Главная страница
qrcode

Джемма Мэлли Декларация смерти


НазваниеДжемма Мэлли Декларация смерти
АнкорДжемма Мэлли - Декларация смерти.DOC
Дата20.11.2016
Размер2.26 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаDzhemma_Melli_-_Deklaratsia_smerti.doc
ТипДокументы
#6945
страница4 из 27
Каталогid272227314

С этим файлом связано 38 файл(ов). Среди них: Деньги - это свобода, выкованная из золота.docx, istoricheskoe_sochinenie882.pdf, Tipovye_testovye_zadania_2015.pdf, Главная цель капитала – не добыть как можно больше денег, а доби, istoricheskoe_sochinenie_smuta.pdf, EGE_Russkiy_yazyk_2016_Tsybulko.pdf, Бизнес-это искусство извлекать деньги из кармана другого человек, 5_Druzhba_i_vrazhda.pdf, osnovnye_daty_sobytia_ege.pdf, Frazy_klishe.pdf и ещё 28 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27
Никто ничего не ответил. После нескольких секунд, прошедших в молчании, Анна с неохотой отложила ложку.

— Это хорошая, питательная еда, — устало произнесла она.

— И что в ней такого хорошего и питательного? — поинтересовался Питер. — Это ведь даже не мясо. Скорее опилки.

Анна проглотила то, что отправила в рот.

— Это восстановленное мясо, — пояснила она. — Для густоты добавили муку. И я считаю, что это объедение.

— Тогда можешь забрать и мою порцию, — сказал Питер, подтолкнув к ней свою миску.

— Питер, ты должен есть, — воззрилась на него Анна. — Мы обязаны оставаться сильными и, кроме того…

— Сильными и здоровыми, знаю, слышал, — перебил ее Питер. — Ну так вот, от такой еды не станешь ни сильным, ни здоровым.

Анна почувствовала, как у нее учащенно забилось сердце. Все остальные воспитуемые сидели вперив взгляды в миски, но это вовсе не означало, что они не замечали происходящего. Добавка была редкостью, и Анна уже с жадностью смотрела на миску Питера. Но если миссис Принсент узнает, что Питер не ужинал, Анну могут выпороть за эгоизм.

Украдкой оглядевшись, Анна схватила порцию Питера, переложила половину в свою миску, а остальное подтолкнула обратно к новичку.

— Все что осталось, надо съесть, — тихо произнесла она. — Ты должен что-нибудь скушать.

— Есть вещи и пострашнее голода, — мягко отозвался Питер, пожав плечами. — Ты со мной согласна, Анна?

Она почувствовала на себе взгляд Питера, но предпочла не обращать на него внимания. Вместо этого принялась быстро есть похлебку. Ей хотелось избавиться от Питера, она желала, чтобы он перестал с ней разговаривать и смотреть на нее так, словно ей было интересно его слушать.

Однако, проигнорировав намек, Питер склонился к Анне:

— Твоя мама чудесно готовит. Такая вкуснотища, что пальчики оближешь. Хочешь, расскажу?

Анна прижала ладони к ушам, выронив при этом ложку:

— Нет, — прошипела она. — Ты все врешь. Не надо мне ни о чем рассказывать.

Она наклонилась, чтобы подобрать ложку, но стоило Анне потянуться к ней, как на пальцы опустился тяжелый ботинок. Девушка взвизгнула.

— Что-то уронила? — поинтересовались сверху, и лицо Анны исказилось в гримасе. Это был Чарли из подготовительной группы — высокий, как Питер, и такой же широкоплечий.

— Пусти, — с ненавистью произнесла Анна, силясь отпихнуть ногу свободной рукой. — Пусти, а то я все про тебя расскажу…

— Ты что, Лишняя, кланяешься мне? — растягивая слова, с насмешкой поинтересовался Чарли, взирая на нее. — Насколько я погляжу, ты наконец усвоила, где Твое Место.

Анна стиснула зубы и собралась снова попробовать высвободить руку, но, прежде чем успела что-либо предпринять, Чарли неожиданно грохнулся на пол. Подняв голову, она увидела, что над Чарли возвышается Питер, поставив ему ногу на грудь.

— Похоже, именно тебе надо усвоить, где Твое Место, — прорычал Питер. — А заодно научиться себя вести.

Он поглядел на Анну и чуть улыбнулся. Губы Питера беззвучно прошептали: «Что мне с ним делать, Анна Кави?» Девушка в ужасе уставилась на новичка. На драку воспитуемых закрывали глаза, если она случалась в спальне, но в столовой даже к разговорам относились неодобрительно. Если Наставники увидят, что случилось, они могут из-за Питера все втроем заработать себе в наказание порку. Ситуация осложнялась еще и тем, что Питер отшвырнул прочь Чарли, чтобы защитить ее. От осознания этого Анна почувствовала себя уязвимой — ощущение, от которого она с таким упорством старалась избавиться.

— Я не нуждаюсь в защитниках, Лишний Питер, — с яростью в голосе произнесла она. — Если ты немедленно не отпустишь Лишнего Чарли, мы все окажемся в карцере. Тебе, может, там и понравится, а вот мне, спасибо, — нет.

Питер чуть нахмурился, но потом пожал плечами и убрал ногу.

Чарли с трудом поднялся на ноги и угрожающе посмотрел на Питера.

— Ты еще пожалеешь, ублюдок. Приехал сюда… — с ненавистью прошипел он.

Чарли побрел в очередь, а Питер опустился обратно на скамейку, сев рядом с Анной. Девушка застенчиво подвинулась. На них все смотрели. Анна почувствовала на себе взгляд Питера, отчего у нее часто-часто забилось сердце.

— Я всего-навсего пытался тебе помочь, — прошептал он, положив локти на стол.

— Лишние не помогают друг другу. Наша обязанность помогать Правоимущим, — коротко произнесла Анна. — Кроме того, конечно, большое спасибо, но я могу позаботиться о себе и сама.

— Ладно, — обиженно произнес Питер. — Извини, что побеспокоил. Я просто подумал…

— А вот этого не надо! — оборвала Анна.

Ее взгляд метнулся к Питеру, встретившись с его взглядом. Они смотрели друг на друга несколько секунд, прежде чем Анна нашла в себе силы отвести глаза.







Глава 4





11 февраля 2140 года

Новый Лишний «трудный». Он думает, что он лучше других Лишних, лучше, чем я. На самом деле он довольно глуп, а еще постоянно врет. Его уже два раза сажали в карцер, и честно говоря, я считаю, что там ему самое место.

Он не знает Своего Места и считает вполне нормальным шептаться во время уроков. А ведь на самом деле это запрещено. Он говорит, что он никакой не Лишний Питер и что его зовут Питер Томпсон, словно он Правоимущий. А еще он сказал, что меня зовут Анна Кави и что он знает моих родителей. Он что, совсем дурак? Все знают, что у Лишних есть только имя, да и то — одно, а мои родители — там, где им и полагается быть, то есть в тюрьме. Он что, хочет сказать, что рос вместе с ними в тюрьме? Ну да, конечно. Как я и думала, от него одни неприятности. Он врет только для того, чтобы привлечь внимание. Когда к нам перевели Шейлу, она вела себя точно так же.

Вот что случается, если сразу не поймать Лишнего. Теперь я понимаю, как мне повезло, что я попала в Грейндж-Холл еще маленькой. Глядя на его походку, вполне может показаться, что он Правоимущий. Такое впечатление, что весь мир принадлежит ему, и здесь ему, в отличие от всех нас, — не место.

До него к нам попал один мальчик, который тоже никак не мог приспособиться. Его звали Патрик. Когда его привезли, он постоянно плакал — а ведь он был из средней группы, и ему следовало вести себя несколько более по-взрослому. Его постоянно пороли и сажали в карцер, потому что если он не плакал, то спорил с Наставниками, твердил, что ему хочется домой, что родители обязательно его найдут, и тогда миссис Принсент еще пожалеет. Я пыталась уговорить его вести себя нормально, но он не стал меня слушать. Миссис Принсент говорит, что иногда Лишним сложно приспособиться, и они не желают «смотреть в лицо фактам». Миссис Принсент утверждала, что Патрик считал себя лучше нас. Он провел у нас всего лишь несколько недель, а потом его забрали. Миссис Принсент сказала, что его отправили в Исправительную колонию. Тамошние служащие знают, как обращаться с такими, как Патрик, так что теперь он не будет мешать нашему дальнейшему обучению. Если Питер будет неосторожен, его ждет такая же участь. Миссис Принсент рассказывала, что в Исправительной колонии заставляют заниматься тяжелым трудом. Мальчикам в Исправительной колонии вообще не дают одеял, даже когда очень холодно. Миссис Принсент сказала, что пребывание в Исправительной колонии должно было пойти Патрику на пользу. Если он не научится вести себя как нормальный Лишний, он никогда не получит работы, а если это произойдет, что же он тогда будет делать?

Вчера Питера отправили в карцер. Он сказал мистеру Сарженту, что лишними являются пожилые люди, а не мы. Когда он это произнес, мы не могли поверить своим ушам, а еще я никогда прежде не видела мистера Саржента в такой ярости. Он даже не покраснел — нет, он побледнел, а на лбу стала биться жилка. Я думала, что он выпорет Питера, но вместо этого мистер Саржент решил вызвать миссис Принсент, и Питера отвели в карцер. А самое ужасное заключается в том, что, прежде чем выйти из класса, он мне подмигнул. Словно отправиться в карцер на самом деле очень круто.

Его выпустили вечером, впрочем, не думаю, что наказание чему-либо его научило, поскольку весь ужин в столовой он смотрел на меня и скалился как дурак, словно мы с ним друзья. Питер мне не друг. Мне очень хочется, чтобы миссис Принсент отправила его отсюда. Тогда жизнь в Грейндж-Холле снова пошла бы своим чередом. А еще больше мне хочется, чтобы миссис Шарп взяла меня к себе в служанки, чтобы я могла содержать ее дом в порядке и чистоте и путешествовать с ней по миру. Мне бы хотелось, чтобы она увезла меня подальше.



Анна аккуратно закрыла дневник и спрятала его в выемку за ванной. Сейчас она уже считала книжицу подружкой и наперсницей. Когда Анна была маленькой, она разговаривала с другими воспитанницами в спальне, делясь мыслями и секретами. Порой беседы затягивались глубоко за полночь. Но потом миссис Принсент назначила ее Дежурной по спальне. В ее обязанности входило доносить о всех тайнах своих соседок, а также о проступках, совершавшихся в спальне. Вскоре ей перестали доверять. С тех пор девушка привыкла к одной и той же картине: стоит ей зайти в комнату, как кучки подружек рассыпаются, а шепот бесед стихает. Анна с гордостью внушала себе, что ей все равно, гораздо важнее быть хорошей Лишней. Лишним не полагалось тратить время на пустые разговоры друг с другом. Анна решила, что станет лучшей Лишней. Все ее существование было посвящено этой цели. Однако оттого, что ей было не с кем поговорить, она все равно чувствовала себя одиноко, особенно сейчас, когда появился Питер, чье поведение возмущало ее и лишало душевного равновесия. Он провел в Грейндж-Холле уже три недели, однако всякий раз, когда Анна кидала на него взгляд, проходя по коридору, она чувствовала, как заливается краской, и ловила себя на том, что отводит глаза только для того, чтобы посмотреть на него еще раз. Он выбивал ее из колеи, пытаясь заговорить с ней, когда она желала лишь одного — чтобы он оставил ее в покое. Анне казалось, что он постоянно на нее смотрит с едва заметной насмешливой улыбкой, отчего девушка смущалась и терялась, преисполненная решимости не показать, что заметила его взгляд.

Выбравшись из воды и быстро вытершись, Анна кинула прощальный взгляд на ванну, желая убедиться в том, что дневник надежно спрятан, после чего направилась в спальню, по дороге перебирая в голове дела следующего дня. Экономное обращение с запасами было в 8:30 утра, затем в 9:30 — этикет, а потом должна быть практика.

Они будут чистить серебро. Настоящее серебро! Дома у миссис Шарп имелось множество серебра: ножи, подсвечники, рамки и масса всего другого — Анна не сомневалась, что всех удивит своим талантом наводить настоящий блеск. «В этом деле спешка ни к чему, — объясняла миссис Шарп. — Торопиться не нужно. Когда начищаешь серебро, тебе самой становится лучше». Анна была с этим полностью согласна. Начищенное серебро сверкало, завораживая взгляд, и Анна надеялась, что ей улыбнется удача, и когда-нибудь потом ее отправят работать в дом, где будет столько же серебра, сколько у миссис Шарп.

Когда Анна пробралась в спальню, все уже успели погрузиться в сон. Девушка беззвучно сняла форму и скользнула под два тоненьких одеяла, подогнув под себя края, чтобы удержать тепло. Еще чуть-чуть — и она провалится в сон.

Девушка была столь измотана, что, когда через двадцать минут кто-то едва заметно похлопал ее по плечу, она не обратила на это внимания. Однако человек, будивший ее, не собирался отступать и в результате вытащил Анну из глубокого забытья без сновидений обратно в холодную темную спальню. Не говоря ни слова, она открыла глаза и села. И вытаращилась от изумления — возле ее кровати, затаившись, сидел Питер.

— Ты… Как… Что ты здесь делаешь? — нахмурившись, прошипела она.

Она очень разозлилась и была не прочь дать Питеру это понять. Уже почти настала полночь, а ей совершенно не хотелось терять драгоценные часы сна. Питер, сидевший возле нее с обеспокоенным выражением лица, нарушил одним махом столько правил, явившись в спальню для девочек, что его могли наказать несколькими неделями, а то и месяцами тяжкого труда. Мальчики из подготовительной группы никогда и близко не подходили к спальням ровесниц.

— Что ты здесь делаешь? — раздраженно повторила Анна, прежде чем Питер успел ответить.

Она была в ярости, что Питер осознанно нарушил столько правил, причем сделал это с такой легкостью, словно они не для него были писаны.

Питер прижал к губам палец в знак того, что Анна должна хранить молчание, и быстро осмотрел спальню, переводя взгляд от одной кровати к другой. Потом склонился над девушкой.

— Анна Кави, я должен рассказать тебе о твоих родителях, — прошептал он. — Они хотят тебя отыскать. Тебе надо сбежать от этой гадины миссис Принсент. Слушай, Анна, я пришел, чтобы забрать тебя домой.

Анна оттолкнула его прочь:

— Ты не можешь быть знаком с моими родителями. У меня нет дома, — прошептала она. — Мои родители сидят в тюрьме. Меня зовут Анна. Просто Анна. Я Лишняя. Точно так же, как и ты. Смирись с этим, а меня оставь в покое.

Питер чуть нахмурился, но не двинулся с места.

— У тебя на животе есть родинка, — тихо прошептал он. — По форме напоминает бабочку.

Анна замерла, почувствовав, как у нее на затылке встали дыбом волосы. Откуда он узнал? Кто он такой? Зачем он все это ей рассказывает?

— Мне надо возвращаться, — сказал Питер, прежде чем она успела что-либо произнести.

Он ушел, беззвучно выскользнул из спальни и растворился в коридоре. «Словно призрак», — подумала Анна, лежа в постели. Ей вдруг страшно захотелось разреветься. Медленно ее рука скользнула вниз по животу, где она нащупала пальцами красное родимое пятно, располагавшееся чуть выше пупка. Родинка навлекала на нее один лишь позор, она прятала ее всеми правдами и неправдами, поскольку стоило ее кому-нибудь увидеть, как девушку начинали дразнить: «Моль, Моль, Моль!» — кричали девочки, и Анна не знала, куда деваться от стыда.

Откуда Питеру стало известно о родинке? Кто рассказал ему, что она в форме бабочки? Когда миссис Принсент впервые увидела родимое пятно, она сказала, что оно похоже на дохлую моль. Так Матушка-Природа метит шельм. «Моль ест вещи, принадлежащие людям, — пояснила миссис Принсент, — и тревожит души усопших. Весьма подходящая отметина».

И все же слова Питера что-то пробудили в Анне. Это было похоже на воспоминание, но не совсем. Скорее — некое расплывчатое чувство, осознание того, что когда-то Анна тоже считала, что ее родинка напоминает бабочку. Анне почудилось, будто давно, когда она была маленькой, она верила, что родинка — знак того, что однажды у нее вырастут крылья и она улетит из Грейндж-Холла. Но миссис Принсент была права — это была не бабочка, а моль. Родинка была красной, безобразной, и Анна ненавидела ее.

Да как Питер осмелился явиться к ней и напомнить об этом? Какое право он имел проникнуть сюда, запутать ее, притворившись, что он знает то, что ему на самом деле неизвестно? Как он смел назвать миссис Принсент гадиной? Может, это какая-то сложная проверка? Может, прямо сейчас Питер докладывает о выполненном задании миссис Принсент, а потом они вместе начнут строить новую ловушку, целью которой будет заставить ее сказать или сделать что-нибудь запрещенное. «Может, надо было ему сказать, что миссис Принсент никакая не гадина?» — с беспокойством подумала Анна, не замечая, как, несмотря на холод, у нее на лбу проступают маленькие капельки пота. Впрочем, у нее же просто не было времени возразить Питеру. Ведь так?
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27

перейти в каталог файлов


связь с админом