Главная страница
qrcode

Екатерина Великина 50 1 история из жизни жены моего мужа Екатерина Великина


Скачать 387,05 Kb.
НазваниеЕкатерина Великина 50 1 история из жизни жены моего мужа Екатерина Великина
Анкор50 &
Дата15.11.2016
Размер387,05 Kb.
Формат файлаrtf
Имя файла50_amp_1_istoria_iz_zhizni_zheny_moego_muzha.rtf
ТипДокументы
#314
страница9 из 19
Каталогtopic29690457_26308263

С этим файлом связано 5 файл(ов). Среди них: Beskonechnaya_istoria_Mikhael_Ende.fb2, 50_amp_1_istoria_iz_zhizni_zheny_moego_muzha.rtf.
Показать все связанные файлы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   19

ТЕЛЕФОН
Добрый день, вы воспользовались услугами «Секс по телефону». С вами разговаривает Анжела. К слову, на мне красные трусики и корсет. (Молчание, перерастающее в мычание.)

Что то не так?

Мне неудобно об этом говорить, но, наверное, я не уверен насчет корсета.

Я уже снимаю его. Быстро и безжалостно я разрываю бант и начинаю распутывать шнуровку. Тонкий шелк скользит по моему телу, обнажая его, и вот большая грудь бесстыдно выпрыгивает…

Подождите. Я правильно понял, что на вас был надет корсет со шнуровкой?

Да. Что то не так?

Мне неудобно об этом говорить, но на тех корсетах, что я видел, шнуровка была расположена на спине, бант приходился на пространство между ключицами, а соответственно – мне очень неудобно об этом говорить – вам было бы необычайно тяжело разорвать его и распутать так быстро, чтобы грудь…

Э э… На моем корсете шнуровка сбоку и всего восемь дырочек. По четыре с каждой стороны. Поэтому я думаю…

Ради Бога, извините, но тогда… тогда это совсем странно.

Что именно вас удивляет?

На вас был надет корсет из тонкого шелка… и практически без шнуровки… в общем, это как то забавно, что вашим… ммм… грудям… удалось из него именно «выпрыгнуть». То есть вот если бы «вывалиться», ну или просто так… открыться… Но «выпрыгнуть» – это, простите, из области фантастики. Я, конечно, не настаиваю, но…

Да, наверное, я ошиблась. На мне не было никакого корсета. Я просто его выдумала. Я люблю придумывать всякие вещи… Например, позавчера в душе мне показалось, что если немного изменить напор воды…

Вам не кажется, что «выдумывать» и «ошибаться» – это совершенно разные понятия? То есть я хотел сказать, что если вы выдумали корсет, это совершенно нормально, но вот если ошиблись… Одним словом, я могу поделиться телефоном моего доктора, он совсем недорого берет и…

Извините, что вы от меня хотите?

М м м… наверное, правдоподобности. Просто я люблю, чтобы все было точно.

О'кей. Я сижу на стуле. На мне вязаная майка и джинсы на бедрах.

Да да, мне очень нравится это.

На руке жемчужный браслет с рыбками.

Да да, мне очень нравится это.

Этой рукой я держу трубку, а другой задираю майку и расстегиваю крючки лифчика.

Да да, мне очень нравится это.

Свободная от трикотажа грудь…

Должно быть, не слишком красиво.

Что именно?

Ну, когда вы еще были в корсете, у вас была большая грудь. Большая грудь в трикотажном бюстгальтере выглядит не очень, но это ваше дело… Если вы, конечно, опять не ошиблись…

Нет, я не ошиблась. У меня очень красивая грудь. Я вообще могу ходить без бюстгальтера.

И напрасно. Обвиснет. Моя первая жена после родов имела неосторожность отказаться от этой части туалета. Ей было, видите ли, так удобней кормить.

Но так действительно удобнее кормить.

Боже мой, у вас есть ребенок?

Какое это имеет значение?

Что вы! Молодая мать – это так сексуально.

Никогда бы не подумала. А впрочем…

Да да. Мне очень нравится это. Вы сидите на стуле в вязаной майке и джинсах на бедрах. Ваша огромная, чуть обвисшая грудь лежит в трикотажном бюстгальтере. В соседней комнате спит ребенок.

Звеня браслетом, я медленно расстегиваю молнию и…

Да снимите уже этот чертов браслет, вы же его разбудите!

Кого?

Малыша. Грудные дети очень чувствительны к посторонним звукам.

М м м… Я снимаю браслет и чувствую, как мои бедра сводит от желания.

Нелогично, но…

Ширинка уже расстегнута, и джинсы падают на пол.

Уже лучше.

Вы подходите сзади, и я чувствую ваш запах.

Так так, я начинаю возбуждаться.

Вы входите резким толчком, так, что я замираю от неожиданности.

Да а а.

Оно мягкое, упругое, влажное и серое.

Да а а.

Оно вас обволакивает. И вы входите глубже и глубже.

Да а а.

Двадцать миллиардов нервных клеток содрогаются от ваших движений.

Да а а, мне нравится это.

Через левое в правое, пронзая мозжечок.

Да да, пронзая…

По влажности взад и вперед.

Взад и вперед, взад и вперед…

Вы кончаете резко и мощно, так же как и начали. Сперма льется из моих ушей и глаз.

Да а а а…

И мне не надо глотать, потому что она уже внутри.

Да да, не надо…

– …Взрывается от переполненности, всеми своими двадцатью миллиардами нервов.

Да а а, взрывается… Хм… а что вы будете делать с образовавшейся дырой?

М м м… Наверное, куплю шиньон.

М м м… Но это так неполезно!

Ну придумаю что нибудь еще.

Может быть, вам все таки дать телефон моего врача?

В другой раз. Увы, в другой раз.

Спасибо вам, Анжела.

Не за что. Звоните нам еще.

А все таки запишите телефон, он недорого берет…
ФАСОЛИЙ
«Не на кого пенять», – понимаю я, разглядывая кривую ухмылку, расплывшуюся над куском оторванных от стены обоев. Если бы кто нибудь заставил меня вывести формулу Ф., получилось бы нечто вроде:[(папинька + маминька) – положительные черты]х 10.

А если добавить к этому чуток дедушкиного прищура, капельку бабушкиной нелогичности и пятнадцать кил детской дури, то нет сомнений – получится именно мой ребенок.

И ведь как удивительно вышло: если и у меня и у Димы есть хорошие качества (ну ежели, конечно, как следует присмотреться и взять самую большую лупу), то у маленького Ф. их или нет вовсе, или есть нечто гипертрофированное.

Например, самостоятельность.

Ну вот папинька у нас самостоятельный – дальше некуда. Вчерась прошу у него лампчку в ванной над зеркалом поменять: темно, прыщей не видно и вообще. Точнее, вру – две недели назад прошу поменять, а вот вчерась выпадает счастье. И что вы думаете? Правильно. Было у меня в ванной три лампочки, из которых одна перегоревшая, а теперь ни одной. Нуда, с напряжением не рассчитал – ввернул большей мощности, так что вся сеть перегорела. Да, заменит. Через неделю другую. Не, если по большому счету, Дима умеет все или практически все. А если не по большому, то благодати хрен дождешься, и предпочтение отдается тем делам, которые ему нравятся.

С малышом Ф. то же самое. Фраза «Мам, я фам» появилась в нашем доме месяца эдак четыре назад. Как и всякая неопытная мать, я на данную фразу молилась и всячески радовалась ее появлению. (Сейчас будет слово «х…».) X…

Увы, он не начал убирать игрушки, вытирать пыль и варить обеды. Фамофтоятельность – такая хитрая штука, что проявляется только в исключительных случаях по велению левой пятки.

Например, если утром по кухне плавают коты, носки и фантики, то можно сделать только два вывода:

1. Какой то кретин на букву «Д» забыл запереть двери.

2. Тимофей Дмитриевич – душка – решил вымыть посуду. Разумеется, «фам».

Или вот в прошлый раз полы драила. Пол у меня из светлого ламината, так что мыть приходится часто, чуть ли не через день. В противном случае вид такой, как будто мы тут не только убиваем, но разделываем и консервируем.

И вот мою я, мою, и наконец, когда все вроде бы чисто, отправляюсь в сортир с газеткой. Через десять минут возвращаюсь и соображаю, что неплохо бы еще раз посетить клозет, в противном случае не донесу. Весь коридор и кусок пола в детской покрыты толстым слоем коричневатого жира. Ну да, дитя вымыло полы грязной посудной губкой. Вполне фамофтоятельно и не без усердия…

Или вот выражение «черт с письмом» никогда не слышали? Лично я, когда кто нибудь произносит эту фразу, все время представляю себе крохотного чертика с хвостом запятушкой и огромным конвертом под мышкой, который несется черт знает куда, подпрыгивая на кочках. Счастье лицезреть потустороннее получилось два месяца назад, когда некто Ф. решил, что теперь он будет не только «фам» ходить на горшок, но и самостоятельно выливать содержимое горшка в унитаз.

Скажу вам честно: каждый раз, когда я вижу его перепрыгивающим через сортирный порог с ночной вазой на вытянутых руках, мои внутренности болезненно сжимаются, и… И все. Самая главная фишка в фамофтоятельности – это то, что она должна поощряться.

Спасибо тебе, сынок, – говорю я, вытирая пол от жира, убирая воду или стирая какашки со стен. – Большое тебе человеческое спасибо, мой сынок.

К счастью, сынок еще плохо разбирается в мимике, а оттого мои сжатые скулы, сведенные брови и некоторая вытаращенность во взоре списываются на радость от «посильной помощи».

Кстати, все вышеописанное – это не самое обидное. Я свято верю, что тот день, когда он донесет дерьмо до сортира, не расплескав ни капли, все таки настанет.

К сожалению, черты, унаследованные от меня, хуже. Гораздо хуже.

Холерик. Везде и во всем. Час назад привели с прогулки. В одной руке – грязный джип, в другой – кусок розового мела. Как только дверь за нянькой закрылась, дитя село на пятую точку – и понеслось:

1. «Я не хочу раздеваться, потому что надоело».

2. «Сапоги снимать не будем».

3. «Будем рисовать мелом».

4. «Иди отсюда в угол, я сказала».

Так как в нашем доме 2 (два) холерика, то я выдернула у него мел и со словами «Ну и сиди тут сколько влезет» отправилась на кухню. И опять же потому, что в нашем доме 2 (два) холерика, летящий сапог пришелся мне ровнехонько в область поясницы. И надо сказать, пребольно пришелся. Уже через одну минуту младший холерик был выдран и отправлен спать, а старший давился валокордином на кухне и мечтал о стерилизации.

Спорить с Ф. – дело бесполезное, так как на любое заявление «от родительства» у нас имеется с десяток ответов «от детства», уникальных по своей лаконичности и доходчивости.

Тебе не стыдно? – спрашиваю у него я.

Неть! – громко отвечает он.

И тут нечему удивляться: мне уже почти двадцать шесть лет как не стыдно – и ничего, живу.

Пункт второй – это попрошайство. Тут он делает меня как ребенка. Ну да, одна моя шуба супротив тысячи Фасоличьих грызывиков – это вам не шутки. Работает так красиво, что порой меня охватывают слезы умиления.

В этом доме выделываться можно только со мной, поэтому тут все проще пареной репы: «Мам, кипи танку». Третьего не дано.

С папой сложнее. У папы нищего детства не было, и поэтому покупка сто пятой игрушки нисколечко его не прельщает. Что вы думаете, дитя и тут не теряется. Сидим с Дементием утром, пьем кофе. Приходит маленький Ф., рожа в конфете, в кулачишке пригоршня мелочи. Сует мелочь отцу со словами: «Пап, я вот тут денежку нашел, кипи машинку». И все. Того же дня вечером папа возвращается в мыле и пене. Нет, не «стоял по пробкам» как обычно, а скакал по Центральному детскому миру в поисках презента.

Хм… может, опыт перенять?

«Дим, я тут нашла денежку, может, купишь мне ноутбук? А?»

Но красивее всех с бабушкой. Давеча подходит ко мне, дергает за рукав и просит:

Ма, давай бабе Гале позвоним.

Давай позвоним, – отвечаю. – Чего уж там. Набираю номер, Ф. хватает трубку, и я становлюсь свидетелем Прекрасного.

Бабишка, а бабишка, это Тимоша. Кипи мне тилин (пластилин), бабишка, а я тебя буду ждать очень очень. Очень очень буду ждать. (Уже застенчиво.) Ну и машинку, и танку, и джип, и пистилет…

Жалко, что сумалет не попросил. Настоящий. Уже через час джип, танка, пистилет, а также солдатики, карандаши, альбом и наклейки ровной кучкой лежали на столе. «Бабишка» у нас скоростная – что есть, то есть.
Что ни говори, а чудо как хороша Фасоличья жизнь. Может, самой в младенцы податься?..

Правда, вот курить запретят… Зато, наверное, танку подарят… и кадандашики…
ДАЧА – КЛЯЧА
Блин, мне нельзя писать традиционные апрельские посты. Ей богу, зарекалась. Ну нельзя три года мурыжить одну и ту же тему. Неправильно и некрасиво, и… И не могу. Куда мне от нее деться, от этой самой темы?

Да да. Дача. Восемь соток. Мизерный кусок земли, способный испохабить будущность с апреля по май включительно. Фазенда. Домик дядюшки Тыквы, ети его оранжевую голову.

В позапрошлом году гнали «бычок», в прошлом – «долгоносиков», в этом вот «Газель»…

Когда я была маленькой, я думала, что «так у всех». Став постарше, начала задаваться вопросом «А может быть, это потому, что мы такие нищие?». Сейчас я знаю единственный правильный ответ на неразрешимое: «Просто потому, что мы такие».

Вообще чего мы туда все эти годы «Газелями» возим – это какая то загадка. То есть вот если сейчас у меня спросить «Кать, какого рожна тебе вперся ентот гранд вояж?», я, наверное, чё нить расскажу и даже подниму указательный палец. Кровать мы везем, ага. Но я, убейте меня, не помню, чего я отвозила туда в прошлом годе… Аж три раза ездила, а все равно не помню. Нуда, не памятлива я на говно, не памятлива…
Сценарий тот же, но по прежнему вышибает слезы.
Акты 1 5. Телефония
Кать, а мы в этом году поедем?

(Гениально, мама, гениально. Я думаю, даже если я издохну, вы водрузите гроб на крышу машины, и у меня в изголовье будет вздыхать ящик с какой нибудь непонятной порослью.)

Да, конечно.

А когда?

(35 февраля ночью. Милая женщина, если первого числа я вас с бабкой не вывезу, то тогда вы вынесете меня. Вперед ногами. Черт, что то одни гробы в голове.)

Ну… за неделю до Первого мая…

А пораньше?

(А палкой по жопке?)

Ну… можно и пораньше.

Хорошо. Только ведь вещей столько опять… (А я тебе говорила: выбрасывай, дура, выбрасывай. А кто орал «Они еще ходят»?)

Я закажу какую нибудь машину.

А когда?

(Черт, на прошлой неделе в понедельник, черт, черт, черт!)

В субботу будет машина.

А большая?

(Нет, блин. На Фасолькином сумасвале повезем. Ты сверху сядешь, а бабка за веревку будет тянуть до самого сто первого километра.)

Большая.

А ты не забудешь?

(А ты дашь мне шанс? Черт, черт, черт!) Данный диалог продолжался с понедельника по сегодня и различался только количеством ругательного «черт!», так, впрочем, и не высказанного вслух. (Да да, а в шестом акте я что буду делать?)
Акт 6. Накануне дня икс
Блин! Это что такое?

Это, Кать, часы.

Вижу, что не фортепьяно. Эти часы перестали ходить еще до твоего рождения.

Ну… может, мы их как нибудь починим…

На даче?!

Зачем на даче? В Москве!

А зачем мы их тогда везем на дачу?

(Нехорошая пауза, сопровождаемая старческим покашливанием из соседней комнаты. При звуке шаркающих шлепанцев настораживаюсь. В ход пошла тяжелая артиллерия в лице бабушки.)

Тебя забыть спросили. Какое тебе дело до этих часов?

(Разглядывая огромную коробку с банками из под детского питания в бабкиных руках, понимаю, что до часов мне уже действительно нет дела.)

Бабушка, милая бабушка, скажи, зачем нам эти баночки?

Твой же сын будет жучков ловить.

А а а… м м м м… э э э э… м м м м…

(Вышла замуж за Хемуля, родила Хемуля, сдохну Хемулихой.)

Не мычи. Не корова.

(Убью! Убью, расчленю и спущу в канализацию. Прямо сейчас.)

Ты хоть раз видела, чтобы он играл в баночки?

Это потому, что ты ему не показывала, как играть.

Прости, я что, должна была вместе с ним жучков ловить?

А что, лучше пиво жрать на краю песочницы?

(Несомненно, бабушка, несомненно. А в тот день, когда я скажу, что ловля инсектов в тару из под пюр предпочтительнее распития пивка, можешь смело сдавать меня кащенкам.)
К концу шестого акта зрителю должно быть очевидно, что для «Газели» были собраны самые ценные и самые необходимые вещи, а я – некрасивый прыщ на семейной заднице.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   19

перейти в каталог файлов


связь с админом