Главная страница

Казачество Дальнего Востока России, сборник 2. Хабаровский краевой музей им. Н. И. Гродекова


Скачать 1,37 Mb.
НазваниеХабаровский краевой музей им. Н. И. Гродекова
АнкорКазачество Дальнего Востока России, сборник 2.doc
Дата18.11.2016
Размер1,37 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаKazachestvo_Dalnego_Vostoka_Rossii_sbornik_2.doc
ТипДокументы
#6225
страница1 из 20
Каталогid186944916

С этим файлом связано 56 файл(ов). Среди них: ProgSK.pdf, V_V_Kudrevich-Traditsionnoe_vrachevanie_v_Zabaykal.doc, S_NOVYM_2013_godom_vsekh_kazakov.doc, Voennoe_delo_Obuchenie_rubke_i_ukolam.rtf, Pozdravlenia_atamanam_i_kazakam_ot_Atamana_Mel.docx, Tir.7z, Poezia_v_kazarmakh_Russkiy_soldatskiy_folklor.pdf, Pozdravlenie_kazakam_ot_Atamana_UVKO_i_nikonia.docx и ещё 46 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

ДАЛЬНЕВОСТОЧНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ

Институт истории, археологии
и этнографии народов дальнего востока


Министерство культуры Хабаровского края
ХАБАРОВСКИЙ КРАЕВОЙ МУЗЕЙ


ИМ. Н.И. ГРОДЕКОВА

урский городской кра

еведческий музей

Управление куры города Амурска
с Амурским районом


КАЗАЧЕСТВО
ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА РОССИИ


в XVII-XXI вв.
К 120-ЛЕТИЮ УССУРИЙСКОГО
КАЗАЧЬЕГО ВОЙСКА



Сборник научных статей

Выпуск 2


Хабаровск

2009

УДК 947.05/.088 (571.6)

ББК 63.3 (285.5)5 - 283.31
Казачество Дальнего Востока России в XVII - XXI вв.: к 120-летию Уссурийского казачьего войска: сб. науч. ст. Вып. 2. / Ин-т истории, археологии и этно­графии народов Дальнего Востока ДВО РАН; Хабаровский краевой музей им. Н.И. Гродекова - Хабаровск:, 2009.

IISBN 978-5-7442-1478-4
Очередной (второй) выпуск тематического сборника продолжает освещение проблем истории дальневосточного казачества. Авторы предлагают разнообразный материал о жизнедеятельности казачества на различных этапах его истории. Рассматриваются вопросы приграничных отношений российского Дальнего Востока и сопредельных стран, освещаются экономические проблемы - развитие торговли, сельскохозяйственного производства. Исследованы вопросы культуры, быта, школьного строительства, песенного фольклора дальневосточных казаков и др. Анализируется участие казаков-дальневосточников в февральской революции 1917 г., даны характеристики отдельных личностей — лидеров казачества. Расширенные хронологические и тематические рамки исследований позволяют более полно осветить все стороны жизни дальневосточного казачества, выявить особенности его хозяйственной и культурной жизни, сформировавшиеся на протяжении столетий.

Сборник предназначен для исследователей, функционеров современного казачьего движения, а также для всех, интересующихся ис­торией дальневосточного казачества.
Редакционная коллегия: д. и. н. Галлямова Л.И. , к. и. н. Лазарева С.И.,

к. и. н. Рубан Н.И., к. и. н. Савченко С.Н. (отв. редактор),

к. и. н. Сергеев О.И. (отв. редактор).

Рецензенты: д.и.н. Ермакова Э.В., д.и.н. Подмаскин В.В.
Печатается по решению Ученого совета Хабаровского краевого музея им. Н.И. Гродекова и Ученого совета Института истории, архео­логии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН.

© Институт истории, археологии и этнографии
народов Дальнего Востока ДВО РАН, 2009

© Хабаровский краевой музей
им. Н.И. Гродекова, 2009


ISBN 978-5-7442-1478-4
FAR EASTERN BRANCH

OF RUSSIAN ACADEMY OF SCIENCES

Institute of far east peoples' history, archeology and ethnography

KHABAROVSK REGIONAL

MUSEUM AFTER GRODEKOV N.I.

Amursk city lore museum
Culture department
of the Amursk city with the Amursk district


RUSSIAN FAR EAST COSSACKS IN XVII-XXI CENTURIES

ON THE OCCASION OF
120 CENTENARY OF USSURYISK COSSAKS ARMY



Articles digest

Second issue


Khabarovsk

2009

ББК 63.3 (285.5)5 - 283.31

УДК 947.05/.088 (571.6)
Russian Far East Cossacks in XVII-XXI centuries.: On the occasion of 120 centenary of Ussuryisk Cossacks army: Articles Digest. Iss. 2. / Far Eastern Branch of Russian Academy of Sciences, Institute of Far East Peoples' History, Archeology and Ethnography; Khabarovsk Regional Museum after Grodekov N.I. - Khabarovsk:, 2009.
ISBN 978-5-7442-1478-4
Regular (the second) issue of subject digest is proceeding with coverage of Far Eastern Cossacks history. The constant authors team propose an interesting applied material about the Cossacks vital activity and the problems solved by them in different period of its history. There are examined such topics as: Russia Far East and China border relations problems, the role of special squadron of Ussuryisk Cossacks Army in state border guarding, economic questions, trade development, agricultural industry development; Far Eastern Cossacks participation in the February Revolution (1917) is explored, particular persons - Cossacks leaders are described; Cossacks culture, every day life, school development, song folklore, etc. are searched. It is enlarged in this issue chronological, as well as subject framework, here are exposed since XYII century every day Cossacks culture aspects. Such an approach allows to fully elucidate all the aspects of life of Far Eastern Cossacks, to reveal those features of its economic and cultural life which were shaped within centuries.

This issue is assigned for researchers, Cossack movement functionaries, as well as for those who are interested in the history of Far Eastern Cossacks.


© Институт истории, археологии и этнографии
народов Дальнего Востока ДВО РАН, 2009

© Хабаровский краевой музей
им. Н.И. Гродекова, 2009
ISBN 978-5-7442-1478-4
СОДЕРЖАНИЕ

Сергеев О.И. Вместо предисловия. К 120-летию организационного оформления Уссурийского казачьего войска .............7

Ермак Г.Г., Кабанов Н.А. Уссурийское казачество: проблемы этносоциального статуса и государственной службы ......14

Киреев А.А. Уссурийское казачество в системе трансграничных отношений российского Дальнего Востока с сопредельными территориями Китая и Кореи (вторая половина XIX — начало ХХ вв.) ..................................................................30

Галлямова Л. И. Особенности развития сельскохозяйственного производства Амурского и Уссурийского казачества накануне Первой мировой войны .............................................41

Устюгова О.А. Развитие торговли у казачества юга Дальнего Востока России во второй половине XIX в. .....................50

Лазарева С. И., Сергеев О.И. Поселения 1879 г. в Уссурий­ском казачьем войске (к 130-летию со времени основания) .......55

Осипов Ю.Н. Станица Гродеково Уссурийского казачьего войс­ка .............................................................................62

Сиваков Т.В. Особые сотни и поселковое ополчение УКВ в си­стеме охраны государственной границы .........................66

Савченко С. Н. Дальневосточные казачьи войска в Февральской революции 1917 г. ....................................................80

Рынков В.М. Значение военно-служилого сословия в социальной политике Российского правительства адмирала
А.В. Колчака .................................................................140

Шулдяков В.А. Особая миссия на Дальний Восток генерал-майора В.И. Волкова (декабрь 1918 г.) ..........................149

Мухачев Б.И. О личности есаула Валериана Бочкарева .......167

Белоглазова C. Б Начальный этап истории казачьих школ в За­байкалье ........................................................................172

Аргудяева Ю.В. Хозяйственный и семейный быт дальне­восточных казаков во второй половине XIX в. ...............183

Коваленко А.И. Развитие материально-бытовой культуры казачества восточных окраин России во второй половине XIX — начале ХХ вв. ......................................................194

Фетисова Л. Е. Традиционный песенный фольклор дальне­восточного казачества ......................................................208

Чернавская В.Н., Сергеев О.И. Казаки-землепроходцы и мореходы XVII-XVIII вв. и географическая карта Дальнего Востока России .............................................................224

TABLE OF CONTEST

Sergeev O.I. Instead of the foreword: to the 120th Anniversary of organization of the Ussuriisk Cossack Army ..........................7

Ermak G.G., Kabanov N.A. The Ussuriisk Cossacks: problems of the ethic-social status and State Service ...............................14

Kireev A.A. Ussuriisk Cossacks in the system of trans-frontier relations of the Russian Far East with the adjacent territories of China and Korea (the second half of the 19th - the early 20th cc.) ............................................................................30

Gallyamova L.I. The peculiarities of the development of agriculture of The Amur and Ussuriisk Cossacks on the eve of the First World War ...........................................................................41

Ustiugova O.A. The development of trade and the Cossacks of the South of the Far East of Russia in the second half of the 19th c. .................................................................................50

Lazareva S.I., Sergeev O.I. The settlements of 1879 in the Ussuriisk Cossack Army: To the 130th anniversary of its foundation .....55

Osipov Yu.N. Station Grodekovo of the Ussuriisk Cossack Army ................................................................................62

Sivakov T.G. The special sotnias (Cossack squadrons) and settlement home guards of The Ussuriisk Cossack Army in the system of guarding state frontier ..........................................66

Savchenko S.N. The Far Eastern Cossack Armies in February of 1917 ...................................................................................80

Rynkov V.M. The significance of military service estate in social policy of the Russian government of Admiral A.V. Kolchak .....140

Shuldyakov V.A. A special mission in the Far East of General-Major V.I. Volkov (December 1918) ............................................149

Mukhachov B.I. On personality of esaul (Cossack captain) Valerian Bochkaryov .......................................................................167

Beloglazova S.B. The first stages of the history of Cossack schools in Trabsbaikaliye ..............................................................172

Argudyaeva Yu.V. Economic and family way of life of the Far Eastern Cossacks in the second part of the 19th century .........183

Kovalenko A.I. The development of economic conditions and conditions of life of the Cossacks in the eastern outlying district of Russia in the second half of the 19th - the early 20th cc........194

Fetisova L.E. Traditional folk songs of the Far Eastern Cos­­sacks ..........................................................................208

Sergeev O.I., Chernavskaya V.N. Cossacks- explorers and navigators of the 17th and 18th cc. and geographical map of the Far East of Russia .............................................................224

Сергеев  О.И.

Вместо предисловия:
К 120-летию
организационного оформления
Уссурийского казачьего войска

Уссурийское казачье войско — самое молодое в истории казачьих войск России. В 2009 г. отмечается его 120-летний юбилей. Это всего лишь малый штрих в многовековой истории российского казачества, но весьма значимый штрих.

Во второй половине XIX в. на Дальнем Востоке последовательно возникло три казачьих войска: Забайкальское (1851 г.), Амурское (1858 г.) и Уссурийское (1889 г.).

Организационное оформление Уссурийского казачьего войс­ка (далее УКВ) состоялось 26 июня 1889 г., когда казачье на­селение Уссурий­ского полубатальона Амурского войска было выделено из состава последнего и образовало самостоятельное войско. Согласно утвержденному в тот же день положению об УКВ, из земель, ему отведенных в составе Приморской области образо­валась особая единица — округ Уссурийского войска, раз­деленный на три участка. Заведование населением в пределах округа было возложено на его начальника, должность которого соединилась с должностью командира Уссурийского полу­батальона.

14 июля 1889 г. было принято дополнительное постановление о подчинении войска в военно-административном и хозяйственном отношении военному губернатору Приморской области. А 1 декабря 1889 г. в городе Благовещенске «впредь до определения постоянного места пребывания» было сформировано временное управление Уссурийского казачьего войска. После вступления в должность наказного атамана губерна­тора Приморской области (это случилось 31 июня 1890 г.) управ­ление УКВ перебазировалось во Владивосток и начало действовать 15 сентября 1890 г..

В 1898 г. в Уссурийском войске, как и в Амурском, образовалось войсковое правление, к которому перешло от командиров строевых частей заведование населением Уссурийского казачьего округа.

Уссурийское казачество оставило много славных страниц в истории страны. Будучи составной частью казачества России, уссурийцы внесли свой достойный вклад и в формирование государства Российского, и в обустройство его восточных окраин, и в охрану его границ, и в защиту его национальных ин­тересов в лихие военные годы.

В настоящее время весьма актуальна проблема национальной безопасности, впрочем, как и в ХХ и XIX веках. Эта проблема включает защищенность жизненно важных интересов государства, общества и каждой отдельной личности от внешних и внутренних угроз. И совершенно очевидна значимая роль уссурийского казачества в решении этой проблемы в разные исторические периоды.

Уссурийцы активно участвовали в формировании территории Российского государства. Первые казачьи станицы — они же вообще первые российские посе­ления на земле Приморья — возникли еще в 1858 г., то есть до официального включения данной территории в состав России. Но именно наличие де-факто здесь русских поселений дало дополнительный козырь нашему правительству при закреплении приморских земель за Россией через заключенный в 1860 г. Пекинский договор. В ны­нешнем году город Дальнереченск впервые отмечал новую дату своего основания — 150-ю годовщину. А основой его стала казачья станица Графская, заложенная здесь как раз в 1858 г.

Уссурийские казаки внесли большой вклад в заселение нашего края, как и в целом казачество Дальнего Востока в за­селение региона. В результате первых переселений 1855-1862 гг. в Приамурье и Приморье прибыло около 16,4 тыс. че­ловек, которые основали на Амуре и Уссури 96 станиц и поселков: 67 на берегах Амура и 29 — Уссури.

В 1879 г. прошел второй этап казачьего переселения. Из 911 семей уссурийских казаков, проживавших в 29 станицах, к пере­селению в южное Приморье были намечены 390. Население пяти станиц переселялось полностью, 16 — частич­но (от 20% до 80% жителей). Указанные семьи переселились в Южно-Уссурий­ский край в количестве 2615 чел.

Большое последнее переселение казаков на Дальний Восток, и прежде всего в Приморье, началось в конце XIX в. и продолжалось в первые годы ХХ в. Оно было связано со строительством Сибирского железнодорожного пути. Так как же­лезная дорога в Уссурийском крае проходила вдоль русско-
китайской границы, возник вопрос об ее охране путем поселения казаков вблизи дороги.

Переселять первоначально решено было в основном жителей Донского и Оренбургского казачьих войск, наиболее сильных по строевому комплекту, а кро­ме того  — небольшое число семей из Забайкалья. Всего за 5 лет, с 1895 по 1899 гг., на Дальний Восток (практически только в Уссурийское казачье войско) прибыли 5419 переселенцев, что обеспечило охрану строившейся Уссурийской железной дороги и усилило боевую мощь местного казачьего войска. Все прибыв­шие поселились вдоль р. Уссури и южнее оз. Ханка. С 1901 г. в переселении участвовали также казаки Кубанского, Терского и Уральского казачьих войск. Часть из них была зачислена в состав Амур­ского казачества.

Переселение казаков в приграничные районы Дальнего Востока России зна­чительно повысило их удельный вес среди населения региона. Казачья прослойка в общей массе населения Дальнего Востока вообще была весьма заметной на про­тяжении всей второй половины XIX в. В 1859 г., сразу после образования Амур­ского войска, казаки составляли почти 57% населения юга Дальнего Востока. В 1869 г. в Амурской и Приморской областях на долю казачества приходилось 43%, а вот в 1897 г. — уже только 10,3%. На Амуре этот показатель был выше среднего (17,9%), в Приморье — ниже (6,2%). В Приморской области казачье на­селение по отдельным округам распределялось чрезвычайно неравномерно: основная его масса сосредоточилась в Уссурийском казачьем округе (72,3%), в Южно-Уссурийском округе этот процент составлял 15,2, Петропавловском — 4,73, Хабаровском — 3,8, Гижигинском — 1,9, Удском — 1, Охотском — 0,9, Анадырском — 0,13, Командорском — 0,04. Всего в 1897 г. в трех областях — Амурской, Приморской и Забайкальской — Приамурского края проживал 972901 чел., из них казачьего сословия 232619 чел. Таким образом, в конце XIX в. казаки трех казачьих войск региона составляли 23,9% от общего числа его жителей.

В 1913-1917 гг. в Забайкальском казачьем войске численность населения приближалась к 300 тыс. человек, в Амур­ском — к 60 тыс. человек и в Уссурий­ском — к 45 тыс. Все это способствовало превращению региона в российскую тер­риторию.

Воссоединения южной части Дальнего Востока с Россией потребовало ре­шения многих вопросов, в числе важнейших — организация обороны края. На вос­токе страны необходимо было иметь вооруженные силы, достаточные для выпол­нения этой задачи.

В 50-х — 60-х гг. XIX в. экономические возможности России в целом и ее вос­точных окраин в особенности (в связи с их малой заселенностью, слабостью про­довольственной базы, трудностью расквартирования) не позволяли комплектовать на Дальнем Востоке необходимое количество регулярных воин­ских частей. От­сутствие удобного транспорта, а также опасение ослабить обороноспособность европейской части страны затрудняли переброску крупных воинских подразделе­ний на Тихоокеанское побережье. Поэтому создание регулярной армии на Даль­нем Востоке продолжалось долгое время.

В течение второй половины XIX в. — начала ХХ вв. численность армейских частей на востоке страны изменялась следующим образом (в тыс. человек): 1862 г. — 6,9; 1882 г. — 16,7; 1885 г. — 18,6; 1890 г. — 24,5; 1895 г. — 32,1; 1900 г. — 64; 1902 г. — 80,9. Таким образом, с 1862 по 1902 гг. численность регулярных во­оруженных сил России на Дальнем Востоке увеличилась в 11, 7раза, причем за первые 20 лет на 242% при увеличении армии в среднем за год на 0,49 тыс. чел., а за следующие 20 лет — уже на 484% при среднегодовом увеличении на 3,2 тыс. чел. Особенно интенсивный рост наблюдался
с 1895 г. Если с 1862 по 1895 г. количество регулярных войск в крае в среднем ежегодно увеличивалось на 0,76 тыс. чел., то за семь последних лет — на 6,97 тыс.

Однако регулярных воинских частей было недостаточно для обороны края. В этих условиях важное значение для его обороны приобретали иррегулярные, т.е. казачьи части.

Соотношение между войсковым населением и составом строевых частей в военное и мирное время в целом по казачьим войскам России выглядело следую­щим образом: в 1881 г. — 100/13,9/2,4%; в 1895 г. — 100/12,8/2%. То есть в 1895 г. от 100% всего казачьего населения России (м.п.) в военное время на службе должно было находиться 12,8%, а в мирное — 2%. Для казачьих войск Приамур­ского края это соотношение было иным: в 1881 г. — 100/25,4/3,8%, а в 1895 г. — 100/24/3,1%. Таким образом, казаки Дальнего Востока несли большую нагрузку в от­ношении численности казачьих войсковых частей, чем в це­лом казачество страны.

Иным по сравнению с общероссийским было на Дальнем Востоке и отноше­ние численности казачьих частей к регулярным. Для страны в целом оно было следующим (штат казачьих частей мирного времени): 1881 г. — 6,6%, 1886 г. — 5,7%, 1891 г. — 6,9%, 1896 г. — 6,6%, 1900 г. — 6,3%. А для Даль­него Востока этот показатель выглядел так: 1881 г. — 19,7%, 1891 г. — 15,3%, 1895 г. — 11,0%, 1902 г. — 6,8%. Таким об­разом, в системе обороны русского Дальнего Востока во второй половине XIX в. приамурские казачьи войска играли большую роль, чем в целом казачество в системе обороны России. В то же время в связи с ростом чис­ленности регулярных войск удельный вес казачьих частей в общей массе воору­женных сил Дальнего Востока постепенно снижался и в начале ХХ в. приблизил­ся к общероссийскому уровню.

Особое внимание в деле защиты региона необходимо было уделять охране его границ. Уже с конца 1860-х гг. в этом процессе принимали участие уссурийские казаки. В 1869 г. для предотвращения вторжения в российские пределы китайских разбойников (хунхузов) и для обеспечения безопасности и спокойствия нашего пограничного населения была сформирована Уссурийская казачья конная сотня. Она дислоцировалась в п. Камень-Рыболов на оз. Ханка. С апреля 1879 г. командир казачьей сотни стал подчиняться в «порядке отправления кордонной службы» пограничному комиссару в Южно-
Ус­сурийском крае и военному губер­натору Приморской области.

К концу 80-х гг. XIX в. охрану нашей границы с Маньчжу­рией и Кореей несли уже три казачьи сотни. От этих сотен выставлялись 9 пограничных постов. Каждый из этих постов насчитывал в своем составе до 20 казаков. Позже ряд этих постов был преобразован в заставы. Служба казаков на по­граничной линии, со­гласно «Инструкции для исполнения кордонной службы на границе с Маньчжури­ей в Южно-Уссурий­ском крае», заключалась в разъездах вдоль границы в дневное и ночное время для предупреждения возможного вторжения шаек хунхузов на российскую территорию и задержания всех подозрительных лиц, а также в полу­чении сведений от мань­чжурских пограничных нарядов о хунхузах. Связь между пос­тами, а также между командованием сотен поддерживалась посылкой каза­чьих разъездов.

Система охраны: казачий караул — пост — разъезд часто не позволяла вы­полнить поставленные задачи. Казаки из-за мало­численности постов, растянуто­сти последних не могли преградить путь всем шайкам хунхузов и защитить свои населенные пункты от их нападений, а также пресечь деятельность контрабанди­стов, пользующихся возможностями чрезвычайно пересеченной местности.

Обороняя родной край и защищая его границы, казаки внес­ли свой замет­ный вклад и в защиту интересов страны в целом, доблестно проявив себя во мно­гих военных кампаниях.

В 1900 г. три сотни уссурийских казаков были задейст­вованы в «китайском походе» во время подавления «боксерского восстания». Отряд во главе с Чичаговым участвовал во взятии Хунь-Чуня, при штурме которого отличилась 2-я сотня ус­сурийских казаков. В сентябре 1901 г. для разгрома разбой­ничьих шаек и взятия Санчагоу Чичагов выделил из отряда подразделение под командованием председателя войскового правления УКВ войскового старшины Копейкина. 11 сентября Санчагоу был взят, а остатки шаек казаки преследовали еще три дня. Во время этой войны 24 уссурийских казака стали Георгиевскими кавалерами. Два уссурийских казака были награждены иностранными наградами, десять офицеров удостоены различных орденов. В ходе боевых действий уссурийские казаки потеряли 16 человек погибшими.

Серьезным испытанием для казаков стала русско-японская война. Уссурий­ский конный шестисотенный полк входил в сводную Урало-Забайкальскую диви­зию под командованием генерал-лейтенанта Мищенко. Несмотря на неудачное в целом течение этой войны, казаки участвовали в ряде славных кавалерийских боев. Их заслуги были отмечены. 180 уссурийских казаков стали Георгиевскими кавалерами в русско-японскую войну. Им­ператор пожаловал уссурийцам надпись на головные уборы «За отличие в делах против японцев в 1904-1905  годах».

В 1914 г. с началом первой мировой войны на фронт отправился Уссурийский казачий полк, действовавший в составе Уссурийской конной дивизии, а затем и Уссурийский казачий дивизион. Уссурийцы воевали на различных фронтах: Северном, Юго-Западном, Румынском, на огромных пространствах от Рижского залива до пределов Румынии.

Генерал Врангель, который командовал в дивизии полком, а позднее, в 1917 г., и самой дивизией, отмечал: «Уссурийская дивизия, составленная из … отличных солдат, одинаково хо­рошо дерущихся как на коне, так и в пешем строю … успела приобрести себе в армии заслуженную славу».

Только в 1915 г. 279 казаков УКВ стали Георгиевскими кавалерами. Появились и полные Георгиевские кавалеры: Лиховидов, Гребенщиков, Михайлов. Хорунжий Уссурийского казачьего дивизиона Л. А. Савицкий за военные подвиги был награжден Золотым Георгиевским оружием. Он погиб в 1916 г. В военных действиях Уссурийская дивизия участвовала до 1917 г.

Революционные события 1917 г., гражданская война, эмиграция части уссу­рийских казаков за рубеж и трагическая судьба оставшихся в родном Отечестве — все это особые вехи в истории войска, требующие специального разговора. Но го­воря о вкладе уссурийского казачества в военную историю России, нельзя не вспомнить события Великой Отечественной войны.

Казаки встали в первые ряды защитников Родины, пусть и не всегда мило­сердной к ним. Большинство кавалерийских час­тей Красной Армии составляло казачество, уже к концу 1941 г. в ней было сформировано сто кавалерийских ди­визий, в том числе семь комплектовали из потомков забайкальских, амур­ских и уссурийских казаков10 .

Одна из этих дивизий, 8-я Дальневосточная кавалерийская, действовала в разных соединениях. До начала 1943 г. дивизия способствовала развертыванию наших войск севернее Курска, прикрывала Севский выступ Центрального фронта. С 1943 г. вошла в состав 6-го гвардейского кавалерийского корпуса, в ко­тором действовала до конца войны. В сентябре 1944 г. за образцовое выполнение боевых заданий в ходе операции по освобождению города Дебрецена (Венгрия) дивизия получила почетное наименование «Дебреценской». Далее она участ­вовала в Буда­пештской наступательной операции, освобождала Чехо­словакию11 .

В 1943 г. командование 6-го гвардейского корпуса об­ратилось к командую­щему кавалерией С. М. Буденному с ходатайством о наименовании кавалерийских дивизий корпуса казачьими. В частности, 8-ю Дальневосточную предполагалось назвать Уссурийского казачества кавалерийской дивизией. К сожалению, это хо­датайство не было удовлетворено12 .

В целом можно констатировать величие подвигов казаков-уссурийцев на полях сражений. Не вызывает сомнений и их роль в хозяйственном освоении Дальнего Востока России, в его культурном обустройстве. Но это уже особая тема исследований.

Такова история Уссурийского казачьего войска — наименьшего среди каза­чьих войск России, но не менее достойного любого из них. Мы можем гордиться этой историей.

_______________
 1 Сборник правительственных распоряжений по казачьим войскам. СПб., 1890, т. XXV. С.  438-439; Российский государственный военно-исторический архив (далее — РГВИА). Ф.  1582. Оп.  2. Д.  1. Л.  6, 57, 58; Д.  75. Л.  1-2.

 2 Столетие военного министерства (1802-1902). СПб., 1902, т. XI. Ч. 1. С.  725.

 3 Статистика населения — на основании источников: Российский государственный исторический архив (далее — РГИА). Ф.  1290. Оп.  4. Д.  598. Л.  1; РГВИА. Ф.  1558. Оп.  2. Д.  3. Л.  61-61об.; Государственный архив Читинской области (далее — ГАЧО). Ф.  30. Оп.  3. Д.  166. Л.  41; Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г. СПб., 1899. Т. 72. Тетр. 1. С.  1, 12, 13; Т. 76. Тетр. 1. С.  1, 40-43; Дальний Восток. М., 1966. С.  79; Кабузан В.М. Как заселялся Дальний Восток. Хабаровск, 1976. С.  42-44; Русские старожилы Сибири. М., 1973. С.  62-67.

 4 Государственный архив Российской Федерации (далее — ГАРФ). Ф.  543. Оп.  1. Д.  193. Л.  2; РГВИА. Ф.  1. Оп.  2. Д.  2. Л.  5об. Ф.  1447. Оп.  3. Д.  31. Л.  457.

 5 Буяков А.М. Казаки и охрана государственной границы в Южно-
Ус­сурийском крае во второй пол. XIX — нач. ХХ вв. / Государственная служба российского казачества: от Тихого Дона до Тихого океана: материалы Всерос. науч.-практ. конф., 14-15 февр. 1998 г. Владивос­ток, 1998. С.  22.

 6 Там же. С.  23.

 7 Пешехонов С. А., Паничкин Н.Н. Уссурийское казачество / Уссурий­ский краеведческий вестник. Вып. 2. Уссурийск, 2002. С.  47-48.

 8 Там же. С.  49-50

 9 Уссурийское казачье войско: история и современность (к 110-й годовщине образования УКВ) // Сост.: В.Д.  Иванов, О.И. Сергеев. Владивосток, 1999. С.  38-39.

 10 Там же. С.  66-67.

 11 Там же. С.  67-68.

 12 Там же. С.  68.
Ермак  Г. Г., Кабанов Н. А.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

перейти в каталог файлов
связь с админом