Главная страница
qrcode

книга_по_манипуляции_женщиной_2006_+. А. В. Вознюк манипуляция женщиной в современном мире и как с этим бороться


НазваниеА. В. Вознюк манипуляция женщиной в современном мире и как с этим бороться
Дата23.03.2020
Размер6.24 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлакнига_по_манипуляции_женщиной_2006_+.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#158757
страница4 из 38
Каталог
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   38
психологии субъективной семантики, содержащей много информации
, помогающей осмыслить проблему суггестии [Артемова, 1980]. Здесь можно говорить об функционировании неких “оперативных единиц восприятия” [Зинченко и др., 1962, 1967, 1971], которые инвариантно реализуют актуальное описание объекта и дают возможность исследовать разнообразные семантические поля и пространства. Например, в экспериментах Н. Хэнли (1969) было выявлено сходство значения слов, являющихся названиями животных. Оказалось, что животные мыслятся испытуемыми не так, как это делается в биологических классификациях, что данные испытуемые используют признаки экстраленгвистического происхождения. Ч. Осгуд (1957) получены координатные векторы, которые устойчиво характеризуют понятия, обозначенные словами различных языков в рамках различных культур, когда были обнаружены устойчивые сцепления свойств объектов [Жукова, 1976; Мазилов, 1976].
Эксперименты
, проводимые по выявлению “актуальных координат опыта” приведи к выводу о том, что визуальные объекты (представленные в геометрических формах) внешней среды довольно устойчиво и инвариантно характеризуются испытуемыми, которые при этом употребляют вербальный способ описания этих объектов. Данный феномен обнаруживает “комплексы перцептивных универсалий” [Артемьева,
1980]. При этом исследователи не исключают существования словарей визуального опыта – конечных систем визуальных образов, позволяющих устойчиво интерпретировать и классифицировать все (!) объекты внешнего мира [Артемова, 1980; Гибсон, 1988].
Более того, оказалось, что вербальные характеристики рисунков, предъявляемых одному испытуемому
, могут быть дешифрованы другим испытуемым, который по этим характеристикам (списку свойств) способен построить (восстановить) изображение, близкое исходному. Все это свидетельствует о том, что в
человечестве наличествуют устойчивые комплексы представлений о содержательных свойствах геометрических форм, таких, например, как снежинка, круг и т. д. Подобно тому, как звуки человеческой речи, как показали исследования в сфере звукового символизма, содержательно мотивируются, так и отдельные визуальные элементы среды получают подобную же мотивацию и могут оцениваться в рамках вербальных описаний, укладывающихся в шкалы “сила-слабость”, “доброта-жестокость”, “состояние голодсытость
” и т. д. Содержательная мотивировка внешних стимулов характерна не только для звуковизуального
, но и тактильного аспектов воспринимаемой информации [Артемьева, 1980]. При этом изображения характеризуются в первую очередь не по их специфическим геометрическим свойствам (таким, например
, как круглоконцентрированность, разорванность и т.д.), а исходя их эмоционально-оценочного
(правополушарного) компонента взаимодействия с внешним миром, когда геометрические формы предстают как добрые и злые, спокойные, ласковые и т. д.

16
Здесь можно утверждать и о связи звука с цветом, который также может влиять суггестивным образом
. Так переходные полутона, которые есть нечетким, “сумеречным” выражением цветовой гаммы, соотносятся
, как мы считаем, с функциями правого полушария и потому оказывают суггестивное влияние.
Этот феномен используют экспрессионисты.
Интересно
, что перцептивный фон окружающей среды осваивается человеком именно на основе придания сенсорным стимулам среды (или на основе извлечения их этих сенсорных стимулов) эмоционально
-оценочных характеристик, что говорит о принципиальном единстве человека и окружающего мира, о единстве фактологического и этического, что обнаруживается в антропном космологическом принципе.
Можно говорить о том, что развитие сенсорных способностей идет по пути синестезии, переплетения и слияния функций анализаторов чувств. Так, например, в опытах по выявлению феномена многомерности ощущений испытуемым предъявляют различные звуки. При последовательном уменьшении от серии к серии разницы между звуковыми стимулами, когда испытуемый оказывается не в состоянии различать их по громкости, он начинал слышать в передаваемых звуках новые, не замечаемые им ранее неспецифические качества и научался использовать данные качества для различения звуков, которые могли казаться гладкими, шероховатыми, матовыми, блестящими и т. д., словом здесь используется весь многообразный перцептивный спектр человека [Бардин, 1986].
Изначально любой объект оценивается (воспринимается) на уровне правополушарных, подсознательно
-симультанных механизмов психической деятельности, когда обнаруживается феномен “первовидения
” объекта как нечто нерасчленимо-целостного [Артемьева, 1980; Kіmskі, 1990, 1992; Bruce, 1988;
Rosch, 1978; Raуner & Рollatchek, 1989; Kemрler, 1983; Kіnchla et al., 1983; Rock, 1986; Navon, 1977, 1981;
Kolіnskу & Moraіs, 1986]. При этом активно именно правое эмоционально-оценочное полушарие, которое обнаруживает процесс оценивания не объекта как такового, а его отношений и связей, в том числе и связей с человеком, который его воспринимает [Леонтьев, 1975], связей, характеризующих ценностноориентированное отношение к объекту восприятия, а не сами его свойства. В дальнейшем на “перцептивной арене” появляется вторичное восприятие объекта (“второвидение”), которое реализуется на уровне когнитивно-классификационных механизмов левого полушария, отражающего мир последовательноизбирательным образом, “обволакивая” “первовидение” концептуальной системой.
При исследовании особенностей восприятия визуальных образов выяснилось, что оценки слов и изображений часто не совпадают, когда изображение и приписываемое ему понятие могут оцениваться противоположным образом [Артемьева, 1980, с. 37]. Это говорит о первичном универсальном (подсознательно оформленном) словаре человека и его вторичных вербальных (сознательных) проекциях, которые часто не соответствуют своему источнику, что приводит к феномену разорванности, расколотости человека
, противоречия между сознанием и подсознанием.
Можно говорить о таких сенсорных универсалиях, разрабатываемых Арнхеймом (1974), который строил визуальные словари, например, как “холодность и чистота” (вытянутый перекрест), “доброта” (округлость
) и т. д. Семантико-перцептивные универсалии делают восприятие более экономным. Интересно, что при восприятии окружающей среды человек использует пассивную и активную стратегию. При пассивной стратегии человек ищет сходство воспринимаемого предмета с другими предметами, а при активном
– первоначально приписывает воспринимаемому предмету определенные свойства. При этом данные стратегии положительно коррелируют с поведенческими паттернами – экстрапунитивным (поведенческая реакция направлена на среду с целью ее изменения) и интрапунитивными (реакция направлена на человека
, который изменяет себя в процессе приспособления к среде) [там же, с. 74–75].
Не только внешние объекты несут в себе глубинную информацию, но и объекты, которые человек выражает в актах творчества (рисунке, танце и т. д.) несут данную информацию. “Изображения”, – пишет Э.
Разехорн
, – есть, скорее, первичные глубинные жесты (пра-движения), выраженные графически; они несут определенную эмоциональную нагрузку и обладают очевидными ценностями восприятия”. Это графическое выражение чувств [Разехорн, 1993]. При этом осознанное, “ведомое” рисование (реализованное в рамках неких “принципов, сигнатур”) может помочь гармонически организовать “неоформленную душевную энергию”. Посредством рисунков можно восстановить “нарушенный порядок” или трансформировать его в новое состояние. “Когда человек идет по пути спонтанного образования бессознательных форм, открывается возможность снять опасные для жизни напряжения, а свободный потенциал энергии упорядочить
, интегрировать и тем самым полностью использовать”. Нужно сказать, что в “истории мировой культуры эти принципы и сигнатуры находят свое выражение в орнаменте, в изобразительном творчестве, памятниках письменности и в архитектуре” [там же]. Здесь можно говорить о женских “мягких” графических формах и мужских “прямых”, “жестких” формах. В идеале человек должен научиться выражать (программировать
) себя в формах синтетических, сочетающих мужское и женское сенсорные начала.
А
.Р. Лурия сообщает об экспериментах Г. В. Гершуни, результаты которых открывают для научного познания круг подсознательных явлений. Речь идет о фиксации нашими зрительными и слуховыми рецепторами таких микроизменений объекта, которые не попадают в поле четкого осознания. Их анализ делается позднее и подсознательно. В результате чего изменения, которые фиксируются субъективно, оцениваются как “интуитивно познанные” [Лурия, 1979, с. 87–88].
Еще один важный момент технологии влияния на индивидуальное и массовое сознание связанный с
принципом сензитивности. Сензитивные (критические) периоды (или “нормальные кризисы развития
”), где создаются базовые психологические установки человека, соотносятся с явлением “социального перехода
”, что в этнографическом плане реализуется в обрядах инициации [Кон, 1989, с. 478]. Сензитив-

17 ные периоды обнаруживаются в моменты резкого изменения определенного режима жизнедеятельности человека
(во время стресса, например), а также в моменты колебания внимания, если человек чувствителен к разнообразным внешним факторам и предстает объектом их действия. Последнее часто не осознается человеком, который создает необходимые предпосылки для манипулирования его поведением и взглядами
. Существенно, что принцип сензитивности базируется на фазовых явлениях психики.
На уровне психики человека возможны четыре отношения между стимулом (раздражителем) и реакцией организма на этот стимул, что отражается в четырех фазовых состояниях [Конечный, Боухал, 1983,
с
. 123]: 1) нормальная фаза, когда реакция адекватна раздражителю; 2) уравновешенная фаза, когда сильные и слабые раздражители вызывают одинаковую реакцию; 3) парадоксальная фаза, когда слабый раздражитель вызывает сильную реакцию, а сильный – слабую; 4) ультрапарадоксальная фаза, когда положительный раздражитель дает отрицательный эффект, а отрицательный – положительный. Наконец, можно говорить о пятом "нейтральном" состоянии, когда организм относительно глух к любым раздражителям
Говоря о фазовых состояниях, нужно подчеркнуть, что они отражают соотношения основных нервных процессов возбуждения и торможения, обнаруживающихся в "поле" стимула и реакции. В состоянии бодрствования величина реакции соответствует силе раздражителя, то есть стимул и реакция адекватны друг другу (это состояние можно обозначить словами – "бодрствование", "состояние среднего уровня возбуждения "). При засыпании вначале появляется состояние уравновешенной фазы, когда сильные и слабые раздражители вызывают одинаковую реакцию (переход от состояния возбуждения к торможению – состояние
, промежуточное между сном и бодрствованием, возбуждением и торможением). Затем, на второй стадии сна обнаруживается парадоксальная фаза, когда слабый раздражитель вызывает сильную реакцию
, а сильный – слабую (сон, состояние торможения). Возможна и ультрапарадоксальная фаза, когда реакции вызывают отрицательные (тормозные) условные раздражители, которые в норме не вызывали бы у организма никаких реакций (неопределенное состояние).
Таким образом, в состоянии бодрствования (возбуждения, а также сна со сновидениями) действует правило адекватности стимула и реакции. В состоянии перехода от бодрствования ко сну (от возбуждения к торможению) действует правило равновесия стимулов. В состоянии сна без сновидений (торможения
) действует правило преобладания слабого стимула над сильным.
Именно в состоянии торможения нервных процессов (мышечного расслабления) активны функции восстановления
: кровеносные сосуды расширены, артериальное давление снижено, питание тканей и органов усилено. В этом состоянии организм открыт слабым, нежным, неуловимым воздействиям. В целом
, существует закономерность: чем тоньше и нежнее раздражение, тем оно действеннее [см. Вислоц-
кая
, 1990].
Необходимо отметить, что в процессе сексуального акта обнаруживаются так называемые гипнотические фазы [Долин, Долина, 1972]. То есть, сексуальные партнеры пребывают в состоянии повышенной внушаемости
. Данное обстоятельство может быть использовано в качестве фактора влияния партнеров друг на друга. Нужно сказать, что любое возбуждение (в данном случае половое) как признак ситуационной дезориентации обнаруживает неуверенность человека, потерю самоконтроля и потребность подчиниться обстоятельствам. Любопытно, что З. Фрейд рассматривал влюбленность как форму гипноза.
Итак
, при переходе от состояния возбуждения к состоянию торможения организм пересекает область, в
которой он одинаково чувствителен как к сильным, так и слабым раздражителям (уравновешенная фаза
). Поэтому слабые раздражители и здесь оказываются эффективным средством воздействия. Именно в данной уравновешенной (гипнотической) фазе и происходит выработка различных психологических установок
, так как данная фаза баланса процессов возбуждения и торможения оказывается “равнодействующей
” по отношению к различным сенсорным модальностям, в результате чего данные модальности формируют условные рефлексы как результат закольцованности нервных связей. Именно благодаря уравно-
вешенной фазе возможен не только условный рефлекс, но и феномен синестезии.
На международной конференции в Аризонском университете (США) в 1999 году, проходившей под названием
Последние достижения науки о сознании”, были опубликованы тезисы питерского ученого, доктора биологических и кандидата медицинских наук, президента Санкт-Петербургской ассоциации психопунктуры
, заведующего лабораторией психофизиологии психоневрологического института им. В.М. Бехтерева
, профессора В.Б.Слезкина и кандидата медицинских наук И. Я. Рябиной. В тезисах содержится информация о процессах, происходящих в мозгу человека в время медитации и молитвы [см. Казак,
1999]. Исследовался настоятель одного из монастырей. Результат его электроэнцефалограммы во время молитвы был ошеломляющий: было обнаружено, что при полном сознании в молитвенном состоянии православного священнослужителя электроэнцефалограмма показывала полное выключение коры головного мозга. Если состояние бодрствования и быстрого сна (сна со сновидениями) в принципе идентичны
, то молитвенное состояние подобно фазе медленного сна.
Было также показано, что уныние, рок-музыка уводят человека от состояния гармонии, вызывая в коре мозга электрические импульсы, близкие к эпилептическому припадку.
В
целом, человеческий организм в процессе жизнедеятельности, сменяя один режим функционирования на другой в пределах того или иного органа или системы, а также в рамках всего организма, изменяясь волнообразным, ритмичным образом [Биологические ритмы, 1984], необходимо проходит нейтральную точку нулевое состояние "всеобщего знаменателя", одинаково близкое по своим функциональным особенностям
(сущность которого – нейтральность) абсолютно всем системам и элементам организма, а

18 поэтому выступающее в качестве всеобщего координатора и управителя (обнаруживая явление синергетической целостности), в качестве "кнопки управления" человеческого организма, ибо придает ему свойство целостности и устойчивости, актуализируя качество, которое делает организм живой сущностью, способной реагировать на окружающую среду целостно-интегральным образом.
Данное целостное реагирование организма доказывается реакцией организма на стресс. Как показал
Г
. Селье, любое специфическое стрессорное воздействие на организм вызывает у него единую реакцию, которую можно определить как "симптомы болезни вообще" [Селье, 1979]. То есть в критическом состоянии
, обнаруживаемом посредством стресса, организм предстает как целостная система, единство которой реализуется за счет гипотетического нейтрального состояния, являющегося "срединной" точкой саморазворачивания любого волнового явления (солитона), в котором (точке) эта волна претерпевает коренную функциональную перестройку (как показывает биоритмология в течение суток организмы проходят фазы – точки бифуркации, в которых они коренным образом изменяются [Дубров, 1987]). Данная точка "равноудалена" по отношению ко всем "участкам" волны, ибо по отношению к нулю все числовые выражения являются одинаково неопределенными. Нуль при этом выражает нулевую фазу развития, в которой совершаются все преобразования, все виды преображений и трансформаций.
Рассмотрим нулевое состояние в контексте термодинамических процессов. Каждой термодинамической системе свойственны флуктуации. Флуктуация – "случайное отклонение величины, характеризующей систему
... от ее среднего значения" [Словарь иностранных слов, 1982]. То есть флуктуация есть "дыхание хаоса", который, как показывает синергетика – является высокоупорядоченной сущностью. Кроме того
, в термодинамике используется термин "фаза" – "термодинамическое равновесное состояние вещества
, отличающееся по физическим свойствам от других возможных равновесных состояний" [Физ. энцик-
лоп
. сл., 1984, c. 798; Браут, 1967]. Можно сказать, что переход вещества из одной фазы в другую связан с
качественным изменением вещественного образования. Кроме того, данный переход фиксирует критическое состояние, в котором различие в физических параметрах значительно снижено и в критической точке равно нулю. В критической точке фазовый переход происходит мгновенно в масштабах всей системы
, при этом наблюдается возрастание флуктуаций. Флуктуационно возникающая новая фаза по своим свойствам практически не отличается от свойств исходной фазы [Физ. энцикл. сл., с. 330–333]. Рассматриваемые процессы исследует синергетика, изучающая явления "возникновения порядка из беспорядка" во всех сферах бытия человека и космоса. Модели синергетики – "это модели нелинейных неравновесных систем, подвергающихся действию флуктуаций. В момент перехода упорядоченная и неупорядоченная фазы отличаются друг от друга столь мало, что именно флуктуации переводят одну фазу в другую"
[Физ. энциклоп. сл., с. 686; Хакен, 1991].
Можно сказать, что всякое изменение сопровождается фиксированием определенных точек на континууме изменения параметров наблюдаемого явления, в которых изменяющаяся система пересекает парадоксальное состояние "тождества" предыдущей и последующей фаз. Это состояние тождества – своеобразное нулевое состояние (в котором система предстает единым целым), которое может быть нарушено благодаря незначительному флуктуационному воздействию. Именно поэтому в системе эзотеризма существует положение, что слабые воздействия "поднимают силы", а сильные – разрушают [Макашев,
Эдилян
, 1991]. В рефлексологии замечена следующая закономерность, касающаяся точечного массажа:
"сильное надавливание оказывает седативное действие, среднее – нейтральное, слабое – тонизирующее " [Фомберштейн, 1991]. Этот факт согласуется с данными экспериментальной психологии, фиксирующей "превосходство слабого стимула над сильным в условиях низкой способности к реагированию"
[Ниеми, 1986]. К этому же смысловому ряду относится информация о том, что "еще в 1931 году было высказано положение о том, что чем выше состояние возбуждения симпатического или парасимпатического отделов нервной системы, тем (при прочих равных условиях) слабее они реагируют на тонизирующее раздражение и тем сильнее – не седативное" [Кандыба, Кандыба, 1993].
Нужно сказать, что существуют две противоположные терапевтические идеологии – аллопатия (лечение противным) и гомеопатия – лечение подобным. Гомеопатическое воздействие (в отличие от аллопатического
) требует использование сверхмалых доз лекарств, при этом считается, что такое воздействие оказывает целостное воздействие на организм, особенно на его глубинные процессы, что обнаруживает континуально
-волновой эффект такого воздействия [Лупичев, 1990]. Таким образом, для того, чтобы "достучаться " к уровню функциональной целостности организма следует использовать сверхслабые раздражители
(действенные в фазовых переходах), что указывает на наличие некого минимального энергетического уровня функционирования организма, обеспечивающего целостность.
Явление иррадиации и концентрации нервных процессов также вписывается в вышеприведенную схему
, ибо "как правило иррадиация (распространение) нервных процессов проявляется при слабой интенсивности возбуждения и торможения, т.е. на стадии слабых неупроченных временных связей. При достаточной силе нервных процессов они концентрируются" [Данилова, Kрылова, 1989]. Получается, что распространение нервных процессов, их "континуализация" (развитие симметрического состояния) наблюдается в состоянии слабой напряженности нервных "потенциалов", то есть в состоянии их равновесия
, "нуля", который, таким образом, выступает в качестве "фона единства" систем, связи их элементов воедино за счет эффекта континуальности и одновременно служит точкой их преобразований ибо в ней системы чувствительны в малейшим флуктуационным воздействиям и способны изменяться, трансформируясь в сторону развития новых режимов устойчивости и сложности.

19
Из кристаллографии известно, что целостность предметов, имеющих кристаллическую структуру, поддерживается на минимальном энергетическом уровне, то есть на уровне "минимальной энергетической достаточности". Вселенная в целом должна поддерживаться энергией, стремящейся к нулю. Действительно
, как учит квантовая физика, мир на его фундаментальном квантовом уровне (на уровне минимальной "порции" энергии) един и неделим. Некоторые говорят о "волновой функции", лежащей в основе целостного мира. Действительно, в структуре любого движения, которое совершается в виде пульсации, вибрации
, волны, наличествуют нулевые фазы (критические точки, точки бифуркации, нули функции синусоиды
), которые являются "общим бытийным знаменателем" для всех без исключения процессов, связывая их воедино, что формирует универсуум, где, как учит эзотерическая мистика и современная квантовая физика, все едино, когда "Вселенная представляет собой неразрывное целое, части которого переплетаются и сливаются друг с другом, и ни одна из них не является более фундаментальной, чем другие, так что свойства одной части определяются свойствами всех остальных" [Капра, 1994, c. 266]. Именно благодаря нулевым фазам, присущим любому процессу, все образования Вселенной "стыкуются" друг с другом
, устанавливая "несиловую координацию", открытую квантовой физикой. Эти нулевые состояния выступают в виде "хранителей риты" (которые есть суть боги в рамках ведического канона) – фундаментального сущностного ритма Вселенной, соотносящегося с пятым гипотетическим физическим взаимодействием
– "великим объединением". Мысль о нулевых фазах синусоиды можно проиллюстрировать исследованиями
А. А. Деева, который, анализируя открытый учеными закон осцилляции Солнца (имеющий гармонический, то есть синусоидальный характер), говорит, что в момент прохождения синусоиды через нуль в течение 10–15 минут наблюдаются "информационные окна", и все открытия, озарения происходят именно в эти моменты времени [Мартынов, 1990, с. 105]
В
человеческом организме данная нулевая фаза выступает в виде базового состояния. Именно благодаря своей универсальной, абсолютной соотнесенности со всеми организменными структурами и функциями
(в нуле нет различия между структурой и ее фукциями, между актуальным и потенциальным) это состояние выполняет роль "функционального органа", хотя и не имеющего физического воплощения (в системе китайской аккупунктуры такими функциональными органами являются перикард и тройной обогреватель
[Лувсан, 1992], но осуществляющего регуляцию всех его систем, поддерживающего гомеостаз, придающего организму свойство целостности и функционально-морфологического единства.
Как бы мы не характеризовали "нулевую реальность", суть остается одной: она, выражаясь метафорически
, является вратами к бессмертию и вечной подлинной жизни, цель и смысл всякого существования
. Каждое мгновение, минуту, час, год мы "пересекаем" эту реальность, долго в ней не задерживаясь и одновременно пребывая с ней вечно (как показали некоторые исследователи, мгновение и вечность имеют много общего). Оно дает нам чувство освобожденности, покоя, высшего блаженства. Занимаясь различными делами, вовлекаясь в те или иные формы жизнедеятельности, мы, не отдавая себе отчета, "генерируем ", "добываем", актуализируем это состояние, ибо всякая активность как движение осуществляется волнообразно, колебательным образом, а любая волна в процессе саморазворачивания фиксирует нейтральные нулевые фазы.
Приведем некоторые ситуации, где обнаруживается реальность нуля. Можно сказать, что нуль фиксируется в двух случаясь: в состоянии перехода одного в другое, и в состоянии целостного функционирования той или иной системы, когда все ее элементы обнаруживают синергетическое слияние, единство, которое обеспечивается "механизмом" нулевого нейтрального состояния. Можно сказать, что чем больше амплитуда колебания психофизиологических состояний, тем глубже и устойчивее мы приобщаемся к нулю
(обнаруживая, по определению В.Леви, нейтральную область волевого самоконтроля, и, поэтому точку влияния и манипуляции другими людьми). Это, прежде всего, половое возбуждение, где мы наблюдаем достаточно резкую смену состояний после полового "насыщения", в котором фиксируются гипнотические фазы
[Долин, Долина, 1972; Кастанеда, 1993, c. 46], как и парадоксальная фаза сна (сна со сновидениями
), актуализирующаяся под знаком полового возбуждения [Psychology: The Science of Behaviour]. Интересно
, что есть все основания утверждать, что в состоянии гипнотического транса и быстрого сна активно правое
, континуально целостное полушарие головного мозга человека. Таким образом, можно предположить
, что целостность организма, его саморегуляция, самонастройки реализуется на уровне правого континуального аспекта человека и одновременно на уровне нулевых (бифуркарционных) трансформацией организмов и сред. То есть волны жизнедеятельности организма как результат процесса удовлетворения многочисленных потребностей, фиксирующего фазы подъема и спада тех или иных специфических форм активности
, имеют функцию самонастройки организма посредством обретения им статуса целостной биологической системы, все элементы которой сплавляются в одно симфоническое целое. При этом существование предполагает целостность (как феномен антиэнтропийный), а эта последняя достигается через постоянное изменение (движение) живых организмов. Мы видим, что целостность как стабильноустойчивое состояние достигается за счет нестабильности, как и состояния нестабильности, перехода одного в другое связываются в границах конкретных организменных систем посредством состояния целостности
, вне которого существование дискретных, морфологически определенных форм жизни было бы невозможным
. Здесь единое и дискретное, статическое и динамическое оказываются переходящими друг во друга диалектическим образом.
Состояние нуля ("нуль-перехода") свободно от каких-либо физических "условностей", что отражается в
феномене непричинного импликативного согласования квантовых процессов и в других явлениях, обнаруживаемых наукой. Отсюда проистекают паранормальные явления, когда, например, человек внезапно

20 переходит от относительно спокойного состояния к сильнейшему возбуждению, пересекая "нульпереход ", приобретая при этом сверхвозможности: тщедушная старушка при пожаре вытаскивает из дому сундук
, которые потом с трудом перемещают несколько человек; мать, на ребенка которой наехал пятитонный грузовик, приподнимает его и освобождает ребенка; люди, которые оказались в горящем составе, выбираются "из перевернувшихся на бок вагонов с заклинившимися выходами из купе, в прямом смысле раздирая руками перегородки крыши" (Решетников и др., 1990]. При переходе к эпилептическому припадку
(серии сильных двигательных конвульсий, обычно сопровождающихся выключением сознания) человек переживает нуль-переход как состояние тотальности бытия, которое может при этом восприниматься как подлинно-гармоническое. Так Ф. М. Достоевский в одном из своих писем пишет следующее:
"За несколько мгновений до припадка я испытываю чувство счастья, которое совершенно невозможно вообразить в нормальном состоянии и о котором другие люди не имеют никакого понятия. Я чувствую себя в полной гармонии с собой и целым миром, и чувство это до того сильно, до того восхитительно, что за несколько секунд такого блаженства с радостью отдашь десять лет жизни, если не всю жизнь" (см. Ка-
цуки
, 1993, с. 12).
Всякое мистическое или иное посвящение эксплуатирует и культивирует это состояние, прорыв к которому совершается в условиях мощного эмоционального всплеска, выполняющего кроме этого и задачу отвлечения человека от тех или иных земных привязанностей, а также закладывающего базу для формирования психологической установки, и актуализации "нуль-перехода" – точки бифуркации, через которую организм устремляется в новое эволюционное русло. Так при крещении новорожденного его обязаны опускать в водную купель, что вызывает мощный стресс, сравнимый разве со стрессом рождения. Обряд обрезания также заставляет ребенка пережить еще не испытанный опыт сильнейшего эмоционального возбуждения
. Индийская тантрическая секта в акте посвящения использует культ оживления мертвеца, что
, понятно, ошеломляет посвящающегося до высшего предела. К.Кастанеда пишет, что для смещения у человека "точки сборки" (в результате чего он "переходит на качественно новый уровень существования") учителя используют ситуации, которые провоцируют сильнейшее эмоциональное потрясение у их подопечных
. Будда испытал просветление после того, как он внезапно прервал свои аскетические подвиги и принял омовение и еду. Иисус Христос также пережит решающий момент в своей земной эволюции, когда в
течение сорокадневного поста был искушаем в пустыне. Можно приводить множество подобных примеров различных мистерий, посвящений, шабашей, служений, которые эксплуатируют "нуль-переход".
В
связи с этим можно упомянуть и некоторые психотерапевтические техники излечения от последствий жизненный потрясений посредством направленного психического шока. Многие глубоко укоренившиеся отрицательные психологические установки формируются именно в состоянии переживания эмоционального потрясения, болевого шока и т.д. Катарсическое действие искусства связано с состоянием "психического резонанса", который заставляет человека заново пережить, осмыслить и отработать жизненные обстоятельства, вызвавшие у него ту или иную психическую травму. Здесь состояние целостности достигается за счет совмещения переживания, имеющего правополушарную эмоционально-эмпатическую природу
, с рефлексией переживания, имеющей левополушарную логико-аналитическую природу, то есть имеет место то, что классифицируется З. Фрейдом в виде формулы: там где было Оно, должно стать Я.
Таким образом, все "свершения" человеческого духа осуществляются за счет нейтральной нулевой фазы
, синхронизирующей функционально несовместимые процессы организма, приводящей к единству разнокалиберные аспекты нашего бытия. Это срединное нейтральное состояние, которое в силу своей "беспристрастности" оказывается причастным абсолютно всему и вся во Вселенной (что делает его инструментом и источником целостного интуитивного познания мира: "интуиция – это познание Истины, познание сущности вещей не умом, а сердцем и всем существом нашим" [Журнал Московской патриархии,
1977], получило многообразное преломление в народных традициях, укоренилось в нормах поведения.
Как мы уже отмечали, всякий раз, когда имеет место резкая смена модальностей жизнедеятельности, переход из сферы одного ее полюса в сферу другого полюса, наблюдается переход через нуль, что имеет место не только на уровне человеческого организма, но и на уровне других сред [Иванов, 1991]. Так, колдуны древности, как отмечает К.Кастанеда, называли время захода солнца "щелью между двумя мирами"
[Кастанеда, 1992]. В условиях такого перехода значительно повышаются возможности суггестивного воздействия
. В связи с этим интерес представляет изречение из Нового Завета: "При захождении же солнца все
, имевшие больных... приводили их к Нему; и Он возлагая на каждого из них руки, исцелял их" (Лк. 4,
40; Марк. 1, 32). Можно привести еще один пример, который не только иллюстрирует положение психологии о том, что гипнабельные фазы возникают во время заката и восхода солнца, но и показывает, что Истина беспристрастна к тому, кто и как использует ее принципы. Гитлер в свой книге "Майн кампф" писал о том
, что высший ораторский талант властной апостольской натуры заключатся в том, что именно в это время
(вечером) ему удается легче всего и наиболее естественным образом покорить новой воле людей
[Hitler, 1939]. Е.И.Рерих писала, что подключение к "вибрациям космоса" легче происходит именно на "границе сна" [Рерих, 1992]. О.Клеман верно отмечает, что "в состоянии между сном и бодрствованием, когда отделяющая сознательное от бессознательного граница становится размытой и внутри человека раскрывается иная телесность,– наслаждение охватывает всего человека", обретающего "предвкушение Царствия
Небесного". Это наслаждение Иссак Сирин называет особым откровением, преходящим нам "когда спим без сна и бодрствуем, не пробудясь до конца" [Клеман, 1994, с. 250]. Кароли Шнееманн, писательница и художница, сообщает, что “источник всех ее произведений спрятан между сном и пробуждением”
[см. Криппнер, Диллард, 1997, с. 97].

21
Интересен вывод, сделанный физиологами: "максимум делящихся клеток приходится на предрассветные часы, когда ночь сменяется световым периодом" [Рыбаков, 1979]. Интересно, и то, что период от трех до пяти утра многими эзотерическими источниками полагается моментом "Х", когда макрокосм и микрокосм
(космос и человек) "соприкасаются".
Состояние "нуль-перехода" помимо культовых моментов (например, "триумфальной церемонии" древних людей, состоящей в отработанных проявлениях массового "героического энтузиазма" (ритуальный триумфальный крик) который был связан, как пишет В.П. Казначеев, в большими психофизическими затратами
, что приводило к активизации полевой (целостной) организации раннего человека [Казначеев,
Спирин
, 1991, с. 120–124] используется и на чисто бытовом уровне. Так при чихании, когда имеет место переход от состояния относительного возбуждения к состоянию торможения нервных процессов, традиционно желается доброе здравие, так как данное состояние выступает в роли суггестивной установки. На
Востоке полагают, что в процессе чихания происходит стимуляция "третьего глаза" – центра ясновидения человека
. По этой же причине широко эксплуатируется состояние перехода к опьянению, которое
О
.Хайям определил так:
Когда
бываю трезв – нет радости ни в чем,
Когда
бываю трезв – ум затемнен вином.
Но
между трезвостью и хмелем есть мгновенье,
Которое
люблю за то, что жизнь есть в нем.
Перед тем, как поднять рюмку, особенно первую, произносится тост, имеющий обычно форму пожелания
, внушения. Интересно, что состояние опьянения, несущее в себе возможность приобщения к Высшему через "нуль-переход", может служить символом богопознания, называясь "реальностью высшего опьянения ", вводящего нас в "область Божественной силы, ломающей все ограничения, опрокидывающей все преграды, наполняющей нас Духом Святым" [Клеман, 1994, с. 249]. Нужно сказать и то, что для наркоманов особенно ценна первая волна "кайфа" после принятия наркотика, длящаяся считанные минуты.
По этой же причине так важны в момент перехода ко сну и пробуждения молитва для взрослого, если он религиозен, либо психологическая установка, если таковой религиозности не наблюдается, а также колыбельная
, сказка для ребенка. Вот почему дети любят слушать страшные истории (которые некоторые исследователи считают важнейшим компонентом детского развития), а взрослые – рисковать, играть в азартные игры и т.д. Именно поэтому переход к состоянию насыщения пищей (музыкой, зрелищами) широко используется человечеством и приобретает культурологическое значение, преломляясь как на примитивном уровне ("хлеба и зрелищ"), так и в формах изысканно-уточненных. Именно это обстоятельство является фокусом, в котором цементируются воедино две стороны культуры – духовная и материальная, где черпают свое основание прагматические и иррациональные культы человечества.
Именно поэтому имеют такую странно-притягательную силу похороны, ведь они фиксируют явление перехода
-переходов – из жизни в смерть. В связи с этим можно привести как пример обряд сати – сжигания
(самосожжения) вдов в Индии [Трегубов, Вагин, 1993; Хьюман, Ван, 1993]. В преддверии акта самосожжения женщина обычно входит в состояние мистического экстаза и, как считают, должна быть предметом поклонения. Кроме того, как верят индийцы, женщина в последние минуты перед сожжением приобретает способность к ясновидению, пророчеству [Амбелен, 1993]. Если это действительно имеет место, то данный феномен можно было бы объяснить эффектом "нуля-перехода", в сфере которого достигается слияние потенциального и актуального, все получает качество преобразования (и одновременно целостности
).
Состояние "нуля-перехода" достигается достаточно просто: необходимо волевым усилием поменять знаки своих психофизиологических режимов, войти в "третье состояние". Так, находясь в состоянии глубокой медитативной релаксации на фоне активного бодрственного ожидания возбуждающего стимула
(медитативные практики предусматривают в этом момент поддержание состояния удивления, ожидания, словом
– бодрствования духа [Каптен, 1993], мы как бы "повисаем в воздухе", то есть выходим из состояния торможения, но не входим в состояние возбуждения, "задерживаясь" в "нуль-переходе". Пафос данного состояния выразил бл. Августин, который, описал основную проблему человеческой экзистенции следующими словами: "Всякое прошедшее уже не есть существующее, а всякое будущее еще не есть существующее
, следовательно, прошедшее и будущее есть недостатки в бытии" [Опыт прав. догм. бо-
госл
.].
Самый же мощный процесс смены состояний есть переход из жизни в смерть, о чем пишем Р. Муди в книге "Жизнь после жизни" [Moody, 1977], где исследуются феномены клинической смерти [Гроф, Гали-
факс
, 1981; О часе смертном; Моуди, 1990]. Австралийский врач П. Калиновский в книге "Переход" описывает многочисленные случаи, когда умирающие люди получают возможность воспринимать реальность одновременно нашего и "потустороннего" мира [Калиновский, 1991; Osis, 1961; Царева, 1993]. Интересно, что многие древние посвящения, инициации оперируют системой понятий, в которой рождение и смерть называются одним и тем же словом. С этим же обстоятельством связан один из трех столпов христианской этики (Вера, Надежда, Любовь) – Надежда. Христианин, для того, чтобы стяжать себе Царствие Небесное должен постоянно пребывать в состоянии "предвкушения" смерти [Клеман, 1994, с. 136], ибо смерть в большинстве случаев происходит неожиданно. Постоянное ожидание смерти, "ношение" ее в себе может дать человеку возможность оборвать все привязанности к земному и погрузиться в пограничное
, "чемоданное", промежуточное между жизнью и смертью состояние. Именно поэтому М.Монтель в книге "Опыты" писал, что "размышлять о смерти – это значит размышлять о свободе. Кто научился уми-

22 рать
, тот разучился быть рабом. Готовность умереть избавляет нас от всякого подчинения. И нет в жизни зла для того, что постиг, что потерять жизнь – не зло". Как писал Гете,
И
доколь ты не поймешь
Смерть
для жизни новой,
Хмурым
гостем ты живешь
На
земле суровой.
В
связи с этим можно привести христианское учение о "смертнобожничестве" (обожествлении смерти ", констатирующем: наше спасение зиждется в смерти и страдании [Ивкин, Нагорная, 1994].
Феномен смерти эксплуатируется некоторыми культурами в виде ритуала жертвоприношения, выступающего средством "сношения" с "потусторонними" сферами, причем, как считается, чем значительнее жертва
, тем "шире" канал связи с ними. При этом в жертву могут приноситься не только растения и животные
(а также отдельные аспекты жизнедеятельности человека, например, его дыхание), но и целые народы
. Жертвой может выступать и Божественная Сущность. На Востоке полагают, что бытие, мир актуализируются как единство жертвы, приносящего жертву и места, где жертва приносится [Роллан, 1991].
То есть мир, актуализирующийся на счет жертвоприношения, обнаруживает реальность двух полярных взаимодействующих сущностей – жертвоприношения, поддерживается за счет акта жертвоприношения, генерирующего "нуль-переход" как стабилизирующее начало мира.
Интересно
, что в момент умирания любого организма, как показали опыты Кирлиан, у него значительно повышается энергетический тонус [Шишина, 1974; Кирлиан, Кирлиан, 1964], что позволяет, поднявшись на энергетическую "горку", "упасть" вниз – в смерть, пройдя канал преображения. Нечто подобное мы наблюдаем в жизни элементарных частиц: электрон, падающий с высшей электронной орбиты на низшую
, излучает энергию.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   38

перейти в каталог файлов


связь с админом