Главная страница

История женщин на Западе в 5 т. Т 1 . Джон Шей... Джон Шейд. Религиозные роли римских женщин. История женщин на Западе. В 5 томах. Том Спб., Алетейя 2005


Скачать 219,5 Kb.
НазваниеДжон Шейд. Религиозные роли римских женщин. История женщин на Западе. В 5 томах. Том Спб., Алетейя 2005
АнкорИстория женщин на Западе в 5 т. Т 1 . Джон Шей.
Дата15.11.2016
Размер219,5 Kb.
Формат файлаdoc
Имя файлаIstoria_zhenschin_na_Zapade_v_5_t_T_1__Dzhon_Shey.doc
ТипДокументы
#4803
страница1 из 4
Каталогid49786323

С этим файлом связано 413 файл(ов). Среди них: и ещё 403 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4

Часть 8
Джон Шейд. Религиозные роли римских женщин. / История женщин на Западе. В 5 томах. Том 1. Спб., «Алетейя» 2005

Перевод Шныровой О.В.
В своих воспоминаниях о детстве Элиас Канетти говорит о том, что молитва в синагоге мало что значила для его матери, поскольку как женщина она была исключена из религиозных ритуалов. Такое отношение к религии, часто описываемое еврейскими писателями, могло быть и у римской матроны. Будучи женщиной, она была, если не исключенной из религиозной практики, то, по крайней мере, низведенной до маргинальной роли. Действительно, женщины были настолько отстранены от римской религии, что они часто посещали загородные святилища и храмы чужеземных богов, и, если верить предвзятым комментариям верующих римлян, часто обращались к различным еретическим религиозным практикам и верованиям. Были ли римские женщины «недееспособны» в отношении религии? И да, и нет. Они, без сомнения, были исключены из участия во многих важных религиозных ритуалах, но римская религия была сложным феноменом, и женщины играли в ней свою, хотя и подчиненную, дополняющую мужскую, роль.
Римская религия: мужское дело.
Римская религиозная жизнь имела три основных аспекта. Общественные религиозные ритуалы осуществлялись на форумах и в храмах, частные или полуобщественные – на близлежащих площадях и других местах сбора римских граждан. В каждом доме семья вела собственную религиозную жизнь со своими собственными богами, ритуалами, святыми днями. Эти перекрывающие друг друга религиозные сообщества принадлежали к единой религиозной культуре, но в этой единой традиции женщины никогда не играли ведущей роли.
Жреческие роли.
Публичные жреческие обязанности всегда осуществлялись мужчинами. Важные публичные богослужения проводились под руководством магистратов, которым иногда помогали жрецы, избранные из числа римских граждан. Жрецы и магистраты имели совместные религиозные обязанности в республике, создавали и интерпретировали священные законы. Только они могли, опираясь на предсказания сивиллиных книг, провозглашать волю богов. Вместе с сенатом, магистраты исследовали любую возникающую религиозную проблему и, посоветовавшись со жрецами, давали рекомендации по ее разрешению. Высшие жрецы избирались comitiae, то есть гражданами Рима. Поскольку общественная религия была ограничена этими предписанными видами деятельности, религиозная власть практически полностью была сосредоточена в руках этих людей.

В общественном богослужении, о котором мы располагаем большим количеством эпиграфических записей, - жертвоприношении богине Дее, - женщины не играли никакой роли. Мужчины, flamines, (жрецы) из фратрии Арвалов, выступали от имени богини и даже выполняли ее функции. Они участвовали в церемонии в венках из колосьев, вероятно символизирующих жатву, ставшую возможной благодаря богине чистого неба Дее.1 Мужчины представляли всех великих римских богинь: Цереру, Флору, Помону и Фуррину.

То же самое наблюдалось в культах домашних божеств. Основные ритуалы выполнял глава семьи. Это было официальной обязанностью главы семьи, и ее невыполнение могло привести к проблемам с цензором.2 В своем трактате о сельском хозяйстве Катон настаивает на том, чтобы жертвоприношения осуществлялись dominus, или главой дома от имени всех членов семьи.3 Менее значительные религиозные ритуалы, такие как ежедневное возлияние ларам, домашним богам, так же были его обязанностью. Мужчинами осуществлялись и более важные домашние обряды. В ритуалах в честь умерших в феврале (paternalia) и в мае (lemuralia) глава семьи играл основную роль. Во главе похоронных процессий также всегда шли мужчины, которые произносили панегирики и приносили положенные жертвы.

Другие примеры мы можем найти в коллегиях ремесленников и других группах граждан. На барельефах с изображением религиозных сюжетов мужчины являются основными действующими лицами. Очевидно, что в религии, которая всегда отражала распределение власти в обществе, мужчины играли ведущую роль во всех ситуациях.
Непригодность женщин к жертвоприношениям.
Женщинам, наряду с иностранцами и преступниками, было запрещено участвовать в жертвоприношении. Согласно Павлу Диакону, автору сокращенной редакции словаря Феста, компиляции II в. н. э., основанной на еще более раннем источнике, «обычай предусматривал, что в некоторых богослужениях ликтор выкликал «Удалиться (exesto) чужеземцу, заключенному в цепях, женщине, девушке!» Приказ exesto указывал на то, что эти людям не разрешалось присутствовать при жертвоприношении в принципе.»4 Мы не знаем, какие это были ритуалы, но, без сомнения, они включали не просто жертвоприношение мужским или «диким» божествам: Геркулесу, Марсу или Сильвану. В любом случае исключение женщин из ритуала было дополнением к другому, более общему правилу: они не допускались к жертвоприношению, или, по крайней мере, к его ключевым моментам.5

В Восемьдесят пятом римском вопросе Плутарх (II в. н.э.) спрашивает: «почему в древние времена женщинам не разрешалось рубить или готовить мясо?»6 Он объясняет это договором, подписанным после войны, вызванной похищением сабинянок. По этому договору ни одна женщина не могла молоть или готовить мясо для своего мужа. В чем значение этого запрета? Он касается двух ключевых моментов в приготовлении пищи: перемалывания (alein) зерна и забоя скота, снятия шкуры и разделки туши животных (mageireuein). Этот запрет разделки туш не только делал более легкой жизнь первых жен римлян (как гласит одна из версий легенды о сабинянках), но и отстранил их от жертвоприношения. Приказание о забое жертвенного животного отдавал руководящий жертвоприношением – магистрат, жрец или глава семьи; забой животного и разделку туши осуществлял lanii (мясник). Запрет молоть зерно дополнялся запретом жертвенной разделки туши. Это отстраняло женщин не только от жертвоприношения, но и от приготовления необходимого ингредиента жертвоприношения, far, вида муки, изготовленной из размолотых зерен, которая была сама по себе приношением, и которая под названим mola(ритуальная мука), так же использовалась как подложка, на которой размещались подношения смертных богам.7 Связь между ритуальной мукой, молотьбой и церемонией жертвоприношения устанавливается также термином molucrum, который означает одновременно «метлу для подметания мельницы» и «колоду для жертвоприношений».8

По свидетельству Плутарха это правило было установлено в «незапамятные времена» (topalaion). Значит ли это, что оно уже не действовало в Римской империи? Мы не знаем. Фраза Плутарха может означать, что запрет восходит к временам Ромула, или что он возник некоторое время назад, например, в рождество Христово. Если прядение и ткачество были традиционными добродетелями римской матроны,9 то Восемьдесят пятый римский вопрос определяет то, что они не должны были делать. 10 Древнее или нет, но это правило было достаточно важным для Плутарха, чтобы включить его в Римские вопросы, в которых он попытался объяснить удивительные и живописные римские обычаи. Поэтому мы можем заключить, что даже если этот запрет не соблюдался строго во времена империи, он оставался одной из определяющих характеристик римской матроны во II в. н.э. Мы можем даже предположить, что в историческую эпоху это правило соблюдалось только в отношении жертвоприношений. Антиковеды могут использовать этот запрет для прослеживания более общих табу в «древние времена».

Третий запрет исключал женщин еще из одного аспекта ритуала жертвоприношения: старое правило гласило, что женщины не должны пить неразбавленное вино (temetum). Казанова прав, полагая, что это исключало женщин из ритуала жертвоприношения, с помощью которого мужчины вступали в контакт с богами,11 ибо неразбавленное вино было необходимым подношением в любом ритуале жертвоприношения, и потреблять его могли только боги и мужчины.
Весталки, Flaminicae, и другие жрицы.
Кажется, что из-за половой принадлежности женщины считались неподходящими для того, чтобы принимать участие в наиболее важных моментах религиозного ритуала: забое жертвенного животного, разделке туши и распределении мяса. Эти важные роли выполнялись мужчинами. Мужчины были задействованы в поддержании отношений между обществом и богами, и распределение ими «мирских» частей жертвенного животного определяло социальную иерархию.
Степень непригодности участия женщин в жертвоприношении.
Исключение женщин не было абсолютным. Согласно тексту Плутарха, запрет на рубку и приготовление мяса не был всеобъемлющим.12 Он применялся к конкретной ситуации: женам (сабинянкам) не разрешалось рубить и готовить мясо «для своих мужей-римлян [andresRomaioi]». Эту деталь можно, конечно, интерпретировать как уступку обстоятельствам мифической войны между римлянами и сабинянами. В Жизнеописании Ромула (15.5) Плутарх пишет, что сабиняне заставили римлян освободить своих жен от всякого домашнего труда за исключением ткачества. Очевидно, что оба текста, которые я цитировал, отражают статус римской жены. Условие, которое Плутарх упоминает в своем ответе на Восемьдесят пятый вопрос, было, таким образом, ограниченным: оно применялось только к отношениям между женами и их мужьями, в домашних религиозных обрядах. Оно не обязательно распространялось на публичные ритуалы. Плутарх прекрасно знал, что женщины практически полностью отстранены от выполнения активных ролей в религиозном сообществе. Если он, тем не менее, не упоминает о том, что запрет на рубку и приготовление мяса применялся к женщинам во всех случаях, то это потому, что он знал об исключениях из древнего правила. Эти исключения имели отношение к публичной религиозной жизни, в которой женщины все же принимали некоторое участие в жертвенных ритуалах.


Весталки
Рассмотрим шестерых весталок исторического периода. Как и жены flamines и rexsacrorum (царя священных ритуалов), весталки были жрицами - большая редкость в римской религии. Под руководством virgoVestalismaxima(великой весталки-девственницы) они должны были беречь огонь в очаге храма Весты в юго-западной части римского форума. Избранные до наступления половой зрелости, весталки должны были служить богине тридцать лет: десять как ученицы, десять как служительницы и десять как наставницы. Они жили в большом здании, примыкающему к храму Весты, и должны были хранить девственность в течении всего времени своей службы. После этого они могли выйти замуж, хотя немногие это делали: их обет подразумевал не столько отказ от сексуальной жизни, сколько целомудрие (pudicitia), которое требовалось и от римской матроны, которая должна была хранить верность одному мужчине и соблюдать строгость в одежде и поведении.13 Как и другие римские жрицы, весталки олицетворяли природу богини, которойони служили: их целомудрие отражало чистоту Весты и пламени священного очага.

Весталки «брались» (captae) великим понтификом (pontifexmaximus)во время церемонии, напоминающей брачную. Отец девушки вручал ее в руки верховного жреца, который затем говорил: «свершая священные ритуалы, предписанные весталке от имени римского народа и квиритов, я беру тебя, возлюбленная, как избранницу для поддержания чистейших законов, как жрицу Весты».14 Во время служения Весте весталки носили flammeum, головной убор красного цвета, и sexcrines, шесть кос невесты.15 После этой церемонии великий понтифик и коллегия понтификов получали над девушкой такую же власть, какую имели глава семьи и семейный совет. Если она по небрежению позволяла священному огню Весты погаснуть, великий понтифик мог отдать приказ подвергнуть ее суровому телесному наказанию. Если же она нарушала обет целомудрия (преступление известное как «инцест»), ее могли замуровать заживо.16

Несмотря на некоторые фемининные аспекты роли весталок и выполнение ими ряда домашних обязанностей (как, например, уборка храма Весты в период с 7 по 15 марта), весталки вторгались на мужскую территорию. Сервий, комментатор Вергилия, сообщает, что «с 7 по 14 мая три великие весталки-девственницы помещали farв корзины жнецов. Они сами молотили и мололи зерно и хранили полученную муку, из которой три раза в год они делали mola: на луперкалии (15 февраля), весталии (9 июня) и на сентябрьские иды (13 сентября), добавляя очищенную и неочищенную соль».17 Полученная molasalsaразбрызгивалась на жертвенных животных и на другие приношения богам. Из этого ритуала в наш язык перешло слово “immolate” (приносить в жертву), которое буквально означает «окропить mola». Это окропление мукой служило напоминанием как о земле, которая родила все подношения богам, так и о человеческом труде и знаниях, необходимых для ее плодоношения.18

Таким образом, весталки имели опосредованное отношение к каждому крупному публичному жертвоприношению. Согласно некоторым источникам, они могли играть и более непосредственную роль, даже сами совершать жертвоприношения. Казанова19отмечает, что весталкам давалась разновидность жертвенного ножа, sescepita.20Cледовательно, они имели право совершать жертвоприношения, хотя нет доказательств тому, что это право распространялось на жертвоприношение животных. Однако, а некоторых текстах содержатся намеки на то, что весталки словом и делом участвовали в ритуалах жертвоприношений. Во время праздника фордицидии (15 апреля), когда стельная корова приносилась в жертву Теллусу (Земле) и беременность символизировала пожелания роста зерновых,21 весталки принимали участие в сложном ритуале расчленения туши жертвенного животного: «после того, как служители удаляли плод теленка из внутренностей [коровы] и помещали вырезанный ливер в дымящиеся сосуды, старшая из дев-весталок сжигала плод теленка, пепел от которого использовался для обряда очищения людей в день Палеса (21 апреля)».22 Наверняка весталка не принимала участия непосредственно в жертвоприношении, но она была задействована в последующей разделке мяса. Возможно, еще лучший пример жертвоприношение весталками богу Консу и возжигание фламином Квирина 21 августа в праздник помещения урожая в закрома: «[В честь Конса] были принесены жертвы на двенадцатый день перед сентябрьскими календами фламином Квирина и весталками».23 Наконец, если прав Джордж Дюмезиль,24 25 августа весталки принимали участие в жертвоприношении понтифика в честь OpsConsiua (Изобилия) в Регии (официальной резиденции понтифика). Окончательное подтверждение дает текст Пруденция, в котором упоминается, что весталки «умерщвляли тучных жертв тайно…позволяя их крови стекать в огонь».25

Эти источники, конечно, не являются бесспорными. В Фордицидии, например, весталки принимали участие только в заключительной части жертвоприношения, сжигая только те части животного, которые им передавал совершающий жертвоприношение. В других двух примерах возможно весталки играли пассивную роль, в то время как фламин Квирина или великий понтифик – активную. Наконец, мимоходом сделанное замечание в спорном тексте Пруденция, возможно, не имеет большого значения. Тем не менее, право весталок на владение жертвенным ножом и их роль в празднике Доброй Богини дает основание предполагать, что они действительно могли иметь право совершать жертвоприношения, и мы видели, что им было разрешено молоть зерно. Весталки, таким образом, исключались из традиционных запретов.

С другой стороны, как показала Бирд (1980), весталки не были ни матронами, ни девушками. Они не были матронами, поскольку у них не было ни мужей, ни детей. И они не были девушками, так как они как и замужние женщины, носили длинное одеяние (stola) и косы, уложенные вокруг головы (vittae). Весталки вместе с матронами участвовали в некоторых ритуалах. Они, по крайней мере, до периода империи, имели ряд тех же прав, что и мужчины, которые не распространялись на замужних женщин и девушек: они имели право на ликтора, могли свидетельствовать на суде, они не находились под опекой отца или мужа, что означало, что они имели право свободно распоряжаться своей собственностью и составлять завещания.26 Другими словами, гендерный статус весталки носил промежуточный характер, был неопределенным, как и огонь, который она поддерживала.27 Благодаря этому особому статусу весталкам было разрешено отчасти разделять с мужчинами религиозную власть.

FlaminicaиReginaSacrorum
Весталки не были единственным исключением. Некоторые жрецы имели жен, которые также совершали жертвоприношения, особенно богам времени.28 Фрагментарные источники содержат информацию только о женах фламинаЮпитера и rexsacrorum, но можно предположить, что жены других жрецов имели сходные обязанности. Жрец Юпитера приносил жертву только раз в месяц во время ид (тринадцатый или четырнадцатый день в зависимости от месяца), но его жена, flaminicaDialis, приносила в жертву барана каждый ярмарочный день (nundinae).29 Reginasacrorum жертвовала Юноне свинью или овцу в первый день каждого месяца.30 Как и весталки, flamimicaDialisимела право иметь при себе жертвенный нож.31

Были ли эти случаи исключением из правил? В случае весталок, «мужская» власть этих жриц была следствием их особого статуса. В отличие от понтификов, авгуров и других жрецов, flaminesЮпитера и rexsacrorumимели такую же компетенцию как и хозяева дома в отношении своих домашних. Они должны были быть женаты и их обязанности были не только их личными, но разделялись их женами. Фламин Юпитера должен был уйти в отставку после смерти жены. Плутарх отмечает, что достаточно большое количество ритуалов жрец мог проводить только при помощи своей жены. Жреческая пара была единой, и как таковой ей вручались функции священнодействия, и можно допустить что, право на жертвоприношение фламиники вытекало из этого обстоятельства. Возможно, что и reginasacrorum находилась в аналогичном положении. Следует учитывать также, что глава семьи мог делегировать полномочия своей жене.32

Существовало много других исключительных случаев, как, например, салийские девственницы (saliaevirgines), женские двойники Салии, участвующие в процессии по случаю начала и окончания военной кампании. Мы практически ничего не знаем об этих женщинах, кроме того, что они носили apex, остроконечные шляпы, и военную форму Салии и приносили жертву в Регии. 33 Несмотря на древнее происхождение этого института, нет возможности установить, что девственницы действительно совершали жертвоприношения. Вследствие отсутствия источников невозможно реконструировать обряды инициации римских девушек.34 В более поздний период императрица Ливия выступала в качестве фламиники божественного Августа, в роли, которая, если не допускать, что ее жреческие функции были исключительно пассивны, требовала совершения жертвоприношений. Но положение императрицы было промежуточным между мужской и женской ролями, между смертной вдовой и обожествленным человеком. В качестве Августы она пользовалась публичными привилегиями, хотя ее случай и не может рассматриваться как типичный. Жрицы натурализованных иностранных божеств находились в аналогичном двойственном положении. Например, культ Цереры, в честь которой был воздвигнут храм на Авентинском холме, был доверен жрице из Великой Греции
  1   2   3   4

перейти в каталог файлов
связь с админом