Главная страница
qrcode

Алистер Маклин Полярная станция Зебра


НазваниеАлистер Маклин Полярная станция Зебра
АнкорPolyarnaya stanciya Zebra .pdf
Дата23.04.2017
Размер1.51 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаPolyarnaya_stanciya_Zebra.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#38294
страница2 из 17
Каталогdmakro

С этим файлом связано 77 файл(ов). Среди них: Anesthesia_Considerations_for_Cosmetic_Facial_S.pdf, Neurotoxins_in_Cosmetic_Facial_Surgery.pdf, Oncoplastic_and_Reconstructive_Breast_Surgery.pdf, Mini_Open_Brow_Lift.pdf, Use_of_Injectable_Fillers_in_Cosmetic_Facial_Su.pdf, atlasofminimallyinvasivehandandwristsurgery-140.pdf, Plastic_Surgery_Secrets_Plus.pdf, kuerers_breast_surgical_oncology.pdf, Brow_and_Forehead_Lifting.pdf и ещё 67 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17
как становятся специалистами в этих вопросах?
Хансен наконец пошевелился и отвел взгляд от черно-белой круговерти за окнами столовой Доктор Карпентер у нас не на скамье подсудимых, — миролюбиво вмешался он. — Так что прокурорам я бы посоветовал заткнуться.
Они заткнулись. Эта небрежная, а порой и бесцеремонная фамильярность в отношениях офицера с подчиненными, эта атмосфера товарищества и терпимости в сочетании с грубоватыми шуточками и подковырками — сними я уже встречался, правда, очень редко.
Например, в славных экипажах фронтовых бомбардировщиков Королевских военно-воздушных сил. Подобные отношения складываются обычно в тесно связанной не только работой, но и бытом, группе высококвалифицированных специалистов, которые могут выполнять поставленные передними задачи только совместными усилиями. Такая фамильярность говорит вовсе не об отсутствии дисциплины, а как раз наоборот — о высочайшем уровне самодисциплины, о том, что каждый член такой группы ценит своего товарища не только как аса в своем делено и просто как человека. Несомненно, в этих содружествах существуют особые, неписаные правила поведения. Вот и здесь, на первый взгляд, Ролингс и Забринский вели себя с лейтенантом Хансеном развязно, малопочтительно, и тем не менее явственно ощущалась невидимая граница, которую ни один из них не переступал ни на шаг, Хансен же в свою очередь, даже одергивая подчиненных, ловко избегал командирских замашек, хотя периодически и не давал забыть, кто здесь является начальником. Ролингс и Забринский отстали от меня с вопросами и сцепились между собой, горячо обсуждая недостатки Шотландии вообще и Холи-Лох в частности как базы подводных лодок. В это время за окнами столовой проехал джип, под светом его фар закружился белый хоровод снежинок. Ролингс запнулся на полуслове и вскочил на ноги, потом задумчиво опустился на сиденье Все ясно, — объяснил он. — Заговор расширяется Вы заметили, кто это был — спросил Хансен.
— Еще бы не заметил Энди Бенди собственной персоной Будем считать, что я этого не слышал, Ролингс, — ледяным тоном заметил Хансен.
— Это был вице-адмирал Военно-морских сил США Джон Гарви, сэр Значит, Энди Бенди? задумчиво произнес Хансен. И улыбнулся мне Адмирал Гарви командующий Военно-морскими силами США в НАТО. Ну, доложу я вам, дело становится все увлекательнее. Хотел бы я знать, что он здесь делает

— Не иначе как вот-вот начнется третья мировая война, провозгласил Ролингс. — И
адмиралу самое время пропустить первый задень стаканчик до первого удара Он случайно нес вами летел на вертушке из Ренфру сегодня резко прервал его Хансен.
— Нет А может, вы с ним знакомы Даже имени его не слыхал раньше Чем дальше в лес, тем больше дров, — пробормотал Хансен. В последующие несколько минут наш разговор стал пустыми бессмысленным видимо, Хансен и его подчиненные доискивались про себя, с какой стати прилетел адмирал Гарви, а затем дверь столовой отворилась, и вместе с холодным ветром и снегом на пороге возник матрос в темно-синем бушлате. Он направился прямо к нашему столику Вам привет от капитана, лейтенант. Будьте так добры, проводите доктора Карпентера к нему в каюту.
Хансен кивнул, встали двинулся к выходу. На дворе уже лежал снег, тьма была хоть глаз выколи, а северный ветер прохватывал до костей. Хансен направился было к ближайшему трапу,
но тут же остановился, увидев, как несколько матросов и портовых рабочих, чьи фигуры казались призрачными, расплывчатыми в бесконечном мельтешении слабо освещенного снега,
осторожно вталкивают подвешенную торпеду в носовой люк. Повернувшись, он последовал к кормовому трапу. Мы спустились вниз, и здесь Хансен предупредил Ступайте осторожнее, док, тут и поскользнуться недолго.
Это было верно, и одна только мысль о ледяной воде Холи-Лох, подстерегавшей мои неверный шаг, помогла мне действовать безошибочно. Мы поднырнули под брезентовый тент,
прикрывающий кормовой люки по крутой металлической лесенке спустились вниз, в двигательный отсек, это было, сверкающее безукоризненной чистотой помещение, битком набитое выкрашенной в серый цвет аппаратурой и ярко освещенное не отбрасывающими тени флуоресцентными лампами Может, глаза мне завяжете, лейтенант — спросил я Нет смысла, — ухмыльнулся Хансен. — Если у вас есть допуск, это лишнее. Если же нет допуска — тоже лишнее. Все равно вы не сможете, а точнее — вам нес кем будет поболтать о том, что вы здесь увидите, по крайней мере, несколько ближайших лет, пока выбудете разглядывать окружающий мир из-за тюремной решетки.
Что ж, он опять был прав. Мне оставалось только последовать за ними мы беззвучно зашагали по черному каучуковому покрытию палубы, минуя торчащие на пути огромные механизмы, которые я бы определил как турбогенераторы для выработки электроэнергии. Новое нагромождение приборов, дверь, за нею очень узкий проход длиною футов тридцать. Когда мы шли по нему, я почувствовал сильную дрожь под ногами. Где-то там, должно быть, размещался ядерный реактор Дельфина. Наверняка он был именно здесь, прямо под нами. Я обратил внимание на круглые люки, расположенные на палубе вдоль всего прохода, скорее всего, они закрывали окна с защитными свинцовыми стеклами, служащие для осмотра и контроля и обеспечивающие максимально возможный доступ к ядерному оборудованию.
Конец прохода, еще одна дверь с крепкими запорами — и мы, судя по всему, очутились в центральном посту Дельфина. Слева размещалась отделенная переборкой радиорубка, справа куча мала приборов неизвестного мне назначения, а прямо впереди — большой штурманский стол. Дальше, за столом, виднелись массивные мачтовые опоры, а еще дальше двойной перископ с соответствующим оборудованием. Этот центральный пост по меньшей мере раза в два превышал те, что мне приходилось видеть на обычных подводных лодках, но все равно каждый квадратный дюйм его поверхности был занят аппаратурой, даже потолок нельзя было
разглядеть его покрывали хитроумно переплетенные кабели, фидеры и трубы всех диаметров и расцветок.
Передняя часть центрального поста была точной копией приборной доски современного многомоторного реактивного лайнера. Там располагались две отдельные штурвальные колонки авиационного типа, аза ними можно было разглядеть укрытые чехлами приборные доски. Перед колонками стояли два мягких кожаных кресла, они, насколько я смог заметить, были снабжены ремнями безопасности для фиксации штурвальных. Меня это немного удивило на какие же кульбиты и взбрыки способен Дельфин, если надо так привязываться.
На другом конце прохода, ведущего от центрального поста к носовой части корабля,
виднелось еще одно помещение, отделенное переборкой. Что там находилось, у меня не было времени разобраться. Хансен стремительно двинулся в проход, остановился у первой же двери слева и постучался. Дверь распахнулась, и перед нами возник коммандер Свенсон.
— Ага, вот ивы. Простите, что заставил ждать, доктор Карпентер. Мы отплываем в шесть тридцать, Джон. — это уже Хансену. — Успеете Смотря как пойдет дело с загрузкой торпед, капитан. — Мы берем с собой только шесть.
Хансен поднял брови, ноне стал возражать. Только спросил Загружаем их прямо в аппараты Нет, в стеллажи. Над ними еще надо поработать Запас не берем Нет.
Хансен кивнули удалился. Свенсон пригласил меня в каюту и закрыл за мной дверь. Если сравнивать с телефонной будкой, то каюта Свенсона выглядела все же попросторнее, ноне настолько, чтобы впадать от этого в восторг. Откидная койка, складная ванна, крохотный письменный стол со стулом, легкое складное кресло, сейф, несколько контрольных приборов над койкой — вот и все, что здесь было. Если бы вам взбрело в голову станцевать твист, вам пришлось бы изгибаться самым немыслимым образом, не сдвигая ног с центра каюты Доктор Карпентер, — сказал Свенсон, — позвольте представить вам адмирала Гарви,
командующего Военно-морскими силами США в НАТО.
Адмирал Гарви поставил стакан, который держал в руке, встал со стула и протянул мне руку. Когда он стоял вот так, ноги вместе, я не мог не обратить внимание на изрядный просвет между его коленями и понял, наконец, смысл его прозвища Энди Бенди: адмирал родился если не ковбоем, как Хансен, то уж точно кавалеристом. Это был высокий мужчина со здоровым цветом лица, белыми волосами, белыми бровями и блестящими голубыми глазами. В его облике проглядывало что-то невыразимое словами, но присущее старшим морским офицерам всего мира независимо от расы и государственной принадлежности. — Рад познакомиться, доктор
Карпентер, — сказал он. — Извините за, гм, не слишком радушный приемно коммандер
Свенсон действовал строго по инструкции. Его люди позаботились о вас Они позволили мне купить им по чашечке кофе в столовой Все они неслухи, эти ядерщики. Боюсь, что известное всему миру американское гостеприимство оказалось под угрозой. Виски, доктор Карпентер?
— А я слышал, что на американских кораблях сухой закон, сэр Вот именно, сынок, вот именно. Кроме небольшого запаса для медицинских целей,
разумеется. Это из моего собственного резерва. он извлек карманную фляжку размером с солдатскую баклагу, потянулся за стаканчиком для чистки зубов. — Рискнув посетить заброшенные скалы в Шотландии, предусмотрительный человек принимает необходимые меры, Я обязан извиниться перед вами, доктор Карпентер. Я встречался вчера вечером с адмиралом Хьюсоном и собирался прилететь сюда еще утром, чтобы убедить коммандера

Свенсона взять вас на борт, но, увы, опоздал Убедить, сэр Да, убедить, — он вздохнул. — Капитаны наших ядерных субмарин, доктор Карпентер,
люди тяжелые и обидчивые. Свои корабли они рассматривают как безраздельную собственность, порой можно подумать, что каждый из них главнейший держатель акций
«Электрик Боут Компани» в Гротоне, где почти все эти лодки строились. — он поднял стакан. — Удачи коммандеру и вам!
Надеюсь, вы сумеете отыскать этих чертовых бедолаг-погорельцев. Ноя бы оценил ваши шансы на успех как один из тысячи И все же, думаю, сэр, мы их найдем. Вернее, коммандер Свенсон их отыщет Откуда такая уверенность — он помедлил. — Интуиция Можно итак назвать. Он поставил стакан, глаза его потухли Должен признаться, адмирал Хьюсон так ничего толком про вас и не сообщил. Так кто же вы, доктор Карпентер? Чем занимаетесь Наверно, он все-таки сообщил вам это, адмирал. Я просто врач, прикомандированный к

Военно-морским силам для выполнения Морской врач Ну, не совсем. Я Вы штатский, что ли?
Я кивнул. Адмирал и Свенсон обменялись многозначительными взглядами, даже не потрудившись скрыть их от меня. Если у них вызвала бурную радость перспектива иметь на борту новейшей, секретной американской субмарины непросто иностранца, а вдобавок ко всему и штатского, то они скрыли эту радость весьма умело. Адмирал Гарви только сказал Ну что ж, продолжайте Да это, в общем-то, и все. По заказу флота я исследую влияние на здоровых людей окружающей обстановки. Скажем, как люди реагируют на экстремальные условия Арктики или тропиков, как они переносят невесомость вовремя имитации полетов в космосе или высокое давление, когда им приходится покидать затонувшую подлодку. В основном Подлодку. — адмирал Гарви мигом вцепился в это слово. — Значит, выходили в морена подводных лодках, доктор Карпентер. Я имею ввиду в настоящее плавание Приходилось. Мы обнаружили, что никакая имитация не может заменить реальной эвакуации экипажа с глубины.
Лица у адмирала и Свенсона стали еще более удрученными. Иностранец плохо. Штатский еще хуже. Но штатский иностранец, имеющий опыт работы на подводных лодках, — это вообще нив какие ворота не лезет. Сообразить, что они думают, мне было нетрудно. Я бы на их месте тоже чувствовал себя не в своей тарелке А почему вас так интересует дрейфующая станция Зебра, доктор Карпентер? — резко спросил адмирал Приказ направиться туда я получил от Адмиралтейства, сэр Это я знаю, это я знаю, — устало проговорил Гарви. — Адмирал Хьюсон мне все прекрасно объяснил. Но почему именно вы, Карпентер?
— Я немного знаком с Арктикой, сэр. И известен как специалист в области лечения людей,
подвергшихся продолжительному воздействию арктической среды, обмороженных и заболевших гангреной. Вероятно, я смогу спасти руки, ноги, а то и жизнь тем людям, которым ваш бортовой врач не сумеет оказать нужной помощи За пару часов я собрал бы здесь полдюжины таких специалистов, спокойно возразил
Гарви. — В том числе и офицеров Военно-морских сил США
Нет, этого недостаточно, Карпентер.
Дело осложнялось. Пришлось заехать с другой стороны. Я сказал Мне хорошо известна дрейфующая станция Зебра. Я помогал выбирать место ее расположения. Я помогал оборудовать городок. Начальник станции майор Холлиуэлл — мой старый и очень близкий друг. Последняя фраза была правдивой только наполовину, ноя чувствовал, что сейчас не время и не место что-то менять в моей версии Ну, хорошо, хорошо, — задумчиво произнес Гарви. — Новы по-прежнему стоите на том,
что вы — самый обычный врач Я выполняю разные задания, сэр Разные задания В этом я не сомневаюсь. И все-таки, Карпентер, если вы всего лишь заурядный лекарь, то как вы мне объясните вот это — он взял со стола бланк радиограммы и протянул его мне. — Коммандер Свенсон сделал по радио запрос в Вашингтон относительно вас. Это мы получили в ответ.
Я взглянул на бланк. Там было написано Репутация доктора Карпентера не вызывает сомнений. Вы можете доверять ему полностью, повторяю — полностью. При необходимости ему должны быть предоставлены любые средства и любое содействие, за исключением тех, что ставят под угрозу безопасность вашей субмарины или жизнь членов вашего экипажа».
Радиограмму подписал начальник управления военно-морских операций Весьма порядочно со стороны начальника управления, должен вам заметить, — я вернул радиограмму адмиралу. — Получив такую рекомендацию, о чем вы еще беспокоитесь По- моему, это любого должно устроить Меня это не устраивает, — угрюмо заметил Гарви. Именно на мне лежит исключительная ответственность за безопасность Дельфина. Эта депеша дает вам в какой-то степени карт-бланш действовать так, как вы сочтете необходимым, вы даже можете потребовать от коммандера Свенсона, чтобы он действовал вразрез со своими планами. Этого я не могу допустить А какое теперь имеет значение, можете вы или не можете это допустить?
Вы получили приказ. Почему вы его не выполняете Он не врезал мне в челюсть.
Он даже глазом не моргнул. Похоже, его самолюбие даже не было уязвлено тем, что от него скрывали причину моего приезда сюда. Кажется, ив самом деле единственное, что его беспокоило, была безопасность подводной лодки. Он заявил Если я решу, что для Дельфина важнее продолжать нести свою боевую вахту, чем мчаться сломя голову к черту на кулички, или если я посчитаю, что ваше пребывание на борту опасно для подводной лодки, я имею право отменить приказ НВМО. Я сам командующий и нахожусь здесь, на корабле. И меня все это не устраивает.
Ситуация все больше запутывалась. Адмирал меня не запугивал, он явно таки собирался поступить как видно, он был из тех, кому наплевать на последствия, если они чувствуют свою правоту. Я взглянул на своих собеседников, взгляд этот был медленный, раздумчивый, я надеялся, что в нем отразились сомнения и колебания. На самом же деле я лихорадочно заготавливал подходящую сказочку, которая была бы убедительной для обоих моряков. После того как я вдоволь поколебался и поразмыслил, я понизил голос на несколько децибел и проговорил Эта дверь не пропускает звуков Более-менее, — ответил Свенсон. Подлаживаясь под меня, он тоже заговорил вполголоса Яне хочу вас оскорблять и не потребую, чтобы вы поклялись сохранять тайну и все такое прочее, — ровным тоном произнеся Но хочу зафиксировать, что на меня было оказано
сильное давление и я открываю вам некоторые вещи только из-за угрозы адмирала Гарви не допустить меня на борт, если я не удовлетворю ваши пожелания На меня это не подействует, — заявил Гарви, — Как знать. Ну, ладно, джентльмены,
факты таковы. Официально "Зебра считается метеорологической станцией министерства авиации. Действительно, она принадлежит министерству авиации, но только пара сотрудников из всех является специалистами-метеорологами. Адмирал Гарви снова наполнил зубной стаканчики молча передал его мне, лицо его при этом оставалось неподвижным.
Старикан определенно умел скрывать свои мысли Зато, — продолжал я, — среди сотрудников вы можете найти лучших в мире специалистов в области радиотехники, радиолокации, вычислительной и измерительной техники, даже теплолокации, а собранная там аппаратура является вершиной научной мысли.
Неважно как, нонам удалось установить последовательность сигналов, которые русские посылают в последнюю минуту перед запуском ракеты. На станции Зебра установлена огромная параболическая антенна, способная перехватывать и усиливать подобные сигналы сразу же после их передачи. Радиолокатор и инфракрасный радар дальнего действия мгновенно определяют пеленг цели, и уже через три минуты после запуска выдают высоту и направление полета ракеты с самыми незначительными погрешностями. Все это, как вы понимаете, делается с помощью компьютеров. Еще через минуту эту информацию получают все противоракетные станции между Аляской и Гренландией. Еще минута — и стартуют противоракеты на твердом топливе с инфракрасным наведением. Таким образом, ракеты противника будут перехвачены и уничтожены, не нанеся никакого ущерба, высоко над просторами Арктики. Если вы посмотрите на карту, то увидите, что в настоящее время дрейфующая станция Зебра находится практически всего лишь в двух шагах от стартовых позиций русских ракет. Она на многие десятки и даже сотни миль ближе к ним, чем объекты системы дальнего обнаружения ракет.
Словом, это новый уровень нашей обороны В этих вопросах я мелкая сошка, — спокойно заметил Гарви. — Я и знать не знал ни о чем подобном.
Меня это не удивило. Я и сам ни о чем подобном не слышал, я просто выдумал все это минуту назад. Интересно только, как поведет себя командир Свенсон, когда, а вернее — если попадет на станцию Зебра. Ну, да ладно, когда гром грянет, тогда и будем креститься. А пока меня заботило только одно попасть на станцию Во всем мире, продолжал я, — едва ли найдется дюжина людей, помимо персонала самой станции, которым все это известно. Ну, а теперь ивы это знаете. И можете сами оценить,
как жизненно важно для свободного мира, чтобы станция продолжала функционировать. А если что-то произошло, то необходимо как можно скорее установить, что именно произошло, и быстро вновь привести станцию в рабочее состояние Я остаюсь при своем мнении вы — непростой врач, — улыбнулся Гарви.
Коммандер Свенсон, сколько времени вам потребуется на подготовку Загрузить торпеды, пополнить продовольственный НЗ, прихватить теплую одежду для
Арктики — вот и все, сэр И только-то? Вы же говорили, что собираетесь немного понырять возле базы, чтобы проверить маневренность лодки под водой. Сами знаете, недокомплект торпед смещает центр тяжести Да, собирался — пока не услышал рассказ доктора Карпентера. Но теперь я также, как ион, хочу как можно скорее попасть на станцию, сэр. Посмотрю, есть ли нужда в срочной проверке рулей, если нет, мы разберемся с этим уже в пути Что ж, это ваш корабль, — согласился Гарви. — Кстати, где вы поселите доктора


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

перейти в каталог файлов


связь с админом