Главная страница

Джин Шарп от диктатуры к демократии. Джин Шарп От диктатуры к демократии Стратегия и тактика освобождения Москва Свободный Выбор н о вое издательствоdiv


Скачать 215,76 Kb.
НазваниеДжин Шарп От диктатуры к демократии Стратегия и тактика освобождения Москва Свободный Выбор н о вое издательствоdiv
АнкорДжин Шарп от диктатуры к демократии.pdf
Дата09.01.2018
Размер215,76 Kb.
Формат файлаpdf
Имя файлаDzhin_Sharp_ot_diktatury_k_demokratii.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#55225
страница1 из 5
Каталогniksan

С этим файлом связано 35 файл(ов). Среди них: Transevraziyskiy_poyas_-_Razvitie_TEPR.pdf, Pobisk_Georgievich_Idei_i_Zhizn.pdf, Fernan_BRODEL__Materialnaya_tsivilizatsia_ekono.pdf, Доклад на международном симпозиуме - Пространст...doc, Мир без ссудного процента и кредитных денег.doc, Brodel_F_Sredizemnoe_more_i_sredizemnomorskiy.pdf, Krizis_Demokratii_-_doklad_po_zakazu_3-kh_storon.pdf, Obyazatelstva_OBSE_v_oblasti_chelovecheskogo_izme.pdf, Novaya_ekonomicheskaya_sistema.docx и ещё 25 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5
Джин Шарп
От диктатуры к демократии

Gene Sharp
From Dictatorship to Democracy
A Conceptual Framework for Liberation
The Albert Einstein Institution
Джин Шарп
От диктатуры к демократии Стратегия и тактика освобождения
Москва: Свободный Выбор
Н О ВОЕ издательствоdiv

УДК 323.22
ББК 66.3(2Рос)6
Ш25
Издание осуществлено в рамках издательской программы движения Москва Свободный Выбор»
Перевод с английского Наталия Козловская
Редактор Наталия Трауберг
Дизайн Анатолий Гусев
Шарп Д.
Ш25
От диктатуры к демократии:
Стратегия и тактика освобождения / Перс англ. Н. Козловской
М.: Новое издательство, 2005. — 84 с Демократы не могут противостоять диктатуре и защищать политическую свободу, если они неспособны действенно применять собственную силу.
Как это сделать Отвечающая на этот вопрос книга сотрудника Института Альберта Эйнштейна Джина Шарпа От диктатуры к демократии сыграла большую роль в свержении авторитарных режимов Сербии, Грузии, Украины и других стран и на сегодняшний день стала классическим руководством по тактике и стратегии ненасильственного политического сопротивления. Она актуальна всюду, где власть ведет наступление на свободы и права человека и подминает под себя демократические институты.
УДК 323.22
ББК Рос 5198379103616
© The Albert Einstein Institution, 1993
© Москва Свободный выбор, 2005
© Новое издательство, 2005

Оглавление
Предисловие Глава первая. Реалистичное представление о диктатуре
Постоянная проблема Свобода через насилие Перевороты, выборы, спасители из1за рубежа Лицом к лицу с жестокой правдой Глава вторая. Опасности переговоров
Достоинства и недостатки переговоров Переговоры о капитуляции [19] Сила и справедливость на переговорах Уступчивые диктаторы [21] Какой именно мир [22] Основания для надежды Глава третья. Откуда взять силу?
Притча о повелителе обезьян Необходимые источники политической власти [25] Центры демократической власти Глава четвертая. Слабости диктатуры
Как найти ахиллесову пяту Слабости диктатур [31] Как напасть на слабости диктатуры [32] Глава пятая. Как использовать свою силу
Как действует ненасильственная борьба Ненасильственное оружие и дисциплина [34] Открытость, секретность и высокие стандарты [37] Соотношение сил и его изменения Четыре механизма изменений ОГЛАВЛЕНИЕ
Демократизирующий эффект политического неповиновения Сложность ненасильственной борьбы Глава шестая. Необходимость стратегического планирования
Реалистичное планирование Трудности планирования [43] Четыре основных термина стратегического планирования Глава седьмая. Планирование стратегии
Выбор средств [50] Планирование демократии [51] Внешняя помощь Разработка генеральной стратегии Как планировать стратегию кампаний Как распространить идею отказа от сотрудничества Репрессии и контрмеры Как следовать стратегическому плану [58] Глава восьмая. Политическое неповиновение
Выборочное сопротивление Символический вызов [60] Распределение ответственности На прицеле — власть диктаторов Сдвиги в стратегии Глава девятая. Разрушение диктатуры
Эскалация свободы [67] Разрушение диктатуры Ответственное отношение к успеху Глава десятая. Фундамент устойчивой демократии
Угроза новой диктатуры [72] Как блокировать переворот Подготовка конституции [73] Демократическая политика обороны Почетная обязанность [74] Приложение. Методы ненасильственных действий
Методы ненасильственного протеста и убеждения [76] Методы отказа от социального сотрудничества Методы отказа от экономического сотрудничества Методы отказа от символического сотрудничества Методы отказа от политического сотрудничества [80] Методы ненасильственного вмешательства [81]
Предисловие Много лет меня очень волновал вопрос о том, как предотвратить или уничтожить диктатуру. Это отчасти основывалось на вере в то, что людей нельзя подавлять и уничтожать, что и делают такие режимы. Веру подкрепляли книги и статьи о важности человеческой свободы, о природе диктатуры (от
Аристотеля до толкований тоталитаризма, об истории диктатур (в особенности нацистской и сталинской. Я знаком со многими людьми, которые жили при нацистах и даже прошли через концентрационные лагеря.
В Норвегии я встречался с теми, кто боролся против фашистского режима и выжили узнавало тех, кто погиб в такой борьбе. Я беседовал с евреями, избежавшими смерти,
и с людьми, помогавшими их спасти.
О коммунистическом правлении в разных странах я знаю скорее из книг. Такие режимы показались мне особенно жуткими, поскольку диктатуру устанавливали во имя освобождения. Теперь, в последние десятилетия, я лучше ощутил особенности современных диктатур в Панаме, Польше, Чили,
Тибете и Бирме благодаря свидетельствам бежавших оттуда людей. От тибетцев, боровшихся с китайской коммунистической агрессией, от россиян, победивших путч в августе года, от тайцев, которые без насилия помешали вернуться к военному правлению, я получил много новых и тяжких сведений о коварной природе диктатур.
Жестокость вызывала боль и гнев, спокойное мужество меня восхищало. К тому же я бывал там, где опасность
[
П РЕДИС ЛОВИ Е
еще не исчезла и сопротивление продолжалось. Я был в Панаме при Норьеге; в Вильнюсе при советских репрессиях на площади Тяньаньмэнь — и вовремя демонстрации, и когда появились бронетранспортеры в ту страшную ночь ив джунглях Мейнерплау освобожденной Бирмы, где располагался штаб демократической оппозиции.
Бывал я и там, где погибли люди — у телебашни и на кладбище в Вильнюсе, в рижском парке, в Ферраре (северная
Италия), где фашисты построили и расстреляли участников сопротивления, видели могилы в Мейнерплау (Бирма. Больно думать, что любая диктатура оставляет за собой столько смертей и разрушений. Тревога и опыт породили твердую надежду, что предотвратить наступление тирании можно. Можно бороться с ней, не истребляя друг друга, можно ее победить и помешать тому, чтобы она вновь возникла из пепла. Я попытался продумать самые действенные способы такой борьбы, допускающие как можно меньше страданий и жертв. При этом я пользовался тем, что дало многолетнее изучение диктатур, сопротивления и революций, исследование политической мысли, систем правления и особенно вполне реальной ненасильственной борьбы. Таки появилась эта книга. Конечно, она далека от совершенства, но все1таки поможет думать об освободительном движении и, возможно, поспособствует ему. И по необходимости, и намеренно я уделяю главное внимание общим соображениям о том, как разрушить прежнюю диктатуру и не допустить новой. Яне берусь за подробный анализ и не даю рецептов для какой1то определенной страны, однако надеюсь, что это исследование поможет жителям многих стран, которым пришлось столкнуться с диктаторским режимом. Они уж сами решат, применимо оно к их положению ив какой степени его основные рекомендации могут быть пригодны в освободительной борьбе. Наконец, я благодарю тех, кто помогал мне в этой работе. Брюс Дженкинс, мой помощник, сделал очень много,
уточняя и форму и содержание проблем. Кроме того, он постоянно советовал мне энергичнее и яснее представлять сложные идеи (в особенности те, что касаются стратегии),
помогал менять структуру материала и редактировал текст.
Благодарен я за редактуру и Стивену Коуди, а д1ру Кристофе1 ПРЕДИСЛОВИЕ ру Крюглеру и Роберту Хелви — за важные замечания и советы. Др Хейзел Макферсон и др Патриция Паркмен предоставили сведения о борьбе в Африке и Латинской Америке. Хотя настоящая работа во многом выиграла от такой щедрой помощи, ответственность за анализ и выводы я беру на себя. Я нигде не утверждаю, что борьба с диктатурой легка и безобидна. Любые формы борьбы предполагают осложнения и потери. Естественно, что противостояние диктаторам потребует жертв. Однако я надеюсь, что наш анализ поможет лидерам сопротивления выработать стратегию, способную повысить его мощь и сократить потери. Кроме того, не надо думать, что при свержении конкретной диктатуры исчезнут все остальные проблемы. Падение режима не приводит к утопии, оно открывает путь для упорного труда. Чтобы социальные, экономические и политические отношения стали справедливее, а другие виды несправедливости постепенно исчезли, нужна долгая работа.
Я надеюсь, что краткий анализ тех путей, которые приводят к развалу диктатуры, окажется полезным там, где народ угнетают ион стремится к свободе.
Джин Шарп
6 октября 1993 года
Глава первая Реалистичное представление о диктатуре За последние десятилетия под напором организованного сопротивления пали или зашатались многие диктаторские режимы — и возникшие внутри страны, и навязанные кем1то извне. Часто казалось, что их не сдвинуть, так глубоко они укоренились, нона самом деле они не смогли противостоять согласованному неповиновению людей — политическому,
экономическому и социальному. Благодаря главным образом ненасильственному неповиновению, с 1980 года пали диктаторские режимы в Эстонии, в Латвии и Литве, в Польше, в Восточной Германии, в Чехословакии и Словении, в Мали, в Боливии, на Филиппинах и на Мадагаскаре. Ненасильственное сопротивление приблизило демократизацию в Непале, Замбии, Южной Корее,
Чили, Аргентине, Гаити, Бразилии, Уругвае, Малави, Тайлан1
де, Болгарии, Венгрии, Заире, Нигерии ив разных частях бывшего Советского Союза, сыграв важную роль в победе над путчем в августе 1991 года. Кроме того, за последние годы массовое политическое неповиновение
*
появилось в Чили, Бирме и Тибете. Хотя та ГЛАВА ПЕРВАЯ В данном контексте термин введен Робертом Хелви и означает ненасильственную борьбу (протест, отказ от сотрудничества, решительно и активно применяемую в политических целях. Появился он потому, что приравнивание ненасильственной борьбы к пацифизму и моральному или религиозному непротивлению вносило немалую путаницу. Слово неповиновение означает намеренный вызов власти, отказ от повиновения. Политическое неповиновение»
определяет ту область, в которой оно применяется (политику, а также его цель
(политическую власть. Термин используется, чтобы обозначить действия, помогающие перехватить у диктатуры контроль над государственными институтами
кая борьба не положила конец правящей диктатуре и оккупации, она показала мировому сообществу жестокость этих режимов и дала населению ценный опыт, связанный с этой формой борьбы. Падение диктатуры в перечисленных странах, конечно, не решило всех остальных проблем — жестокие режимы оставляют в наследство нищету, преступность, неэффективную бюрократию и разрушение окружающей среды. Однако жертвам гнета стало полегче, а главное, открылся путь к перестройке общества на основе более широкой политической демократии, личных свобод и социальной справедливости. Постоянная проблема
За последние десятилетия в мире появилась тенденция к расширению демократии и свободы. Организация Freedom House каждый год составляет международный обзор того, как обстоит дело с политическими правами и гражданскими свободами и по ее данным число стран мира, внесенных в список свободных, за последние двадцать лет значительно возросло
*
:
Свободные
Частично свободные Несвободные 55 76 64 1993 75 73 38 2003 89 55 Однако эту положительную тенденцию уравновешивает то,
что многие народы все еще живут притирании. К середине года 35% из 6,2 миллиарда жителей Земли жили в странах и на территориях, которые названы «несвободными»
**
,
то есть там, где политические права и гражданские свободы чрезвычайно ограничены. В 48 странах и на 8 территориях,
внесенных в этот раздел, управляют военные диктатуры
[
Р Е АЛИ СТ И Ч НО Е ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ОД ИК ТАТУ РЕ постоянно нападая на ее источники силы и намеренно используя в этих целях стратегическое планирование. В настоящей работе термины политическое неповиновение, ненасильственное сопротивление и ненасильственная борьба значат одно и тоже, хотя последние два термина относятся к борьбе с более широкими целями (социальными, экономическими, психологическими и т.д.).
* Freedom in the World 2003: The Annual Survey of Political Rights and Civil Liberties /
Freedom House. Lanham, Maryland: Rowman & Littlefield Publishers, Inc., 2003. P. Определения категорий свободная, частично свободная и несвободная см. P. 692–696.
** Ibid. P. 8.
Бирма и Судан, традиционные репрессивные монархии
(Саудовская Аравия и Бутан, доминирующие политические партии (Китай, Северная Корея, иностранные оккупанты
(Тибет и Восточный Тимор. Некоторые из них находятся в переходном периоде. Во многих странах происходят экономические, политические и социальные изменения. Хотя за последние десять лет число свободных стран увеличилось, остается большая опасность — не исключено, что такие быстрые и глубокие изменения приведут не к свободе, а к новым формам диктатуры. Военные группировки, честолюбивые лидеры, приверженные догмам партии постоянно пытаются навязать свою волю. Государственные перевороты происходят и сейчас,
и вполне возможны в будущем. Основные права человека и политические права по1прежнему недоступны для многих и многих народов. К сожалению, прошлое остается снами. Проблема диктатуры глубока. Десятки и даже сотни лет народы разных стран жили под внутренними внешним гнетом. От них требовали беспрекословного подчинения чиновниками правителям. В крайних случаях государство или правящая партия преднамеренно ослабляли, подчиняли или заменяли социальные, политические, экономические и даже религиозные институты общества, независимые от государства, создавая те, которые нетрудно использовать в своих интересах.
Людей разобщали, а скопище разрозненных лиц уже не может добиваться свободы, доверять друг другу и даже действовать по собственной воле. Результаты нетрудно предсказать народ становится слабым, теряет уверенность в себе и способность к сопротивлению. Люди слишком запуганы, чтобы говорить о ненависти к диктатуре и стремлении к свободе даже среди близких.
Мало того, они боятся подумать о публичном сопротивлении и уж точно не видят в нем пользы. Они бесцельно страдают и без надежды смотрят в будущее. Может оказаться, что современные диктатуры намного хуже прежних. Раньше некоторые люди хотя бы пытались сопротивляться. Недолгие массовые протесты — скажем, демонстрации — поднимали на какое1то время моральный дух общества. Отдельные лица и небольшие группы совершали почти бессмысленные поступки, утверждая какой1нибудь
12
[
Г ЛАВА ПЕРВАЯ принцип или просто неповиновение. Однако при всем своем благородстве такие действия не могли преодолеть страхи привычку к подчинению, а значит — и разрушить диктатуру. Как ни печально, вместо победы или хотя бы надежды они лишь увеличивали страдания. Свобода через насилие Что же делать в таких обстоятельствах Наиболее очевидные возможности представляются бесполезными — диктаторам нет дела до конституционных и законодательных барьеров,
судебных решений и общественного мнения. Поэтому вполне понятно, что, сталкиваясь с жестокостью, пытками и убийствами, люди часто приходят к выводу положить конец диктатуре может только насилие. Иногда разъяренные жертвы объединялись, чтобы бороться с диктатурой всеми средствами насилия или войны, хотя у них не было никаких шансов.
Не страшась страданий и не жалея жизни, они храбро сражались и порой добивались немалого, но редко завоевывали свободу. Яростное восстание жестоко подавляют, и люди становятся еще беспомощнее. Каковы бы ни были достоинства насильственных методов, ясно одно те, кто на них полагается, выбирают вид
борьбы, при котором угнетатели почти всегда имеют
преимущество. Диктаторы прекрасно подготовлены к применению насилия. Как долго бы не действовали поборники свободы, в конце концов побеждает жестокая реальность.
У диктаторов, как правило, намного больше оружия, транспорта и войск. Несмотря на смелость свободолюбцев, им почти всегда нечего этому противопоставить.
Если вооруженное восстание нереально, некоторые склоняются к партизанской войне. Однако она редко приносит пользу угнетенному населению и никогда (или почти никогда) не обеспечивает демократии. Партизанская война не бесспорна, в особенности потому, что в ней гибнет очень много народа. Несмотря на соответствующую теорию, на стратегические анализы, а иногда — и на международную поддержку, она не обеспечивает победы. Партизанская борьба сплошь и рядом длится очень долго, а правящий режим депортирует тем временем гражданское население.
Словом, борьба эта приносит огромные страдания и разрушает общество.
[
Р Е АЛИ СТ И Ч НО Е ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ОД ИК ТАТУ РЕ Мало того — даже в случае победы партизанская борьба часто приводит к долгими тяжелым последствиям. Режим,
против которого боролись, становился все более жестоким.
Если его в конце концов свергли, новый режим часто оказывается ничуть не лучше. Войск стало больше, влияние их усилилось, а независимые группы и институты, важные для построения и поддержания демократического общества,
заметно ослабели. Противники диктатуры должны найти другой путь. Перевороты, выборы, спасители из1за рубежа Может показаться, что военный переворот — сравнительно легкий и быстрый способ устранить уж очень мерзкий режим. Однако у такого способа есть серьезные недостатки.
Прежде всего, он не меняет несправедливого распределения власти между населением и элитой, управляющей правительством и вооруженными силами. Устранив одних лиц и одни клики с правящих позиций, мы, скорее всего, просто дадим возможность другой группе занять их место. Такая группа может оказаться более терпимой и открытой для (возможно — ограниченных) демократических реформ. Однако стем же успехом может случиться и совсем иное. Укрепив свое положение, новая клика, на которую возлагали такие надежды, может оказаться более беспощадной и честолюбивой, чем прежняя и соответственно может делать, что ей вздумается, не заботясь о демократии и правах человека. Так проблемы диктатуры не решишь. Для значительных политических изменений при диктатуре непригодны и выборы. Некоторые диктаторские режимы (например, в странах находившегося под господством
СССР Восточного блока) формально проводили выборы, чтобы создать ложное впечатление. Однако на самом деле это был строго контролируемый плебисцит, обеспечивающий одобрение кандидатов, уже отобранных властями. Под давлением диктатор иногда может согласиться на новые выборы, но, манипулируя ими, он просто усадит в правительственные кабинеты гражданских марионеток. Если кандидаты от оппозиции получат возможность участвовать в выборах и одержат победу, как случилось в Бирме (1990) ив Нигерии (1993), на их результаты можно не обращать внимания, а «победителей»
14
[
Г ЛАВА ПЕРВАЯ можно запугать, посадить или даже казнить. Диктаторы не разрешат выборов, которые могут сбросить их с трона. Те, кто страдает от диктатуры или хоть как1то затаился, чтобы избежать немедленной расправы, обычно не верят,
что можно освободиться самостоятельно. Они считают, что народ спасет только кто1то другой, то есть делают ставку на внешние силы. По их мнению, лишь международная помощь окажется достаточно мощной, чтобы свергнуть диктатора. Действительно, угнетенные неспособны эффективно действовать, но верно это лишь для определенного периода времени. Как мы уже отмечали, угнетенный народ часто не хочет, а временно — и не может бороться, поскольку не верит, что способен противостоять безжалостной диктатуре и не знает путей к спасению. Поэтому многие и возлагают надежду на других. Такой внешней силой может быть общественное мнение, Организация Объединенных Наций,
определенная страна или международные экономические и политические санкции. Подобный сценарий покажется удобным, но надежда на спасителя извне создает серьезные проблемы. Она может оказаться совершенно напрасной. Обычно спаситель не является, а если другое государство и осуществит вмешательство, ему далеко не следует доверять. Уместно подчеркнуть несколько неприятных явлений,
связанных со ставкой на иностранное вмешательство иностранные государства нередко терпят диктатуру и даже помогают ей, чтобы обеспечить свои экономические или политические интересы иностранные государства могут предать угнетенный народи не сдержать своих обязательств (то есть не помочь ему, ради какой1то другой цели некоторые государства согласны бороться против диктатуры лишь для того, чтобы добиться экономического, политического или военного контроля над чужой страной иностранные государства могут активно вмешаться и действительно помочь только тогда, когда внутреннее сопротивление уже пошатнуло диктатуру и привлекло внимание международной общественности к ее жестокой природе.
[
Р Е АЛИ СТ И Ч НО Е ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ОД ИК ТАТУ РЕ Как правило, диктатура существует благодаря распределению власти в стране. Население и общество слишком слабы,
чтобы серьезно ей помешать, богатство и власть сосредоточены в руках очень немногих людей. Хотя своими действиями другие страны могут ослабить диктатуру, существование ее в основном зависит от внутренних факторов. Однако давление международного сообщества может оказаться полезным, когда оно поддерживает мощное сопротивление внутри страны. В таком случае, например, международный бойкот, эмбарго, разрыв дипломатических отношений, исключение из международных организаций,
осуждение со стороны ООН и т.п. окажет большую помощь.
И все же, если нет мощного внутреннего сопротивления, такие действия едва ли будут предприняты. Лицом к лицу с жестокой правдой
Вывод сделать нелегко. Чтобы свергнуть диктатуру с минимальными жертвами, нужно выполнить четыре первоочередные задачи укрепить в угнетенном населении решимость, уверенность в себе и способность к сопротивлению укрепить независимые социальные группы и институты угнетенного народа создать мощное внутреннее сопротивление подготовить разумный стратегический план и умело претворить его в жизнь.
Борясь за освобождение, надо полагаться на самих себя и на внутреннее укрепление сопротивляющихся. Вовремя кампании 1879–1880 годов за ограниченное самоопределение Ирландии Чарлз Стюарт Парнелл говорил:
Незачем полагаться на правительство Вы должны полагаться на собственную решимость Помогайте самим себе укрепляйте тех, кто слаб сплотитесь вместе, организуйтесь ивы победите…
Когда вашими усилиями проблема созреет, тогда и только тогда ее можно будет разрешить
*
16
[
Г ЛАВА ПЕРВАЯ Перед лицом самостоятельной силы, при наличии разумной стратегии, дисциплинированных и смелых действий, реальной мощи диктатура в конце концов рухнет. Однако для этого необходимо выполнить как минимум четыре указанных требования.
Как видно из сказанного, освобождение от диктатуры в конечном счете зависит от собственных усилий народа.
Примеры успешного политического неповиновения, то есть ненасильственной борьбы за политические цели, приведенные выше, показывают, что такая возможность существует,
но этот путь до сих пор не разработан. Мы рассмотрим его подробнее в следующих главах, а сначала поговорим о таком средстве расшатывания диктатуры, как переговоры.
Глава вторая
Опасности переговоров Перед лицом острых проблем, описанных в главе 1, некоторые впадут в пассивное повиновение. Другие, утратив надежду, придут к выводу, что нужно договориться свечной диктатурой, чтобы через примирение, компромисс и переговоры сохранить хоть что1то хорошее и ослабить жестокости. На первый взгляд, если нет реальных альтернатив, такой вариант выглядит привлекательно.
Серьезная борьба против жестокой диктатуры чревата неприятностями. Зачем становиться на этот путь Почему нельзя просто вести себя разумно и искать пути к переговорам, которые помогли бы постепенно покончить с тиранией Разве не могут демократы призвать к человечности диктаторов и убедить их в том, чтобы они мало помалу сократили свою абсолютную власть ив конце концов предоставили возможность установить демократическое правительство Иногда говорят, что правда — не на одной стороне. Может быть, демократы недопонимают диктаторов,
которые действовали из лучших побуждений в сложной обстановке Может быть, в трудной ситуации диктаторы с радостью уйдут сами, если поощрить и уговорить их Может быть, они согласятся на ничью, и все стороны окажутся в выигрыше Если демократическая оппозиция готова уладить конфликт мирным путем переговоров (может быть, при посредничестве опытных лиц или правительства другой страны, ненужно бороться, страдать, рисковать. Разве это не лучше трудной борьбы, даже ненасильственной ГЛАВА ВТОРАЯ Достоинства и недостатки переговоров При разрешении определенных проблем и конфликтов переговоры очень полезны. Если они к месту, их нельзя игнорировать или отвергать. Когда решаются вопросы,
не имеющие принципиального значения, и потому компромисс приемлем, переговоры могут ослабить или уладить конфликт. Хороший пример уместного использования переговоров — забастовка за повышение заработной платы достигнутое соглашение может привести к тому, что зарплату повысят на сумму, находящуюся между величинами, предложенными каждой из договаривающихся сторон.
Однако трудовые конфликты с участием официальных профсоюзов резко отличаются от конфликтов, в которых спор идет между жестокой диктатурой и политической свободой.
Когда ставятся предельно важные вопросы, связанные с верой, правами человека или будущим развитием общества, переговоры не приведут к взаимоприемлемому решению. Основные ценности может защитить только изменение в соотношении сила такого сдвига добьется только борьба.
Это не значит, что к переговорам вообще не надо прибегать.
Просто сами они, без мощной демократической оппозиции,
не могут устранить сильную диктатуру. Естественно, далеко не всегда переговоры вообще возможны. Надежно обосновавшиеся диктаторы скорее всего откажутся вести их со своими демократическими оппонентами. Мало того — после начала переговоров оппоненты могут исчезнуть без следа.
Переговоры о капитуляции Отдельные лица и группы, противостоящие диктатуре и стремящиеся к переговорам, часто ставят благородные цели. Если вооруженные столкновения с жестоким режимом продолжаются годами и ничего не приносят, люди любой политической ориентации естественно захотят мира. Поборники свободы особенно ратуют за переговоры, когда диктаторы имеют явное военное превосходство, а жертвы и разрушения становятся непереносимыми. Появляется сильный соблазн использовать любую возможность, которая помогла бы достичь хотя бы некоторых целей и положить при этом конец насилию, непрестанно порождающему зло. ОПАСНОСТИ ПЕРЕГОВОРОВ Конечно, мирные предложения диктатора не особенно искренни. Он может когда угодно остановить борьбу против собственного народа. Он волен без всякой торговли восстановить уважение к достоинству и правам человека,
освободить политических заключенных, прекратить пытки,
остановить карательные операции, отказаться от власти и даже попросить у народа прощения.
Когда диктатура сильна, но сопротивление ей существует, диктаторы могут решить, что надо привести его к капитуляции под предлогом примирения. Призыв к переговорам привлекает, нов зале, за столом, демократов ждут серьезные опасности.
Если же оппозиция очень сильна, и диктатура находится под угрозой, диктаторы могут предложить переговоры,
чтобы сохранить за собой как можно больше власти или денег. Ив первом, и во втором случае демократы не должны помогать диктаторам. А вот ловушек, намеренно расставляемых диктаторами, остерегаться надо. Призывая к переговорам, затрагивающим политические свободы, диктаторы нередко хотят, чтобы демократы мирно сдали свои позиции. В таких конфликтах переговоры возможны только в конце решительной борьбы,
когда власть диктаторов свергнута и они думают о том, как пробраться в международный аэропорт. Сила и справедливость на переговорах Если это суждение представляется слишком жестким, надо бы умерить романтический образ переговоров. Поймем, каких проводят на самом деле. Переговоры не значат, что две стороны сели за стол и на равных обсуждают, а там — и разрешают противоречия,
которые привели к конфликту. Нужно помнить очень важный факт обсуждаемое соглашение определяется не темна чьей стороне справедливость, а тем, какая сторона сильнее.
Тут надо учитывать несколько трудных вопросов. Что может сделать позднее каждая из сторон, если другая сторона не пойдет на соглашение Что может сделать каждая из сторон, если другая сторона нарушит слово и станет добиваться своего вопреки соглашению Разрешая проблему, переговаривающиеся стороны не состязаются в справедливости. Хотя о ней могут немало гово1 ГЛАВА ВТОРАЯ рить, реальные результаты возникают из оценки абсолютной и относительной силы сторон. Чтó могут сделать демократы,
чтобы не сомневаться в том, что их минимальные требования будут приняты Чтó могут сделать диктаторы, чтобы сохранить власть и обессилить демократов Другими словами,
если соглашение будет достигнуто, тов основном, благодаря тому, что каждая из сторон сравнивает свои возможности с возможностями другой и определяет, к чему может привести открытая борьба.
Надо уделить внимание и уступкам, на которые готова пойти каждая из сторон. В успешных переговорах неизбежен компромисс. Каждая сторона получает только часть того, чего добивается, а от другой части — отказывается.
Что могут уступить диктаторам продемократические силы при экстремальной диктатуре С какими целями диктаторов могут они согласиться Должны ли демократы оставить диктаторам (будь то политическая партия или военная клика) конституционно закрепленную роль в будущем правительстве Не должны Где же тогда демократия?
Даже предположив, что переговоры проходят успешно, стоит задаться вопросом какой же мир наступит Станет жизнь лучше или хуже, чем могла бы стать, если бы демократы начали или продолжали борьбу. Уступчивые диктаторы У диктаторов бывают разные мотивы и целина которых основывается их владычество, — власть, положение, богатство, перестройка общества и т.п. Нельзя забывать, что ни одной из этих целей они не достигнут, если лишатся своего положения. Значит, в случае переговоров они будут пытаться сохранить егоза собой.
Какие бы обещания ни давали диктаторы, нив коем случае нельзя забывать, что они пообещают что угодно, лишь бы обеспечить подчинение своих демократических оппонентов, а потом грубо нарушат соглашения. Если демократы согласятся прекратить сопротивление в ответ на приостановку репрессий, их может ждать разочарование. Так бывает очень редко. Устранив противодействие внутренней и международной оппозиции, диктаторы только рады ужесточить режим. Спад народного сопротивления часто устраняет сдерживающую силу, ограничивавшую жестокость дик1
[
О ПАС НОС ТИПЕ РЕ ГОВОРОВ татуры, и тираны тогда могут делать все, что им угодно. Тиран обладает властью ровно настолько, насколько нам не хватает силы противиться ей, — писал Кришналал Шридхарани
*
Если ставкой оказались самые главные ценности, изменить что1то может только сопротивление. Чтобы лишить диктаторов власти, оно почти всегда должно продолжаться.
Успех в большинстве случаев определяется не переговорами,
а разумным использованием самых подходящих и мощных средств сопротивления. На наш взгляд, самое мощное средство, доступное для тех, кто сражается за свободу — политическое неповиновение, или ненасильственная борьба, о котором мы будем говорить подробнее.
Какой именно мир Если диктаторы и демократы ведут переговоры о мире, надо чрезвычайно четко представлять себе предмет обсуждения,
поскольку здесь могут крыться опасности. Не все, кто говорит слово мир, хотят мира, предполагающего свободу и справедливость. Подчинение грубому насилию и пассивная уступка диктаторам, которые безжалостно обращались с сотнями тысяч людей, — совсем не мир. Гитлер неоднократно призывал к миру, под которым он понимал подчинение его воле. Мир для диктатора часто означает покой тюрьмы или могилы. Существуют и другие опасности. Участники переговоров, руководствующиеся благими намерениями, иногда путают цели переговоров и переговорный процесс. Кроме того,
демократы или иностранные эксперты по переговорам могут одним махом обеспечить диктаторам на местном и международном уровне ту легитимность, в которой им прежде отказывали из1за незаконного захвата власти, нарушений прав человека и попросту жестокости. Беззаконного статуса, в котором они отчаянно нуждаются, диктаторы не могут править бесконечно. Сторонники мира не должны предоставлять им такого статуса.
Основания для надежды
Как мы уже говорили, лидеры оппозиции могут чувствовать,
что вынуждены вступить в переговоры, поскольку борьба за
22
[
Г ЛАВА ВТОРАЯ К.
War Without Violence: A Study of Gandhi’s Method and Its Accom1
plishment. New York; London: Garland Publishing, 1972. P. 260 (впервые New York:
Harcourt Brace, 1939).
демократию безнадежна. Однако это можно изменить. Диктатура не вечна. Люди, живущие под ее гнетом, не должны терять последние силы и позволять диктаторам бесконечно оставаться у власти. Аристотель давно сказал олигархия и тирания — наиболее кратковременные виды государственного строя Большая часть всех тираний была совсем кратковременной. Современные диктатуры тоже уязвимы. Их слабости можно усугубить, расшатывая власть диктаторов.
(Слабости эти мы подробнее рассмотрим в главе Современная история выявляет уязвимость диктатур и показывает, что они могут пасть сравнительно быстро. Для свержения коммунистической диктатуры в Польше понадобилось десять лет, с 1980 погода в Восточной Германии и Чехословакии в 1989 году это произошло засчитанные недели. В Сальвадоре и Гватемале (1944) понадобилось примерно две недели борьбы, чтобы покончить с прочно укоренившимися военными диктаторами. Мощный военизированный режим иранского шаха был подорван за несколько месяцев. Филиппинский диктатор Маркос в 1986 году был свергнут за несколько недель, а правительство США быстро отказало ему в поддержке, когда мощь оппозиции стала очевидной. Путч в Советском Союзе (август 1991 года) был остановлен за несколько дней при помощи политического неповиновения. После него многие из народов, долгие годы находившихся под властью СССР, вернули себе независимость в течение нескольких дней, недель или месяцев.
Принято считать, что силовые действия срабатывают быстро, а ненасильственные требуют долгого времени. Это не так. Нужно немало времени, чтобы изменить глубинную ситуацию в обществе, но ненасильственная борьба против диктатуры иногда протекает сравнительно быстро.
Переговоры не единственная альтернатива войне на уничтожение с одной стороны и капитуляции — с другой.
Приведенные здесь примеры, а также примеры из главы показывают, что есть еще одна возможность для тех, кто добивается и мира, и свободы, — политическое неповиновение Aristotle. The Politics. Harmondsworth; Baltimore: Penguin Books, 1976 [1962].
P. 231, 232 Политика, 1315b; пер. С.А. Жебелева].
Глава третья
Откуда взять силу Конечно, совсем непросто построить свободное и мирное общество. Здесь нужны и стратегические таланты, и организация,
и план. Но самое главное — нужна сила. Демократы не могут свергнуть диктатуру и добиться политической свободы, если они неспособны действенно применять собственную силу. Как это сделать Откуда может взять силу демократическая оппозиция, чтобы та оказалась достаточной для разрушения диктатуры с ее мощной военной и полицейской системой Мы этого не узнаем, пока не поймем правильно, что такое политическая сила. Изучить ее сущность не так уж трудно. Основные понятия довольно просты. Притча о повелителе обезьян Притча Лю Цзи, китайского сочинителя XIV века, четко являет забытое понимание политической власти:
В государстве Чу один старик жил благодаря обезьянам, которых держал в качестве прислуги. Народ Чу называл его Повелителем обезьян. Каждое утро старик собирал обезьяну себя во дворе и приказывал старшей обезьяне вести остальных в горы, чтобы собирать там фрукты. Каждая обезьяна должна была отдавать ему одну десятую собранного. Тех,
кто не делал этого, безжалостно пороли. Все обезьяны страдали, ноне решались жаловаться. Однажды маленькая обезьянка спросила остальных:
«Сажал ли старик эти деревья и кустарники Ей отве1 ГЛАВА ТРЕТЬЯ тили: Нет, они сами выросли. Тогда обезьянка опять спросила Разве мы не можем собирать фрукты без разрешения Остальные ответили Можем. Обезьянка не унялась Тогда почему мы должны служить старику Она еще не кончила говорить, как обезьяны все поняли и пробудились. Той же ночью, увидев, что старик уснул, обезьяны разрушили ограду, забрали фрукты, которые старик держал в хранилище, унесли их в лес и больше не возвращались. Вскоре старик умер от голода
*
Лю Цзи говорил Некоторые правят своими народами с помощью обмана, а нес помощью справедливости. Разве они непохожи на повелителя обезьян Они не подозревают о своей глупости. Как только их народ образумится, обман перестанет действовать».
Необходимые источники политической власти Принцип прост. Диктаторы не могут обойтись без людей, которыми правят без них они просто не обеспечат и не сохранят источников политической власти. Источники эти включают авторитет, то есть уверенность людей, что власть законна и они обязаны ей подчиняться человеческие ресурсы, то есть число и значение лиц и групп, которые подчиняются правителям, сотрудничают сними или предоставляют им помощь умения и знания, необходимые для режима и предоставляемые сотрудничающими лицами и группами нематериальные факторы, то есть факторы психологические и идеологические, заставляющие людей подчиняться и помогать правителям материальные ресурсы, то есть степень контроля правителей над богатством, природными ресурсами,
финансами, экономической системой, а также средствами связи и транспортом;
[
О ТКУ ДАВ ЗЯТЬ СИЛУ История эта, называющаяся Правление с помощью обмана, взята из книги
Лю Цзи (1311–1375). Перевод Сидни Тай опубликован в сборнике Nonviolent San1
ctions: News from the Albert Einstein Institution. Vol. IV. № 3 (Winter 1992/1993). P. 3.

  1   2   3   4   5

перейти в каталог файлов
связь с админом