Главная страница
qrcode

Шор Г.В. О смерти человека (1925). Георгий Владимирович Шор о смерти человека введение в танатологию Ленинград, 1925


НазваниеГеоргий Владимирович Шор о смерти человека введение в танатологию Ленинград, 1925
АнкорШор Г.В. О смерти человека (1925).pdf
Дата15.03.2018
Размер1.07 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаShor_G_V_O_smerti_cheloveka_1925.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#6840
страница3 из 16
Каталогid255186900

С этим файлом связано 63 файл(ов). Среди них: Veterinarnaya_parazitologia_Akvarium_2000.djvu, Alberts_B_i_dr_-_Molekulyarnaya_biologia_kletk.djvu, Shor_G_V_O_smerti_cheloveka_1925.pdf, Khal_Kh_Velikie_protivostoyania_v_nauke_2007.pdf, Ratsionalnoe_zhivotnoe.djvu, Leontyev_Serbin_Meditsinskaya_mikologia_s_osno.pdf, Tselebnye_yady_rasteniy.djvu, Perelman_-_Matematika_v_zanimatelnykh_rasskaza.pdf, Zubovich_I_A__Neorganicheskaya_khimia__M__quot_VSh_quot.djvu и ещё 53 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16
(кондициональный) анализ явлений. Таким образом взаимоотношения между причиной и следствием нужно себе представить лишь как известную комбинацию "условий, при наличии которых происходит то или другое явление. Один из авторитетнейших патологов проф. D. v. Hansemann подробно мотивирует необходимость отказаться рт упрощенного мышления ив применении к разным вопросам патологии (травматические заболевания, отравления, бугор-чатка, инфекционные болезни, неинфекционные болезни, опухоли и т. д) и характеризирует преимущества кондициональ-ного мышления, приближающего медицину к точным наукам.
Hansemann отдает должное заслугам "этиологического" периода развития медицины, но отмечает, что ожидания в этом направлении не оправдались полностью. К самому слову "этиология, собственно
говоря, нельзя пред'являть тех требований, которые логика пред'являет к понятию причина и следствие. В понятие этиологии входит учение об условиях, вызывающих то или другое явление, нона практике большинство врачей не отдает себе отчета в этих тонкостях терминологии и говорят об этиологии и о причинах, считая их синонимами. Чем больше какая нибудь наука оперирует понятиями "причина" и следствие, тем в более примитивной стадии она находится. Отсюда вытекает, что медицина находится еще в. начальной стадии своей научной разработки, т. кв медицине больше чем в других дисциплинах оперируют понятием причинности. Hansemann делает упрек врачам, которые проявляют вспышку интереса к модным вопросами при этом забывают о всем старом и даже считают ненужным то, что раньше считалось нужными полезным. При изобретении и введении в практику микроскопа многие хотели совершенно забросить макроскопическое исследование. И теперь имеются анатомы, которые игнорируют макроскопию и думают, что микроскоп им все об'яснит. Но это большое заблуждение, т. к. микроскоп не может заменить макроскопического наблюдения, а может - 23 - только дополнить его. Введение усовершенствованной техники окрасок совершенно отбросило на задний план исследование в свежем виде неокрашенных препаратов. При расцвете успехов бактериологии думали, что бактериологическое исследование вполне достаточно для диагноза бугорчатки и только дальнейшие изыскания научили нас, что нахождение бацилл конечно важно, но недостаточно для диагноза и не исключает необходимости аускультации и перкуссии. Тоже самое произошло с Х-лучами, с химическими и биологическими исследованиями у постели больного. Некоторые уже были склонны классифицировать болезни не по их морфологическим проявлениям, а по реакциям. Тут является большая опасность впасть в те же ошибки, которыми была так богата медицина в периоде ее "симптомологического" мышления. Одно только присутствие бактерий не может обозначать болезни, также как и одно наступление анатомических изменений и появление патологических продуктов обмена и т. па все вместе взятое дает право обозначать болезнь. Каждый компонент есть только симптома между тем проф. В е h r i n g учил, что бактерии являются единственной сущностью болезней Современное стремление деления болезней по этиологическому принципу вызывается современными требованиями практики, ноне логикой. Насколько это еще допустимо в гигиене и профилактике, настолько это безполезно и даже вредно в тех случаях, когда болезнь разбирается с биологической и естественноисториче-ской точки зрения, т. к. этиологическая точка зрения недостаточно оттеняет сколько в этом подходе точного знания, сколько гипотезы, сколько априорных рассуждений. Hansemann подчеркивает, что нет одного какого либо условия, которое можно былобы назвать "причиной, но всегда имеется сумма условий, вызывающих то или другое явление. В медицине эти условия могут быть выяснены лишь эмпирическим путем, в исключительных случаях они могут быть исчерпывающе изучены, а в большинстве случаев они ускользают от нашего анализа или ложно истолковываются нами. Hansemann несогласен св том, что все условия равноценны. По его мнению значение
этих условий разное. Одни являются незаменимыми, а другие могут быть заменены другими, а потому они делит их на Haupt-oder nothwendige Bedingungen und
Ersatz-oder Subtitutionsbedinungen. Один из _ 24 _ крупнейших кардиологов проф. Не г i n g при об^ждении вопроса о причинах смерти высказывается против термина "причина" и предлагает заменить его словом "коэффициент, т. к. смерть является в результате взаимодействия (Koeffekt) очень многих условий (Koeffizient), среди которых он различает Haupt-, neben-, wesentliche-, unwesentliche-, unmittelbare-, mittelbare-, nahere-, entferntere-, disponierende-, auslosende To-deskoeffizienten. Др Д. ГР ох ли н (Опыт методологии медицинских наук. 1922 г) посвящает целую главу каузализму и кондицио-нализму, в которой он всецело присоединяется к современным исследователям, говорящим лишь о ряде условий, достаточных для возникновения какого либо явления и таким образом определяющих данное явление. Понятие причинности вследствие неопределенности, неясности, произвольного подчеркивания некоторых факторов при игнорировании других должно быть заменено в естествознании понятием о функциональной зависимости предшествующего с последующим, о сумме условий с обусловленным.
Кондиционализм является, по его мнению, понятием вполне научным, т. к. кроме закономерностей, зависящих от определенных условий, ничего другого научно констатировать мы не состоянии. Кондициональный метод попросту устанавливает зависимость явления от целого комплекса условий. Проф. МИЛ и ф ш и ц Учение о конституциях. 1924 г) примыкает к кондиционалистам, но тоже не соглашается сего г пом об одинаковой роли всех условий и различает по степени важности или существенности для наступления процесса известную градацию условий. Одним из основных условий возникновения патологического процесса он считает "конституциональное" условие, в инфекционных болезнях имеется "патогенетическое" условие-наличие того или другого возбудителя. Для всех же остальных условий, принципиально несущественных и заменимых, он присоединяется к терминологии Hanseman n'a и называет их заместимыми, случайными и побочными условиями. Проф. Е. Schwalbe (Allgemeine Pathologie
1911 г, Rossie (L. Aschoff. Pathologische Anotomie, 1913 г) и Martius (Konstitution und Vererbung 1914 г) считают тоже, что болезни возникают от комплекса условий, и хотя по складу своего мышления являются кондиционалистами, но от употребления термина "причина" еще не могут отказаться. Имеются и ярые противники вышеназванного течения, как напр. проф. Маг с h an d (Munch, med.
Wochenschrift 1920 г) который защищает термин "причина" и доказывает это примерами соотношения туберкулезной палочки к бугорчатке и особенно сибироязвенной палочки к сибирской язве. Но.....прочитавшие сообщения современных бактериологов, смогут убедиться в том, что "бесспорный" пример профессора Marchand'a теперь уже потерял свою бесспорность, т. к, нужны особыя условия, чтобы у животных получилось заболевание сибирской язвой. В своей статье проф. Marchand оговаривается, что они сам думает о том, что для заболевания бугорчаткой нужна не только одна зараза, что это само собой понятно и т. д. Но все его рассуждения мало убедительны для тех, кто привык к
определенности мысли и определенности терминологии. Лично я считаю, что современный образованный и вдумчивый врач не может сознательно оставаться на почве "этиологического" мышления, а должен убежденно перейти в лагерь кондиционалистов в своих подходах к больному и здоровому человеку. Стоит только подумать о том, что из себя представляет человек, который в силу необходимости должен жить в самом тесном контакте с внешним миром. Чтобы наглядно изобразить эти соотношения я приведу сравнение жизни человека с всем хорошо известными пружинными весами, которые можно особым боковым винтом приводить в состояние равновесия с весом чашки и устанавливать стрелку на 0. В схеме весов я заменю обычный циферблат другим с следующими обозначениями см. рис. 1). В этой схеме "чашка жизненных весов" должна ежесекундно менять свою нагрузку под влиянием ряда неустойчивых факторов, действующих на человека постоянно влияние приобретаемой инвалидности органов, колебания влияния половых и друг, гормонов, влияние возраста, социального положения, образа жизни, затраты сил при работе, переутомления и количества отдыха, недочетов газообмена, недочетов питания (колич. и качеств, механической анергии (экзоген. и эндогенной, химической энергии (экзоген. и эндогенной, тепловой энергии, лучистой энергии, электрической энергии, крупных паразитов, микробов и т. д. и т. д.
Только признаки генотипической конституции являются постоянной нагрузкой на чашку "жизненных весов, по крайней мере судя по существующему мнению в конституциологии. Физиологическая смерть

Современная биология считает, что физиологическая смерть человека есть последняя фаза его развития, которая неуклонно следует замедленно и последовательно развивающимися явлениями старости. Сточки зрения формального генеза при физиологической смерти жизнь прекращается совершенно тихо и незаметно для окружающих и не сопровождается для самого умирающего какими-либо тяжелыми психическими и соматическими ощущениями, насколько об этом можно судить по имеющимся у достоверных наблюдателей записям. ее (цит. по Мечникову) описывает естественную смерть старика, в виде постепенного угасания жизни, которое заканчивается состоянием, похожим на сон.
Brillant-Savarin (цит. по Nothnagel'io) подал своей летней умирающей бабушке стакан воды. Она ему сказала "Спасибо за последнюю услугу. Если ты доживешь до моего возраста, то поймешь, что смерть становится такой же потребностью, как и сон. Это были последние слова летней старухи, так как чрез час она уснула вечным сном. Столетнего умирающего старца спросили (Varigny) - что он чувствует Он ответил "Ничего, мне тяжело жить Некоторые люди спокойно ждут наступления смерти и смотрят на нее как на естественное угасание инстинкта жизни, как на последний сон без грез, как на долгожданный отдых (Богомолец. Труды лаб. общ. патол. Сар. Унив. 1917 г. Таким образом, физиологическая
смерть сточки зрения формального генеза походит на сон, что и отразилось в образных народных терминах "тихо уснул, "успение" и др. Подробных физиологических наблюдений в области формального генеза физиологической смерти человека мне не удалось найти в литературе и этот вопрос должен еще найти своих исследователей. Пытливый ум ученых давно уже стремился разгадать причину наступления старости и смерти и только достижения последних лет дают нам возможность подойти к этому вопросу сточки зрения кондиционального генеза. Знаменитые опыты Steinach'a и Воронова показали, что перевязкой выводящих семянных протоков и пересадкой половых желез можно иногда, хоть на время, устранить все внешние признаки старости. В отношении связи явлений старости и физиологической смерти с половыми функциями имеются очень интересные данные у а (цит. по Lipschiitz'y). Американская агава на своей родине в Мексике достигает своего полового развития, дает плоды и умирает залета на чужбине в Европе она доживает до 100 лет, т. к. ее способность давать плоды резко запаздывает. Другим ярким примером внезапного умирания вслед за половым процессом может служить яванская пальма Гебанг. Между 40-60 годами своей жизни Гебанг выкидывает огромный султан, несущий огромное количество мелких цветов. По мере созревания мелких плодов начинают вянуть и опускаться роскошные листья и, когда плоды созревают, пальма умирает, принося плоды лишь один разв своей жизни (цит. по Крашенинникову). МИ. Лифшиц говорит Некоторые авторы (Gilford, Bauer) утверждают, что сенилизму, в смысле раннего состаривания, благоприятствует предшествовавший инфантилизм. С другой стороны описаны случаи, когда бурное эволюционное развитие сопровождалось ранней старческой инволюцией. Самый известный исторический случай касается Людвига II, короля Венгрии и Богемии (а. В возрасте двух лет он был коронован, влет он имел усы и бороду и достиг половой зрелости, влет он женился, 18 лет он поседели на 20 году он умер. Далее Кiеrnan приводит случай, касающийся одного мальчика, который в возрасте одного года имел внешние признаки зрелости, а влет умер, имея старческий вид. И наконец - еще случай, касавшийся девочки, которая начала менструировать в 2 года, влет она забеременела, а влет была уже бабушкой с старческим видом. Таких курьезов в литературе приводится еще несколько, причем водном случае (Во) было даже произведено патологоанатомическое исследование, которое обнаружило старческие изменения в органах, особенно в железах внутренней секреции. Жизнь часто показывает нам примеры, когда люди, сравнительно медленно проводившие свой детский возраст, потом к старости дольше сохраняют стойкость и бодрость, конечно при условии, что это более медленно протекающее детство не переходит в крайность - в инфантилизм. МА. Завадовский (Возможна ли борьба с старостью
1923 г) считает, что в появлении старости играют роль не только половые гормоны, но и гормоны других инкреторных желез (напр, щитовидный железы. МИ.
Лифшиц тоже ссылается на исследования уставившего старость в связь с изменениями в щитовидной железе. с (Allgemeine Prognostik. 1922) обращает внимание на то, что люди с больной щитовидной железой поразительно рано
стареют. И.И. Мечников считал самоотравление организма за причину старости и смерти. Исследования органов стариков дают нам целый ряд объективных данных, которые показывают в клетках и тканях атрофические процессы, разрастания соединительной ткани, обызвествления, процессы разрушения наших тканей клетками (И.И. Мечников, а в нервной системе резкие изменения из за изнашивания (Ribbert, Muhlmann, АС. Догель и др) в виде пигментации, перерождений и т. п. Сточки зрения кондиционального мышления одну причину старости и физиологической смерти найти и не удастся. Выяснение всех условий наступления старости и физиологической смерти находится сейчас еще в стадии научной разработки и, хотя уже и дало ценные результаты, но надежды профанов на омоложение должны быть пока надолго оставлены (ММ. Завадовский, П.Ю.
Шмидт и др. В монографии В.Е. Крашенинникова (1924 г) имеется подробный анализ вопроса о биологических основах старости. Патологическая смерть Человечество видит пред собой почти исключительно патологические смерти. Они часто сопровождаются страданиями умирающих, что выражается в целом ряде проявлений раздражения нервно-мышечного аппарата, в целом ряде психических переживаний, обнаруживаемых как жалобами умирающих, таки искажением лица, по которому можно читать о происходящем внутри организма. Отсюда психологически понятны та безнадежность и тот ужас, которыми охвачена большая часть человечества (Thanatophobia). Танатофобия является результатом того, что в обществе распространяется слишком мало сведений о формальном генезе смерти итого, что большинство, даже врачей, отождествляют смерть с теми страданиями, которые причиняет неизлечимая прогрессирующая болезнь, ведущая к смерти. Обыватель боится больше всего мучений вовремя наступления смерти. Профи) подробно разбирают этот вопрос и приходят к заключению, что сама смерть не причиняет мучений, сопровождается даже состоянием облегчения, а иногда и безмятежным состоянием. В доказательство этого они приводят следующие фактические данные. Тяжелые ранения головы замечаются не по боли, а по кровотечению или наступающему параличу конечностей. Проведение болевого раздражения до сознания имеет (по
Гельмгольцу) быстроту около 30 метров в секунду, те. его быстрота в много раз медленнее, чем скорость полета современного снаряда. На том же основании смерть от гильотины, от разряда молнии, от разряда сильного электрического тока тоже безболезненна. Смерть при всех этих условиях потому безболезненна, что ей предшествует потеря сознания. При инфекционных заболеваниях, сопровождаемых высокой температурой, интоксикациями и асфиксией, роковым образом наступает бессознательное состояние. Вовремя землетрясений люди впадают в индифферентное состояние (Baelz).. Состояние религиозного экстаза, сильный страх, сильный гнев, сильное возбуждение подавляют чувство боли, что отмечено не разв случаях смертельной опасности. Цюрихский геолог проф. Не,
упавший с высоты 60 метров, ощущал безмятежное состояние. Приведенные в чувство утопленники иногда, ничего не ощущали, а некоторые ощущали приятное чувство. Смерть от потери крови обусловливает быструю потерю сознания и т. д.
Nothnagel говорит "многое, что кажется для обывателя страшным, на самом деле нестрашно. Там, где обыватель видит борьбу (агонию) и ужас, там мудрый человек
(Der Wissende) видит покой и мир. Нельзя также смешивать воедино чувство наступления смерти с ощущениями жалости при расставании с семьей, с жизнью, с идеями, с любимым делом и т. п, т. к. к самой смерти это не имеет прямого отношения. Сама смерть безболезненна, а болезни могут действительно причинять ужасные страдания и многие умирающие ждут смерти, как облегчения от них - это общеизвестный факт. Очень ценными являются достоверные данные, сообщенные мне из официального документа проф. Ю. Ю.Джанелидзе, о последних днях и часах жизни одного из крупнейших хирургов академика НА. Вельяминова. Покойный страдал очень тяжелым сердечным заболеванием, сопровождавшимся неистовыми болями и доводившими его домысли о самоубийстве (запись накануне смерти. Эти боли только слегка поддавались действию морфия. Несмотря на свои страдания, НА. Вельяминов до последних моментов своей жизни оставался истинным клиницистом и вдумчивым наблюдателем, анализируя свое состояние, следя за деятельностью своего сердца. Вдень смерти он заявил, что у него голова как бы в дурмане, но, что он себя чувствует немного лучше. До последнего момента он не терял сознания. В последний момент, когда смерть вплотную подошла к нему, он провел несколько раз по воздуху руками, сказал дежурившим при нем студентам "это признак смерти" и назвал при этом имя какого-то автора, которое присутствующие не могли разобрать. Затем он прибавил, что "он наверное умирает" и его вскоре не стало (Запись от 16 Апреля 1920 г. На вскрытии, произведенном проф. АИ. Моисеевым, обнаружены резкий склероз и свежие тромбы в венечных сосудах сердца и готовящийся разрыв стенки левого желудочка сердца. На вопрос, почему является смерть, никто ответить не может, нона вопрос - как приходит смерть - наука может ответить и основываться при этом не на фантастических рассуждениях, а на наблюдениях за природой. Умирание окружено таинственным ужасом, но наука "расшифровывает эту тайну иона утверждает, что не смерть страшна, а те болезни, которые сопровождаются мучениями. Нота же наука дает тут же врачу исключительное право владения искусством облегчения страданий обреченного насмерть (т. наз. euthanasia). В понятие об эвтаназии ненужно вкладывать желание укоротить жизнь страдальца - об этом конечно не может быть и речи Судя же по всем научным данным, сама смерть, как физиологическая, таки патологическая, есть глубокий, последний сон без грез, есть долгожданный отдых (Богомолец. Вероятно, чувством деликатности к чужим страданиям можно объяснить то, что формальный генез патологической смерти человека почти совершенно не обращал на себя внимания исследователей. Старыми врачами были установлены "ворота смерти, чрез которые смерть входила в организм. Наблюдение за умирающими, вовремя которого часть симптомов доминирует над остальными (асфиксия, паралич сердца, острое малокровие и т. п,
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

перейти в каталог файлов


связь с админом