Главная страница

Гиренок Ф. И. - Клиповое сознание - 2015. Федор Гиренок Клиповое сознание Проспект


Скачать 416,08 Kb.
НазваниеФедор Гиренок Клиповое сознание Проспект
АнкорГиренок Ф. И. - Клиповое сознание - 2015. fb2
Дата04.03.2018
Размер416,08 Kb.
Формат файлаpdf
Имя файла?art=21538285&format=a4.pdf&lfrom=241867179
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#54267
страница5 из 7
Каталогid7810305

С этим файлом связано 13 файл(ов). Среди них: ?art=21538285&format=a4.pdf&lfrom=241867179, scipio_libretto.pdf, 33_Psyche_Volume_I.pdf, Michel_de_Certeau-The_Practice_of_Everyday_Life_-University_of_C, Фрагменты о бренд-луддизме.docx, Zaykov_A_V_-_Obschestvo_drevney_Sparty_pdf.pdf и ещё 3 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7
Без прошлого и будущего
Для того чтобы случился перманентный Ренессанс, нужно придумать такое время, в котором настоящему не предшествует прошлое, и будущее не подстерегает настоящее. Профессору Слотердайку волей-неволей придется отказаться и от случайности прошлого, и от случайности будущего. Почему Потому что мастерская по улучшению настроения, созданная в Европе, не нуждается в случайности как в форме проявления необходимости. Она нуждается в сознании, которое поет самому себе очаровывающие песни.
В терминах перманентного Ренессанса Слотердайка невозможно понять, как из новелл
Боккаччо сложилось современное европейское неприятие необходимости называть вещи своими именами, как искреннее сознание человека Возрождения стало в Европе толерантными политически корректным
ФИ. Гиренок. «Клиповое сознание»
35
Зачем нам непрерывный Ренессанс, если в нем новое сменяется новым так быстро, что никто не может извлечь смысл из происходящего. Мне не нравится такой Ренессанс. Есть в нем что-то от перманентной революции Троцкого.
Резюме
Доклад профессора Слотердайка я понял как высказывание о Европе и одновременно как высказывание о современном мире, изменяя который сама Европа изменилась до неузнаваемости, и сегодня она ищет себя и свое место в мире и, как мне показалось из доклада
Слотердайка, никак не может найти.
Нам, русским, Европа нравится, но взгляд на Европу из России не может не отличаться оттого способа, которым сами европейцы смотрят на себя. В Европе считают, что Гольфстрим религиозной иллюзии иссяк и земля стала мячом, который, как говорит Слотердайк,
играет игроками.
Я думаю, что земля скоро может стать сферой, центр, который будет нигде, а поверхность везде, а это означает только одно все мы вновь как бы оказались вначале христианской эры, и христианство снова должно метафизически завоевать мир. Либо он будет нами завоеван, либо мы его потеряем. Этот тезис похож на сказку, но это не сказка
ФИ. Гиренок. «Клиповое сознание. Умострой сказки
Сказки появились давно, как только люди стали осознавать для себя важность священных предметов. Сначала их на Руси именовали «кощуна», затем баснями, потом выдумками.
Раньше их слушали, теперь их смотрят.
Чем больше происходит десакрализация современной культуры, тем меньше мы нуждаемся в своем уже-сознании. Тем чаще мы совершаем немотивированные поступки и почти совсем не задумываемся над тем, что мы делаем. Сказка – это наше уже-сознание, благодаря которому мы можем узнавать событие еще до встречи с ним. Она напоминает нам об абсурде как способе существования сакральных предметов. О том, что они есть и чудесным образом сказываются на нашей жизни.
Сказка мудра и нетороплива. Она обращена не к логосу, а к софийному парадоксу, к мудрости. Сказка не отражает мир, она его создает, пример тому – сказка о Снегурочке.
Снегурочка
Это сказка о крестьянине Иване и его жене Марье. О том, как хорошо они жили, ладно.
Жили они, жили, да и не заметили, как состарились, а детей у них не было. Вот и решили они под Новый год слепить дочь из снега. И слепили, а она ожила. Иван с Марьей, конечно,
обрадовались, но потом пришло лето, и Снегурочка растаяла.
О чем эта сказка О том, что есть вещи, которые существуют, если мы очень хотим,
чтобы они были. О призрачности наших надежд, о самообмане и реальности, которая раскрывает обман.
Сказки существуют не столько для детей, сколько для взрослых. Золотой петушок одна из таких сказок.
Золотой петушок
Написал эту сказку Пушкин. Это его последняя сказка. О чем она О власти и о смерти,
которая сопряжена с властью.
Жил-был царь Дадон. Жизнь у него была бурной, насыщенной, но к старости ему захотелось пожить спокойно, без суеты. Ему бы передать царские дела одному из своих сыновей, а он этого не сделал. Он стал искать обходные пути, чтобы и царем быть, и особенно не утруждаться, и нашел. Скопец-звездочет подарил ему Золотого петушка, стем чтобы тот кукарекал в минуты опасности. Но подарил с условием выполнить его желание, а какое, не сказал.
И вот опасность настала, Петушок закукарекал. Царь снарядил в поход одного своего сына. Прошло время. Но никаких известий от него царь не получил. Тогда он отправил в поход второго сына, но и этот сын пропал. В конце концов, сам царь пошел в поход. Что он увидел А увидел он свое побитое войско и сыновей, пронзивших мечами друг друга.
Виной же тому была шамаханская царица. Перед этой царицей не устояли царь. Забыв про сыновей, повез он эту царицу к себе домой, а по пути встретил скопца-звездочета, который ему сказал «Царь-батюшка, выполни обещание, отдай мне царицу. Вспылил царь, услышав это, и ударил жезлом звездочета насмерть. Да Петушок не дремал, слетел он со своего места и клюнул царя в висок. И тот душу Богу отдал.
В чем смысл этой сказки В том, что шамаханская царица – это непросто прекрасная женщина, это женский образ вечно юного очарования власти, персонификация скрытого желания человека повелевать. Ослепленные властью, которая никогда не боится греха,
погибли царь Дадон, оба его сына и скопец-звездочет. Трупы есть, а где шамаханская царица?
Ее нет. Она исчезла, растворилась, как дым. Ведь это видение, фантазм. Что стало с царством, неясно. Пушкин об этом ничего не сказал.
Сказка не любит умных людей. Ее герой – Иванушка-дурачок.
ФИ. Гиренок. «Клиповое сознание»
37
Иванушка-дурачок
У старика и старухи было три сына. Двое умных, третий – Иванушка-дурачок. Умные овец в поле пасли, а дурак ничего не делал. Лежал на печи и мух давил. Марксисты говорят, что Иван потому дурак, что у него незавидное имущественное положение. Он третий по счету среди братьев, а третьему наследство не полагается. Но сказка ценит умных бра- тьев-наследников иначе, чем Иванушку-дурачка. Кому она дает слово Неумным братьям, а дураку. Почему Потому что говорить – значит соединять воображаемое и язык. Речь Ивана непроста. Это речь с неопределенными значениями. В ней смыслы бегают за словами и не могут их никак догнать.
Иванушка-дурачок все делает как бы во сне, по наитию. Однажды отправили его братья в город за покупками. Он купил, что нужно, и поехал домой. По дороге видит, обгорелые пни стоят. Эх, думает, ребята-то без шапок. Озябнут сердечные. Взял да горшки на них одел.
В нем нет ничего лишнего. Иванушка-дурачок ничего не делает. Поэтому он не делает и ошибок. Это человеку которого нет ни переднего плана ума, ни заднего. Он думает вслух. У
него выражаемое не отличается от выраженного. К примеру, везет он домой покупки, целой воз. А лошадь плохая, еле ноги передвигает. А что, думает Ивану лошади четыре ноги и у стола четыре. Так что стол сам как-нибудь до дома добежит. Снял его с телеги и оставил на дороге.
Иванушка-дурачок пребывает в состоянии еще-не-ума, то есть до ума ему остается еще совсем немного, чуть-чуть, одно слово, но он все-таки не дотянул до него. И все же кто умнее умного Иванушка-дурачок. Есть в нем что-то первобытное. Какая-то повседневная бесхитростность. Но бесхитростный Иванушка хитрее хитрого в своей наивности.
В естественной обстановке Иванушка непросто дурака дурак набитый. Его бьют,
чтобы он под ногами не путался. Силой нормального хода вещей он выставляется на всеобщее обозрение как предмет посмешища. Всякий может над ним пошутить, показать над ним свое превосходство. Почему Потому что есть вещи, которые тыне можешь не знать,
а Иванушку это правило не касается.
Кто может быка продать березе Дурак. Был у Иванушки один бычок, да продал он его березе и деньги с нее спросил. Быка воры украли. Дурак в наказание березу срубил. В березе дупло, а в дупле – клад, зарытый разбойниками. И вот Иванушка-дурачок при деньгах, да дураку деньги достались.
Там, где достаточно здравого смысла, простого рассудка, там Иванушка только жить мешает. Несуразность его речей раздражает, неадекватность действий возмущает. И хотя
Иванушка-дурачок – существо жалкое, иногда грязное и сопливое, многое ему прощают.
Но если мир сошел сума, если в нем смешалось то, что было, стем, что не было, вот тогда-то Иванушка-дурачок и попадает в свою стихию. Когда это происходит Когда нужно сходить на тот свет к покойнику, спросить его, где деньги лежат, а затем вернуться в этот мир, взять их и бездарно спустить на ветер. Он силой абсурда достигает результата, который вряд ли достижим для нормального человека.
Только Иванушка-дурачок может пойти туда, сам не зная, куда, и принести то, сам не зная что. И будет вести его не здравый смысл, не категории рассудка, а вещая старуха. И
дело не в том, что Иванушка живет не своим умом, хотя они живет не своим умом, а в том,
что они чужим умом не умеет жить. Вещая старуха – это сверхумный ум, который лично никому принадлежать не может. В лице Иванушки-дурачка мудрость торжествует над умом.
Ложь с намеком
По словам Пушкина, сказка – это неправда, ложь. Но ложь непростая, ас намеком. На что сказка намекает На правду. То, чего нет, намекает на то, что есть. Ведь то, что есть на самом деле, лучше никому не знать. Если кто-нибудь все же попытается и начнет узнавать
ФИ. Гиренок. «Клиповое сознание»
38
то непременно сума сойдет, или повесится, или у него изба сгорит, или корова сдохнет, или еще какое-нибудь несчастье приключится.
О чем говорит сказка О том, что знание истины опасно для человека. С этим знанием невозможно жить. Поэтому правда – для Бога, сказка – для человека. И хотя правда на всех углах сама себя нам показывает, мы, однако, смотрим на нее, но как бы невидим. Ибо только человек видит не то, что есть, а то, что он хочет, чтобы было. Мы видим объекты своих желаний, своих грез. Поэтому сказка – это не набор знаков. Это ложь с намеком, то есть иносказание.
Иносказание
Чем хороша сказка Иносказанием. Чем плоха наша повседневная речь Тем, что в ней таится возможность прямого высказывания, сущностный взгляд на мир.
Сказка говорит «жили-были дед да баба, и была у них курочка ряба. На что намекает сказка На то, что у каждого из нас что-нибудь да есть, какая-нибудь ерунда да имеется.
Даже утеху кого ничего нет.
А что говорит нам наш язык, неизгладимую печать на котором оставила наука Он говорит, что жили дед с бабкой плохо, бедно, как русские пенсионеры. Ничего у них не было кроме курицы. Как они выживали, одному Богу известно.
Наш язык абстрактный. Он исподволь подталкивает нас к подмене экзистенциальных проблем социальными. Он заставляет нас курочку рябу» заменить словом бедность. Но бедность яиц не несет, это уже не антропологическая проблема, асоциальная. Бедность для политиков, которые должны ответить на вопрос, почему дед с бабкой жили-жили, рабо- тали-работали, а ничего себе не заработали. Ведь все мы понимаем, что если есть бедные,
то должны быть и богатые. И богатые должны поделиться с бедными, ибо богатство одних это, как говорил Маркс, объективируемое страдание других.
В отличие от нашего языка сказка конкретна. Она сообщает о деде и бабке, не обобщая.
Она говорит о том, что у них есть курочка ряба, намекая на то, что у них нет главного. У
деда с бабкой нет внуков, которые могли бы о них позаботиться. Поэтому курица – это вся их надежда. Их последняя в жизни опора. Убери ее, и все рухнет. Снесет курица яйцо, они его съедят. Теми живут. Живут и грезят.
Грезы
О чем мечтают дед с бабкой О том, как однажды курочка ряба снесет им непростое яйцо, а золотое. Вот тогда-то, казалось бы, они и заживут богато. И однажды сбылась мечта.
Курица ни с того ни с сего, неожиданно, вдруг снесла им золотое яйцо. Произошло чудо.
Любая сказка полна чудес. Сказка почему-то любит это немотивированное вдруг. Ей нравится прерыв непрерывности. Она как бы разгоняет поток смыслов, а потом резко его останавливает. В момент остановки у слушателя язык отделяется от сознания, которое как бы нехотя выползает из-под языка, чтобы предстать перед нами в первозданном виде как нечто абсолютно произвольное. Становится понятно, что эту произвольность скрывал языки мы шли туда, куда он нас вел. А сказка освобождает нашу спонтанность, и у нас появляется новая чувствительность, органом существования которой является воображение. Благодаря сказке мы узнаем, что не все в нашей жизни зависит от языка, но кое-что зависит еще и от сознания. Не все в нас от социума. Есть и то, чем мы обязаны самим себе.
Если бы дед с бабкой схватили яйцо и понеслись бы с ним в обменный пункт или выставили бы его на аукцион, то никакой произвольности, а значит и сознания в их действиях не было бы. Но они вдруг стали его разбивать. Зачем Ведь оно не разбивается, оно же золотое.
Не для того же они его разбивали, чтобы сделать себе яичницу. А для чего Неужели для того, чтобы посмотреть, что там у него внутри, какая тайна у него там хранится Возможно,
что это итак. Нонет такого языка, на котором эта тайна нам была бы дана. Из неязыковых
ФИ. Гиренок. «Клиповое сознание»
39
глубин сознания поднимается это желание разбить яйцо. Били-били его дед с бабкой, но таки не разбили. И тайна осталась в ее потаенности.
Мышка с хвостиком
Есть грезы, и еще есть реальность, о которую разбиваются эти грезы. Что такое реальность Сказка на этот вопрос отвечает так мышка с хвостиком. Махнула она хвостиком, и разбилось яйцо. А куда делось золотое яйцо, никто не знает. И утешились дед с бабкой простым яйцом, которое снесла им сердобольная курочка ряба.
В сказке значения слов подвижны. В ней смыслы плавятся, меняют формы. За пределами сказки доминирует язык готовых значений. В нем слова теряют семему, а значит, в них нет места для нашего доопределения мира.
Человек – существо непрямых высказываний. Поэтому он может прожить и без прямого усмотрения истины. Но ему не обойтись без сказки, без мифа. Если наука стремится расколдовать мир, заставляя нас смотреть на него, а видеть его сущность, то сказка предостерегает от одномерного взгляда на реальность. Она колдует и завораживает непредсказуемостью своих поворотов. Сказка – это сад расходящихся тропинок, в котором легко запутается любое говорящее «я».
Говорящее «я»
Сам по себе мир, конечно, пуст. В нем нет заранее данных для человека знаков и ориентиров. Человек может ориентироваться только в поле образа. Но этот образ еще надо создать. Пока его нет, человек – сущий ребенок, то есть аутист или, что тоже самое, грезящая самость. Ребенок может повзрослеть. Если он не повзрослеет, то будет инфантильным.
Взрослый – это уже говорящее я, в котором мало что напоминает о грезящей самости.
Эта самость так далеко отстоит от речи, что слова, как правило, гаснут, не долетая до нее.
Слова предназначены для я, пустоту которого они заполняют и не могут заполнить. Сказка напоминает нам о том, что слова застревают на уровне я, не проникая туда, где я еще не встало на место «оно».
К грезящей самости человека сказка проникает силой абсурда. Облагораживающее воздействие сказки связано стремя вещами с иносказанием, с парадоксом и с действием
«вдруг». Иносказание сводит к минимуму роль знака, превращая слово в символ. Парадокс тормозит линейное развертывание языка. Действие вдруг заставляет враждовать событие и смысл, открывая ту область человеческой души, где царствуют предчувствия, где нет пустого слова языка, обозначающего себя как я. Сказка стремится к сокровенному.
Сокровенное
Почему сказки читают на ночь Потому что ночь – время сокровенного, это время нервного срыва, перехода через ультрапарадоксальную ситуацию смены бодрствования сном.
Сказка – это калитка, ведущая туда, где ничто не мешает произволу субъективирующего мышления. При помощи сказки совершается переход от вечно бодрствующего я, от языковых форм сознания к сознанию, адекватной формой существования которого является молчание, сони грезы. Сказки надо слушать не между делом, не на ходу, а в полумраке, при свечах, расслабленным, усыпляя чувство своего я. Сказки не надо смотреть, потому что тот, кто научился слушать, может услышать и голос сокровенного. Сокровенное предназначено для ушей, а не для глаз. Поэтому смотреть мультики вредно. Тот, кто привык их смотреть, не научится думать, ибо слух обращен куму, а зрение застревает на объекте. Сказка нашептывает нам слова кто смотрит, тот не услышит, кто слушает, тот и увидит.
Зачем нужны сказки?
Сказка – это Библия для детей. А Библию мы понимаем раньше, чем любую философию. И не потому, что Библия проще философии. Наоборот, любая философия беднее Библии. Все дело в том, что Библия представлена как сказание, в форме образа, а философия чересчур абстрактна, в ней мало повествования, поэтому всем нам нужно читать сказки, ибо
ФИ. Гиренок. «Клиповое сознание»
40
сказки – для души. В сказках образ всегда опережает слово. Люди, как дети. Им всегда будут нужны сказки и куклы
ФИ. Гиренок. «Клиповое сознание. Человек и кукла
Современный человек, обремененный фактом существования науки, не находит принципиальных различий между человеком и животным. Он не видит их нив языке, нив сознании, нив игре. Игра старше культуры, – говорит Хейзинга. Человеческой исключительности пришел конец, – утверждает Жан-Мари Шеффер. Человек – это складка материи, констатирует Делез. И сними можно было бы согласиться, если бы не одно обстоятельство.
Если бы человек перестал играть с куклами. Не орудие труда, а кукла является онтологиче- ски первой, то есть тем, что указывает на присутствие в мире человека. Пока дети играют с куклой, складку материи нельзя разгладить и человека нельзя свести к простой протяженности. Вот на эту невозможность и указывает феномен куклы.
Кукла
Что такое кукла «Киклос» у греков означает круг. Кукла – это нечто круглое, свернутое, то, что можно запеленать и свернуть. Латинское cuculle означает капюшон. То, что скрывает, переодевает и не позволяет по внешнему судить о внутреннем.
Для русских кукла – это то, во что играют дети. По словам Выготского, кукла – это предмет, в котором закодированы определенные способы действия человека. Но это определение мало что говорит о кукле, ибо определенные способы действия человека закодированы ив консервной банке, отчего она не перестает быть банкой и не приобретает свойства куклы.
В кукле миру реального являет себя нереальное, воображаемое. Кукла – проводник в мир грез. В ней актуализируется всякий раз заново некое воображаемое. Кукла – это местопребывания человека в мире сновидного, не различенностью яви и грез.
1   2   3   4   5   6   7

перейти в каталог файлов
связь с админом