Главная страница
qrcode

Свободное крестьянство феодальной норвегии. (Гу... Библиотека группы Асатру


НазваниеБиблиотека группы Асатру
АнкорСвободное крестьянство феодальной норвегии. (Гу.
Дата01.02.2017
Формат файлаpdf
Имя файлаSvobodnoe_krestyanstvo_feodalnoy_norvegii__Gu.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#26631
страница5 из 20
Каталогgorobecd

С этим файлом связано 19 файл(ов). Среди них: Taktika_iskusstvo_boya.pdf, SV_42_1978.djvu, Svobodnoe_krestyanstvo_feodalnoy_norvegii__Gu.pdf, Nefedkin_A_K_Voennoe_delo_sarmatov_i_alanov_H.djvu, Artamonov_M_I_Istoria_khazar_1962.pdf и ещё 9 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20
109
. Стремясь закрепить за церковью передаваемые ей владения, знатные дарители указывают в документах, что они жалуют земли на правах одаля
110
и применяют процедуру скей-тинга
111
. Таким образом, церковные владения с самого своего возникновения использовались путем раздачи их лейлендингам за ренту. Совершенно ясно, что в этих владениях, как и во владениях конунга, положение арендаторов было существенно иным, нежели при межкрестьянских отношениях, рассмотренных нами выше. Наконец, росло светское крупное землевладение. Дифференциация одальманов, часть которых утратила свои земли, тогда как другие, наоборот, накапливали их, вела к возвышению влиятельной верхушки бондов, хольдов. Насколько далеко зашел этот процесс, явствует из того, что ко времени записи областных законов одальманы, ранее, в VI-VIII вв., являвшиеся основой общества, составляли уже меньшинство бондов; большинство их обладало другими формами земельных владений либо вообще не имело собственной земли и держало ее от других. Примером роста крупного землевладения может служить рассказ, содержащийся в "Круге Земном, о современнике конунгов Олава Трюггвасона и Олава Святого Хареке с острова Тьотта (Халогаланд). О его отце, знаменитом скальде Эйвинде Погубителе Скальдов говорится, что на деньги, полученные от исландцев за составление песни в их честь, он приобрел усадьбу. Однако, при всей своей родовитости, Эйвинд не считался особенно богатым человеком. Его сын Харек приобрел сравнительно небольшой двор на о. Тьотта, где жили лишь мелкие бонды. Нов течение короткого времени он лишил их всех собственности и стал один владеть целым островом теперь он завел крупную усадьбу. Этот новоявленный крупный землевладелец сделался могущественным человеком в Халогаланде, пользовался большим уважением среди хёвдингов и заставил считаться с собой норвежских государей. В его руки перешла прибыльная торговля с финнами. Получив вейцлу от Олава Трюггвасона, которому он помог обратить в христианство население Северной Норвегии, Харек стал его лендрманом
115
, а впоследствии и лендрманом Олава Святого
116
Владения Харека, как и других крупных землевладельцев, в источниках не описываются. Упоминается лишь его "двор на Тьотта"
117
, хотя известно, что, помимо усадьбы, в которой он проживал, все другие дворы на острове также были его собственностью. Лишь однажды в саге сказано, что Харек на Тьотта "сидел дома, в своих дворах" (sat heima, at búum sínum)
118
. В них, несомненно, жили лейлендинги, ибо еще в рассказе о его отце Эйвинде упоминаются слуги (huskartаг) и поселенцы
(landsbúar) последнего. Двор Харека представлял собою центр, в который лейлендинги сдавали продукты в счет уплаты ренты. В Morkinskinna рассказывается о владениях сына лендрмана Хакона Иварссона середина XI в когда он поссорился с конунгом Харальдом Сигурдарсоном и
Библиотека группы Асатру
39 покинул Норвегию, его владения были конфискованы арманом конунга и все доходы и ренты, поступавшие с них (leigor ос scylldir af þeim iorðom), стали уплачиваться в его пользу. Упомянем другого современника конунга Харальда Сигурдарсона – Ульва, который владел 14 или 15 усадьбами в Вике. Несомненно, что он собирал с этих владений ренту
121
Саги, упоминающие многих богатых и знатных землевладельцев, к сожалению, обычно не говорят о составе их владений, об их структуре и форме получаемых с них доходов. Приходится довольствоваться немногими отрывочными сообщениями, наподобие вышеприведенных. Среди земельных собственников ведущую роль в XI и
XII вв. играли, несомненно, лендрманы. Могущество их в тот период было велико. Обладая собственными земельными владениями, они, кроме того, получали от конунгов обширные пожаловании, так называемые вейцлы. Вейцлы были своего рода округами кормления, все жители которых были обязаны платить лендрману или давать угощение. Часто лендрман получал от конунга вейцлу в той местности, где он до этого уже владел собственной землей. Собирая ренту как с лейлендингов, таки с прочего населения вейцлы, лендрман вряд ли был склонен четко разграничивать первых и вторых и всех эксплуатировал как своих держателей. Доходы, собираемые им с держателей и с населения вейцлы, одинаково назывались landskyldir. Правда, закон не признавал наследственности пожалования вейцлы
123
, но фактически эти округа обычно находились в руках одной и той же семьи из поколения в поколение, и со временем превращались в сферу хозяйничанья лендрмана, использовавшего все средства для присвоения земель бондов. Многие из них становились лейлендингами, зависевшими от лендрмана. В "Законах Гулатинга" можно найти косвенное признание факта перехода владений бондов в собственность светской знати законодатель, стремясь приостановить этот процесс, запрещает передавать землю лендрманам
124
. Однако в "Ландслове", широко использующем текст "Законов Гулатинга", это постановление уже не воспроизводится. Передача бондом своего владения барону более не запрещалась. Здесь лишь говорится о запрещении насильственных посягательств на земли бондов со стороны баронов (так при Магнусе Хаконарсоне стали титуловать лендрманов и королевских уполномоченных. Видимо, знать присваивала земли бондов и законными незаконным путем. Говоря о развитии крупного землевладения в Норвегии в указанный период, необходимо иметь ввиду условность понятия "крупное землевладение. Оно, несомненно, крупное по сравнению с крестьянским хозяйством. Однако сопоставление усадеб норвежских магнатов с владениями феодалов других стран средневековой Европы обнаруживает скромные размеры скандинавских вотчин. Центром такого владения была господская усадьба, не слишком превышавшая по величине крестьянский двор. В ней жили наряду с собственником и его семьей его челядь – слуги, рабы, прихлебатели. Сюда свозили оброк арендаторы других дворов, принадлежавших этому собственнику. Некоторые стороны хозяйства такого крупного землевладельца выступят более рельефно при ознакомлении с рассказом Снорри Стурлусона о конунге Хрингарики (в
Юго-Восточной Норвегии) Сигурде Свинье – родственнике Олава Святого. "Сигурд Свинья был очень заботливым хозяином и заставлял своих людей постоянно работать они сам часто ходили наблюдал за полями, лугами и скотом и следил за ремесленниками и другими людьми, которые были чем-нибудь заняты. Несколько ниже Снорри дает еще несколько штрихов, характерных для хозяйственной деятельности этого мелкого конунга "Сигурд Свинья находился в поле, когда к нему прибыли гонцы. У него было много людей. Одни жали хлеба, другие вязали их в
Библиотека группы Асатру
40 снопы, иные отвозили зерно домой, а еще другие скирдовали или сгребали. Конунг в сопровождении двух человек ходил тов поле, то туда, где ссыпали зерно. О конунге
Сигурде сообщают, что он был рачительными предусмотрительным хозяином, заботился о своем имуществе и усадьбе и сам вникал вовсе хозяйственные дела. Он был самым умным из всех живших тогда в Норвегии и богаче движимой собственностью, чем кто-либо еще"
126
Разумеется, картина, набрасываемая Снорри, в немалой мере списана сего современника – исландского хёвдинга XIII в, нов какой-то мере, возможно, отражает и жизненную реальность Норвегии начала XI в. Крупный собственник оказывается в состоянии сам присматривать за своим хозяйством поля его не слишком обширны, челядь не особенно многочисленна. Рост крупного землевладения отразился ив областных судебниках, в особенности в более позднем повремени записи судебнике Фростатинга. Облик землевладельца, рисуемый постановлениями этого судебника, мало напоминает бонда, сдававшего усадьбу своим соседям, какого можно себе представить при изучении "Законов
Гулатинга". До известной степени "Законы Фростатинга" дают возможность познакомиться с социальным составом владельцев, имевших лейлендингов. Водном из титулов раздела о сдаче земли устанавливаются размеры возмещении за нарушение права земельной собственности, получаемых лицами разного социального статуса. Здесь названы хольд, лендрман, епископ, ярл, конунг, архиепископ, аббат, аббатиса. Лишь в конце титула упомянуты свободнорожденный бонд и разные категории вольноотпущенников. Среди землевладельцев предполагаются в первую очередь люди знатные и могущественные, в том числе представители духовенства. В других титулах говорится о сдающем землю священнике, о церковных земельных владениях, переданных под управление "достойных доверия людей"
129
Крупные собственники уже не могли лично следить за своим хозяйством, как поступал
Сигурд Свинья. Часто они вообще жили не в своих владениях, а в городах, которые в
XII в. приобрели известное экономическое значение и стали местом жительства многих могущественных людей конунгов, епископов, других высших католических чинов, части светских стурманов
130
. Собственники земель, сдаваемых в держание, часто отсутствовали в фюльках, где находились их владения, уезжали за пределы Норвегии. Поэтому для надзора за владениями крупных собственников назначались управляющие. "Каждый, кто имеет землю в пределах нашей области (lag)
132
, – гласили "Законы Фростатинга", – должен иметь управителя (umboðsmaðr) в фюльке, где расположено его владение. Здесь составители законов имеют ввиду под землевладельцами только крупных собственников, имевших помногу дворов, и неводном фюльке. Судя по всему, они уже доминировали среди землевладельцев в период, когда была произведена новая редакция "Законов Фростатинга". Управляющий был обязан сдавать землю держателям, собирать с них ренту, вести судебные дела, связанные с нарушением права владения, получая при этом половину возмещений, причитавшихся его хозяину. Он же мог представлять интересы собственника при разделе одаля
135
, улаживать в его отсутствие его долги и т. д Необходимость иметь управляющих указывает на значительность размеров владений стурманов, но также и на их разбросанность. Собственнику было трудно контролировать деятельность своего слуги, и это давало возможность управителям чинить всяческие злоупотребления. В "Законах Фростатинга" предусматривался ряд мер, которые должны были ограничивать произвол управителей и ограждать интересы землевладельцев. Срок службы управляющего устанавливался в три года, но прекращался раньше в случае смерти собственника. Более длительной служба
Библиотека группы Асатру
41 управляющего могла быть лишь пожеланию его хозяина, если он нежил в Трёндалаге, причем в любой момент собственник мог лишить управителя всех полномочий
137
Управителю запрещалось брать самому землю в аренду или иначе использовать ее в собственных хозяйственных интересах. Составители судебника стремились предотвратить такое положение, когда управляющий, собрав ренту с лейлендингов, отказывался отдать ее собственнику. Очевидно, подобные случаи были нередки. Предполагались и еще более злостные нарушения управляющими прав владельца, например самовольная продажа части земли подвидом своей собственности
140
В судебнике прямо говорится о "коварстве" управляющего как возможной причине утраты церковью ее земельных богатств. По-видимому, среди управляющих встречались "сильные" люди, имевшие собственные владения и пытавшиеся расширить их за счет земель своих патронов. Этот процесс продолжался и во второй половине XIII в, и недаром все приведенные сейчас постановления "Законов
Фростатинга", касающиеся управителей, были воспроизведены и усилены в "Ландслове" Магнуса VI
142
. Для управителей, которые за взятку незаконно сдавали земли короля или других владельцев, устанавливались штрафы. "Ландслов" даже предусматривает случаи расточения коронных земель вследствие нерадивости и злокозненности управителей
144
О широком распространении крупного землевладения, основанного на взимании ренты с крестьян, которым были розданы в держание отдельные дворы, "Законы
Фростатинга" свидетельствуют с предельной ясностью. В этом отношении они отличаются от судебника для Вестланда. "Законы Гулатинга", во многих своих разделах отражающие положение дел не позднее конца XI – начала XII в, исходят из мысли, что свободный человек, как правило, владел землей и сам вел хозяйство. На этом предположении построены разделы судебника о наследовании имущества и об одале. Напротив, судебник для Трёндалага под землевладельцем обычно имеет ввиду непростого бонда, а более крупного собственника, эксплуатировавшего землю путем сдачи ее лейлендингам
145
Эта точка зрения проявляется во многих разделах "Законов Фростатинга", в том числе ив главе об одале. Здесь имеется постановление, определяющее порядок выкупа земли, заложенной одальманом. Из текста этого титула явствует, что человек, которому была заложена земля, сдавал ее в аренду и получал арендную плату. В случае, если прежний владелец не сумеет выкупить землю, она станет столь же полным владением того, кто взял ее в залог, как и его собственный одаль, а именно – вся земля, за которую он уплатил деньги и с которой он собирал ренту. В другом титуле этого же раздела указывается, что человек, продавший свою землю и желающий затем ее выкупить, пользуясь правом одаля, должен предъявить требование вернуть землю "тому, кто ее занимает. Из дальнейшего явствует, что это требование предъявлялось не тому, кто купил землю, а его лейлендингу. Новый ее владелец мог находиться за пределами Трёндалага и даже заграницей страны. Тогда тяжба о выкупе одаля будет происходить между ее прежним владельцем-одальманом и арендатором нового владельца. В этих титулах фигурируют, очевидно, зажиточные хозяева, которые приобретали землю у обедневших одальманов и передавали ее под обработку лейлендингам. Подобная картина наблюдается ив одном из позднейших постановлений, включенном в "Законы Гулатинга": одальман продал землю и хочет ее выкупить он должен заблаговременно (до Пасхи) предупредить о своем намерении нового владельца. Последнему гарантируется поступающая с земли арендная плата за следующий год, если он будет предупреждено предстоящем выкупе одаля после того времени, когда
Библиотека группы Асатру
42 заключаются новые сделки о сдаче земли. Следовательно, ив этом титуле, помимо покупателя и продавца земли, предполагается существование лейлендингов, которые сидят на земле, являющейся объектом купли-продажи. В другом аналогичном постановлении указывается, что при выкупе одаля арендатор не должен быть согнан с земли
149
"Законы Фростатинга" в разделе о семейном праве предписывали, чтобы опекун заботился об интересах подопечного здесь упоминается, в частности, возможность спора между ними относительно земельной ренты, которую опекун собирал с владения, переданного ему в управление до совершеннолетия опекаемого. Примерно об этом же говорится ив другом титуле, где также упоминается земельная рента как нормальная форма дохода, поступающего с земли если женщина, состоящая в браке, получила наследство, ее муж должен позаботиться о ее несовершеннолетних родственниках и сполна возвратить им впоследствии все имущество, исключая ренту, которую он собирал сих земли
151
В одном из титулов "Законов Фростатинга" сказано, что человек, который на занимаемой им земле обнаружит мертвое тело, должен немедленно известить всех, кого это касается, и доставить его в церковь. Расходы же, связанные с этим делом, он может взыскать с хозяина земли (af landz dryttne), если налицо нет наследника покойного. И здесь составители судебника исходили из того, что возделыватель земли и ее владелец – разные лица. О том, что, на взгляд составителей "Законов
Фростатинга", население состояло по большей части из арендаторов чужой земли и землевладельцев, получавших с них ренту, свидетельствуют и титулы, устанавливавшие порядок уплаты долгов умершего домохозяина. В первую очередь его вдова обязана уплатить земельную ренту (landsleiga). Предполагается, по- видимому, бедная семья, так как законом предусматривается уплата лишь третьей части ренты и освобождение вдовы от всех других долгов. Интересно, что первейшую обязанность наследников видели именно в уплате ренты. Закон последовательно охраняет интересы ее получателей. В этом же постановлении сказано "Если супруги живут на земле, принадлежащей одному из них, они не должны платить ренты друг другу. По-видимому, получение ренты уже считалось обычной формой использования земли. В постановлении об уплате церковной десятины, относящемся к середине XII в, предполагается случай, когда землевладелец сдает свою землю долями нескольким лейлендингам; тем не менее десятину он должен платить целиком. Не приходится подробно останавливаться на дополнениях, внесенных в судебник в XIII в, когда была произведена окончательная его редакция. В постановлении от 1260 г. идет речь о тяжбах из-за земли или земельной ренты, о льготах, которые рекомендовалось предоставлять арендаторам, возделывавшим новь
157
Таким образом, структура поземельных отношений, рисующаяся по "Законам
Гулатинга" и по "Законам Фростатинга", совершенно различна. Первые в основном отражают состояние общества до конца XI – начала XII в, когда значительную часть бондов, может быть даже их большинство, в Вестланде еще составляли самостоятельные владельцы. При этом нужно иметь ввиду, что общественное развитие в Юго-Западной Норвегии шло быстрее, чем в других областях страны, ив особенности в Трёндалаге, где социальные изменения происходили особенно медленно. И тем не менее "Законы Фростатинга" свидетельствуют о том, что во второй половине XII ив начале XIII в. даже в этой сравнительно отсталой части Норвегии землевладение, основанное на эксплуатации лейлендингов, играло доминирующую
Библиотека группы Асатру
43 роль. Мы не можем утверждать, что эти землевладельцы все принадлежали к аристократии. Известно, что в Трёндалаге была сильна верхушка бондов, представители которой отчасти сохраняли свой крестьянский облик, но вместе стем применяли труд зависимых людей. Это было, однако, местной особенностью
Трёндалага. Известно, что ив некоторых других частях страны сохранялась довольно значительная прослойка крестьян-собственников. Особенно велика она была во внутренних горных районах. Говоря о Норвегии в целом, можно присоединиться к мнению тех ученых, которые полагают, что во второй половине XII ив начале XIII в. крупное землевладение уже преобладало
160
Такой вывод напрашивается при изучении "Ландслова" Магнуса Хаконарсона. Как уже отмечалось, в этом кодексе, ив частности в главе VII, посвященной отношениям земельной аренды (Landzleigu bolkr), широко используются старые сборники права
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

перейти в каталог файлов


связь с админом