствование человека, требующее от него воли и усилий. А как мы указали ранее, усилия и затраты как раз не входили в круг интересов «западников» Ирана. Поэтому в молодежной среде в особенности, преимущественно в крупных городах, очень быстро распространялись идеи отхода от религиозных и традиционных устоев, которые постепенно утрачивали смысл.
Это уже само по себе могло служить первоэлементом раскола и дезинтеграции иранского общества и завершиться полной экономической, политической и культурной зависимостью страны от западных держав.
«Ты позабыл, что Бог един. Ты поклонился многим,
Безбожник, идолы вокруг- ты им не льсти. Довольно!»
(Откровение», из сборника «Живая вода»)
Интересно, однако, что часть молодежи все же оправдала надежды имама Хомейни, которому принадлежит следующее пророческое предсказание: после подавления восстания 1963 года друзья спросили не сдающегося имама, с кем он собирается поднять страну и установить справедливое правление? Он, молча, указал на колыбель. Через 15 лет подростки были в первых рядах. Это представляется еще одним фактом, сделавшим исламскую революцию своего рода феноменом, беспрецедентным событием своего времени. Ни в одной революции не было такого, чтобы старик стал вождем молодых.
«Постройтесь в ряд, гуляки-ринды,- Руководитель душ пришел,
Душа прошла свои стоянки, как череду суровых школ»
Совершенное солнце», из сборника «Живая вода») )
И это при том, что почти более 10 лет он оставался духовным и идейным вдохновителем своих последователей в условиях вынужденного пребывания заграницей.
«Для тех, кто так в Него влюблен - ни дома и ни быта.
Что птице думать о гнезде: крыло-то перебито.
Кто раз увидел этот лик - тот мотылек безумный,

11
Земная красочная ложь им навсегда забыта».

Влюбленные в вино», из сборника «Живая вода»)
31 января 1979 года после долгих лет изгнания имам вместе с группой своих сторонников вернулся на родину. Приезд имама оказал огромное влияние на обстановку в стране: шахский режим не продержался и 10 дней, 11 февраля (22 бахмана) 1979 года рухнули все опоры шахского режима и все органы государственной власти перешли в руки революционных сил. И здесь мы сталкиваемся с еще одной отличительной чертой данной революции.
Революции обычно свершаются руками бедняков и угнетенных, чего не скажешь об иранском обществе того времени. В нем не было большинства, раздавленного нищетой, на которое можно делать ставку и которое, собственно и является непосредственным исполнителем в революционных событиях. Иранская революция не была революцией «за хлеб». Это была революция за сохранение устоев национальной культуры, и как стало ясно позже, она стала предтечей возрождения постепенно исчезающих ценностей ислама, в ее основе лежит ислам, возрождение нравственных ценностей и формирование нового человека.
Зерцало разных мудрых догм без сожаленья разобьем,
Языческий покинем храм, уйдем оттуда налегке.
Отринув бренность бытия, мы лишь свободу обретем, которой прежде не нашли ни в медресе, ни в ханаке.
Приманками пренебреги. Есть лишь единственный кумир.
Быть может, счастье – это плен. Но только плен - в его силке.

Единственный кумир» из сборника «Живая вода»)
Тем более Иран придерживался этих ценностей испокон веков. Это отмечали многие европейцы. «С Востока свет, с Востока силы….» (В. Соловьев). Мантгомери Уотт в работе «Влияние ислама на средневековую Европу подчеркивает: «Соприкосновение западной Европы с мусульманской цивилизацией вызвала у европейцев многостороннее чувство неполноценности. Мусульманская техника во многом превосходила европейскую, зажиточными мусульманами была достигнута гораздо большая роскошь…». Наука и поэзия мусульманского Востока, в частности Ирана, того периода была несравненна.
Именно это и противопоставила исламская революция «агрессии бездуховности» шахского режима, выхолащивания этических норм и идеалов народа, составной частью которых были религиозные традиции ислама. В Иране как нигде культура и религия соединились в нерасторжимое целое. Исламские ценности представляют собой краеугольный камень национального бытия, суть и смысл этой великой культуры.

12
Устал я от пустых псалмов, так прекрати. Довольно!
Кто горд собою, у меня тот не в чести. Довольно!
Одежду лицемерных фраз пора бы сбросить, право.
Кто предан впрямь, тем с болтуном не по пути. Довольно!
Твою бессовестную прыть, всю гроздь твоих ошибок
От Вездесущего не скрыть. С ним не шути! Довольно!

Откровение», из сборника «Живая вода»)
60 лет назад, в 1947 году знаменитый британский историк Арнольд Тойнби в книге
«Цивилизация в испытании» написал: «Исламские тенденции уснули. Однако мы должны учесть то, что если пролетарии мира восстанут против западного господства и потребуют антизападного руководства, эти тенденции воскреснут. Это восстание может пробудить революционный дух ислама и стать эхом геройского периода, и тогда ислам сыграет свою историческую роль». Прогнозы Тойнби оправдались с победой исламской революции в
Иране. Быть может, именно по этой причине имам Хомейни назвал исламскую революцию восходом новой зари в мире.
«Наступила весна цветущая. Жив театр вероломных роз:
За кулисы пора бы суфию, время риндам - из-за кулис!»
(Весна из сборника «Живая вода»)
Не только лидер исламской революции, но и большинство аналитиков придерживаются того мнения, что в современную эпоху победа исламской революции в
Иране стала исходным пунктом религиозного возрождения.
Живущий в Австрии мусульманский мыслитель Мухаммад Хуссейн Хади заявил в интервью: «Если выбирать дату возрождения религиозной сути в современном мире, то ею будет 1979 год, то есть дата победы иранской исламской революции, способствовавшей возрождению религиозного мышления в мире».
Британская корпорация Би-Би-Си в документальной передаче, касавшейся значения имама Хомейни и исламской революции и их влияния на возрождение религиозного мышления, отмечала: «Произошедшее в Иране событие является поворотным пунктом не только для иранцев и представителей всех религий в мире. Это событие вернуло миллионы людей к религии. Последователи христианства, иудаизма и индуизма обратились к религиозным принципам. Даже в Турции, где борьба с религией продолжается уже 70 лет, процесс возвращения к религии продолжается быстрыми темпами».
Профессор Хамид Моулана, перечисляя факторы влияния исламской революции, говорит: «В последние века в западном мире и после появления ислама в исламском мире не было личности, подобной имаму Хомейни, чья деятельность и воззрения оказали бы столь глубокое влияние в мире. <…>. Он не страшился ни одной державы и в то же время

13 своей простой, но обогащенной верой, благочестием и жизнью изменил значение могущества на мировом уровне и свел к нулю его мнимое величие. Имам Хомейни пользовался мировой популярностью. В истории за последние 6-7 веков не найти второго религиозного лидера, свершившего революцию, чью гениальность подтвердили бы даже его противники. Политическое и религиозное сознание имама является уникальным на уровне мировой истории в последние столетия».
Связь имама Хомейни с мировым сообществом можно назвать в числе его отличительных особенностей, повлиявшей на рост сознательности мусульманских народов.
По словам Хамида Моулани, ни один революционный лидер за последние столетия не сумел, подобно имаму Хомейни, создать такую связь между народами, которая позволяла бы на доступном языке разъяснять им значение и смысл произошедшего в
Иране, а также его цели: «Метод его обращения к другим цивилизациям и народам отличался особой притягательностью. Своим посланием последнему руководителю СССР и Ватикану он просто и гуманно создавал связь исламского строя. Он был единственным мыслителем, реализовавшим свою теорию. Ему удалось заложить основы великой политической, социальной и экономической власти и представить проблемы мусульман и обездоленных как объект всех вопросов мира».
«Я, хлебнув из кубка чистого ислама, написал письмо
О конце счастливом,- пусть его получит древний книгочей».
(Счастливый исход, из сборника «Живая вода»)
Итак, именно Имам Хомейни явился стержнем и решающим фактором победы революции, он единственный, кто сумел не только доказать идею революционного ислама, но и воплотить ее в жизнь. Он и после победы революции был на страже исламских интересов, его с полным правом можно назвать знаменосцем исламского возрождения современности. Его арестовывали и запугивали, убивали детей, родственников и друзей, но он, ни разу не пошел на компромисс с теми, кого считал недругами народа и хулителями Бога. Его выслали из страны, но в пятнадцатилетнем изгнании, ни на день не смолкал его громовой голос, долетая до самой ничтожной хижины на Родине.
«Главу преклоняю лишь только в присутствии Друга.
И смерть меня ждет не иная, чем гибель без Друга».
Влюбленный в друга» из сборника «Живая вода»)
После победы Исламской революции начался новый этап в руководящей роли имама
Хомейни для иранского народа. Но это никак не изменило его существование, его быт.
Он продолжал вести простую и непритязательную жизнь. Даже находясь на вершине власти, он никогда не предавался роскоши и вел простой образ жизни. Свои последние годы он провел в скромном доме в Джамаране, одном из пригородов Тегерана. В своих политических поступках, как и во всех других делах, он не принимал во внимание никаких других соображений, кроме следования пути Господа и соблюдения интересов исламской веры. Скончавшись почти в девяносто лет, он не оставил после себя никакого

14 имущества, кроме молельного коврика и четок, раздарив даже то, что осталось от родителей. Хотя революционный личный фонд имама иногда составлял десятки миллионов долларов.
«Всех влюбленных всегда отличает одно: все бедны и безродны.
Те, кто знатен, увы, те поверить любви никогда не умели.
Кто погиб от любви, Ей же и воскрешен. Кто влюблен, буде Ей же погублен.
Этой тайны невежды вовек не поймут, не постигнут ее пустомели»

Караван жизни» из сборника «Живая вода»)
В нынешние времена всеобщего разочарования в личностях, пытающихся изменить мир в лучшую сторону революционным путем, и робких упований на чудо появления вождя, верующего и достойного доверия, лишенного чувства самолюбования и корысти, жажды власти и равнодушия к народным страданиям, что еще можно добавить о феномене Хомейни?
Честолюбцев вот-вот захлестнет мелкой выгоды мертвая зыбь.
Я ж в хмельное безумье вхожу, как в кипящий и пенный прибой.
(Цель всех стремлений из сборника «Живая вода»)
Чистота его помыслов, неподдельная искренность, гениальность его посланий, аскетизм и неуклонность религиозного долга, совершеннейшая неспособность замечать жизненные неудобства, презрение к политиканству и уважение к политике, если она полностью подчинена Божественному праву, вселяли надежду на приход царства
Справедливости и Добра, духовного очищения. Полностью лишенный капризов, свойственных властителям и победившим революционерам, он мечтал об одном – собственным примером и словом воздействовать на каждую личность так, чтобы она своим стремлением к совершенству и знанию приблизилась к Богу, и это во многом ему удалось.
«Нету несуществованья: бытие в небытии.
Я-ничто, но взора друга ждет ничто, себя кляня!
Во дворце Того, кто скрылся за завесой растворюсь,
Чтобы стала океаном капля маленького «я»
(
Взор друга, из сборника «Живая вода»
)

15
Имам понимал, что общество, каждая личность, формируется в семье и школе, и ставил эти ценности на первое место. «Первая школа ребенка – материнские колени», начальную школу он ставил выше университетской: «Достоинства и недостатки уходят корнями в школу, и ключи от благополучия находятся у учителей».
Чтобы понять, что представлял собой Имам как человек, нужно прочитать его труды, в которых можно встретить напутствия и воззвания, воспитывающие общечеловеческие ценности:
-если общество обернется к Богу, то будет жить в условиях, исполненных справедливости и покоя;
-не поверю, что человек, не имеющий моральных принципов, может служить народу;
Ему принадлежат следующие слова: «Человек – это чудо, которое может развиться в божественное или дьявольское существо!» И еще: «будьте уверены, что если кто-то говорит «я», это «я» - Сатана»
«Друзьям шайтана не дано друзьями быть Аллаху…
Сказал – пора и честь блюсти: молчи перо, довольно…!
(Откровение, сборник «Живая вода»)
Освободился от «мы» и «я» каждый, кто смог у тебя приютиться,
Кто отрешен от обоих миров, в улочке тихой нашел утешенье.

Чертог великолепия», сборник «Живая вода»)
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

перейти в каталог файлов


связь с админом