Главная страница
qrcode

Джемма Мэлли Декларация смерти


НазваниеДжемма Мэлли Декларация смерти
АнкорДжемма Мэлли - Декларация смерти.DOC
Дата20.11.2016
Размер2.26 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаDzhemma_Melli_-_Deklaratsia_smerti.doc
ТипДокументы
#6945
страница8 из 27
Каталогid272227314

С этим файлом связано 38 файл(ов). Среди них: Деньги - это свобода, выкованная из золота.docx, istoricheskoe_sochinenie882.pdf, Tipovye_testovye_zadania_2015.pdf, Главная цель капитала – не добыть как можно больше денег, а доби, istoricheskoe_sochinenie_smuta.pdf, EGE_Russkiy_yazyk_2016_Tsybulko.pdf, Бизнес-это искусство извлекать деньги из кармана другого человек, 5_Druzhba_i_vrazhda.pdf, osnovnye_daty_sobytia_ege.pdf, Frazy_klishe.pdf и ещё 28 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   27
А иначе что? — посмотрев на нее, рассмеялась Таня. — Доложишь на нас? Побежишь к миссис Принсент?

— А иначе я тебе сама набью морду, — в бешенстве выдохнула Анна. — Ты Лишняя, Таня, и должна вести себя как Лишняя, ты должна следовать правилам и делать то, что сказано. Лишняя Таня, ты не имеешь права на существование, и если ты не умеешь себя вести, то…

— То что? — спросила Таня. Глаза у нее были дикими. Девочку пьянило от веселого возбуждения.

— Тебя посадят в карцер.

В коридоре повисла гробовая тишина, а лицо Тани побелело. Неожиданно показалась миссис Принсент.

— И высекут, — добавила миссис Принсент. С каменным лицом она направилась к Анне. — Анна, я слышала, как ты вызвалась устроить Тане взбучку. Сделай одолжение, я буду тебе крайне обязана.

Анна неуверенно посмотрела на миссис Принсент. Прежде ей ни разу не приказывали кого-нибудь избить. Считалось, что Лишним запрещалось поднимать руку на кого-либо — разве что друг на друга, да и то только в игре.

— Давай же, — с напором произнесла миссис Принсент. — Пусть все увидят, что ждет Лишнюю, если она думает, что правила не для нее писаны, если она считает, что может делать все, что душе угодно, отплачивая черной неблагодарностью Матери-Природе и всему человечеству, которое в щедрости своей сохранило ей жизнь.

Анна нерешительно двинулась к Тане, глядящей на нее с вызовом.

— Ударь ее, — приказала миссис Принсент. — Пусть она поймет, в чем ее проступок. Помоги ей извлечь урок из собственных ошибок и понять, что же это такое — быть Лишней. Пусть она убедится, что никому не нужна, что она обуза, и каждый шаг, что она делает по этому коридору, это шаг, украденный у Матери-Природы. Пусть до нее дойдет, что она дрянь, что, если она умрет, всем будет наплевать и что в мире было бы чище, если бы она и вовсе не появлялась на свет. Анна, сделай так, чтобы она все это поняла.

Голос миссис Принсент звучал тихо, угрожающе, и Анна поймала себя на том, что дрожит. «Таня должна все это понять, — сказала себе она. — Таня должна все это усвоить. Ради своего же блага. Ради всех нас».

Анна медленно отвела руку, собираясь ударить Таню по лицу. Таня посмотрела на нее, потом стрельнула глазами на миссис Принсент и снова перевела взгляд на Анну. Вдруг она расплылась в улыбке, полной презрения и ненависти.

Анна несколько мгновений смотрела ей в глаза, после чего снова занесла руку. Ей страшно хотелось выплеснуть бурлившую в ней злобу и отвратительное настроение, но почему-то она не могла этого сделать. Как бы ей ни хотелось преподать Тане урок и показать где Ее Место, Анна не могла ее ударить. Осознание этого напугало ее, особенно когда она увидела, как лицо Тани снова расплывается в улыбке.

— Ну давай, бей, — прошипела Таня. — Давай, чего ждешь? Или ты не такая уж крутая? Что скажешь, Лишняя Анна?

Анна, не в силах пошевелиться, смотрела на Таню.

— Ну что же, Анна, — зловеще произнесла наконец миссис Принсент. — Лишняя Таня проведет всю ночь в карцере, равно как и Лишняя Шарлотта, после того как мы побеседуем у меня в кабинете. Все остальные лишаются на один день завтрака и каждый вечер в течение недели будут отправляться на дополнительные работы.

Надменное выражение в глазах Тани в то же мгновение сменилось страхом. Девочки с миссис Принсент удалились, и коридор быстро опустел.

— Марш чистить зубы, а потом немедленно по кроватям, — по привычке крикнула Анна.

Она зашла в спальню, пытаясь понять, почему ей настолько не по себе, почему она так и не смогла ударить Таню.

— Лишние обязаны беречь зубы, — продолжила она, слово в слово повторяя то, что столько раз слышала от миссис Принсент. — Никто не станет платить за наше лечение.

Медленно переставляя ноги, она отправилась посмотреть, как чувствует себя Шейла. Рыжеволосая девочка сидела на кровати, поджав ноги к груди.

— Иди почисти зубы, Лишняя Шейла, — безучастным голосом произнесла Анна. Потом обвела взглядом остальных. — Больше никаких игр без моего разрешения. Все поняли? Мы все здесь Лишние. Пожалуй, нам понадобится несколько недель, чтобы это хорошенько усвоить.

Девочки пожали плечами, кивнули и потянулись к ванной чистить зубы. Анна отправилась следом. Вскоре она заметила рядом с собой Шейлу.

— Ты же знаешь, Анна, я не Лишняя, — прошептала она чуть слышно, сморщившись от боли. Щеки девочки все еще полыхали от оплеух. — Когда-нибудь Власти обязательно разберутся. И когда меня выпустят, я закажу себе в служанки Таню. Я буду ее наказывать каждый день. И тебя я тоже возьму в служанки. Но наказывать не буду. Вообще. Точнее, буду, но только если ты провинишься.

С этими словами, вперив взгляд в одну точку, Шейла взяла зубную щетку и принялась чистить зубы.







Глава 8



На следующее утро Таня и Шарлотта явились на занятия прямо из карцера. На щеках и руках многозначительно проступали красные полосы, оставшиеся после ударов. Анне подумалось, что точно такие же полосы покрывали и их тела. Веки у девушек были словно свинцом налиты, а под глазами красовались темные круги, свидетельствовавшие о бессонной ночи.

Анна, которая сама чувствовала усталость, не говоря уже о голоде — ведь их оставили без завтрака, все-таки заметила, что Питера в классе нет. Ну и ладно, ей плевать. В значительной степени она испытала облегчение — он разозлил ее своими колкостями и байками о ее родителях, разозлил больше, чем она могла себе представить. Анна нисколько бы не удивилась, если бы ей сказали, что Питера за какой-нибудь проступок тоже отправили на ночь в карцер. На самом деле, она даже думала, что он явится в класс вместе с Таней и Шарлоттой.

Но он так и не пришел. Никто так и не постучал в дверь, никто не прервал занятия.

После того как все обратили внимание на внешний вид Шарлотты и Тани, по классу быстро разлетелась весть о вчерашней игре. Через некоторое время Лишние стали шепотом обсуждать отсутствие Питера, толкая при этом друг друга локтями и многозначительно поглядывая на пустующую парту рядом с Анной, за которой обычно сидел Питер. Анна решила, что сплетничать вместе с остальными ниже ее достоинства. Вместо того чтобы попусту молоть языком, она с важным видом устремила взгляд вперед и, пытаясь не обращать внимания на голодно урчащий желудок, стала внимательно вслушиваться в слова миссис Доусон. Наставница объясняла, как Лишним оставаться невидимыми, — выполнять все свои обязанности, но так, чтобы никто не замечал их присутствия.

«На самом деле, — подумала Анна, — это даже хорошо, что Питера сейчас нет». На лице миссис Доусон застыло суровое выражение, а Питер никогда не упускал возможности что-нибудь да отколоть в классе. Не было такого случая, чтобы урок заканчивался, и Питеру при этом не успевали назначить какого-нибудь наказания.

Тогда как миссис Принсент была маленькой и хрупкой, миссис Доусон была настоящей великаншей. Росту в ней имелось метр и восемьдесят восемь сантиметров, а когда она двигалась, становилось видно, как под кожей перекатываются жировые складки. Волосы, собранные в тугой пучок на затылке, точно так же, как и у миссис Принсент, каким-то непостижимым образом время от времени вырывались на свободу, поэтому миссис Доусон приходилось периодически отбрасывать их назад.

Миссис Доусон нравилась Анне, и девушка была преисполнена решимости выучить назубок предмет, который преподавала Наставница. Правила этикета имели для Лишних огромную важность. Миссис Принсент говорила, что знание этикета считается Правоимущими одним из важнейших умений, которым должны обладать Лишние, вне зависимости от пола.

— Вы обязаны вести себя так, словно вас и вовсе не существует, — твердым голосом произнесла миссис Доусон. — При выполнении своих обязанностей вы должны буквально раствориться в воздухе, но при этом мгновенно появляться в том случае, если вас позовут. Это великое искусство. И этим искусством вам предстоит овладеть.

Анна с серьезным видом кивнула, представив, как она появляется по первому требованию миссис Шарп и исчезает, выполнив все, о чем ее попросили. Лучшая Лишняя. Воистину Ценная Помощница.

— Так каким же образом следует себя вести, чтобы ваше присутствие было незаметным? Таня!

Анна позволила себе кинуть быстрый взгляд на Таню, решительно смотревшую прямо перед собой.

— Нельзя поднимать глаз, — тихо произнесла девушка. Ее голос слегка дрожал, полностью утратив былую решительность.

— А еще? — не отступала миссис Доусон.

— Не разговаривать, не высказывать собственное мнение, — тихо продолжила Таня. — Не читать и не думать то, что может отвлечь.

— Правильно, — сказала миссис Доусон, внимательно глядя на Таню. — А ты, Шарлотта, что скажешь? Сможешь что-нибудь добавить?

Шарлотта, щеголявшая синяком под глазом, закусила губу. Она была полностью подавлена.

— Угадывать желания хозяев, — неуверенно произнесла она. — Всегда думать о том, что им может понадобиться.

— Правильно, Шарлотта, — согласилась миссис Доусон. — Надо всегда думать о том, что может понадобиться Правоимущим. А как насчет того, что хочешь ты сама? Что скажешь?

— Мы Лишние, — ровным голосом отозвалась Шарлотта, вперив взгляд в пол. — Мы не можем ничего хотеть. У нас нет права иметь собственные желания. Мы должны служить Правоимущим.

— Очень хорошо, — сухо произнесла миссис Доусон. — А теперь давайте потренируемся. Будете выходить по очереди. Я хочу, чтобы вы прошли передо мной по классу. Тихо-тихо, чтоб я ни шороха не услышала. Анна, начнем с тебя.

Лишние сгрудились с одной стороны класса. Анна проплыла по аудитории, стараясь ступать по возможности беззвучно. За ней проследовали Шейла и Таня. Все три девочки заслужили по одобрительному кивку миссис Доусон.

После них, нахмурившись от сосредоточенности, упражнение выполнил Гарри — высокий, худой как скелет мальчик с вьющимися волосами и широкими ступнями. Его доставили в Грейндж-Холл одновременно с Анной, однако он больше походил на Лишних, попадавших в Воспитательные учреждения в более позднем возрасте, — Гарри был тихоней и часто витал в облаках. За что бы он ни брался — ничего не получалось.

— Я тебя услышала, — рявкнула миссис Доусон. — Марш назад и пройдись заново.

Чуть покраснев, Гарри вернулся обратно и снова двинулся в противоположный конец класса, пристально вглядываясь в огромные ступни, словно это могло ему помочь двигаться тихо.

— Плохо! — закричала миссис Доусон, стоило ему сделать пару шагов. — Что за неуклюжий мальчишка. А ну опять все заново!

Гарри снова вернулся на исходную позицию. Когда он приступил к упражнению в третий раз, на лбу мальчика выступили капельки пота. Теперь, то и дело нервно поглядывая на миссис Доусон, он решил пересечь аудиторию на цыпочках. На половине дороги Наставница открыла рот, будто бы собираясь что-то сказать. Глаза Гарри широко распахнулись от ужаса, что его сейчас снова будут ругать, и мальчик потерял равновесие, покачнулся, схватился за парту и вместе с ней повалился на пол. Миссис Доусон вскочила.

— Вставай! — взвизгнула она. — Вставай, бестолочь неуклюжая!

Гарри поднялся на ноги и принялся многословно извиняться, но миссис Доусон ничего не желала слышать. Она рывком заставила его выставить руки, положила их ладонями на стол, а потом, взявшись за палку, которую всегда носила с собой, со свистом опустила ее на пальцы мальчика.

— Бестолочь! — кричала она. — Я тебя научу правильно ходить. А ну все заново!

Побледнев от потрясения и боли, Гарри в третий раз вернулся туда, где в ожидании своей очереди стояли остальные ученики. Один из пальцев мальчика изгибался под неправильным углом. Нетвердой походкой несчастный в четвертый раз приступил к упражнению. Преодолев четверть пути, он снова споткнулся и сжался всем телом, ожидая неизбежного наказания.

— Сегодня остаешься без ужина. Будешь тренироваться всю ночь, — вынесла приговор миссис Доусон, с презрением посмотрев на него. — Если же ты к утру перед завтраком не научишься тихо ходить, значит, завтра вовсе останешься без еды и снова будешь тренироваться всю ночь, покуда сможешь выполнить упражнение как надо. Ты меня понял?

Гарри кивнул и поплелся туда, где стояли Анна, Шейла и Таня. Уставившись взглядом в пол, он стал баюкать ноющую руку. Наступил черед Чарли.

— Она сорвалась на тебя потому, что сегодня не было Питера, — прошептал Чарли на ухо Гарри через несколько мгновений после того, как успешно пересек аудиторию. Потом многозначительно посмотрел на Анну. — Питер и за это тоже заплатит.

Анна взглянула на него, потом отвела взгляд в сторону. Ей было все равно. У нее всегда имелось одно-единственное желание — стать Ценной Помощницей. Теперь она приняла решение — ни о чем другом она думать не будет. Пусть даже у нее слегка трясутся губы, пусть ее вдруг охватил страх, неуверенность и ощущение того, что она словно погружается в пучину, — плевать — это все пройдет. Иначе в Грейндж-Холле и быть не может. Ведь об этом заботилась миссис Принсент.



Весь остаток дня Анна старалась учиться и трудиться со всей возможной прилежностью, так чтобы миссис Принсент могла ею гордиться. Девушка натерла пол в своей спальне, а заодно и в коридоре. Она специально пришла в столовую пораньше, чтобы помочь приготовить ужин, и не стала упрямиться, когда ей поручили заняться мясом. Хотя она была Старостой и имела полное право перепоручить возню с мясом кому-нибудь помладше. Такую работу никак нельзя было назвать почетной, тем более что кухонные ножи были такими тупыми, что скорее рвали, чем резали мясо. Особенно трудно приходилось с кусками, содержащими хрящи, то есть почти со всеми. Мясо полагалось Лишним раз в неделю. Это были обрезки, поставлявшиеся ближайшим супермаркетом, в котором Правоимущие покупали себе еду. Вместо того чтобы упрямиться, Анна безропотно отделила мясо от костей, по возможности аккуратно его нарезав. Все это время она тренировалась в искусстве оставаться незамеченной, поэтому не поднимала глаз, а ступать старалась как можно более тихо. Все это время девушка не давала себе отвлекаться от работы, повторяя Вечернюю Клятву:





Клянусь безропотно служить.

Клянусь я пользу приносить,

Клянусь обузой я не стать,

Природу-Мать не оскорблять.

Клянусь я слушать и молчать,

Клянусь себя в руках держать.

Клянусь старательной я быть

И честно Родине служить.





Вечернюю Клятву произносили каждый вечер перед отходом ко сну. Миссис Принсент говорила, что Клятва напоминает Лишним о Месте, которое они занимают. Не то чтобы у Лишних была в жизни цель — нет, ведь такое предположение могло подтолкнуть к выводу, что у существования Лишних есть смысл, тогда как никакого смысла не было. Клятва помогала понять, что им надо сделать в жизни, чтобы отплатить долг Матери-Природе и Государству, которое проявляло заботу, вместо того чтобы просто-напросто отправить их восвояси.

Всю жизнь до Анны никак не мог дойти смысл слов миссис Принсент. Куда именно «восвояси» могло отправить их Государство? Однако девушка сочла за лучшее не уточнять, опасаясь, что миссис Принсент решит ей это продемонстрировать.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   27

перейти в каталог файлов


связь с админом