Главная страница
qrcode

Евсевий Кесарийский (Памфил) - Церковная истори... Евсевия памфила книга третья


НазваниеЕвсевия памфила книга третья
АнкорЕвсевий Кесарийский (Памфил) - Церковная истори.
Дата01.02.2017
Формат файлаpdf
Имя файлаEvseviy_Kesariyskiy_Pamfil_-_Tserkovnaya_istori.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#26723
страница1 из 7
Каталогid144056915

С этим файлом связано 62 файл(ов). Среди них: Ikonografia_Gospoda_Iisusa_Khrista_2001.pdf, Michelangelo_Buonarroti_-_Three_Standing_Men_in.jpg, WoodCarving_Illustrated_041_Holiday_2007.pdf, Prostranstvennye_postroenia_v_zhivopisi_1980.djvu и ещё 52 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5   6   7
БОГОСЛОВСКИЕ ТРУДЫ, 24 ЦЕРКОВНАЯ ИСТОРИЯ
ЕВСЕВИЯ ПАМФИЛА КНИГА ТРЕТЬЯ
1 Таковы были события в Иудее. Святые же апостолы и ученики Спасителя рассеялись по всей земле. Фоме, как повествует предание, выпала по жребию Парфия, Андрею — Скифия, Иоанну — Асия, там он жил, там в Ефесе и скончался (2) Петр, по-видимому, благовествовал иудеям, рассеянным по Понту, Галатии, Вифинии, Каппадокии и Асии. Под конец жизни он оказался в Риме, где и был распят головой вниз он сам счел себя достойным такой казни. (3) Надо ли говорить о Павле, возвещавшем Христово Евангелие от Иерусалима до Иллирика и пострадавшем при Нероне в Риме. В точности так рассказано у Оригена в третьем томе его Толкований на Бытие.
2 После мученической смерти Павла и Петра первым епископом Римской Церкви был по жребию назначен Лин. О нем упоминает Павел, посылая ему привет в конце Послания к Тимофею из Рима.
3 Послание Петра, именуемое первым, признается подлинными на него ссылаются в своих писаниях древние святители. Так называемое второе не числится, как мы слышали, среди книг Нового Завета, но многие считают его полезными прилежно читают вместе с другими писаниями.
(2) Деяния же, Евангелие, Проповедь и Апокалипсис, называемые по его имени, вовсе, как мы знаем, не включены в сочинения кафолические, и ни древние, ни современные церковные писатели не пользуются их свидетельствами. (3) В дальнейшем, говоря о преемственно сменявшихся епископах, я буду упоминать кстати, кто из тогдашних церковных писателей какими из оспариваемых книг пользовался, что говорится ими о книгах канонических, признанных, и о тех, которые к ним не относятся. (4) Но из сочинений, названных Петровыми, я признаю одно- единственное подлинным оно признано и древними святителями. (5) Четырнадцать Павловых Посланий известны и принадлежат, несомненно, ему. Следует, однако, знать, что некоторые исключают Послание к Евреям, ссылаясь на Римскую Церковь, которая утверждает, что оно не Пав­
лове Что поэтому поводу говорили наши предшественники, я изложу в свое время. Так называемые «Павловы Деяния я не считаю среди книг Продолжение Начало в Б. тр.», сб. 23.
1 72J Богословские груды

98
ЕВСЕВИИ ПАМФИЛ бесспорных. (6) Сам апостол, заключая приветствиями Послание к Римлянам, упоминает среди прочих Ерма, которому, как говорят, принадлежит книга Пастырь 1
. Следует знать, что некоторые и ее оспаривают, почему она и не помещена среди общепризнанных. Другие же расценивают ее как необходимейшую, особенно для людей, знакомящихся с началами веры. Поэтому ее, как мы знаем, читают всенародно в церквах, и мне известно, что некоторые из древнейших писателей ею пользовались.
(7) Описаниях бесспорных и о тех, которые не всеми признаны, довольно.
4 Павел, проповедуя язычникам, положил основание церквам, начиная от Иерусалима и его окрестностей и до Иллирика; это явствует из его собственных слови из повествования Луки в Деяниях Апостолов.
(2) И Петр сам рассказывает, в каких областях благовествовал он обрезанным о Христе, передавая им новозаветное слово. Из сообщений признанного Послания (мы об этом говорили) ясно, что он пишет евреям, находящимся в рассеянии по Галатии, Понту, Каппадокии, Асии и Вифи- нии. (3) Сколько и кто из этих людей стали настоящими ревнителями новой веры и оказались по испытании способны стать пастырями Церквей, у них основанных, сказать трудно можно только перечислить тех, оком говорит Павел. (4) У него было множество соработников и, как он их сам называл, соратников большинство из них удостоены памяти непреходящей, ибо Павел неоднократно свидетельствует о них в своих Посланиях. И Лукав Деяниях поименно упоминает наиболее известных. (5) Рассказывают, что Тимофею первому выпал жребий быть епископом в Ефесской Церкви, а Титу — в Критских церквах. (6) Лука, уроженец Антиохии и врач по образованию, большей частью находился вместе с Павлом и деятельно общался также с остальными апостолами. От них приобрел он умение врачевать души, каковое и показал в двух бого- духновенных книгах в Евангелии, которое начертал, по его свидетельству, как передали ему бывшие изначально свидетелями и служителями Слова им, по его словам, они следовал с самого начала Книги ив Деяниях Апостолов, которые составил не по рассказам, а как очевиден. (7) Говорят, что именно его Евангелие обычно имеет ввиду Павел, когда пишет о некоем своем Евангелии по Евангелию моему. (8) Из остальных спутников Павла Крискент
2
, по собственному свидетельству апостола, был отправлен в Галлию, а Лин, который во втором Послании к Тимофею упомянут как находящийся вместе с Павлом в Риме, первым после Петра получил епископство в Римской Церкви (об этом сообщалось выше. (9) Климент, собрат и сподвижник Павла, по его свидетельству, был третьим Римским епископом. (10) Лука сообщил также в Деяниях, что член Ареопага, Дионисий именем, который первым уверовал после речи Павла к афинянам в Ареопаге, был первым епископом Афинской Церкви. Какой-то другой Дионисий, из старших, был пастырем Коринфского прихода.
(11) Продвигаясь дальше, мы расскажем своевременно о последовательной смене апостольских преемников. Теперь же перейдем к следующим событиям.
5 После Неронова тринадцатилетнего правления прошло полтора года, пока события зависели от Гальбы и Отона, и Веспасиан, прославившийся в Иудейской войне, был в самой Иудее объявлен царем, ибо войско, там
ЦЕРКОВНАЯ ИСТОРИЯ
99 находившееся, провозгласило его императором. Он немедленно отправился в Рима войну поручил своему сыну Титу
3
. (2) После же вознесения Спасителя нашего иудеи, осмелившиеся восстать на Него, стали всячески усердствовать в злоумышлениях против Его апостолов сначала побили камнями Стефана, потом обезглавили Иакова, сына Зеведеева, брата
ИоанноЕа, и, наконец, как мы уже рассказывали, умертвили Иакова, который первым по вознесении Спасителя нашего был избран на епископское седалище в Иерусалиме. Так как тысячами способов покушались они на жизнь и остальных апостолов, то апостолы, изгоняемые из Иудейской земли, отправились с помощью Христовой на проповедь всем народам, ибо Он сказал им Идите, научите все народы во имя Мое. (3) Более того, люди, принадлежавшие к Иерусалимской Церкви, повинуясь откровению, данному перед войной почтенным тамошним мужам, покинули Иерусалим и поселились в Переев городе Пелле; уверовавшие в Христа выселились из Иерусалима вообще все святые оставили столицу Иудеи и всю Иудейскую землю. Божий суд постиг, наконец, иудеев, ибо велико было их беззаконие пред Христом и Его апостолами стерт был с лица земли род этих нечестивцев. ( 4 ) Сколько горя обрушилось тогда повсеместно на целый народи особенно на жителей Иудеи, дошедших до предела бедствий Сколько юношей в цвете лет вместе с женщинами и детьми погибли от меча, голода или умерли иной смертью Сколько иудейских городов были в осаде ив какой Какие ужасы и больше, чем ужасы, видели беженцы, устремившиеся в Иер>салим, будто в неприступную столицу. А весь облик войны и то, что происходило в отдельных случаях, и какая, наконец, по слову пророков, мерзость запустения виз древле прославленном храме Божием, до основания уничтоженном и сожженном Кому любопытно, может в точности прочесть об этом в Истории Иосифа. (5) Необходимо отметить особо его собственный рассказ о том, как на праздник Пасхи собрались люди со всей Иудеи ив Иерусалиме оказалось, как в темнице, заперто около трех миллионов человек.
(6) А надлежало им оказаться запертыми, как в темнице, и принять по
Божиему суду гибель как разв те дни, когда предан был на мучения Спаситель и Благотворитель всех — Христос, Сын Божий.
(7) Я пройду мимо убитых и погибших как-либо по-другому, но считаю обязательным рассказать о страданиях от голода, чтобы читатели моего сочинения могли хоть отчасти узнать, что Господь не откладывал наказания за беззакония, творимые над Христом, Сыном Божиим.
6 Итак, возьми пятую книгу Истории Иосифа и прочти о трагедии тех дней. Богатым, — говорит он, — остаться в городе значило погибнуть под предлогом, что такой-то хочет перебежать к врагу, его убивали — богатства его ради. Вместе с голодом возрастало и безумие мятежников с каждым днем то и другое разрасталось в нечто страшное. (2) Хлеба нигде не было видно мятежники врывались в дома и перерывали всё; найдя хлеб, били хозяев зато, что те отказывались его выдать, а ничего не найдя, пытали их, как злостных укрывателей. Вид несчастных свидетельствовало том, есть у них что-нибудь или нет. Считалось, что утех, кто крепок, еда в изобилии мимо изможденных проходили бессмысленно было убивать тех, кто вот-вот умрет с голоду. (3) Многие тайком меняли свое имущество кто побогаче — за одну меру пшеницы, а кто победнее —
4*

100
ЕВСЕВИИ ПАМФИЛ замеру ячменя. И затем запирались в самом дальнем углу дома и ели люди совершенно оголодавшие — просто сырое зерно другие разваривали его, насколько это допускали необходимость и страх. (4) Стола нигде не ставили выхватывали еду из огня и глотали еще полусырую. Жалкая пища и зрелище, достойное слез те, кто посильнее, хватали побольше, слабые плакали. (5) Голод одолел все чувства, но что совершенно убил, так это стыд. То, что когда-то было предметом заботы, теперь оказалось в пренебрежении. Пищу изо рта вырывали жены у мужей, дети у отцов и — это вызывает особенную скорбь — матери у малых детей. Родные дети угасали на руках, и от них отнимали крохи, необходимые для жизни.
(6) Но и этим едокам не удалось укрыться. Всюду действовали и грабили мятежники. Если дом был заперт, это был признак, что там едят тут же выбивали двери, вламывались и уносили кусочки хлеба, только что не выдавив их из горла. (7) Стариков, вцепившихся в съестное, били женщин, что-то прятавших в руках, волокли за волосы не было жалости ник старческим сединам, ник младенческому возрасту. Детей, крепко державших кусочек снеди, поднимали вверх и, раскачав, ударяли об пол. Особенно жестоки, словно к своим обидчикам, были к тем, кто, предупреждая их нашествие, успевал проглотить то, что они рассчитывали забрать. (8) Они придумывали страшные пытки, только бы разыскать съестное. Несчастным затыкали задний проход стеблями чины и острыми спицами протыкали ягодицы. Даже слушать страшно, какими мучениями вынуждали признаться в том, что припрятан один хлеб или горсть пшеничной муки. (9) Сами истязатели ничуть не голодали (жестокость, вынужденная необходимостью, казалась бы меньшей в своем упорном безумии они заготовляли припасы намного дней. (10) Они выходили навстречу людям, доползавшим по ночам до римских постов, чтобы набрать диких овощей и травы, и, когда те уже думали, что ускользнули от врага, отбирали их ношу и, хотя те умоляли, заклиная страшным именем Божи- им, вернуть хоть часть того, что они принесли с опасностью для жизни, часто ничего не возвращали. Хорошо было, если и не убивали ограбленного.
(11) Затем он говорит следующее Вместе с надеждой на выход из города исчезла у иудеев и всякая надежда на спасение. Голод рос и пожирал целые дома и семейства. На крышах кучи мертвых женщин и младенцев, на улицах трупы стариков (12) распухшие отроки и юноши блуждали, как привидения, по площадями падали, где кого заставала смерть. У истощенных не было сил хоронить близких, а кто был еще в силах, те не торопились с похоронами и потому, что трудов было очень много, и потому, что собственная их судьба была темна. Многие, хороня, тут же и умирали многие сами шли на кладбище, не дожидаясь смертного часа. (13) Не было ни надгробного плача, ни воплей голод подверг проверке чувства люди, обреченные на горькую смерть, сухими глазами смотрели на тех, кто уже обрел покой. Город окутало глубокое молчание все гуще становился мрак смертной ночи. (14) Но разбойники были страшнее. Они подкапывались под дома, грабили мертвых и, сорвав с них покровы, с хохотом удалялись. Они испытывали на мертвых острия своих мечей меч проверяли, вонзая в упавших, но еще живых людей. Умолявших помочь им рукой и мечом они презрительно оставляли в добычу голоду. Каждый, умирая, не отводил глаз от храма, не думая больше о мятежниках, которые оставались живы. (15) Эти последние, не вынося зловония, отдали сначала приказ хоронить умерших на общественные
ЦЕРКОВНАЯ ИСТОРИЯ
101 деньги, а потом, когда денег не хватило, сбрасывать со стен во рвы. Тит, обходя их, увидел, что они полны мертвых, гниющих тел, из которых целыми ручьями течет сукровица он застонали, простерши руки, призвав Бога свидетелем, воскликнул Не мной совершено это. (16) Затем идет такая вставка Яне скрою того, сказать о чем велит мне моя скорбь если бы римляне замедлили наказать преступных, то городили поглотила бы разверзшаяся бездна, или его залило бы потоком, или поразило содомскими громами. Ведь это было поколение, гораздо безбож- нее принявшего ту казнь ибо от безумия этих людей погиб весь народ.
(17) А в шестой книге он пишет так Погибло в городе от голода неисчислимое множество, страдания бывали невыразимые. В каждом доме, где были какие-то крохи еды, шла война самые близкие люди вступали в драку друг с другом, вырывая жалкое средство выжить. Даже умирающим не верили, что у них ничего нет. (18) Разбойники обыскивали еще дышавших, нет ли у кого еды за пазухой, не притворяется ли человек, что умирает. Люди, разинув от голода рот, спотыкаясь, словно бешеные собаки, и сбиваясь с дороги, натыкались, как пьяные, на двери, и ничего уже не помнили, и за час по два, потри раза заходили в один и тот же дом. (19) Вынуждены были есть всё: дошли до того, что собирали в пищу то, что не годилось для самых нечистых животных. Не брезгали под конец поясами и сандалиями, сдирали кожу со щитов и жевали ее. В пищу шли клочки старого сена. Некоторые собирали высохшие стебли и продавали за четыре аттических драхмы крохотное повесу количество их. Но что говорить о том, что голод не разбирает между предметами неодушевленными (20) Я собираюсь описать одно событие о таком не расскажут ни у эллинов, ни у варваров страшно о нем рассказывать слушаешь и не веришь. Я же, чтобы не показаться потомкам собирателем страшных рассказов, охотно умолчал бы об этом горестном происшествии, если бы свидетелями его небыли множество моих современников. И плохую бы услугу оказал я отечеству, не рассказав о всех его страданиях.
(21) За Иорданом в деревне Вафезор (что значит дом иссопа») жила женщина, по имени Мария, дочь Елеазара. Была она богата и знатна вместе с толпой беженцев пришла в Иерусалим и оказалась в осажденном городе. (22) Тираны расхитили ее имущество, привезенное из Переи в Иерусалим оставшиеся драгоценности и, если что было припасено из съестного, похищали ежедневно вламывавшиеся вооруженные люди. Это приводило женщину в негодование, но своей бранью и проклятиями она их только раздражала. (23) Никто, однако, не убил ее нив гневе, ни из жалости и вот, находить хлеб для других она устала, да и найти его было трудно, а голод проникал в ее внутренности ив самый мозг. Но еще сильнее голода ее жгло неистовое раздражение. Слушаясь советов нужды и собственного ожесточения, она пошла против природы и, схватив дитя — у нее был грудной младенец, — воскликнула (24) Несчастный малютка Вокруг война, голод, мятеж — для кого из них берегу я тебя У римлян, если они и оставят нас в живых, ждет рабство, да только голод осилит раньше рабства а мятежники хуже итого, и другого. Стань же для меня пищей, для мятежников — проклятием, для людей — страшной сказкой, только такого и не хватало средь иудейских бедствий.
(25) Говоря так, она убивает сына зажарив, половину съедает, а остальное прячет и хранит. Мятежники появились сразу, учуяв запах этого страшного мяса, и пригрозили немедленно убить ее, если она не покажет

102
ЕВСЕВИП ПАМФИЛ то, что приготовила. Сказав им, что для них оставлена хорошая доля, она раскрыла остатки ребенка. (26) Ужас и смятение охватили их они окаменели перед этим зрелищем. А она Это мое родное дитя и мое дело. Кушайте, ведь и я ела не будьте слабее женщины и сострадательнее матери. Если же вы люди благочестивые и отворачизаетесь от моей жертвы, то я ела за ваше здоровье, пусть мне будет и остаток. (27) Мятежники ушли, трепеща единственный раз они струсили и уступили матери эту — трудно так назвать ее — пищу. Город был полон ужаса и отвращения. Каждый, воочию представляя эти страсти, содрогался, словно он сам совершил это. (28) Теперь изголодавшиеся люди мечтали о смерти и почитали счастливцами тех, кто не дожил до того, чтобы увидеть такое или услышать о таком.
7 Так поплатились иудеи за свое бесчестие и за беззакония, совершенные над Помазанником Божиим. Стоит привести им неложные слова Спасителя нашего, в которых все это было предсказано Горе же имеющим во чреве и питающим сосцами в те дни. Молитесь, чтобы не случилось бегство ваше зимой или в субботу, ибо тогда будет великая скорбь, какой не было от начала мира доныне, и пусть бы не было. (2) Подсчитывая все число погибших, Иосиф говорит, что были убиты и погибли от голода
1000000 человек оставшиеся мятежники и разбойники, выдававшие друг друга после взятия города, были казнены юношей, отличавшихся ростом и красотой, берегли для триумфа из остальных тех, кто был старше 17 лет, заковали и отправили на работы в Египет еще большее число распределили по провинциям умирать в гладиаторских поединках и схватках со зверями. Тех, кто был младше 17 лет, отвели в рабство и продали только этих последних насчитывалось 90000. ( 3 ) Это происходило на втором году царствования императора Веспасиана, согласно с пророчествами Господа нашего Иисуса Христа, Который по Своей Божественной силе провидел будущее, как уже происшедшее. Святые евангелисты пишут, что Он прослезился и заплакали приводят слова Его, обращенные к самому Иерусалиму О, если бы ты, хотя бы в этот твой день узнал, что служит к миру твоему ( 4 ) Но это сокрыто ныне от глаз твоих ибо придут на тебя дни, когда враги твои обложат тебя окопами и окружат тебя отовсюду, и разорят тебя, и побьют детей твоих. (5) Велико будет бедствие на земле и гневна народ этот, и падут от острия меча, и отведутся в плен вовсе народы, и Иерусалим будет попираем язычниками, доколе не окончатся времена язычников. И еще Когда же увидите Иерусалим, окруженный войсками, тогда знайте, что пришло запустение его. (6) Сравнивая эти слова Спасителя нашего с историей всей войны у Иосифа, как не удивляться Божественному, воистину сверхъестественному предвидению Спасителя нашего и Его пророчеству
(7) Незачем еще рассказывать, что случилось совсем народом после спасительных Страстей и тех воплей, которыми иудейская толпа разбойника и убийцу вызволяла от смерти и умоляла забрать от них Владыку жизни. (8) Справедливо, однако, сказать о том, как проявило себя человеколюбие Всеблагого Провидения на целых сорок лет после преступления, учиненного над Христом, отложена была их гибель. В эти годы еще были живы многие апостолы и ученики и сам Иаков, первый тамошний епископ, почитаемый в качестве брата Господня город Иерусалим был местом пребывания их, а они были для него стеной необоримой. (9) Гос
ЦЕРКОВНАЯ ИСТОРИЯ
103 подь в Своем смотрении долготерпеливо ждал, не раскаются ли они в содеянном и не смогут ли получить прощение и спастись. И при таком великом долготерпении Он еще посылал им удивительные предзнаменования того, что сними случится, если они не покаются. Итак как названный писатель счел их достойными упоминания, то всего лучше сообщить об этом тем, кто обратится к этому сочинению.
  1   2   3   4   5   6   7

перейти в каталог файлов


связь с админом