Главная страница
qrcode

Независимые историки и исследователи о Пророке... Альфонс Ламартин(1790-1869), французский писатель и политический деятель


НазваниеАльфонс Ламартин(1790-1869), французский писатель и политический деятель
АнкорНезависимые историки и исследователи о Пророке.
Дата06.02.2017
Формат файлаdoc
Имя файлаNezavisimye_istoriki_i_issledovateli_o_Proroke.doc
ТипДокументы
#35816
страница1 из 5
  1   2   3   4   5

Независимые историки и исследователи о Пророке Мухаммаде и влиянии ислама на развитие Человеческой цивилизации

Альфонс Ламартин(1790-1869), французский писатель и политический деятель сказал:

"… Никогда человек, вольно или невольно, не ставил перед собой столь высокой цели, потому что эта цель была сверхчеловеческой — подорвать суеверия, нагроможденные между созданием и Создателем, отдать Бога человеку и человека — Богу, восстановить разумную и святую идею Божества в хаосе материальных и искаженных идолопоклонничеством богов.Кого можно сравнить с ним (пророком Мухаммадом (да благословит его Аллах и приветствует) - прим.ред.), когда речь идет о трех измерениях: невероятно большая цель и изумительные результаты, достигнутые ничтожными средствами.

Все, что создавали самые знаменитые люди, — это оружие, законы, империи. Они создавали вообще, не более чем нечто материальное, что часто разрушалось на их глазах. Но такой человек, как Мухаммад, оказал свое влияние не только на армии, законы, империи, народы и династии, но и на миллионы людей, более того, на престолы, божества, религии, идеи, убеждения и души

На основе Книги, каждая буква которой стала законом, он создал духовный народ, объединивший людей всех рас, говорящих на всех языках. После себя он оставил незабываемую черту этого мусульманского народа — непримиримость к ложным божествам и страстное поклонение Единому Нематериальному Богу.

Это рьяное противостояние осквернение небес легло в основу добродетели сподвижников Мухаммада. Его чудом было завоевание трети земного шара вероучением; вернее чудо это сотворил не человек, а разум.

Его жизнь, его размышления, его героические противостояние, направленное на устранение предрассудков в его стране; его смелость противостоять яростным идолопоклонникам, его стойкость в терпении их в течение пятнадцати лет в Мекке; то, что он взял на себя роль объекта для общественных насмешек и чуть не стал жертвой своих соотечественников; в конце концов, его полет, его беспрестанные проповеди, его война с трудностями, его вера в успех и сверхчеловеческая уверенность в часы неудач; его терпимость после побед, его бесконечные молитвы, его мистические беседы с Богом, его смерть и триумф после смерти — все это говорит в пользу убежденности, а не обмана.

Философ, оратор, апостол, законодатель, воин, покровитель идей, реставратор рациональной веры, в которой нет места идолам, основатель двадцати земных империй и одной духовной - все это Мухаммад. Рассмотрев все критерии, по которым может оцениваться величие человека, мы можем смело спросить: есть ли более великий человек, чем он?"1

Махатма Ганди (1869-1948) — индийский мыслитель и лидер движения за освобождение Индии, сказал:

«Я хотел по-больше узнать об одном из лучших, кто сегодня имеет неоспоримую власть над сердцами миллионов людей.

Я пришел к убеждению, что не мечом занял Ислам свое место в устройстве жизни тех дней. Дело было в строгой простоте, абсолютной скромности пророка Мухаммада, его добросовестном отношении к своим обещаниям, глубокой преданности друзьям и сподвижникам, неустрашимости, абсолютной вере в Бога и в свою миссию. Именно это — не меч! - двигало их вперед и помогало преодолевать все препятствия. Когда я закрыл второй том (биографии пророка), мне стало жаль, что мне больше нечего читать о жизни этого великого человека.»2

Профессор К.С. Рамакришна Рао (Родился в 1932 году) — индийский профессор философии и парапсихолог, сказал:

«Личность Мухаммада очень трудно постичь полностью. Я могу уловить только отдельные стороны. Какая впечатляющая смена ярких сторон личности! Есть Мухаммад-пророк, Мухаммад-воин, Мухаммад-торговец Мухаммад-политик, Мухаммад-оратор,Мухаммад-реформатор, Мухаммад-покровитель сирот, Мухаммад–защитник рабов, Мухаммад освободитель женщин, Мухаммад-судья, Мухаммад-святой. И во всех этих внушительных ролях во всех сферах человеческой деятельности он — главный участник.

Принципы всеобщего братства и равенства людей, которые он провозгласил, внесли огромный вклад в возрождение человечества.

Все великие религии проповедовали одну и ту же доктрину, но пророк ислама применил теорию на практике; ценность ее будет вполне понята, возможно, спустя столетия, когда самосознание людей во всем мире пробудится, исчезнут расовые предубеждения и возникнет человеческое братство.

Говорят, честный человек — это лучшее творение Бога. Мухаммад был не просто честным. ОН был человечным до мозга костей. Свойственные человеку сострадание и любовь были музыкой его души. Служить человеку, совершенствовать человека, учить его, одним словом, делать его человеком — вот что было его главной целью, и этими словами можно описать всю его жизнь. В его мыслях, словах и делах польза для людей была его единственным вдохновением, его единственным ведущим принципом.» 3

Хьюстон Смит (родился в 1919 г.) - известный американский религиовед, сказал:

«Арабский пророк Мухаммад произвел революцию, равных которой нет в истории. Он стал основателем политического строя, который в конечном счете, распространился по всей планете. Закон такого государства будет основываться на справедливости и доброте. Его учение основано на идеях человеческого равенства, всеобщего взаимодействия и братства.»4

Анита Рай (родилась в 1975 г.) - известная индийская писательница, сказала:

«Мне достаточно того, что на сегодня Мухаммад является величайшим в мире, но почти не известным феминистом. Лично я, бесконечно благодарна Мухаммаду, который не только проявил участие к судьбе отчаявшихся и эксплуатируемых женщин, но и немедленно предпринял действия, вопреки всем неистовым противникам, которые улучшили участь женщины и дали ей реальные возможности. В течение многих веков женщина находилась в униженном положении перед своим господином-мужчиной, в то время как идущие из ее сердца просьбы о справедливости оставались неуслышанными, ибо услышать их было некому. Мухаммад изменил это раз и навсегда.»5

Доктор Густав Вейль (1808-1889) — немецкий востоковед, сказал:

«Мухаммад был блистательным примером для своего народа. Его характер был чист и незапятнан. Он был настолько скромен, что не принимал от сподвижников особых знаков почтения и не приказывал рабам делать ту работу, которую мог делать сам. Всякий мог к нему обратиться в любое время. Он навещал больных и был полон сочувствия ко всем. Его великодушие и щедрость были безграничны, как и его постоянная забота о благосостоянии общины.»6

Кристиан Снук Хюгронье (1857-1936) — нидерландский профессор и исследователь Ислама, сказал:

«Лига народов, основанная пророком Ислама, определила принципы международного единства и человеческого братства на такой универсальной основе, что это достойно быть примером для всех народов. Факт в том, что ни одна нация мира не может продемонстрировать ничего подобного тому, что сделал ислам в вопросе воплощения идеи Лиги наций».7

Знаменитый английский историк Эдвард Гиббон(1737-1794) и английский ориенталист Симон Оклей(1678-1720) написали:

«Это не пропаганда. Наше внимание приковано к длительной деятельности его (Пророка Мухаммада, - прим. ред.) религии. В Мекке и Медине ни на йоту не снижался градус изумительного воздействия этих кристально чистых идей. Роль Корана в качестве путеводной звезды для африканцев, азиатов и турок не меркнет. Сторонники этой идеологии страстно борются против любых отклонений и фракций, не теряя ни на микрон присущую им эмоциональность, оптимизм и рассудок.

Я свидетельствую о своем убеждении, что Аллах один единственный, а Мухаммад (да благословит его Аллах и приветствует) - Его Пророк!

Его живые проповеди продолжают благородно сплачивать единомышленников в рамках разума и религии».8

Анни Безант (1847-1933), известный теософ, борец за права женщин, писатель и оратор, сказала:

«Он (пророк Мухаммад, - прим. ред.) не был ни Цезарем, ни Папой. У него никогда не было таких претензий. За его спиной не было их войск. Ни о какой личной охране и речи не было. Он не имел ни жалования, ни определенного материального состояния. Никогда он не жил во дворцах.

Если кто-нибудь мог вести за собой массы лишь с помощью религиозных канонов, то это был Мухаммад (да благословит его Аллах и приветствует). Он никогда не нуждался в поддержке или в специальной одежде. Он никогда не переоценивал себя. Право быть Пророком, без сомнения, принадлежало ему.

Ныне те, кто исследует жизнь и взгляды этого Пророка (да благословит его Аллагь и приветствует), глубоко преклоняются перед его величием.

На эту тему я могла бы сказать многое, но в обобщенном виде я хотела бы отметить: любой текст о нем вызывает во мне чувство преклонения и восхищения. И надолго я остаюсь в плену этого замечательного учителя.»9

Уотт Монтгомери(1909-2006), британский арабист, почётный профессор Эдинбургского университета, засвидетельствовал:

«Во имя своих убеждений Мухаммад (да благословит его Аллагь и приветствует) был готов перенести любые мучения. Будучи лидером, он имел уравновешенный и устойчивый характер. Он высоко ценил людей и уважал их. Доказательством его величия являются его успехи. Величие его личности обеспечивает успех и его делу.

Его готовность терпеть гонения из-за своей веры, высокие моральные качества тех людей которые следовали ему и считали его своим лидером, и великолепие его конечных достижений — все это свидетельствует о его фундаментальной правдивости.

Ни одна из великих исторических фигур на столько недооценена на Западе как Мухаммад.

Возможное обвинение его в шарлатанстве было бы не выходом, а безвыходностью. Западу не известна другая личность, достигшая такого достоинства.»10

«Из всех величайших людей мира никого не оговаривали так, как Мухаммада. Причину этого понять легко. Ислам веками был большим врагом христианского мира, ибо христианский мир не сталкивался непосредственно ни с какими другими организованными государствами по мощи сопоставимом с исламским.»11

«Я не мусульманин в обычном понимании этого слова, хотя надеюсь, что я мусульманин в смысле «подчинившийся Богу», но я верю – истории, изложенные в Коране и других исламских источниках, - это истории божественной истины, из которых я и другие оксиденталисты могут многому научиться.

Ислам – несомненно сильный претендент на предоставление единой схемы религии будущего».12

Удо Шефер (род. 1926 году) — немецкий правовед, юрист и исследователь ислама, сказал:

«Заявление о том, что Мухаммад — обманщик, уже не поддерживает ни один современный исследователь. Личную откровенность пророка и искренность его убеждений сегодня признают все.»13

Джон Хопкинс Денисон (1870-1936) — американский социолог и физиолог, сказал:

«Мухаммад спас от гибели человеческую цивилизацию. Задумайтесь! Кто же учил людей тому, как строить великое общество, такое общество, в котором благословение снизойдет на каждого человека?»14

Тор Андре (1885-1947) — шведский историк-религиовед и епископ города Линчепинг, сказал:

«Добросовестность Мухаммада едва ли оспорит тот, кому знакома психология вдохновения.»15

Шведский король Густав III (1746-1792) пишет:

«Основа Ислама очень проста – это формула:

Нет бога, божества, заслуживающего служения, кроме Аллагьа”, и Мухаммаду (благословение Аллагьа и мир ему) была ниспослана эта истина. И не найдете в этой Книге (Коране - прим.ред.) ничего, что противоречит наукам нынешней эпохи. И заслуживает эта религия, чтобы ей последовали».16

Английский ученый-богослов, Лорд Давенпорт(1597-1670) написал:

«Ислам стремительно распространяется в основном по той причине, что он крайне требователен в вопросах нравственности. Мусульмане во время сражений щадили иноверцев, склонивших головы под мечи (т.е. сдавшихся на милость победителя). Отношение мусульман к христианам совершенно не сравнимо с тем, что допускали папы и короли в отношении верующих. Например, 24 августа 1592 года, то есть в ночь Варфоломеевской резни, по приказу короля Карла IX и королевы Екатерины в Париже и его окрестностях было убито шестьдесят тысяч протестантов. По сравнению с действиями, граничащими с варварством и вандализмом, совершенными христианами, отношение мусульман к немусульманам подобно невинности грудного младенца. Ислам среди других религий, погрязших в трясине небылиц и сомнений, поднялся с чистотой цветка и стал символом силы и ума.

Ислам привнесением смирения и милосердия вместо кровопролития привил людям добронравие, и поэтому, не прибегая к убийственному оружию, легко распространился в мире.

Можно сказать, нет народа и нации, которые бы сравнились с мусульманами в тяге и почтении к науке. Многие хадисы досточтимого Пророка являют образцы распространения науки и почтения к ней. Ислам отдает большее предпочтение науке, чем материальным ценностям.»17

Английский ученый-арабист Ричард Бэлл (1876–1952) сказал:

«Европа стоит на пороге большого упадка. За блестящим, великолепным фасадом таятся стрессы, безумие, самоубийства, душевные болезни, разврат, употребление наркотиков и алкоголя, разбой, изнасилования, невообразимый рост венерических заболеваний. Взаимная любовь и доверие друг к другу исчезли. Всех панически угнетает страх смерти. Нарушена целостность семьи и оборваны связи между ее членами. Правители государств не могут найти выхода из этого положения. Интеллектуальные круги бездействуют в нравственной пустоте. Перед Европой стоит единственный выбор. Единственный путь к спасению. Этот путь - Ислам. Другого выбора нет..»18

Американский биограф, профессор астрономии, физики и истории науки Майкл Х. Харт написал:

«Мое решение поставить Мухаммада во главу списка самых влиятельных людей в мире может удивить некоторых читателей и вызвать вопросы со стороны других, но он был единственным человеком в истории человечества, который достиг наибольших успехов как в религиозных, так и в мирских делах.

...И теперь, по прошествии 14 веков с момента его кончины, влияние этого человека на весь мир очень велико».19

Жюль Массерман, психоаналитик, профессор Чикагского университета, иудей по вероисповеданию сказал:

«Лидеры должны выполнять три функции: обеспечить благополучие и процветание своих подданных, обеспечить социальный порядок в обществе, в котором люди будут чувствовать себя в относительной безопасности, и сплотить свой народ единой системой убеждений. Такие яркие представители человечества, как Пастер и Сальк, являются лидерами в первом смысле, а такие, как Махатма Ганди и Конфуций, с одной стороны, и Александр Македонский, Юлий Цезарь и Адольф Гитлер - с другой, являются лидерами во втором и, возможно, в третьем смысле. Иисус Христос и Будда относятся только к третьей категории. Возможно, величайшим вождем всех времен и народов является Мухаммад, который в полной мере выполнил все эти функции. В меньшей степени Моисей сделал то же самое»20

Известный русский писатель, философ Л.Н. Толстой в своих выразил отношение к концепции Троицы, Божественного Иисуса, а так же Ислама21:

«Мир делал все что хотел, предоставляя церкви, как она умеет, поспевать за ним в своих объяснениях смысла жизни. Мир учреждал свою, во всем противную учению Христа жизнь, а церковь придумывала иносказания, по которым бы выходило, что люди, живя противно закону Христа, живут согласно с ним. И кончилось тем, что мир стал жить жизнью, которая стала хуже языческой жизни, и церковь стала не только оправдывать эту жизнь, но утверждать, что в этом-то состоит учение Христа»

— писал Толстой в Ясной Поляне в марте 1909. В итоге из-под его пера вышло немало ярко обличительных статей о церкви, изменившей Иисусу (они до сих пор являются классикой русского протестантизма). И, естественно, за этим последовало его официальное «отлучение от церкви» (по-гречески «анафема»), которая была провозглашена в храмах России. Это было потрясение для всей страны.

В дни мучительных поисков, окруженный непониманием, он писал в одном из писем:

«Я бы очень рад был, если бы вы были бы одной веры со мной. Вы вникните немножко в мою жизнь. Всякие успехи жизни — богатства, почестей, славы — всего этого у меня нет. Друзья мои, семейные даже, отворачиваются от меня. Одни — либералы и эстеты — считают меня сумасшедшим или слабоумным вроде Гоголя; другие — революционеры и радикалы — считают меня мистиком, болтуном: правительственные люди считают меня зловредным революционером; православные считают меня дьяволом. Признаюсь, что это тяжело мне… И потому, пожалуйста, смотрите на меня, как на доброго магометанина, тогда все будет прекрасно».

Русская женщина, вышедшая замуж за мусульманина Елена Ефимовна Векилова, писала Толстому, что ее сыновья желают принять Ислам, и спрашивала совета, как быть. Он отвечал:

«Что касается до самого предпочтения магометанства православию…, я могу только всей душой сочувствовать такому переходу. Как ни странно это сказать, для меня, ставящего выше христианские идеалы и христианское учение в его истинном смысле, для меня не может быть никакого сомнения в том, что магометанство по своим внешним формам стоит несравненно выше церковного православия. Так что, если человеку поставлено только два выбора: держаться церковного православия или магометанства, то для всякого разумного человека не может быть сомнения в выборе и всякий предпочтет магометанство с признанием одного догмата, единого Бога и Его Пророка, вместо того сложного и непонятного в богословии — Троицы, искупления, таинств, святых и их изображений и сложных богослужений…» (Ясная Поляна, 15 марта 1909)
  1   2   3   4   5

связь с админом