Главная страница
qrcode

Буддистский монах Мёе. Жизнь и сны. Хайяо Каваи. Хайяо Каваи. Буддистский монах Мёэ Жизнь и сны


НазваниеХайяо Каваи. Буддистский монах Мёэ Жизнь и сны
Дата02.02.2020
Размер1,64 Mb.
Формат файлаdocx
Имя файлаБуддистский монах Мёе. Жизнь и сны. Хайяо Каваи.docx
ТипДокументы
#158551
страница9 из 15
Каталог
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   15

Тело.



Вскоре после сна о смерти кормилицы, Mёэ попытался покончить жизнь самоубийством, и его телесное существование стало центральной темой его развития. С самого начала тело было важной темой для Юнга. Когда ему было три или четыре года, он увидел следующий сон:
Дом священника стоял одинешенек возле замка Лауфен, там был большой луг, простирающийся назад от фермы Секстона. Во сне я был на этом лугу. Внезапно я обнаружил темное, прямоугольное, облицованное камнем отверстие в земле. Я никогда не видел его раньше. Я с любопытством побежал вперед и заглянул в него. Потом я увидел каменную лестницу, ведущую вниз. Я спустился неуверенно и боязливо. Внизу был дверной проем с круглой аркой, закрытой зеленым занавесом. Это был большой, тяжелый занавес обработанного материала, такого как парча, и он выглядел очень роскошным. Любопытствующий увидеть, что может быть скрыто за занавесом, я отодвинул его в сторону. В тусклом свете я увидел перед собой прямоугольную комнату длиной около тридцати футов. Потолок был арочный и из тесаного камня. Пол был выложен плитами, а в центре красная ковровая дорожка бежала от входа к низкой платформе. На этой платформе стоял великолепный золотой трон. Я не уверен, но, возможно, на сиденье лежала красная подушка. Это был изумительный трон, настоящий царский трон из сказки. На нем что-то стояло, сначала я подумал, что это ствол дерева высотой от двенадцати до пятнадцати футов и толщиной от полутора до двух футов. Это был огромный предмет, доходивший почти до потолка. Но он был любопытной структуры: он была сделан из кожи и голой плоти, а сверху было что-то вроде круглой головы без лица и без волос. На самой макушке был один глаз, неподвижно глядящий вверх.
В комнате было довольно светло, хотя не было окон и никакого видимого источника света. Однако над головой была аура света. Предмет не двигался, но у меня было ощущение, что он может в любой момент сползти с трона, как червь, и поползти ко мне. Я был парализован ужасом. В этот момент снаружи надо мной я услышал голос моей матери. Она выкрикнула: "Да, просто посмотри на него. Это людоед!" Это еще больше усилило мой ужас, и я проснулся вспотевшим и напуганным до смерти. Много ночей после этого я боялся засыпать, потому что боялся, что у меня может быть другой подобный сон60
В то время как Мёэ увидел труп своей кормилицы, Юнг увидел гигантский фаллос. Тот факт, что Мёэ увидел женский образ, в то время как Юнг видел мужской образ, можно сказать, отражает преобладание материнских и отцовских принципов в их культурах соответственно. Однако, каждый из их снов также содержит дополнительный принцип: в случае Мёэ отцовский принцип появляется в образе расчленения; в случае Юнга фаллос - это плотское существо, коренящееся в земле, мужской орган, находящий свой исток скорее у Матери-природы, чем у отца на небесах. Таким образом, оба сна содержат элементы, компенсирующие уклон их культур, соответственно.
Теперь я хотел бы рассмотреть восточные и западные точки зрения о теле, с тем чтобы мы могли понять значение, которое эта тема имела для Мёэ.
В Иудейско-христианской мысли, тело и дух четко разделены, и первое отрицается как препятствие для последнего. Например, Святой Павел говорит: "Я говорю: поступайте по духу, и вы не будете исполнять вожделений плоти. Ибо плоть желает противного духу, а дух - противного плоти" (Галатам 5:16-17).
С такой точки зрения тело, сексуальность должны быть отвергнуты. Опять же, Павел говорит: "Хорошо человеку не касаться женщины. Не во избежание блуда, каждый имей свою жену, и каждая имей своего мужа" (1 Кор. 7: 1-2). Тем, кто одинок или овдовел, он советует: "Хорошо, что они остаются одинокими, как и я. Но если они не могут контролировать себя, то они должны жениться". В браке как таковом нет присущей ему ценности, и в лучшем случае она принимается отрицательно.
В качестве компенсации за явное и радикальное отрицание секса и плотского существования в целом, союз женщины и мужчины стал обретать на Западе весьма символическое значение, как можно видеть, например, в термине "святое супружество" и в алхимических текстах гностиков. И наоборот, без такого сильного отрицания не было бы необходимости наполнять сексуальный союз символическим значением, и это считалось бы просто естественным действием, общим для всех существ.
Восточные представления о теле довольно неоднозначны и их трудно очертить61
mi, является всеобъемлющей, но неопределенной категорией62
hsinстал использоваться, чтобы изобразить его в письменном виде. Существует множество выражений, использующих mi в качестве термина, обозначающего всю жизнь человека. Например, mi ni shimiru, означает "приходит домой к [человеку]", mi ni oboyu, означает "знать по опыту", и mi ni tsuku, означает, "приобретать навык". По словам Ичикавы,
Mi - это термин, выражающий все человеческое существование: живое тело, разум и сердце. Совокупность [человеческого существования в этом контексте] относится не только к иерархическому порядку, но и к живой сети многоярусных и многослойных отношений.
В культуре, которая традиционно проводила четкое различие между духом и телом и обесценила последнее, Юнг увидел "плотского Бога", находящегося в более низких глубинах его собственного существования. В культуре, которая рассматривала ум и тело как одно целое, Мёэ видел "расчленение" материнского образа. Важная тема в жизни обеих фигур была озвучена их снами в раннем детстве.

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   15

перейти в каталог файлов


связь с админом