Главная страница

Мозг. Ваша личная история. Дэвид Иглмен | BrainCodes. Дэвид Иглмен Мозг Ваша личная история Азбука-Аттикус 2015 удк 612. 821 Ббк 88. 3


Скачать 3,98 Mb.
НазваниеДэвид Иглмен Мозг Ваша личная история Азбука-Аттикус 2015 удк 612. 821 Ббк 88. 3
АнкорМозг. Ваша личная история. Дэвид Иглмен | BrainCodes
Дата08.06.2018
Размер3,98 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файла?art=20831390&format=a4.pdf&lfrom=241867179
оригинальный pdf просмотр
ТипРеферат
#54351
страница1 из 5
Каталогev_kit

С этим файлом связано 24 файл(ов). Среди них: Iokhannes_Itten-iskusstvo_formy.pdf, ?art=20831390&format=a4.pdf&lfrom=241867179 и ещё 14 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5

Дэвид Иглмен
Мозг: Ваша личная история
«Азбука-Аттикус»
2015

УДК 612.821
ББК 88.3
Иглмен Д.
Мозг: Ваша личная история / Д. Иглмен — «Азбука-
Аттикус», 2015
ISBN 978-5-389-12063-1
Мы считаем, что наш мир во многом логичен и предсказуем, а потому делаем прогнозы, высчитываем вероятность землетрясений,
эпидемий, экономических кризисов, пытаемся угадать результаты торгов на бирже и спортивных матчей. В этом безбрежном океане данных важно уметь правильно распознать настоящий сигнал и не отвлекаться на бесполезный информационный шум. Дэвид Иглмен,
известный американский нейробиолог, автор мировых бестселлеров,
создатель и ведущий международного телесериала «Мозг»,
приглашает читателей в увлекательное путешествие к истокам их собственной личности, в глубины загадочного органа, в чьи тайны наука начала проникать совсем недавно. Кто мы? Как мы двигаемся?
Как принимаем решения? Почему нам необходимы другие люди?
А главное, что ждет нас в будущем? Какие открытия и возможности сулит человеку невероятно мощный мозг, которым наделила его эволюция? Не исключено, что уже в недалеком будущем пластичность мозга, на протяжении миллионов лет позволявшая людям адаптироваться к меняющимся условиям окружающего мира,
поможет им освободиться от биологической основы и совершить самый большой скачок в истории человечества – переход к эре трансгуманизма. В формате pdf A4 сохранен издательский дизайн.
УДК 612.821
ББК 88.3

ISBN 978-5-389-12063-1
© Иглмен Д., 2015
© Азбука-Аттикус, 2015

Д. Иглмен. «Мозг: Ваша личная история»
5
Содержание
Введение
7 1. Кто я?
8
Рожденный незаконченным
9
Детская «обрезка»: высвободить скульптуру из мрамора
10
Игра природы
12
Подростковый возраст
15
Пластичность во взрослом возрасте
18
Патологические изменения
21
Неужели я всего лишь сумма моих воспоминаний?
23
Несовершенство памяти
26
Стареющий мозг
28
Я разумен
32
Мозг как снежинка
33 2. Что такое реальность?
37
Иллюзия реальности
38
Восприятие реальности
40
Я был слеп, а теперь вижу
42
Для зрения нужны не только глаза
44
Мы ошибаемся, считая, что зрение не требует усилий
46
Синхронизация чувств
49
Органы чувств отключаются, но шоу продолжается?
51
Увидеть свои ожидания
55
Внутренняя модель имеет низкое разрешение, но способна обновляться
57
Конец ознакомительного фрагмента.
58

Д. Иглмен. «Мозг: Ваша личная история»
6
Дэвид Иглмен
Мозг: Ваша личная история
David Eagleman
THE BRAIN
The Story of You
© David Eagleman, 2015
© Гольдберг Ю., перевод на русский язык, 2016
© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательская Группа «Азбука-Атти- кус», 2016
КоЛибри®
* * *

Д. Иглмен. «Мозг: Ваша личная история»
7
Введение
Наука о мозге движется вперед так быстро, что мы не успеваем оглянуться, окинуть взглядом оставшийся за спиной пейзаж и понять, как влияют проведенные исследования на нашу жизнь, простыми и ясными словами сформулировать, что значит быть биологическим существом. Такая попытка сделана в этой книге.
Наука о мозге очень важна. Необычное вычислительное устройство внутри нашего черепа – это перцептивный аппарат, с помощью которого мы ориентируемся в мире и при- нимаем решения, а также место, где живет наше воображение. И сны, и сознательная жизнь определяются переключением миллиардов клеток. Изучение мозга проливает свет на то, что мы воспринимаем как реальность в личных отношениях или считаем необходимым в соци- альной политике: как мы сражаемся, почему любим, что принимаем за правду, как нужно учиться, как улучшить социальную политику и как нам проектировать наши тела для гря- дущих столетий. В микроскопических цепях мозга запечатлены и история нашего вида, и его будущее.
Учитывая, какую роль играет мозг в нашей жизни, я всегда удивлялся, почему в нашем обществе так редко обсуждают его, предпочитая заполнять радио- и телевизионный эфир разными реалити-шоу и сплетнями о знаменитостях. Но теперь мне кажется, что недостаток внимания к мозгу следует воспринимать скорее как некую подсказку, чем как недостаток:
мы так прочно застряли в ловушке нашей реальности, что просто не способны осознать эту ловушку. На первый взгляд кажется, что предмета для обсуждения тут просто нет. Разуме- ется, в окружающем нас мире существуют цвета. Не подлежит сомнению, что наша память похожа на видеокамеру. А мне, конечно, известны истинные причины моих убеждений.
На страницах этой книги будут извлечены на свет все допущения, которые мы считаем естественными. Работая над ней, я хотел отказаться от шаблона учебника и осветить более глубокие вопросы: как мы принимаем решение, как воспринимаем реальность, кто мы такие,
как мы управляем своей жизнью, почему нам нужны другие люди и в каком направлении мы будем развиваться как существа, только начинающие брать бразды правления в свои руки.
Эта книга попытается заполнить пробел между научной литературой и жизнью, которую мы ведем, будучи хозяевами своего мозга. Подход, который я выбрал, отличается не только от моих научных статей, но и от других моих книг по нейробиологии. Этот проект предна- значен совсем для другой аудитории. Он не требует никаких специальных знаний – только любопытства и стремления к познанию себя.
Итак, пристегните ремни перед кратким путешествием в наш внутренний космос.
Надеюсь, что в необыкновенно сложной сети из миллиардов клеток мозга и сотен миллиар- дов связей вы обретете нечто совершенно неожиданное. Себя.

Д. Иглмен. «Мозг: Ваша личная история»
8
1. Кто я?
Все, что происходит в вашей жизни, – от коротких разговоров до культуры в широком смысле – формирует микроскопические особенности вашего мозга. С точки зрения невроло- гии тот человек, которым вы являетесь, определяется тем, где вы были. Мозг – неутомимый оборотень, постоянно переписывающий свои цепи, и, поскольку ваш опыт уникален, уни- кальна и структура обширных нейронных сетей. А поскольку эти сети продолжают изме- няться на протяжении всей жизни, ваша личность напоминает движущуюся мишень: она никогда не достигает конечной цели.
Ежедневно занимаясь нейробиологией, я удивляюсь каждый раз, когда речь заходит о человеческом мозге. Если принять во внимание значительный вес (мозг взрослого человека весит около 1400 граммов), его странную консистенцию (нечто вроде густого желе) и склад- чатую структуру (глубокие борозды на выпуклой поверхности), то поражает его удивитель- ная материальность: этот необычный орган совсем не похож на мыслительные процессы,
которые он порождает.
Вся жизнь с ее яркими красками, страданиями и радостями протекает в этих полутора килограммах.
Мысли и мечты, память и переживания – все возникает из этого странного скопления нейронов. Наша личность заключена в его сложных рисунках возбуждения электрохимиче- ских импульсов. Когда эта активность прекратится, не будет и нас. При смене характера активности, например из-за травмы или наркотиков, неизбежно меняется и характер чело- века. Мозг отличается от других органов: повреждение даже небольшого участка, скорее всего, изменит вас очень сильно. Чтобы понять, как такое возможно, начнем с самого начала.

Д. Иглмен. «Мозг: Ваша личная история»
9
Рожденный незаконченным
Люди рождаются беспомощными. Около года у нас уходит на то, чтобы научиться ходить, два года – выражать свои мысли, и еще много лет, чтобы полностью себя обеспе- чивать. В детстве наша жизнь целиком зависит от окружающих. Давайте посмотрим, как обстоит дело у других млекопитающих. Новорожденные дельфины, например, умеют пла- вать, жирафы начинают стоять через несколько часов, а детеныш зебры способен бегать уже через сорок пять минут после появления на свет. Наши дальние родственники из животного царства становятся удивительно независимыми вскоре после рождения.
На первый взгляд эти виды имеют огромное преимущество перед человеком, однако на самом деле это не преимущество, а ограничение. Детеныши животных развиваются так быстро, потому что их мозг формируется в основном согласно заранее заданной схеме. Но за эту подготовленность к жизни приходится жертвовать гибкостью. Представьте, что какой- то невезучий носорог вдруг оказался в арктической тундре, на вершине горы в Гималаях или в центре Токио. Он просто не сможет приспособиться (именно поэтому мы не встре- чаем носорогов в этих местах). Стратегия появления на свет с уже сформированным мозгом выгодна внутри конкретной ниши экосистемы, но если поместить животное за пределы этой ниши, его шансы на выживание будут низкими.
Человек же способен процветать в самых разных условиях, от ледяной тундры и высо- ких гор до центра мегаполиса. Это возможно потому, что люди рождаются с мозгом, совсем не подготовленным к жизни. Вместо того чтобы появляться на свет уже окончательно сфор- мированным – или «жестко запрограммированным», – человек может позволить себе, чтобы жизненный опыт формировал его мозг. Это ведет к долгому периоду беспомощности, когда юный мозг медленно меняется под влиянием окружающей среды. Он «программируется жизнью».

Д. Иглмен. «Мозг: Ваша личная история»
10
Детская «обрезка»: высвободить
скульптуру из мрамора
В чем секрет гибкости юного мозга? Ведь речь не идет о росте новых клеток – на самом деле количество нервных клеток у детей и взрослых одинаково. Секрет в том, как связаны между собой эти клетки.
При рождении ребенка нейроны в его мозгу разъединены и не сообщаются между собой, но в первые два года жизни они очень быстро образуют связи, воспринимая информа- цию от органов чувств. Каждую секунду в мозгу младенца образуется два миллиона новых связей, или синапсов. К двум годам у ребенка уже более ста триллионов синапсов, в два раза больше, чем у взрослого.
Программирование жизнью
Многие животные рождаются «предварительно настроенными» на определенные инстинкты или поведение. Гены жестко определяют строение их тела и мозга. Инстинкт заставляет муху уклоняться от движущейся тени; малиновка с наступлением холодов улетает на юг; медведь зимой впадает в спячку; собака стремится защитить хозяина – все это примеры жестко запрограммированных инстинктов или поведения. Предварительная настройка позволяет этим животным следовать за своими родителями сразу после появления на свет, а в некоторых случаях самостоятельно питаться и жить.
У человека все иначе. Мозг новорожденного запрограммирован лишь в определенной степени: ребенок умеет дышать, плакать, сосать, обращает внимание на лица и способен выучить язык, на котором говорят родители. По сравнению с другими животными мозг человека при рождении не до конца сформирован. Гены определяют лишь общие черты схем нейронных сетей,
а тонкую настройку связей выполняет опыт взаимодействия с внешним миром, что позволяет адаптироваться к окружающим условиям.

Д. Иглмен. «Мозг: Ваша личная история»
11
Способность человеческого мозга формировать себя в соответствии с окружающим миром позволила нашему биологическому виду освоить все экосистемы на планете и выйти в Солнечную систему.
В этом возрасте число связей достигает максимума и превышает необходимое. Теперь образование новых связей подавляется стратегией «обрезки» нейронов. По мере взросления около 50 % ваших синапсов исчезают.
Какие же синапсы останутся, а какие исчезнут? Если синапс успешно участвует в работе нейронной сети, он усиливается, и наоборот, не приносящий пользы синапс ослаб- ляется и в конечном итоге исчезает. Это похоже на тропинки в лесу – вы утрачиваете связи,
которыми не пользуетесь.
В сущности, процесс формирования вашей личности определяется укреплением уже существующих возможностей. Вы становитесь сами собой не потому, что в мозгу появляется нечто новое, а в результате удаления ненужного.
В мозгу новорожденного нейроны слабо связаны между собой. В течение первых двух-трех лет нейроны разветвляются, и количество связей между клетками увеличивается.
Потом связи утрачиваются; у взрослого человека их меньше, но они прочнее.
В детстве окружающая среда совершенствует наш мозг, выбирая из многочисленных возможностей те, что соответствуют воздействиям, которым он подвергается. В мозгу оста- ется меньше связей, но они становятся более прочными.
Например, язык, который вы слышите в младенчестве (скажем, английский или япон- ский), оттачивает вашу способность слышать определенные звуки родного языка и ухуд- шает способность различать звуки других языков. То есть младенец, родившийся в Японии,
и младенец, родившийся в Америке, могут различать звуки обоих языков и реагировать на них. Со временем ребенок, выросший в Японии, теряет способность различать, например,
звуки «р» и «л», одинаковые в японском языке. Нас формирует мир, в котором мы очутились.

Д. Иглмен. «Мозг: Ваша личная история»
12
Игра природы
Во время нашего долгого детства мозг постоянно рвет лишние связи, формируя себя в соответствии с окружающей средой. Такая стратегия приспособления разумна – но также рискованна.
Если лишить развивающийся мозг необходимой среды – той, в которой ребенка кормят и присматривают за ним, – мозг не сможет развиваться нормально. Именно с этим столкну- лись супруги Дженсен из Висконсина. Кэрол и Билл Дженсен взяли приемных детей, Тома,
Джона и Викторию, когда малышам было четыре года. Трое детей были сиротами и до усы- новления жили в ужасных условиях в государственных детских домах Румынии – с печаль- ными последствиями для развития их мозга.
Когда Дженсены забрали детей и сели в такси, Кэрол попросила водителя перевести,
что говорят дети. Таксист ответил, что ничего не понимает. Это не был один из извест- ных языков; лишенные нормального общения, дети выработали свой собственный стран- ный язык. Когда они подросли, у них возникли трудности с обучением – наследие детской депривации.
Том, Джон и Виктория почти ничего не помнят о жизни в Румынии. Но доктор Чарльз
Нельсон, профессор педиатрии из бостонской детской больницы, очень хорошо помнит эти детские дома. Впервые он попал в подобные заведения в 1999 г. Увиденное привело его в ужас. Маленькие дети все время проводили в кроватках, лишенные сенсорной стимуляции.
На пятнадцать детей была одна няня, и ей запрещали брать малышей на руки или каким- либо образом проявлять свою любовь, даже когда подопечные плачут, – считалось, что дети привыкнут к ласке и будут требовать ее, а при таком количестве персонала это невозможно.
В таких условиях все было максимально регламентировано. Детей высаживали в ряд на пла- стиковые горшки. И одинаково стригли, независимо от пола. Воспитанников одевали оди- наково и кормили по расписанию. Все делалось механически.
Дети, на плач которых не реагировали, быстро обучались не плакать. Воспитанни- ков не брали на руки, с ними не играли. Несмотря на удовлетворение основных потребно- стей (детей кормили, мыли, одевали), младенцы были лишены любви, заботы, поддержки и какой-либо стимуляции. В результате у них сформировалось «неизбирательное дружелю- бие». Нельсон рассказывает, что, когда он вошел в комнату, его окружили маленькие дети,
совершенно незнакомые, – и все хотели забраться ему на руки, сесть на колени или взять за руку и пойти гулять. Такое неизбирательное поведение на первый взгляд выглядит очень милым, но это лишь стратегия выживания брошенных детей, за которой неизбежно следуют проблемы долговременной привязанности. Так обычно ведут себя дети, выросшие в детских домах.
Потрясенный условиями жизни в подобных заведениях, Нельсон основал Бухарест- скую программу раннего вмешательства. Первыми участниками проекта стали 136 детей в возрасте от шести месяцев до трех лет, жившие в детском доме с самого рождения. Иссле- дователи сразу же увидели, что коэффициент умственного развития малышей находился в диапазоне от 60 до 70 – меньше среднего (100). Использовав электроэнцефалографию для измерения электрической активности мозга этих детей, Нельсон обнаружил чрезвычайно низкую активность нейронов.
Без окружающей среды, в которой присутствуют эмоциональный опыт и когнитивная стимуляция, мозг человека не может развиваться нормально.

Д. Иглмен. «Мозг: Ваша личная история»
13
Румынские сироты
В 1966 г. с целью увеличения населения румынский президент Николае
Чаушеску запретил контрацепцию и аборты. Государственные гинекологи следили за тем, чтобы женщины детородного возраста производили на свет достаточное количество детей. Семьи, в которых было меньше пяти детей,
облагались налогом. Рождаемость резко увеличилась.
Многие бедные семьи не могли прокормить такое количество детей и поэтому отдавали их в государственные учреждения. Государство открывало все больше детских домов. В 1989 г., когда был свергнут Чаушеску,
численность брошенных детей, которые воспитывались в детских домах,
составляла 170 000 человек.
Ученые вскоре выявили, как влияет на мозг ребенка воспитание в государственных учреждениях, и эти исследования повлияли на политику властей. В 2005 г. в Румынии запретили помещать в детские дома детей до двух лет, за исключением тяжелобольных.
Сегодня во всем мире миллионы детей живут в детских домах.
Учитывая, что развивающийся мозг ребенка нуждается в обучающей среде,
власти должны делать все возможное, чтобы дети росли в условиях,
обеспечивающих все необходимое для нормального развития мозга.
Кроме того, исследование Нельсона выявило еще одну важную особенность: мозг спо- собен восстанавливаться (в разной степени) после того, как ребенка окружают любовью и заботой. Чем раньше ребенка поместили в благоприятную среду, тем полнее восстановление.
Дети, вернувшиеся в семьи в возрасте до двух лет, как правило, быстро догоняют сверстни- ков. После двух лет улучшения также возможны, но прогресс зависит от возраста, в котором ребенка забрали из приюта, а также степени отставания в развитии.
Полученные Нельсоном результаты подчеркивают исключительную роль наполнен- ной любовью и обучающими стимулами окружающей обстановки в развитии детского

Д. Иглмен. «Мозг: Ваша личная история»
14
мозга. Они также демонстрируют огромный вклад внешней среды в формирование нашей личности. Мы необыкновенно чувствительны к окружению. Характерная для человеческого мозга стратегия перестройки на ходу означает следующее: то, кем мы являемся, зависит от того, где мы были.

Д. Иглмен. «Мозг: Ваша личная история»
15
  1   2   3   4   5

перейти в каталог файлов
связь с админом