Главная страница

Мой бедный, бедный мастер.... Б. В. Трофимов в оформлении использованы фрагменты иллюстраций Б. А. Маркевича к роману М. А. Булгакова Мастери Маргарита


Скачать 17,68 Mb.
НазваниеБ. В. Трофимов в оформлении использованы фрагменты иллюстраций Б. А. Маркевича к роману М. А. Булгакова Мастери Маргарита
АнкорМой бедный, бедный мастер....pdf
Дата30.03.2019
Размер17,68 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаMoy_bedny_bedny_master.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#28359
страница1 из 102
Каталогsergeidemidov

С этим файлом связано 38 файл(ов). Среди них: Пасхальное телеобращение Святейшего Патриарха Московского и всея, Пасхальное послание Святейшего Патриарха Кирилла. 2017.docx, Turmalina.rar, Svetlov_I_-_Prerafaelity_Epokhi_Stili_Naprav.pdf, Moy_bedny_bedny_master.pdf, Bulgakov_M_A_Moy_bedny_bedny_master_2006.djvu, Dyshlevaya_I_A_-_Kurs_ispanskogo_yazyka_dlya_pr.pdf, Dyshlevaya_I_A_-_Ispansky_yazyk_Praktikum_po_ra.pdf, Outcomes_Pre-Int_CD_1.rar, Enigma_-_2009_-_The_Platinum_Collection_-_CD2.rar и ещё 28 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   102

УДК 882-3
ББК84(2Рос=Рус)6 Б 95 Издано при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям в рамках Федеральной целевой программы Культура России Научный редактор доктор филологических наук
Б.В.Соколов Художник
Б.В.Трофимов В оформлении использованы фрагменты иллюстраций Б.А.Маркевича к роману М.А.Булгакова Мастери Маргарита
Булгаков МА. Б 95 Мой бедный, бедный мастер Полное собрание редакций и вариантов романа Мастери Маргарита Михаил Булгаков; издание подготовил В.И.Лосев; научн. ред.
Б.В.Соколов. — М Вагриус, 2006. — 1006 с.
ISBN 978-5-9697-0364-3 Известный знаток творчества Михаила Булгакова В.И.Лосев реконструировал историю создания одного из самых известных романов XX века. В томе представлены все сохранившиеся важнейшие редакции романа. Каждый из текстов заметно отличается от последующих, каждый по-новому интерпретирует описываемые события и героев закатного романа, добавляя к ним новые яркие штрихи. Представлен в томе и канонический текст Мастера и Маргариты. Для любящих творчество М.А.Булгакова чтение этого подробно и сознанием дела откомментированного тома — увлекательнейшее занятие. Читатель проследит эволюцию замысла, увидит, как крепла рука мастера, как преображалось произведение, связанное тончайшими нитями с современной писателю действительностью.
УДК 882-3
ББК84(2Рос=Рус)6 Охраняется Законом РФ об авторском праве
ISBN 978-5-9697-0364-3
© Булгаков МА. (наследники, 2006
© Лосев В.И., составление, вступительная статья, комментарии, 2006
© Маркевич Б.А., иллюстрации, 1994
© Оформление. ЗАО «Вагриус», 2006
БОГ ПОРУГАЕМ НЕ БЫВАЕТ Трудно назвать в русской литературе писателя, который в той или иной форме не коснулся бы так называемой бесовской темы. Чаще всего эти загадочные персонажи действовали в сатирических произведениях, но иногда они становились героями сочинений серьезных, трагических. Михаил Булгаков, опиравшийся на творческий опыт Гоголя, Достоевского, А.К.Толстого,
Н.П.Вагнера, В.И.Крыжановской-Рочестер и др, сумел придать этой специфической теме свои особые черты, вытекающие из нерадостной действительности двадцатых-тридцатых годов прошлого столетия (Похождения
Чичикова», «Дьяволиада» и др. Писатель смог отразить сложнейшие события своей эпохи в исторических текстах древнейшего времени, прибегая зачастую к тайнописи, которую не всегда можно расшифровать даже специалисту. При этом герои — представители якобы трансцедентной силы — использовались писателем для решения многосложных и разнообразных художественных задач, в совокупности представлявших собой события, реально развивавшиеся в Москве (красном Ершалаиме») и вокруг Булгакова. В Мастере и Маргарите, самом великом своем романе, Булгаков причудливо смешал фантастическое и реальное. Здесь персонажи из ада играют ключевые роли. В романе-эпопее, над которым художник трудился примерно десять лет,
Булгаков, по сути, выразил свое отношение к совершившейся в России входе революционных преобразований коренной перестройке всех основ народной и государственной жизни. Разумеется, ив более ранних своих произведениях он касался этой проблемы, но делал это не так масштабно. В Мастере и Маргарите оценка новой действительности дана Булгако­
вым в самой резкой, порой уничтожающей форме. Любопытно, что даже ближайший друг писателя П.С.Попов, ознакомившись с содержанием последней редакции романа, так характеризовал его в письме к Е.С.Булгаковой от 27 декабря 1940 года Конечно, о печатании не может быть речи. Идеология романа — грустная, и ее не скроешь. Слишком велико мастерство, сквозь него все ярче проступает. А мрак он еще сгустил, кое-где не только не завуалировала поставил точки над i. В этом отношении я бы сравнил с Бесами Достоевского. У Достоевского тоже поражает мрачная реакционность — безусловная антиреволюционность. Меня Бесы тоже пленяют своими художественными красотами, но — из песни слов не выкинешь — и идеология крайняя. И у Миши также резко. Но сетовать нельзя. Писатель пишет по собственному внутреннему чувству — если бы изъять идеологию Бесов, не было бы так выразительно. Мне только ошибочно казалось, что у Миши больше все сгладилось, уравновесилось (Попов сравнивает последнюю редакцию романа с более ранними вариантами, имевшими свои плюсы и минусы. — В.Л.), — какой тут В этом отношении чем меньше будут знать о романе, тем лучше. Гениальное мастерство всегда остается гениальным мастерством, но сейчас роман неприемлем. Должно будет пройти лет 50—100. Но. надо беречь каждую строку — в связи с необыкновенной литературной ценностью (См М.Булга­

ков. Письма. МС. Важнейшим стимулом к написанию масштабного романа о новой российской действительности, несомненно, послужило богоборчество, ставшее государственной политикой новой власти. Булгаков рассматривал это явление как целенаправленное уничтожение основ тысячелетней русской духовности и государственности. Уже в Белой гвардии он пытался заострить внимание на этой проблеме, создав удивительный по художественной силе образ русского интеллигента Ивана Русакова, писавшего для либеральных журналов богоборческие стишки. Нов последующие годы богоборчество в стране стало обретать еще более агрессивный характер, началось массовое истребление духовенства. О реакции Булгакова на эти события можно судить по его дневниковым записям от 5 января 1925 года Сегодня специально ходил в редакцию Безбожника. Она помещается в Столешниковом переулке. Был с МС. (Митей Стоновым. — В.Л.), ион очаровал меня с первых же шагов.
— Что, вам стекла не бьют — спросил он у первой же барышни, сидящей за столом.
— То есть, как это (растерянно. Нет, не бьют (зловеще.
— Жаль. Хотел поцеловать его в его еврейский нос. Оказывается, комплекта за 1923 год нету. С гордостью говорят — разошлось. Удалось достать 11 номеров за 1924 год. Тираж, оказывается, 70 тысячи весь расходится. В редакции сидит неимоверная сволочь, выходит, приходит маленькая сцена, какие-то занавесы, декорации. На столе, на сцене, лежит какая-то священная книга, возможно, Библия, над ней склонились какие-то две головы
— Как в синагоге, — сказал Митя, выходя со мной. Меня заинтересовало, насколько процентов все это было сказано для меня специально. У меня такое впечатление, что несколько лиц, читавших Белую гвардию в России, разговаривают со мной иначе, как бы с некоторым боязливым, косоватым почтением. Митин отзыв об отрывке Б. гв.» меня поразил, его можно назвать восторженным, но еще до его отзыва окрепло что-то у меня в душе. Ужасно будет жаль, если я заблуждаюсь. Когда я бегло проглядел у себя дома вечером номера Безбожника, был потрясен. Соль не в кощунстве, хотя оно, конечно, безмерно, если говорить о внешней стороне. Соль в идее, ее можно доказать документально Иисуса Христа изображают в виде негодяя и мошенника, именно его. Нетрудно понять, чья это работа. Этому преступлению нет цены. Большинство заметок в Безбожнике подписано псевдонимами. А сову эту я разъясню (М.Булгаков. Дневник. Письма 1914—1940. МС. В этой записи важно все, но особенно хотелось бы обратить внимание на две заключительные фразы Этому преступлению нет цены и А сову эту я разъясню. Первая указывает назначение и место данной темы в будущем романе, а вторая — на желание писателя точно указать нате силы, которые сознательно проводили губительную для народа антихристианскую политику. Весьма примечателен и факт приобретения писателем комплекта Безбожника. Разумеется, ему он был необходим для творческой работы, для будущего романа (проведенный нами анализ содержания Безбожника за й и другие годы показал, что Булгаков очень внимательно изучил заметки, помещенные в журнале, и использовал их при написании первых глав романа. Вообще следует отметить писатель обладал прекрасной личной библиотекой и замечательной коллекцией документов, которые, к великому сожалению, в значительной степени утрачены. Но кое-что все же сохранилось, в том числе и материалы, относящиеся к богоборческой теме. Среди них выделяются сочинения небезызвестного Демьяна Бедного, послужившего одним из многочисленных прототипов Михаила Александровича Берлиоза
(ИРЛИ. Ф. 369. №560). Необходимо особо подчеркнуть, что вклад этого плодовитого поэта в оболванивание и растление и без того несчастного народа был огромен. В течение пятнадцати лет он едва лине каждый день печатался одновременно во всех центральных органах печати, используя почти всегда один и тот же жанр — поэтический фельетон. Сокрушительные удары наносились им преимущественно по врагам революции, среди которых напер вом месте стояла Русская православная церковь. Булгаков внимательнейшим образом следил за его творчеством. Как справедливо замечает
Н.Б.Кузякина, на протяжении многих лет Демьян Бедный был невольным литературным раздражителем для Булгакова» (Михаил Булгаков и Демьян Бедный // М.А.Булгаков-драматург и художественная культура его времени. МС. С окончанием Гражданской войны Д.Бедный направляет свое ядовитое жало против религии. Примером может служить его сочинение Занимательная, дива и любопытства достойная, силы благочестия и убеждения исполненная и красноречием дышащая повесть о том, как Четырнадцатая дивизия в рай шла (М, 1923), где поэт глумится и над похотливым попом, и над апостолом Петром, и над целомудренной старушкой Маланьей, и над убиенными кавалеристами. Все представлено в каком-то разгульном смраде, в котором праведная Маланья не может найти пристанища апостол Петр не пропускает ее в рай по причине девственности Христова Невеста. К плоти презрение А от доктора есть у тебя удостоверение На это развязное сочинение Булгаков ответил прекрасной новеллой о вахмистре Жилине в романе Белая гвардия, после прочтения которой еще ярче вырисовывается вся низость официального поэта номер один. А в своем дневнике Булгаков сделал несколько прекрасных записей о Боге.
18 октября Итак, будем надеяться на Бога и жить. Это единственный и лучший способ 26 октября В минуты нездоровья и одиночества предаюсь печальными завистливым мыслям. Горько раскаиваюсь, что бросил медицину и обрек себя на неверное существование. Но, видит Бог, одна только любовь к литературе и была причиной этого. Ноне будем унывать. Сейчас я просмотрел Последнего из могикан, которого недавно купил для своей библиотеки. Какое обаяние в этом старом сентиментальном Купере! Тип Давида, который все время распевает псалмы, и навел меня на мысль о Боге. Может быть, сильными смелым Он ненужен, но таким, как я, жить с мыслью о Нем легче В русском зарубежье Демьян Бедный стал притчей во языцех — настолько прославился своими виршами. Саша Черный, написав о нем такие едкие строки в варшавской газете За свободу (10 ноября 1924 г, № 302), видимо, отразил общее мнение эмиграции Военный фельдшер, демагог, Делец упитанный и юркий, Матросской бранью смазав слог, Собрал крыловские окурки.
Семь лет Демьяновой ухой Из красной рыбы, сплошь протухшей, Он кормит чернь в стране глухой, Макая в кровь язык опухший. Разумеется, в Варшаве, Берлине и Париже могли так писать о Д. Бедном, нов коренной России даже самые влиятельные и смелые критики ограничивались лишь репликами о том, что в его творчестве избыток ненависти ярой, тяжелой, черноземной, низовой, жгучей, густой (А.К.Воронский. Лите­
ратурно-критические статьи. МС. Зато в своем дневнике Булга­
ков не без удовольствия записал 23 декабря 1924 года «Василевский [Не-Бук- ва] рассказал, что Демьян Бедный, выступая перед собранием красноармейцев, сказал
— Моя мать была блядь (М.Булгаков. Дневник. Письма. С. 76). Эту запись Булгаков наверняка вспомнил в апреле года, когда в Правде, главной газете страны, появился Новый завет без изъяна евангелиста Демьяна, вызвавший негодование в христианском мире. В результате во многих странах (прежде всего в Англии) был введен запрет на ввози продажу газеты Правда. И тем не менее Правда продолжала в течение почти двух месяцев печатать евангелие Демьяна. К сожалению, нес охранило с ь ни дневников писателя, ни его писем за этот период, и потому мы не знаем, как конкретно реагировал Булгаков на чудовищную выходку Демьяна Бедного (напомним лишь его запись в дневнике по поводу богохульских публикаций в Безбожнике Этому преступлению нет цены. Но сравнительно недавно был обнаружен в архивах политического сыска документ, убедительно свидетельствующий о том, что евангелию Демьяна Булгаков придавал первостепенное значение. На новый опус Д.Бедного Булгаков обратил свое пристальное внимание не только потому, что в нем нагло выпирало кощунство над Иисусом Христом и над евангельскими повествованиями, но и потому, что автор протаскивал в сознание масс некоторые идеи, не совсем чуждые русской и европейской интеллигенции, оспаривавшей важнейшие положения канонических Еван­
гелий. Приведем характерный отрывок из демьяновского текста Эли Эли Лама савахвани?» Как этот крикни поверни, Выходит одно и тоже Боже, мой боже Зачем ты меня оставил Евангелист Лука это место подправил, Не обмолвился окрике ни словечком одним. Евангелист Иоанн, вслед за ним, Тоже этот крик отчаяния Оставил без упоминания. Потому что как же, в самом деле Не божья ль душа была в распятом теле. Ведь это же ставит под сомнение Веру Иисуса в свое воскресение. В деле М.А.Булгакова», заведенном на писателя в ОГПУ, сохранилось Послание евангелисту Демьяну. Оно было изъято у Булгакова вовремя обыскана его квартире в мае 1926 года вместе с рукописями Собачьего сердца и дневниками. В Послании содержалась резкая отповедь Д.Бедному. Расходившееся в списках под фамилией С.Есенина стихотворение было опубликовано в ряде зарубежных изданий и приобрело международное звучание. Так, парижская газета Последние новости (15 июля 1926 г, публикуя Послание евангелисту Демьяну, в предисловии под названием Отповедь отмечала Верный господскому приказу, Ефим Придворов, он же поэт Демьян Бедный, написали напечатал недавно весьма кощунственное произведение, возмутившее не одних верующих, назвав его евангелием. Придворному поэту ответил поэт независимый, стихи которого, конечно в рукописном виде, приобрели в Москве большую популярность. Распространялись они за подписью Сергея Есенина ив качестве таковых нам присланы.
«Есенинское» в них есть несомненно, ему же они легко могли принадлежать по общему духу вряд ли также кто-нибудь, кроме Есенина, осмелился на такую отповедь но доказательств принадлежности их ему у нас нет Приведем из Послания небольшой, но характерный отрывок Нет, ты, Демьян, Христа не оскорбил, Тыне задел Его своим пером нимало. Разбойник был, Иуда был. Тебя лишь только не хватало. Ты сгусток крови у Креста Копнул ноздрей, как толстый боров, Ты только хрюкнул на Христа, Лакей Ефимович Придворов. Родственники Сергея Есенина категорически отрицали авторство поэта. Так, 4 апреля 1926 года в Правде появилось следующее опровержение сестры поэта Екатерины Есениной: За последнее время в Москве частным образом распространяются стихи, приписываемые перу покойного брата моего. Что касается Послания Демьяну Бедному, то категорически утверждаю, что это стихотворение брату моему не принадлежит. Однако такого рода опровержения только укрепляли уверенность автор послания — Сергей Есе­
нин, что лишь служило росту популярности и покойного поэта, и стихотво­
рения-отповеди. Булгаков, хранивший и изучивший Послание, был уверен, что его автор — Есенин (итак и считалось вплоть до 1994 года — до открытия некоторых документов в архивах ОГПУ). Но, как свидетельствуют документы, настоящим автором Послания был малоизвестный журналист, коммунист (!) Н.Н.Горбачев (см Независимая газета. 1994. 29 апреля. Позже, конспектируя работу Анри Барбюса Иисус против Христа МЛ, Булгаков обратил внимание наследующую мысль французского писателя На кресте Он просит своего любимого ученика Иоанна заботиться отныне о его престарелой матери Он восклицает Боже мой, Боже мой, за что Ты меня оставил Этот крик человеческого сожаления и поражения, в отчаянии хватающегося за библейское воспоминание, крик, который находится в сильнейшем противоречии с мнимой миссией Иисуса как искупителя, крик, приведенный в греческом тексте Марка по-арамейски, так, как воскликнул Иисус, является реальной и мучительной реликвией в поглотивших его столетиях и грозовых туманах легенд "Эли, Эли, Лама савахвани?"» (с. 134). Так что не только словесное зловоние богохульства распространял Д.Бед- ный, но и упорно копал подосновы православия, чем, кстати, занимались в то время — под руководством берлиозов — сотни и тысячи черных доброхотов, сочиняя свои научные опусы и евангелия. Несомненно, кощунственное евангелие от Демьяна послужило для Бул­
гакова решительным толчком к написанию нового романа, о чем свидетельствует и упомянутый нами документ.
Исследователи часто пишут, что Д.Бедный — прототип Иванушки Бездомного. Это вряд ли верно. Д.Бедный был для Булгакова явлением фантастическим, почти неправдоподобным писатель дивился, что русский народ может породить таких чудищ. Скорее, образ Ивана Бездомного — собирательный, в нем нашли отражение черты многих поэтов Ивана Приблудного, Александра Жарова и др. Такие же люди, как Демьян Бедный, помысли писателя, окончательно выбрали свой земной путь, и изменить его они не могут. Первые редакции романа Булгаков уничтожил (сохранились лишь фрагменты, а Д.Бедный с неубывающей бесовской энергией продолжал печатать свои богохульные вирши. Нет никаких сомнений в том, что попытки возвращения Булгакова к роману в 1930 и 1931 годах, а затем и окончательное возвращение к нему в м состоялось и по причине все нарастающего в стране богоборчества, в котором Д.Бедный продолжал играть первостепенную роль. Хуля с возрастающим цинизмом Православную церковь, он сосредоточил свое внимание на храме Христа Спасителя. 31 января 1930 года Известия сообщали в Тифлисе приступили к сносу бывшего военного собора, на его месте будет построена публичная библиотека. Ниже были помещены восторженные стихи Д.Бедного: Айда Тифлис! Собор — на снос А мы в Москве ужель так слабы
«Христа-Спасителя» б давно-с... Библиотечка где была бы
18 июля 1930 года в Известиях было напечатано постановление по строительству Дворца Советов при ЦИК СССР, где объявлялся открытый конкурс на проект дворца и сообщалось, что храм Христа Спасителя будет снесен. Сообщение, разумеется, также было сопровождено восторгами
Д.Бедного. Началось медленное уничтожение храма. Для Булгакова, как и для всех православных москвичей, это было, быть может, самое тяжкое время на его глазах умирал один из главных центров православия. Хотя писатель и предвосхитил такое событие в ранней редакции романа (Иванушка Бездомный наблюдал с набережной Москвы-реки огромную рогатую луну над храмом Христа Спасителя, реальная действительность его потрясла людей сковал страх, они боялись протестовать — народ окончательно покорился. Именно это обстоятельство и приводило в восхищение Д.Бедного. Глумливой радости его не было предела. 16 октября 1931 года в Правде была напечатана его поэма Эпоха, где Д.Бедный зафиксировал нравственное состояние московского народонаселения Ошарашить нас трудно. Храм Спасителя — взять его нынешний вид — С развороченным куполом и со стропилами, Даже вид нас такой не дивит. Обезглавленный, мертвый, немой, Торчащий под небом осенним бескрестно, Уменьшается он, исчезает совместно Сего породившею тьмой,
1
Подробнее об этом см. в комментариях.
Со всею символикой старой, троякою Он грузно осели стоит раскорякою Над Москвою-рекой. И мы не дивимся картине такой.
Булгаков не прощал глумления над духовными и культурными ценностями, выработанными лучшими представителями русского народа в течением ноги х веков. Православная вера занимала среди них, несомненно, первое место. Поэтому его обещание разъяснить сову означало впер в у ю очередь то, что он не забыл дать достойный ответ осквернителям православной веры. Исподволь зрел у писателя и другой обширный замысел показать, к чему привели революционные преобразования в стране. Первые камушки этой грандиозной идеи были заложены уже в Белой гвардии, но наиболее яркое воплощение она получила в повестях Роковые яйца и Собачье сердце. В новом романе Булгаков предполагал концептуально оформить свои мысли по поводу новой жизни, внедряемой насильственным путем. О своих взглядах на реальную действительность Булгаков довольно откровенно рассказал в своих письмах Сталину, другим руководителям партии и государства, особенно в знаменитом письме правительству от 28 марта
1930 года. Никто из писателей не ставил так остро перед руководством страны вопросы о цензуре и свободе печати, как это делал Булгаков. Цитируем Борьба с цензурой, какая бы она ни была и при какой бы власти она ни существовала, — мой писательский долг, также, как и призывы к свободе печати. Яг о р ячий поклонник этой свободы и полагаю, что если кто-нибудь из писателей задумал бы доказать, что она ему ненужна, он уподобился бы рыбе, публично уверяющей, что ей ненужна вода. Называя это свое свойство чертой творчества, Булгаков указывал, что в тесной связи с этой чертой находятся и все остальные черные ими ст и чески е краски (ям ист и чески й писатель, в которых изображены бесчисленные уродства нашего быта, яд, которым пропитан мой язык, глубокий скептицизм вот ношении революционного процесса, происходящего в моей отсталой стране, и противопоставление ему излюбленной и Великой Эволюции, а самое главное — изображение страшных черт моего народа Несмотря на столь откровенное изложение Булгаковым своих политических взглядов, все-таки нельзя не заметить, что преподнесены они в общей принципиальной форме и не содержат конкретики бесчисленных уродств нашего быта. Между тем писатель был чуток к малейшим проявлениям несправедливости, некомпетентности, хамства (от хамов нет спасения, политической дискредитации и проч. Особенно его интересовали оценки происходящих в стране событий сост о ро н ы людей, способных самостоятельно выразить свои мысли и чувства. В декабре 1928 года Булгакову был передан конверт с письмом, написанным броским мужским почерком и подписанным весьма интригующе Виктор Викторович Мышлаевский». История этого письма неизвестна, но важно отметить Булгаков хранил его всю свою жизнь. Хранила его и Е.С.Булгакова, а затем — в составе архива писателя — передала на государственное хранение, не оставив, правда, при письме пояснительных пометок. Видимо, Елена Сергеевна не обладала существенной информацией о письме и его авторе. Считая текст письма исключительно важным, публикуем его полностью Уважаемый г. автор. Помня Ваше симпатичное отношение ко мне и зная, как Вы интересовались одно время моей судьбой, спешу Вам сообщить свои дальнейшие похождения после того, как мы расстались с Вами. Дождавшись в Киеве прихода красных, я был мобилизован и стал служить новой власти не за страха за совесть, ас поляками дрался даже с энтузиазмом. Мне казалось тогда, что только большевики есть та настоящая власть, сильная верой в нее народа, что несет России счастье и благоденствие, что сделает из обывателей и плутоватых богоносцев сильных, честных, прямых граждан. Все, мне казалось, у большевиков так хорошо, так умно, так гладко, словом, я видел все в розовом свете до того, что сам покраснели чуть-чуть не стал коммунистом, да спасло меня мое прошлое — дворянство и офицерство. Но вот медовые месяцы революции проходят. Нэп, кронштадтское восстание. У меня, как и у многих других, проходит угар, и розовые очки начинают перекрашиваться в более темные цвета. Общие собрания под бдительным инквизиторским взглядом месткома. Резолюции и демонстрации из-под палки. Малограмотное начальство, имеющее вид Вотяжского божка и вожделеющее на каждую машинистку. Никакого понимания делано взгляд на все с кондачка. Комсомол, шпионящий походя, с увлеченьем. Рабочие делегации, знатные иностранцы, напоминающие чеховских генералов на свадьбе. И ложь, ложь без конца. Вожди Это или человечки, держащиеся за власть и комфорт, которого они никогда не видели, или бешеные фанатики, думающие пробить лбом стену. А самая идея Да, идея ничего себе, довольно складная, но абсолютно непретворимая в жизнь, как и учение Христа, но христианство и понятнее и красивее. Так вот-с. Остался я теперь у разбитого корыта. Нематериально. Нет. Я служу и по нынешним временам — ничего себе, перебиваюсь. Но паршиво жить, ни во что не веря. Ведь ни во что не верить и ничего не любить — это привилегия следующего за нами поколения, нашей смены беспризорной. В последнее время или под влиянием страстного желания заполнить душевную пустоту или же, действительно, оно таки есть, ноя иногда слышу чуть уловимые нотки какой-то новой жизни, настоящей, истинно красивой, не имеющей ничего общего ни с царской, ни с советской Россией. Обращаюсь с великой просьбой к Вам от своего имении от имени, думаю, многих других таких же, как я, пустопорожних думой Скажите — со сцены ли, со страниц ли журнала, прямо или эзоповым языком, как хотите, но только дайте мне знать, — слышите ли Вы эти едва уловимые нотки и о чем они звучат Или все это самообман и нынешняя советская пустота (материальная, моральная и умственная) есть явление перманентное
Caesar, morituri te Виктор Викторович Мышлаевский». На конверте указано Здесь. Проезд Художественного театра, 3. Московский Художественный Театр. Автору пьесы Дни Турбиных» М.Булгакову». И дата на штемпеле «15.12.28». Очевидно, содержание письма импонировало Булгакову: действительно, в нем автор подметил наиболее существенные недостатки нового политического строя и даже предсказал его неизбежное падение в силу сомнительности основополагающих идей. Пытаясь выявить социально-политическую основу романа, исследователи чаще всего обращаются к его московским главам, где писатель с иронией и сарказмом раскрывает некоторые уродливые стороны жизни москвичей, о чем подробнее будет сказано ниже. Нов московских главах автор в меру сдержан, если не принимать во внимание деятельности самого Воланда с командой, наводящего в столице порядок. А самые острые вопросы скрыты Булгаковым в главах «историче-
1
Цезарь, идущие насмерть приветствуют тебя (лат.
ских», древних. Именно в них действуют силы, определяющие сущность и ход событий в. красном Ершалаиме». И тут подходим еще к одному чрезвычайно важному мотиву, подтолкнувшему Булгакова к созданию фантастического романа. Речь идет, конечно, о травле писателя в прессе, о запрете его произведений, об обыске, допросах и прочих прелестях. О многолетней травле Булгакова написано достаточно много специальных статей. Но лучше него самого сказать об этом никто не смог. Читаем в главе тринадцатой закатного романа Однажды герой развернул газету и увидел в ней статью критика Аримана, которая называлась Вылазка врага. Через день в другой газете за подписью Мстислава Лавровича обнаружилась другая статья, где автор ее предлагал ударить, и крепко ударить, по пилатчине и тому богомазу, который вздумал протащить. ее в печать. Произведения Аримана и Лавровича могли считаться шуткою по сравнению с написанным Латунским. Достаточно вам сказать, что называлась статья Ла- тунского Воинствующий старообрядец. Статьи, заметьте, не прекращались. Над первыми из них я смеялся. второй стадией была стадия удивления. А затем, представьте себе, наступила третья стадия — страха. словом, наступила стадия психического заболевания Из письма к Сталину (от 30 мая 1931 г я хвораю тяжелой формой ней- растении с припадками страха и предсердечной тоски. Причина моей болезни — многолетняя затравленность, а затем молчание Подавляющее большинство написанных Булгаковым произведений было запрещено. Если в письме к К.С.Станиславскому (август 1931 г) писатель еще возмущался Я вечно под угрозой запрещения (Музей МХАТа. КС. № 7415), тов октябре 1937 года он с горечью сообщал Б.ВАсафьеву: За семь последних летя сделал 16 вещей разного жанра, и все они погибли. Такое положение невозможно, ив доме у нас полная бесперспективность и мрак (РГАЛИ. Ф. 2658. Оп. 1 .Ед.хр. 503). Но более всего воздействовали на моральное состояние писателя обыски, слежки, доносы и допросы. Приведем лишь один пример. 13 января 1927 года осведомитель сообщал своим шефам в ОПТУ: По полученным сведениям, драматург Булгаков... на днях рассказывал известному писателю Смидовичу-Вересаеву следующее. Его вызвали в ОГПУ на
Лубянку и, расспросив его о социальном происхождении, спросили, почему он не пишет о рабочих. Булгаков ответил, что он интеллигент и не знает их жизни. Затем его спросили подобным образом о крестьянах. Он ответил тоже самое. Вовсе время разговора ему казалось, что сзади его спины кто-то вертится (вспомним ощущение Пилата после разговора с Афранием: Один раз он оглянулся и почему-то вздрогнул, бросив взгляд на пустое кресло. прокуратору померещилось, что кто-то сидит в пустом кресле —
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   102

перейти в каталог файлов
связь с админом