Главная страница
qrcode

Свободное крестьянство феодальной норвегии. (Гу... Библиотека группы Асатру


НазваниеБиблиотека группы Асатру
АнкорСвободное крестьянство феодальной норвегии. (Гу.
Дата01.02.2017
Формат файлаpdf
Имя файлаSvobodnoe_krestyanstvo_feodalnoy_norvegii__Gu.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#26631
страница9 из 20
Каталогgorobecd

С этим файлом связано 19 файл(ов). Среди них: Taktika_iskusstvo_boya.pdf, SV_42_1978.djvu, Svobodnoe_krestyanstvo_feodalnoy_norvegii__Gu.pdf, Nefedkin_A_K_Voennoe_delo_sarmatov_i_alanov_H.djvu, Artamonov_M_I_Istoria_khazar_1962.pdf и ещё 9 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   20
Фюльк
Олав Тихий
(1066-1093)
Магнус Эрлингссон
(1164)
Магнус Хаконарсон
(1274)
Horðafylki
102 60 40
Rygiafylki
102 60 30
Firðafylki
80 50 20
Sygnafylki
64 40 20
Egdafylki
27 20 12
Sunnmøre
?
16 12 Итого Более 375 246 134 Таблица. Численный состав Гулатинга (чел Хотя основная масса бондов была освобождена от исполнения тинговой повинности, на них по-прежнему лежала обязанность снабжать средствами тингманов. В
"Ландслове" детально устанавливаются суммы, которые должны были вручаться каждому из "назначенных людей" для прокормления их по путина тинг и обратно размеры содержания зависели от дальности пути, который им предстояло преодолеть. Содержание тингманы получали и прежде но, согласно "Законам Гулатинга", оно выдавалось им преимущественно в виде продуктов и лишь частично деньгами следовательно, необходимые средства посланцы на лагтинг получали в своем фюльке непосредственно от бондов
66
. В XIII в. положение изменилось по "Ландслову", крестьянским представителям ассигновалось от 2 до 10 эйриров серебром (те. от ¼ марки до 1¼ марки) каждому. "Законы Гулатинга" предписывали, что каждый бонд должен был делать взнос на содержание тингманов сообразно своему достатку (epter fear magne); "Ландслов" гласил, что эти деньги выдавались лагманом и тем, кто управляет "деньгами бондов" (bonda fe). Таким образом, сбор денег для оплаты поездки тингманов на тинг превратился в налог, лежавший на всех бондах. Уклонение от его уплаты каралось штрафом. В коммутации обязанности посещать тинг в налог как нельзя лучше виден принудительный характер, который приобрела эта обязанность в условиях феодального государства.
Лендрманам, сюсломанам и арманам короля под угрозой штрафа запрещалось назначать меньшее число тингманов, чем устанавливал закон такой же штраф угрожал им в случае назначения лишних тингманов. "Ландслов" предупреждал случаи возможного выкупа тингманом своей повинности посетить лагтинг или попытки его найти себе замену за все это опять-таки полагалось суровое взыскание. В XIII в. лагтинги стали перемешаться из сельской местности в города – резиденции короля и его чиновников, центры государственного управления. Соответственно и "деньги бондов" выплачивались лицам, назначенным на Гулатинг, в Бергене, а на Фростатинг – в Нидаросе. Тем самым областные тинги еще более изолировались от массы крестьянства и полнее подчинялись контролю государства. Еще были памятны события гражданских войн, когда толпы мятежных бондов, являвшихся на тинг, навязывали королю и его людям свою волю или даже изгоняли их из своей области
69
Перенесение лагтингов в города должно было предотвратить повторение подобных явлений.
Библиотека группы Асатру
81 Руководящую роль на лагтинге в XIII в. играл назначаемый королем лагман. Плату за исполнение своей должности он получал из "денег бондов", но подконтролен был королю. Времена, когда лагманы были предводителями бондов, говорившими от их имени на тингах с королем и отстаивавшими местную независимость от центральной власти, давно и навсегда миновали. На лагтингах частично сохранялись старинные обычаи (в той мере, в какой они небыли связаны с языческими обрядами говорение закона утверждение решений посредством "поднятия оружия" (vápnatak)
71
; обнесение лагретты "священной границей" (vébönd), представлявшей собой веревку, натягивавшуюся лагманом на колья, поставленные вокруг места, где заседала лагретта (в пределы этого освященного пространства никто не мог вступить без позволения лагретты); торжественные клятвы, произносившиеся членами собрания, и т. д. Некоторые обычаи под влиянием церкви были обновлены или изменены (принесение присяги на Библии, обязанность лагмана звонить в колокол привнесении Библии на заседание, воздержание от пищи, обязательное для участников тинга)
72
. "Ландслов" в этой связи подчеркивает, что хотя повсюду надобно соблюдать умеренность и проявлять добрые нравы, нов особенности это необходимо "в таких местах, которые издревле отведены для поддержания добропорядочности и пристойных обычаев и где более всего чувствуется ущерб, если их недостает. Однако под этой традиционной и архаической оболочкой уже давно сложилось совершенно новое содержание. Лагтинги были подконтрольны королевским чиновникам, их приговоры могли быть отменены или изменены королем. Итак, мы можем констатировать определенную эволюцию системы тингов в направлении последовательного сужения состава их участников исключения из него малоимущих крестьян сосредоточения судебных функций в руках преимущественно верхушки бондов; превращения областных тингов в собрания все более ограниченного числа лиц, назначаемых властями перехода к королю высшей судебной власти и контроля над всеми судебными инстанциями. Однако эта тенденция не победила окончательно, ибо бонды все жене были вовсе лишены права участвовать в местных тингах и, более того, присутствие на них самостоятельных хозяев приобрело характер обязательной повинности. Одновременно, по мере укрепления государственной власти, ее представители сплошь и рядом стали созывать тинги по вопросам, имевшим интерес для них, ноне для бондов, и сами эти тинги (в особенности лагтинги) все полнее подчинялись контролю государевых агентов и утрачивали свою автономию и инициативу. В связи с этим стала изменяться и система наказаний, налагавшихся на тингах, и большая часть штрафов взималась отныне в пользу не тингманов, как прежде, а государя и его чиновников. Сложные судебные процедуры, диктовавшиеся древненорвежским правом, требовали от их участников значительного досуга и предполагали человека, который не нес на себе основного бремени забот поведению хозяйства. Но такой была лишь верхушка бондов. Эти порядки и процедуры совершенно не подходили для крестьянина, поглощенного напряженным трудом и лишенного такого досуга. Саги свидетельствуют о том, что как в Исландии, таки в Норвегии тинги являлись не только судебными собраниями, но и центрами общественной и культурной жизни бондов, общавшихся между собой помимо тингов сравнительно редко
74
Изучение организации и функционирования тингов в Норвегии в XII и XIII вв. свидетельствует о том, что тинги, сохраняя видимость народоправства
75
, широкого участия крестьян в судебных делах, охране порядка и местном управлении, по сути
Библиотека группы Асатру
82 дела постепенно частично вырождались в средство дополнительной эксплуатации массы бондов
, в серьезную препону для их хозяйственной деятельности. Причина сохранности крестьянских тингов в этот период заключалась, по нашему мнению, в том, что в условиях неполного развития феодализма и при отсутствии условий для появления феодальной юрисдикции государственной власти приходилось использовать в своих целях старые народные собрания и возлагать на бондов функции охраны порядка и отправления правосудия Исключительно важную роль в системе общественных отношений в Норвегии раннего Средневековья играла воинская повинность бондов. Она заключалась в строительстве военных судов, службе во флоте и снабжении его продовольствием и снаряжением, в участии в пешем ополчении. Относительно ополчения – лейданга – мы располагаем подробнейшими предписаниями в областных судебниках ив "Ландслове", которые содержат особые разделы о порядке охраны побережья Норвегии. Но законы рисуют организацию лейданг в том виде, в каком она сложилась к XII и XIII вв. "Королевские саги" были записаны в это же время и достоверность содержавшихся в них сведений относительно предшествующей эпохи вызывает сомнения. Поэтому исследования о норвежском лейданге освещают преимущественно его структуру именно в XII и XIII вв. Эдв. Бюлль
77
основывался главным образом на законодательных памятниках, лишь частично привлекая другие источники. X. Эберг
78
изучал лейданг в освещении "королевских саг, в которых содержится много сведений об организации военной защиты страны. Но поскольку к заслуживающим доверия он относит лишь саги о конунгах Сверрире и Хаконе Хаконарсоне, составленные вовремя описываемых в них событий или непосредственно после них, то и ограничивается их анализом. Иными словами, он рассматривает лейданг только в конце XII ив. Однако сам же Эберг говорит, что в вопросе о лейданге сомнения в достоверности "Круга Земного, например, должны отпасть вряд ли Снорри исказил имевшиеся у него на этот счет данные. Он указывает далее, что более достоверными источниками для изучения лейданга в предшествующий период являются песни скальдов IX-XI вв., ноне привлекает эти произведения, так как считает, что о лейданге в них крайне мало данных. Но, во-первых, этим немногим неправильно было бы пренебрегать, ибо исландские и норвежские скальды – не только современники (а подчас даже участники) описываемых событий, но и отличаются той счастливой, сточки зрения историка, особенностью, что при свойственной им гипертрофии формы и употреблении изощренных, ноне связанных с содержанием стиха своеобразных поэтических синонимов-кеннингов
79
, они небыли способны к поэтической переработке сообщаемых ими фактов и обычно не искажали их. Во-вторых, изучение "королевских саг, более подробно рисующих события той же эпохи, может привести к положительным результатам только при сравнении их данных с показаниями скальдов. Такое сравнение должно обнаружить, что именно в "королевских сагах" заслуживает доверия, а что представляет собой анахронизм или недостоверно. История возникновения и развития лейданга является составной частью истории генезиса норвежского феодального государства, как и других скандинавских королевств. Конунг, располагавший в качестве военной силы одной лишь дружиной, собиравший доходы исключительно с личных владений, не имевший возможности издавать законы и карать преступников, такой конунг не был обладателем государственной власти, ибо, очевидно, не существовало еще и государства. Именно
Библиотека группы Асатру
83 таковы были правители отдельных районов в Норвегии в VIII-IX вв. Но начиная с
Харальда Прекрасноволосого конунги Норвегии уже эксплуатировали население страны, собирая с него дани и "угощения" – вейцлы, не являвшиеся налогами в точном смысле, но приближавшиеся к ним по своим признакам они располагали в какой-то мере вооруженной силой помимо собственной дружины. Если нельзя говорить о сложившемся государстве в Норвегии в конце IX-X вв., то вместе стем неверно было бы не считаться с уже имевшимися в наличии определенными элементами государственности. Не следует, как это нередко происходит, смешивать два тесно связанных, но все же различных вопроса – о возникновении государства и об объединении страны под властью одного государя. Раннефеодальное государство в Норвегии довольно долго оставалось необъединенным. Как мы увидим, это нашло свое отражение ив истории лейданга. Важно было бы выяснить, с какого времени норвежские конунги подчинили себе народное ополчение и превратили его в общегосударственное учреждение. Снорри в "Круге Земном" (Сага о Хаконе Добром) и автор Fagrskinna утверждают, что деление прибрежных областей страны на "корабельные округа" (skipreiður) было впервые произведено конунгом Хаконом Добрым вскоре после его воцарения, те. приблизительно в конце х годов X в Снорри пишет о "законе Хакона", который устанавливал, сколько кораблей и какого размера должно было выставлять население каждого приморского фюлька, когда конунг требовал к себе всеобщее ополчение
(almenningr) при нападении на Норвегию чужеземного войска. Кроме того, согласно
Fagrskinna, население должно было являться в ополчение вооруженными с провиантом каждый боеспособный и лично свободный бонд (hvar karlmaðr sa er vigr var oc frials) имел при себе щит и боевое оружие. Как можно понять, причину введения лейданга авторы "королевских саг" видели в частых нападениях викингов и воинственных соседей, грабивших и разорявших страну. Мы остаемся в неведении, на чем в данном случае основывались авторы "королевских саг. Весьма вероятно, что лейданг, изображаемый ими в виде единовременно созданной законченной системы, является анахронизмом это описание, хорошо соответствующее военному строю, который отражен в областных законах XII и XIII вв., вряд ли точно передает черты, несомненно, более примитивной организации народного ополчения в X в. В Fagrskinna создание народного ополчения связывается с отменой конунгом Хаконом поголовного налога, якобы установленного его отцом Харальдом Прекрасноволосым:
"Хакон распорядился, чтобы поголовный налог (nefgilldis skatta), установленный конунгом Харальдом для всей страны, не взимался в прибрежных областях ив
Трёндалаге и был заменен снаряжением кораблей. Снорри о введении Харальдом поголовного налога ничего не говорит, но, как мы знаем, в "Круге Земном" (а также ив отдельной "Саге об Олаве Святом" ив "Саге об Эгиле") содержится рассказ об "отнятии одаля" конунгом Харальдом у всего населения Норвегии, рассказ, который большинство современных историков, занимавшихся этим вопросом, истолковывает как отражение в исландской исторической традиции недовольства бондов введением налога. Впервой же главе "Саги о Хаконе Добром" сказано, что Хакон добился признания его конунгом Норвегии на тинге в Трандхейме вследствие возвращения бондам прав на их одаль
86
. Вполне возможно, что Снорри и автор Fagrskinna по- разному истолковали одно и тоже историческое свидетельство, смысл которого, вероятно, заключался в вынужденном отказе конунга Хакона от сбора с населения
Трёндалага подати, установленной Харальдом Прекрасноволосым. Но отказ конунга
Хакона от сбора податей, если они имел место в действительности, был единичным
Библиотека группы Асатру
84 фактом, не распространявшимся, по-видимому, на всю страну. И до Хакона Доброго, и после него, и даже при нем подвластное население должно было платить поголовную дань. Поэтому нет оснований вслед за автором Fagrskinna связывать установление лейданга с отменой поголовного налога в приморских районах. Вряд ли можно сомневаться в том, что лейданг в какой-то форме существовали до
Хакона, может быть, даже до подчинения Норвегии Харальду. Однако в то время все побережье страны не могло быть поделено на skipreiöur и созыв ополчения производился местными правителями. Судя по всему, при Хаконе Добром херсиры и другие князьки, возглавлявшие отдельные районы – херады
90
, признали над собой власть конунга Норвегии. На практике это означало прежде всего, что в обязанность херсира входило повиноваться повелениям конунга как военачальника и являться к нему на службу во главе ополчения из своего района
92
Посмотрим теперь, какие сведения относительно лейданга можно почерпнуть из стихотворений скальдов. От периода, предшествующего времени правления конунга
Хакона Доброго, сохранилось довольно значительное количество произведений скальдов. Номы не обнаружили в них каких-либо указаний на существование народного ополчения, возглавляемого конунгом. Возможно, молчание объясняется кругом интересов скальдов, нередко служивших тому князю, которого они воспевали естественно, что при этом они преимущественно должны были отражать жизнь дружинников и их отношения с вождем, его щедрость и доблести. Но, по-видимому, неупоминание лейданга поэтами того времени объяснялось другой причиной. Некоторые скальды говорят о конунгах, ходивших в викингские походы, ноне имевших земли, Так, Браги Боддасон, по прозвищу Старый, впервой половине Х в. слагал стихи о "вожде людей, лишенном земли, те. о "морском конунге. У подобных вождей все их "подданные" были дружинниками. Взаимоотношения в дружине и подвиги, совершаемые ею под предводительством князя, находятся в центре внимания большинства скальдов IX и X вв., даже когда речь идет о таких конунгах, как Харальд Прекрасноволосый
94
. Из описания скальдами знаменитой битвы в Хаврсфьорде, в которой Харальд нанес окончательное поражение своим противникам, тоже трудно сделать вывод об участии в ней лейданга стой или иной стороны. В "королевских сагах" говорится, что против Харальда объединились жители Хёрдаланда, Рогаланда, Агдира и Теламёрка, те. всей юго-западной части страны, а Харальд двигался против них с севера свойском, причем Снорри применяет для обозначения его войска два термина – herr и lið, и остается неясным, имел ли он при этом ввиду две различные части вооруженных сил конунга или одно и тоже 96Снорри прибавляет, что Харальд "имел много людей из всех фюльков"
97
. Однако сообщения скальдов не дают подтверждения этому. Тьодольв говорит только о дружине конунга. Что касается его противников, то слова скальда "Дружины херсиров их вдингов устали долго защищаться от Косматого [Харальда]; все храбрые викинги, кто смог, бежали из Хаврсфьорда"
98
, не исключая возможности участия на их стороне ополчения бондов, которое могло быть попросту обойдено в данном случае молчанием, одновременно не оставляют сомнения в том, кто сыграл в битве главную роль. Другой скальд, Торбьёрн Хорнклови, в поэме, посвященной Харальду
(Haraldskvæði), говорит о кораблях его противников "Они были нагружены хольдами
(hölda) и белыми блестящими щитами, западными (vestrœnna)
99 копьями и франкскими мечами. Здесь, как и повсюду в поэзии скальдов, термин höldr (haulðr) следует переводить как "воин, "человек" (в отличие от памятников права XII и XIII вв., в которых хольдами называются представители социальной группы, возвысившейся над простыми бондами. Сочетание этого термина с описанием
Библиотека группы Асатру
85 чужеземного оружия, которым обладали викинги, вынуждает ив данном случае предположить, что речь идет о дружинниках, а не о народном ополчении. В
"Haraldskvæði" говорится только о дружинниках Харальда. Непосредственные преемники Харальда Прекрасноволосого также фигурируют в скальдической поэзии прежде всего в качестве предводителей дружин. О конунге
Эйрике Кровавая Секира Эгиль Скаллагримссон говорит, что он "щедро раздает кольца, "щедр на злато. "Щедрый на золото, "разламывающий гривны, "податель богатств, "раздающий дары" и т. п. – это обычные обозначения конунгов в песнях скальдов. Основу, на которой строились отношения между вождем и дружинниками, вскрывают слова Сигвата Тордарсона, скальда Олава Святого "Щедрый имеет для битвы гораздо более многочисленное войско, чем скупой, ибо довольная дружина старается не вызывать гнева повелителя народа ноу князя, лишенного друзей, который берег золото, было немного воинов вокруг знамени. Когда датский конунг Кнут спросил Сигвата, не будет ли он ему служить также верно, как служил
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   20

перейти в каталог файлов


связь с админом