Главная страница
qrcode

Свободное крестьянство феодальной норвегии. (Гу... Библиотека группы Асатру


НазваниеБиблиотека группы Асатру
АнкорСвободное крестьянство феодальной норвегии. (Гу.
Дата01.02.2017
Формат файлаpdf
Имя файлаSvobodnoe_krestyanstvo_feodalnoy_norvegii__Gu.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#26631
страница4 из 20
Каталогgorobecd

С этим файлом связано 19 файл(ов). Среди них: Taktika_iskusstvo_boya.pdf, SV_42_1978.djvu, Svobodnoe_krestyanstvo_feodalnoy_norvegii__Gu.pdf, Nefedkin_A_K_Voennoe_delo_sarmatov_i_alanov_H.djvu, Artamonov_M_I_Istoria_khazar_1962.pdf и ещё 9 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20
2 Рост крупной земельной собственности определил изменения социального состава лейлендингов и их положения. Скудость актового материала и отсутствие поместных описей для XII и XIII вв. лишает нас возможности с достаточной определенностью судить о масштабах этого развития. Саги и областные судебники остаются главными источниками, на основании которых удается проследить – в самой общей форме – сдвиги в структуре землевладения. Некоторые сведения о землевладении короля, содержащиеся в "королевских сагах, будут рассмотрены нами в связи с изучением вопроса о доходах королевской власти в Норвегии в раннее Средневековье. Но необходимо сразу же отметить большой удельный вес владений короля в структуре крупного землевладения в средневековой Норвегии. Земельные владения конунгов росли вместе с усилением их могущества. К их наследственным землям после создания единого государства были присоединены усадьбы, конфискованные у многих правителей отдельных областей, лишенных власти и самостоятельности, и утех могущественных людей, которые не перешли на сторону конунга. Уже объединитель Норвегии Харальд Прекрасноволосый, родовые земли которого находились в юго-восточной части страны, главную свою резиденцию основал на западном побережье, в Хёрдаланде и Рогаланде. Вскоре, по-видимому, почтив каждом фюльке существовали королевские владения, которые государи посещали вовремя разъездов по стране со своей дружиной. Вследствие распространенности усадеб, принадлежавших конунгу, настоявших во главе управления этими дворами слуг – арманов, как и на лендрманов, были возложены функции охраны порядка и преследования преступников, сбора причитавшихся конунгу штрафов и угощений, которые все население должно было предоставлять конунгу по его прибытии, и др В
XI и XII вв. владения конунгов продолжали расти за счет конфискаций земельной собственности преступников и опальной знати-хёвдингов. Наряду с сагами об этих конфискациях свидетельствуют и судебники. Захваченную конунгом землю можно было выкупить у его армана в соответствующем фюльке в течение срока, который в "Законах Гулатинга" определен так "прежде чем сменятся три конунга. После этого земля выкуплена быть не могла. Саги рисуют картину широких конфискаций конунгами земель непокорных хёвдингов и провинившихся подданных, и хотя некоторые из этих сообщений вызывают справедливые подозрения в преувеличении, тем не менее несомненно, что вследствие конфискаций земельный фонд короны существенно вырос
57
С укреплением государственной власти в Норвегии под ее контроль были поставлены общинные земли – альменнинги, прежде всего горные пастбища. С этого времени создание новых дворов на общинных землях могло производиться лишь с разрешения королевских арманов, а владельцы дворов были обязаны платить конунгу ренту в качестве его лейлендингов
58
. В "Законах Гулатинга" на этот счет сказано "Если усадьба построена на расчистке, произведенной в альменнинге, она принадлежит конунгу. Подобно этому, "Законами Фростатинга" предусматривается, что королевский арман должен привлечь к ответственности владельца, расчистившего землю в альменнинге без разрешения конунга (at úleyfi konungs)
60
XII-XIII вв. – это время освоения новых земель и создания множества крестьянских
Библиотека группы Асатру
34 дворов на землях, находившихся до того в общинном пользовании. В отличие от внутренней колонизации VI-IX вв., когда были заложены основы аграрного строя Норвегии и вырос широкий слой свободных мелких землевладельцев-бондов, в результате расчисток альменнинга в XII-XIII вв. чрезвычайно увеличилось число королевских лейлендингов
61
. Между крестьянскими усадьбами, возникшими на заре аграрного развития Норвегии, и новыми дворами лейлендингов было и другое существенное различие старинные дворы были, как правило, относительно крупными, тогда как размеры новых усадеб – более скромными. Крестьяне, сидевшие на земле, подчиненной королю, не только утратили статус свободных владельцев, но по сравнению с одальманами были беднее. Земельные владения короля продолжали расти ив в. Входе гражданских войн произошли значительные перемещения земельной собственности, и немало владений противников Сверрира оказалось в руках короля и его сторонников. Продолжались конфискации королем владений преступников, поставленных вне закона. Правда,
Хакон IV Хаконарсон (Хакон Старый, 1217-1263) несколько ограничил переход секвестрованных земель во владение короля, разрешив наследникам изгнанных из страны преступников выкупать их одаль
65
, а Магнус Хаконарсон обещал оказывать материальную помощь детям казненных лиц из доходов, получаемых с отнятых у них владений
66
С другой стороны, расширились права короны на выморочное имущество подданных. В "Ландслове" наряду с пожалованиями, которые делает король, упоминаются дарения бондов в его пользу и утверждается их нерушимость. Особый интерес представляет следующее нововведение если "Законы Фростатинга" запрещали продавать королю земли, на которые распространялось право одаля
69
, то "Ландслов" разрешил переход одаля в его владение, как и передачу королем своего одаля подданному. На основании текста "Ландслова" можно предположить, что не в каждом фюльке Норвегии существовали собственные владения короля. Но это, по- видимому, было результатом раздач королями части своих усадеб приближенными ленникам – раздач, которые широко практиковались со времени гражданских войн. Наряду с королем крупным земельным собственником в стране в XII встала католическая церковь. Духовенству и поддерживающей его королевской власти пришлось выдержать длительную и упорную борьбу, прежде чем им удалось окончательно сломить сопротивление сторонников язычества. Эта борьба продолжалась еще ив в, когда при содействии конунгов были основаны первые монастыри. Попытки духовенства распространить на Норвегию принципы римского права, в том числе права неограниченной частной собственности на землю, стем чтобы создать благоприятные условия для накопления земли в руках церкви, долго оставались безуспешными
73
В этом отношении интересно сравнить соответствующие предписания обоих областных судебников. В "Законах Гулатинга" нет указаний на то, что католическое духовенство уже добилось привилегий, дававших ему возможность присваивать крестьянские земли. Право одаля, по которому земельное владение принадлежало целому коллективу сородичей, первоначально составлявших большую Семью, а впоследствии пользовавшихся землей порознь, делало почти невозможным отчуждение ее до тех пор, пока родственные связи оставались прочными. Даже если земля была продана, прежние владельцы могли ее выкупить, доказав, что они обладали ею по праву одаля. В этих условиях практика дарений земли в пользу церкви не могла
Библиотека группы Асатру
35 получить распространения. Сверх того, дарения, на которые претендовало духовенство, обещая взамен спасение души, противоречили древним народным правовым обычаям. Согласно древнескандинавскому праву, всякий дар должен был вознаграждаться равноценным подарком. В противном случае он не имел силы и мог быть затребован обратно. Этот принцип еще можно обнаружить в "Законах Гулатинга": "Всякий человек имеет право отобрать свой подарок, если он не был возмещен лучшим платежом дар не считается вознагражденным до тех пор, пока не дано равного количества против того, что было подарено. В этом же постановлении перечисляются дарения, которые должны были оставаться в силе и не могли быть затребованы назад. Это – отпуск раба на свободу в случае, когда бывший его господин впадал в нужду, он мог претендовать на получение материальной помощи вольноотпущенника, если последний не выплатил ему своей цены. Далее, силу должны были сохранять платежи на воспитание детей. "Дарения, которые нам дает конунг или который мы сделали ему, должны оставаться в силе. Это же распространится на десятину и на 6 эйриров, уплачиваемых при отпуске на волю раба. Перечисление дарений, которые запрещалось отбирать, необходимо было потому, что "Законы Гулатинга" разрешали аннулировать дарение "Если кто-либо распорядился своим наследственный имуществом посредством дарения (gefr arf sinu um sinn), он может отменить его и вторично объявить на тинге свою новую волю, после чего дарение будет неизменным (ос scal þa hallda)". Женщине разрешалось менять свое завещание дважды. По-видимому, дарение могло быть отменено в случае неполучения дарителем достойного вознаграждения. Вышеприведенное постановление, запрещавшее отменять некоторые из дарений, вносило нечто новое в их практику. Нетрудно видеть, что это было к выгоде церкви, которой гарантировалось получение десятины. Но о дарениях земли в пользу духовенства здесь ничего не сказано. Очевидно, ко времени составления этой редакции "Законов Гулатинга" церковь еще не сумела добиться соответствующей привилегии. Однако уже в это время католическое духовенство получило некоторую возможность приобретать земельные владения мирян. На этот счет имеются лишь фрагментарные сведения. В церковном праве, принятом конунгом Олавом Тихим (1066-1093 гг.), содержатся указания на более древние церковные законы, якобы изданные Олавом Святым. Возможно, некоторые из положений норвежского церковного права конца XI в. действительно восходят ко времени правления этого конунга, ибо в "Саге о святом
Олаве" сообщается, что "он установил церковное право по совету и с помощью епископа Гримкеля и других священников"
78
В постановлениях Олава Тихого содержится целый ряд статей, грозящих мирянам взысканием высоких штрафов (до трех марок) в пользу епископа в наказание за нарушение многочисленных церковных предписаний и запретов и даже конфискацией всего движимого имущества, причем половина его должна была достаться конунгу, а половина – епископу. Столь тяжелые кары неизбежно должны были приводить к разорению некоторых бондов и к переходу их земли в руки духовенства. Водном случае нарушителям церковных предписаний прямо угрожала конфискация земли. Такая мера предусматривалась при игнорировании запрета вступать в брак близким родственникам в наказание предписывалось "конфисковать у виновных все их владение, как землю, таки движимое имущество (baeðe i lande ос i lausum eyri), до последнего гроша, и половину получит конунга половину епископ"
81
В это время духовенство уже добилось того, что все бонды были обязаны заботиться о поддержании в исправности церквей в фюльках ив отдельных их частях. Владельцы частных церквей, лендрманы и бонды, также были обязаны содержать их в должном
Библиотека группы Асатру
36 порядке под угрозой конфискации земли, на которой была возведена церковь. Однако конфискованная земляне доставалась епископу, ее забирал конунг, которому надлежало позаботиться о восстановлении церкви. О разрешении дарить земли в пользу духовенства нет речи ив церковном праве Олава Тихого. Таким образом, констатируя укрепление прав церкви и рост ее доходов в конце XI в, приходится вместе стем отметить, что она еще не имела возможности наложить руку на земли широких слоев крестьянства
84a
Положение изменилось к середине XII в. При прямом содействии папства, представитель которого посетил Норвегию в 1152 г, католическая церковь получила новые привилегии от норвежских конунгов. Архиепископ нидаросский Эйстейн, поддержав притязания на престол конунга Магнуса Эрлингссона, добился от ярла
Эрлинга, правившего от имени своего сына, издания нового церковного права, которое основывалось на сборнике архиепископских постановлений "Золотое перо" (Gullfjöðr). По новому закону о престолонаследии, принятому в 1164 г, высшее католическое духовенство приобрело определяющее влияние на выборы конунга. Церковь могла теперь собирать десятину со всех плодов труда, присваивать денарии святого Петра, при поездках архиепископа по стране бонды были обязаны поставлять ему лошадей. Увеличились штрафы, которые полагалось уплачивать епископами расширился перечень караемых ими проступков. За многие нарушения церковного права епископ мог конфисковать все имущество виновного, а в ряде случаев захватывать даже его землю так карались злостный отказ платить десятину, нарушение мира в церкви путем пролития крови и другие преступления
94
Особенно важным новшеством явилось разрешение совершать дарения имущества в пользу церкви. "По совету и приказанию доброго кардинала Николая, ставшего впоследствии папою, и архиепископа Йоуна и с согласия наиболее благоразумных людей" в 1152 г. была принята поправка к норвежским законам, согласно которой, помимо десятины, четвертая часть имущества, приобретенного вдобавок к наследству, могла быть отдана во спасение души дарителя без разрешения наследников
95
Соответствующую долю своего имущества могли дарить церкви и женщины. "Законы
Фростатинга" не оставляют никакого сомнения, что в состав даримого церкви имущества могла входить земля Если дарения заключаются в земле, их нужно дать при поручителях. Когда кто-либо жертвует четвертую часть благоприобретенной собственности, ив том числе землю, дарение должно сохранять силу, если о нем известно свидетелям, хотя бы скейтинг и не имел места. Интересна заключительная оговорка этого постановления. Скейтинг
– символическая процедура древнего происхождения, применявшаяся при отчуждении земли, – придавал сделке нерушимый характер. В судебниках упоминаются случаи, когда лица, отчуждавшие свою землю, отказывались совершать скейтинг, очевидно, рассчитывая впоследствии вернуть ее обратно. В данном случаев нарушение древненорвежского права дарение считалось окончательным даже без скейтинга, ибо духовенство стремилось закрепить за собой полученные от мирян земли. С этой же целью были изменены правила, определявшие владение одалем. Согласно обычаю, право одаля семья приобретала лишь после обладания землею на протяжении трех или даже пяти поколений. Между тем в "Законы Фростатинга" было включено предписание "Церковь не должна терпеть ущерба в своих владениях из-за недостатка правили вследствие беззаботности священника или алчности управляющего. И церковь приобретает право одаля после владения землею в течение тридцати лет. Для этого требуется свидетельство ее прихожан. Существование в Норвегии института
Библиотека группы Асатру
37 одаля, при котором было возможно возвращение отчужденной земли ее прежним владельцам, ставило перед духовенством задачу не только приобрести землю, но и сохранить ее в своих руках. Приведенные данные свидетельствуют о том, что в XII в, ломая старинное народное право, церковь успешно решала обе эти задачи. В
"Ландслове" воспроизводится упомянутое выше постановление, разрешавшее дарение десятой части наследства и четвертой части благоприобретенного имущества без согласия наследников. При этом законодатель дважды подчеркнул, что имеется ввиду как движимое имущество, таки земля (baeðe lande ос lausum œyri). В "Законах
Фростатинга" о земельных дарениях специально не говорилось (дарение имущества обозначено там более расплывчато – "fé"). В годы, предшествовавшие записи "Ландслова", в Норвегии развернулась борьба между народом и высшим духовенством из-за притязаний католического клира на широкие политические, судебные и экономические привилегии. Светские магнаты выступали против церкви. Добившись важнейших привилегий и преимуществ, духовенство всячески поощряло мирян совершать дарения в его пользу. Так, хотя хоронить в освященной земле преступника, пролившего кровь в пределах церкви, запрещалось, однако "Законы
Фростатинга" содержат оговорку, что если покойный в остальном отличался мирным нравом и его родственники предлагали подарить оскверненной им церкви деньги из полученного за него вергельда или часть его собственности, то епископ мог разрешить погребение
101
Чрезвычайно активная роль, которую духовенство стало играть в политической жизни Норвегии начиная с середины XII в, была, с одной стороны, в немалой мере результатом быстрого упрочения его материального положения, ас другой – залогом его дальнейших успехов в накоплении богатств. Тем не менее, в Норвегии дарения мелкими владельцами земель в пользу церкви не получили широкого распространения, как это имело место в Германии и Франции в период генезиса феодализма. Отсутствие картуляриев XI и XII вв. в норвежских монастырях и епископствах нельзя объяснить плохой сохранностью источников их, по-видимому, вообще не существовало. Ив более позднее время, когда земельные дарения были зафиксированы в документах, изучение последних не дает основания для вывода о значительном притоке крестьянских земель в собственность церкви. Наиболее ранний из имеющихся монастырских кадастров – опись владений монастыря
Мунклив в Бергене – свидетельствует о том, что среди приобретений этого учреждения залет с 1223 по 1349 гг. – лишь 10% была ему подарена остальные земли достались монастырю в результате всевозможных сделок – закладов, покупок и т. д Отсутствие в Норвегии столь многочисленных крестьянских земельных дарений, какие наблюдались в других странах, объясняется, с одной стороны, живучестью института одаля, ставившего серьезные препятствия на пути отчуждения земли, ас другой, длительным предубеждением и недоверием (подчас принимавшими характер открытой враждебности, которые проявляли норвежские бонды к католической церкви
103
Среди имеющихся актов конца XII ив. дарений и завещаний в пользу церкви со стороны бондов – единицы, преобладают пожалования королей и знатных лиц. Но зато сохранился ряд дело тяжбах между священниками и бондами из-за земельных владений, пользования рыбными ловлями и другими угодьями или из-за поземельных платежей
Библиотека группы Асатру
38 Анализ дарственных грамот и завещаний не оставляет никаких сомнений в том, что объектом их были прежде всего платежи арендаторов. Из передаваемых церкви и монастырям усадеб поступает рента, ее размерами и определяется ценность дарения. Поэтому усадьба неизменно квалифицируется посредством указания количества марок, эйриров, эртугов
106
или продовольствия, с нее поступающего. В некоторых документах упоминаются арендаторы, платившие поземельные ренты
107а
. Так, король
Хакон Магнуссон, пожаловавший церкви Святой Марии в Осло усадьбу доходностью в 6 марок, обращается с увещеванием ко всем арендаторам (landzsettom), сидевшим на этой земле, своевременно, с готовностью и богобоязненно платить духовенству положенные ренты и поземельные сборы 8. В латинских текстах грамот арендаторы именуются coloni
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

перейти в каталог файлов


связь с админом