Главная страница

Дельбрюк Г. История военного искусства. Т.2. Hansdelbruckgeschichte der khegskunstim rahmen


Скачать 10,16 Mb.
НазваниеHansdelbruckgeschichte der khegskunstim rahmen
АнкорДельбрюк Г. История военного искусства. Т.2.pdf
Дата16.04.2018
Размер10,16 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаDelbryuk_G_Istoria_voennogo_iskusstva_T_2.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#13511
страница14 из 52
Каталогvk89154392687

С этим файлом связано 5 файл(ов). Среди них: Instruktsia_po_registratsii_mest_otpuska_knig_na.docx, L_A_Mendelson_Teoria_i_istoria_ekonomicheskikh_krizisov_i_tsiklo, Trakhtenberg_I_A_-_Denezhnoe_obraschenie_i_kredit_pri_kapitalizm, I_A_Trakhtenberg_Denezhnye_krizisy_1821_1938_gg__1963.djvu, Delbryuk_G_Istoria_voennogo_iskusstva_T_3.pdf, Delbryuk_G_Istoria_voennogo_iskusstva_T_2.pdf.
Показать все связанные файлы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   52
Этот расчет слишком мал. Во-первых, путь от Меппена до того места, где, как думает Дам, разыгралось сражение при Идизиавизо, равняется приблизительно 200 км и, следовательно, составляет не шесть, а девять дневных переходов, ас необходимыми днями отдыха — даже двенадцать. Во-вторых, суточная дача каждой лошади была исчислена в 5 кг, притом предположении, что потребное сено и солома могут быть получены на месте. Но это совершенно невозможно, так как колоссальная громада армии, компактно движущаяся и постоянно занимающая тесное пространство, непременно должна была немедленно исчерпывать все запасы местных средств. В-третьих, автор забыл принять в расчет снабжение самих транспортных колонн (24 ООО вьючных животных с погонщиками. Если мы учтем эти три факта, то придется увеличить, может быть, даже в шесть раз количество тех припасов, которые необходимо было доставлять в армию. Поэтому способ снабжения, указанный автором, окажется технически совершенно невозможным. Итак же невозможно себе представить, что можно ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. БОРЬБА РИМЛЯН С ГЕРМАНЦАМИ Dahm, «Oberstleutnant а
D. Die Feldzuge des Germanicus in Deutschland»,
«Westdeutsche Zeitschrift fiir Geschichte und Kunst». Erganzungsband XI.
^ Сам Дам не смог окончательно отделаться оттого представления, что, в сущности говоря, было совершенно невозможно базироваться на склад, расположенный близ Меппена. В дополнение к этому он указывает, что вопрос относительно возможности использования
Везера как пути для подвоза продовольствия следует по крайней мере считать открытым однако, он из этого не делает никаких дальнейших выводов (стр. 100).
было на кораблях по Северному морю переправить все это огромное количество животных. Наконец, со стратегической точки зрения невозможно принять, что римское войско, оперировавшее на Везере, могло базироваться на склад, находившийся на Эмсе. Ведь в таком случае
Арминию было бы чрезвычайно легко, выделяя для этой цели из своего войска сильные отряды, производить нападения на эги длиннейшие колонны продовольственного обоза и их уничтожать. Тогда Германик совсем своим войском был бы осужден на голодную смерть.
Автор решительно отвергает (стр. 97) предположение, что флот с римской армией вошел не в Эмс, а в Везер, так как рассказ Тацита настолько блестящ, что стоит вне всяких сомнений. В странном противоречии с этим автор на стр. 93 объявляет другое указание
Тацита нечем иным, как фразой, которая явилась в результате неосведомленности Тацита в области географии и военных наук».
В полном соответствии с этим методом — произвольно признавать источник безусловно надежным либо же просто его отвергать — находится объяснение, которое автор дает (стр.
95) тому обстоятельству, что Тацит совершенно ничего не сообщает о предполагавшемся переходе от Эмса к Везеру. Автор считает, что это движение было предпринято для того, чтобы наказать хазуариев и ангривариев, живших в этой местности. Тацит об этом ничего не рассказывает — даже ему самому становилось невмоготу непрерывно повествовать об убийствах и поджогах своего героя, которые среди этих союзников херусков, наверное, носили характер дикого зверства. Нельзя себе представить большего непонимания римской культуры и римского способа представлять себе те или иные факты.
Поэтому реконструкция похода г, предложенная Дамом, является неудовлетворительной как с военно-технической точки зрения, таки Сточки зрения критики источника. Хотя Дам вполне правильно прйзнал, — и это является его серьезной заслугой, — что основным моментом римских походов в Германию является вопрос снабжения, однако, его научный метод недостаточен для правильного решения всех связанных с этим вопросов. Такие же ошибки делает этот автор и при описании других походов (ср. главу Снабжение и обоз в конце этого тома. Кепп в своей работе Римляне в Германии (Коерр, «Die Romer in Deutschland») обнаруживает себя настолько проницательным, что признает недостоверность рассказа Тацита о походе 16 г. Но вместе стем он противопоставляет свой холодный скептицизм попытке раскрыть и исправить ошибки Тацита, исходя из стратегических соображений и точных сведений о географических отношениях, и предпочитает оставаться при своем не знаю. С такой точкой зрения можно было бы согласиться, если бы только она последовательно проводилась. Ново многих других местах своей работы Кепп сам не может удержаться оттого, чтобы не прийти на помощь своему источнику посредством стратегических рассуждений. Поэтому его собственное предостережение, что не следует стремиться к тому, чтобы быть умнее Тацита (стр. 34), которым он как будто бы пытается руководствоваться в своей работе, должно быть обращено по его собственному адресу. В ответ на это предостережение я хотел бы спросить моего коллегу по исследовательской работе, последовал ли он моему совету (см. выше, стр. 45) и испытал ли он свой критерий оценки Тацита в качестве военно-исторического источника, применив его к описанию сражения при Бель-Альянс, принадлежащему перу
Трейчке. Я боюсь, что он также мало этим занимался, как и наши старые историки, которые не проверили Геродота на Буллингере, а Цезаря на Наполеоне и Фридрихе. Если бы он это сделал, то я убежден, что его прекрасная и делающая ему честь книга все же в некоторых своих частях приобрела бы иной вид. Гергард Кесслер в своей работе Традиция о Германике» (G erhard Keszler, «Die
Tradition iiber Germanicus», Leipziger Dissertation, 1905), подвергая анализу источники, сделал попытку также осветить и германские походы. Он считает, что основным источником Тацита была биография Германика, которая лежала в основе также и рассказа Диона. Почти все фактические события совершенно правильно излагаются в этой книге. Особенно следует отметить вполне правильное мнение автора, что римский флот в 16 г. вошел не в Эмс, а в
Везер. Кесслер очень удачно доказмвает, что рассказ о переходе Германика через Эмс, а потом через Везер является дублированием того же самого факта. Но, говоря о том, что все
ГЛАВА VI. КУЛЬМИНАЦИОННАЯ ТОЧКА И ОКОНЧАНИЕ ВОЙНЫ
95
восемь легионов были доставлены этим флотом (стр. 51), Кесслер не уяснил себе того, каких громадных трудов должно было стоить переправить по морю на такое большое расстояние войско, состоявшее из 50 ООО бойцов. И, конечно, при этом нельзя ссылаться на то, что
Германик уже в предыдущем году отправил на кораблях четыре легиона, а на этот раз, как об этом подробно рассказывает Тацит, построил много новых кораблей и, следовательно, погрузил на этот флот значительно большее войско. Доставка двух легионов со вспомогательными войсками, с полным запасом продовольствия и прочими припасами, необходимыми для всего войска на все время летнего похода, кораблей, которые могли идти по Северному морю, вспомогательных кораблей, которые могли идти по рекам, по возможности далеко, — все это требовало таких громадных снаряжений, что это нам кажется вполне соответствующим описанию Тацита. В предшествовавшем году четыре легиона были отправлены без вспомогательных войска о коннице ясно сказано, что она шла сухим путем через страну фризов. К тому же эта экспедиция шла по Эмсу, а не по Везеру, как следующая за нею, на что, впрочем, указывает и сам Кесслер. Таким образом, несмотря на то, что войска, отправленные на кораблях, по своей численности были меньше, чем в прошлый раз, все же эта новая экспедиция была значительно крупнее и потому требовала очень больших приготовлений.
Переправить на кораблях от Батавских островов вплоть до Везера восемь легионов со вспомогательными войсками, конницей и запасами было не только невыполнимо, но и совершенно излишне, так как римское войско, идя сухим путем от Липпы, могло гораздо скорее и удобнее, поболее короткой дороге вторгнуться в страну херусков. Этот большой флот был снаряжен не для перевозки армии, а для доставки снабжения, для организации плову чего склада, без которого римское войско не могло оперировать в стране херусков. Два легиона и вспомогательные войска, находившиеся на кораблях, были нужны лишь для прикрытия транспорта. Кесслер недостаточно оценил значение момента снабжения это явилось причиной того, что он со своей стратегической критикой не только здесь, но ив других местах своей работы встал на ложный путь. В результате всего этого он пришел к крайне неоправданному и необоснованному суждению о стратегических способностях и характерных чертах стратегического таланта Германика. Нельзя развенчивать Германика, так как ему нельзя отказать в том, что он проявил самую решительную энергию при выполнении своей задачи. Необходимо признать, что способы, примененные им, были правильно задуманы, что он шел правильными путями и что все это вполне соответствовало наличным условиями обстоятельствам. Лишь в таком случае может быть установлена всемирно-историческая роль
Арминия. Если бы Германик был таким безрассудным человеком, каким его изображает
Кесслер, и если бы Сегест и весь его род были столь незначительны, то и дело Арминия нельзя было бы назвать великим подвигом. Но решающим обстоятельством в данном случае является то, что Германик совершенно правильно учел обстановку, а именно — если он со своим громадным войском появится на Везере, то находящиеся в его свите херусские князья, при наличии флота с продовольственными запасами, смогут выдержать войну в течение всего лета, а херуски сочтут свое дело проигранными покорятся римлянам. Но то, что этого не произошло и что херуски, несмотря на все, продолжали борьбу, крепко держась своего вождя, показывает нам гораздо яснее, чем сражение в Тевтобургском лесу, что Арминий был действительно великим человеком ГРАНИЦЫ.
Тацит в Анналах (II, 7) пишет На всем протяжении между крепостью Ализо и Рейном были построены новые дороги и пути (cuncta inter castellum Alisonem ас Rhenum novis limitibus aggeribusque permunita). До сих пор слово «limitibus» переводили пограничными валами, но это является очевидной несообразностью. В таком случае возникает вопрос в каком направлении шли эти валы Что они ограничивали и что они защищали Откуда бы взялись войска для занятия этих линий Об этом мы еще будем говорить ниже, при рассмотрении вопроса о позднейшем большом limes. Limes обозначает рубеж, или, вернее, одновременно дорогу и границу. Но это слово очень часто употребляется и таким образом ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. БОРЬБА РИМЛЯН С ГЕРМАНЦАМИ
что в нем сохраняется лишь одно значение, а другое совершенно исчезает. Так, например, У
Веллея (II, 121) «aperire limites», очевидно, просто означает установить границу в таком же смысле употребляет это выражение и Сенека (de benef., I, 14), даже в более узком смысле устанавливать менее просторную границу (minus laxum limitem aperire). A Ливий
(XXXI, 39) говорит, что царь Филипп поперечными путями (transversis limitibus) двинулся против врага. Цицерон (Сон Сципиона», 8 — «Somn. Scip> 8, «de re риЫ», 6,24) пишет, что перед теми, кто хорошо послуж<1л родине, как бы открывается путь к святилищу неба, и также Овидий («Metam.», 8, 558) — обычный путь (limes) реки. Таким образом, здесь, как и во многих других случаях, слово «limes» означает путь. Представление о том, что limes связано с какй^м-либо укреплением или вообще означает пограничное укрепление, относится к значительно более позднему времени, являясь, может быть, даже современным представлением, которое к тому же постепенно исчезает благодаря обследованию смысла limes'a. Тацит употребляет это выражение семь разв Германии (гл. 29) ив «Агриколе» гл. 41) — в смысле граница в Историях (21, 25) — в описании сражения при Кремоне, — насколько можно понять это описание, — очевидно, в смысле путь а в Анналах (I, 50) он пишет, что Германик пошел против марсов, пересек Цезийский лес и дорогу (limes), которую начал строить Тиберий, расположил лагерь на дороге (in limite). Германик шел севернее Липпы, затем повернул на юг, перешел через Липпу и после этого пересек Цезийский лес и дорогу Тиберия. Здесь даже нельзя и думать об укреплениях. Наоборот, здесь было бы очень кстати предположить наличие дороги, которую Тиберий начал строить южнее, приблизительно параллельно Липпе, и которую теперь Германик пересек, разбив на ней лагерь.
Седьмым местом у Тацита явл^.е;ся как раз то место, которое мы здесь разбираем. Слово
«limes» здесь, конечно, не может иметь никакого отношения к фанице. «Aggeres», с которыми здесь сопоставляются «limites», обозначают мощеные дороги. Уже в упомянутом выше описании сражения при Крембне (Hist. III, 21, 23) говорилось о насыпи дороги (agger viae), ив непосредственной связи с этим стояло и слово «limes», которое было здесь употреблено также в смысле дороги. Такой же смысл имеет это слово ив данном месте. Слово «permunire» у
Тацита обычно означает укреплять, причем приставка «рег» лишь усиливает основное значение корня, не меняя его смысла. Однако, в слово укреплять здесь, очевидно, не вложено смысла укреплять окопами. Может быть, это выражение можно просто перевести защитить, сделать безопасным, так как слово «munire» часто употреблялось в таком смысле так, например, у Плиния (h. nat. XX, 51) или у Лукреция (IV, 1256): старость детьми обеспечить. Но так как «munire viam» очень часто обозначает построить дорогу, то, может быть, эту фразу лучше всего было бы перевести таким образом он на всем пространстве между Ализо и Рейном построил новые дороги и пути, или, применяя более простые выражения, он построил крепкую и прямую дорогу от Ализо до Рейна».
Раньше, чем я пришел к этому переводу, мне приходило в голову другое объяснение, также вполне правдоподобное. Под словом «limites» я тогда понимал сваленный вдоль дороги лес, для того чтобы затруднить германцам нападение на дорогу. Так как первым значением limes является межевая полоса, рубежи так как вдоль межи или границы, проходящей через лес, часто леж^т сваленные деревья, то такое истолкование является вполне возможным. Но так как limes часто просто обозначает путь и даже встречается наряду со словом мощеная дорога (agger), то этот смысл в данном случае является наиболее правильным. Во всяком случае смысл данного места заключается в том, что Германик, — пока легионы стояли в Ализо и ждали появления полководца со своим флотом на Везере, — использовал это время для того, чтобы улучшить пути сообщения между Ализо и Рейном.
ГЛАВА VI. КУЛЬМИНАЦИОННАЯ ТОЧКА И ОКОНЧАНИЕ ВОЙНЫ Добавление кому изданию. Только что изложенная точка зрения т и т л
свое подтверждение в работе Оксе («Воппег Jahrbucher», Bd. 114, 115. — Боннские ежегодники, т. 114— 115), широко и научно обоснованной в строго филологическом отношении Г. Дельбрюк, т. II
Автор, также как и я, считает, что limes Тиберия был военной дорогой, которая, по мнению автора, была абсолютно прямой и очень широкой. Работы, произведенные Германиком в
16 г, по мнению автора, являются лишь окончанием тех работ по сооружению этой дороги, которые были начаты Тиберием. Такое объяснение, помысли автора, вполне соответствует всему контексту и самому слову «permunire», которое может обозначать изготовлять, сооружать. Если это правильно, то Тацит, очевидно, заимствовал это слово из своего источника, так как едва ли он сам настолько хорошо знал топографию местности и настолько внимательно продумал в данном случае всю цепь событий, чтобы, описывая труды Германика, вспомнить о limes Тиберия (ср. ниже относительно limites Домициана).
С П ЕЦ И А ЛЬН О Е ИССЛЕДОВАНИЕ ОМ ЕСТОНАХОЖ ДЕНИИ АЛИЗО
Ализо стало теперь почти краеугольным камнем при реконструкции всех римско-гер­
манских походов. Поэтому мы должны подвергнуть специальному исследованию этот много раз дискутировавшийся вопрос относительно местонахождения Ализо. Мы решили, что это будет лучше сделать в конце настоящей главы, так как после проработки отдельных походов читатель увидит яснее и отчетливее, чем после одного лишь вводного теоретического изложения, те общие стратегические моменты и условия данного театра военных действий, которые при этом необходимо принять во внимание.
Начиная наше исследование, мы должны прежде всего поставить и разделить два вопроса. Первый вопрос заключается в том, устроили ли римляне на Верхней Липпе складочный пункт, который служил базой для их операций в собственно внутренней Германии. Второй же вопрос заключается в том, назывался ли этот пункт Ализо.
Но раньше чем подвергать исследованию и сравнению наши источники, было бы правильнее всего поставить технический вопрос о том, насколько судоходной была Липпа.
По этому вопросу я имею здесь возможность изложить те сведения, которые мне любезно были сообщены техническими специалистами по речному делу, — тайным строительным советником Редером и тайным строительным советником Келлером II из министерства общественных работа также строительным советником Редером из Дица, который раньше жил в
Хамме на Липпе.
В древние времена, когда еще не было прочных дорог, было так трудно доставлять товары сухим путем, что люди пользовались в качестве путей сообщения даже очень мелкими водными путями. Херфорд пытался использовать в XV в. Верру, а Брауншвейг — Окер в качестве водных путей ^ . Доставить лодку с грузом вверх по течению, если еще не построен бечевник, конечно, тоже нелегко, но все же легче, чем доставить соответствующее количество тележек по мягкой проселочной дороге. Лодки тянулись людьми, которые по большей части шли поводе близ берега. Когда же подходили к стремнине, которую нельзя было преодолеть, то товары выгружались и переносились на руках, пока это было необходимо, а пустые лодки тянулись дальше. Так до сих пор делают в Африке и такой — даже полный препятствий — водный путь все же выгоднее и удобнее сухопутной дороги. На Липпе нет таких препятствий. Она в настоящее время по своим естественным условиям судоходна до Липпштадта. За
Липпштадтом посредством плотин река сделана несудоходной в интересах сельского хозяйства. Но если устранить эти препятствия, то судоходность Липпы могла бы быть восстановлена вплоть до Н ейхауза, где Падер и Альма соединяются с Липпой Падение дна реки от
Нейхауза до Липпштадта выражается в среднем 1 на 2 ООО. Поперечный профиль очень глубоко врезан и, следовательно, очень благоприятен, так что при устранении всех препятствий здесь без труда могут проходить грузовые баржи длиною в 20 м, шириной в 4 мс осадкой в 0,75 ми с грузоподъемностью в 45 т те ц. Такие баржи могут ходить с хорошей ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. БОРЬБА РИМЛЯН С ГЕРМАНЦАМИ, «Beitrage zur Geschichte der Hanse», S. Примечание кому изданию. Это место было неправильно понято Прейном
(Prein, «Aliso bei Oberaden», S.65), кшорый его объяснил таким образом, как будто естественная судоходность достигала лишь Липпштадта.
скоростью в среднем в течение 98 дней в году с офаниченной скоростью — в течение 101 дня и совсем не могут ходить вследствие недостатка воды — в течение 156 дней и вследствие избытка воды — в течение 10 дней в году. Нельзя утверждать, что германские реки в древности были полноводнее, чем теперь. Но даже несмотря на это, из всего вышесказанного должно быть ясно, что во времена Арминия Липпа была до Нейхауза достаточно судоходна для военных целей римлян, которые ведь могли пользоваться меньшими судами, чем описанные нами выше. Весною можно было по ней доставлять почти вплоть до ее истоков все припасы, необходимые для летнего похода.
Но тут против моей точки зрения как будто высказался директор архива Ильген в своей работе Имела ли Липпа в Средние века крупное значение в качестве водного пути Эту работу автор чрезвычайно любезно, по моей просьбе, предоставил в мое распоряжение до ее опубликования ^ . В своем этюде, представляющем большой культурно-исторический интерес,
Ильген устанавливает тот факт, что Липпа в Средние века и до XVIII в. имела очень небольшое значение в качестве водного пути, так как здесь судоходству мешал целый ряд естественных препятствий. Однако, его точка зрения оставляет достаточно свободного места и для моих взглядов, так как понятие крупный очень растяжимо. Ведь указанная нами цель может быть свободно достигнута и при умеренной судоходности реки. Наконец, я хотел бы немного изменить не самое существо положений Ильгена, которые, конечно, правильны, но некоторые детали итак сказать, некоторый оттенок его изложения, который, как может показаться, несколько преуменьшает относительную судоходность этой реки.
Как указывает Ильген, техническое обследование, произведенное в 1735 и 1738 гг., установило, что от Везеля до Хамма в реке имеется 51 песчаная мель и три подводных камня. Но эти препятствия не могли быть очень серьезными, так как даже в сухое время года они покрьггы больше чем на 1,5 фута водою. Большими препятствиями были шесть мельничных плотин, расположенных между Хаус-Даль и Хаммом. Эти мельничные плотины наносили с конца Средних веков большой ущерб судоходству и до нашего времени постоянно вызывали борьбу между собой интересов судоходства и сельского хозяйства. В работе Река Одер, составленной Бюро речной комиссии, мы читаем (I, 233): В эпоху политического упадка Силезии мелкие князья давали разрешения на постройку мельничных плотин, которые в значительной степени затрудняли судоходство. Новый подьем судоходства на Одере начался лишь с того времени, как были уничтожены эти препятствия. Тоже самое было и на Липпе. В 1597 г, согласно Ильгену, кирпичи для постройки церкви иезуитов в Мюнстере были доставлены на кораблях лишь до Хальтерна, а оттуда их уже везли сухим путем. Однако, из этого факта нельзя сделать вывода относительно судоходства выше
Хальтерна, так как сухопутная дорога от Верне до Мюнстера ненамного ближе, чем от
Хальтерна.
Равным образом нельзя сделать какого-либо вывода из того, что монастыри Херфорд,
Корвей и Лисборн доставляли себе рейнское вино сухим путем из Дуйсбурга. В сентябре вода в Липпе стоит на самом низком уровне, а в октябре уровень лишь очень немногим выше. Между тем в сентябре надо было отправлять пустые бочки к Рейну, а в октябре доставлять их обратно полными. Но как разв это время года либо совсем нельзя было пользоваться водным путем, либо же можно было пользоваться только с риском.
Поэтому я хотел бы подчеркнуть больше положительные, чем отрицательные свидетельства о судоходности Липпы, которые приводит в своей работе Ильген. Если город Зест в 1486 г. хотел посредством использования речек Зест и Азе соединиться водным путем с Липпой и даже собрал деньги, необходимые для соответствующих строительных работ, то это, конечно, является доказательством того, что Липпа вовсе не была совершенно негодным водным путем. Это подтверждается также и тем, что у Дорстена, Хальтерна и Остендорфа находились таможни, и если в 1526 г. мимо Дорстенской таможни прошли 225 плотов, то это, конечно, является довольно крупной цифрой.
ГЛАВА VI. КУЛЬМИНАЦИОННАЯ ТОЧКА И ОКОНЧАНИЕ ВОЙНЫ
99
^ «Mitteilungen d. Altertums-Komn). f. Westfalen», Heft II, 1901.
Слова Вернера Ролевинкса (около 1475 г, что в Вестфалии нет судоходных рек, надо, следовательно, понимать в том смысле, что хотя там и нет постоянных водных путей, каковыми являются не только Рейн, но и Шпре, нотам все же имеются реки, которые в определенные времена года пригодны для судоходства.
Против этого возразил Шуххардт указав на то, что вверх по Липпе нельзя было тянуть лодки, так как дно реки очень илисто. За разъяснениями поэтому вопросу я обратился к строительному советнику Редеру из Дица, жившему раньше в Хамме на Липпе, который был хорошо осведомлен относительно естественных условий этой реки благодаря своей многолетней практике по речным постройкам в этих местах. От него я получил следующий ответ:
«Топкая почва, те. болотистые и торфяные места, на Липпе нигде не встречаются. Там по обе стороны реки от Везеля вверх до Нейхауза идут песчаные поверхности. Во многих местах там встречается низкий берег, затапливаемый водой. Такие места в римскую эпоху, наверное, тянулись на большее расстояние и, конечно, не могли служить препятствием для таких крупных людских масс, как римские легионы, которые имели большой опыт в постройке дороги имели поэтому возможность, идя по дорогам вдоль реки, тянуть лямками суда. Труднее было переходить через прикоки, так как здесь надо было строить мосты, чтобы не переправлять слишком часто на другой берег упряжных лошадей».
«Но и это не могло представлять трудностей для систематически продвигавшегося войска римлян, которое привыкло строить образцовые дороги и искусственные мосты».
«Низкие сырые берега покрывались бревенчатой настилкой, следы которой иногда находят даже и теперь».
Следовательно, представление Шуххардта о непреодолимости илистого дна неправильно. Я даже думаю, что мягкая почва преодолевалась легче, чем это описано в письме Редера, в тех случаях, когда лодки тянулись не лошадьми, а людьми. В тех странах, где до сих пор еще нет бечевников, люди идут прямо поводе вдоль берега. Если попадаются непроходимые места, то положить вдоль берега бревенчатый настил еще легче для людей, чем для лошадей равным образом и переход через притоки люди совершают легче, чем лошади, и часто им не приходится строить ни одного моста.
Если, таким образом, уже не подлежит никакому сомнению, что Липпа была в достаточной степени судоходной вплоть до Нейхауза, то мы тем самым можем с достоверностью установить и тот факт, что римляне должны были в этой местности соорудить складочный пункт. Конечно, требует объяснения то обстоятельство, почему никто из многочисленных военных исследователей римских походов до настоящего времени не высказал этого положения, но это нетрудно объяснить. В научной литературе до недавнего времени никто не высказывал сомнений в достоверности колоссальных цифр германских войск. Сотни тысяч перебрасывались туда и сюда, и, согласно рассказам Тацита и Светония, Тиберий из одного лишь племени сугамбров переселил 40 ООО человек на левый берег Рейна ^ . Ген. фон Пейкер в своей много раз использованной книге Военное дело в древней Германии (Von Peucker, «Das deutsche Kriegswesen der Urzeiten» Berlin, 1860) говорит о том, как многочисленность германских войск затрудняла положение их предводителей, и без всяких колебаний сопоставляет следующие цифры Войско тевтонов, по Орозию и Ливию, достигало 300 ООО человек Ливий,
Веллей, Патеркул, Евтроп и Орозий исчисляют войско кимвров в 200 ООО человек Ариовист, по указанию Цезаря, командовал войском, насчитывавшим более 100 ООО человек из готских войск, вторгшихся в III в. с берегов Черного моря, то войско, которое в 269 г. было разбито императором Клавдием, согласно Требеллию Поллиону, насчитывало 320 ООО человек Радагайс вначале столетия привел в Италию армию, превышавшую, согласно Орозию, 200 ООО ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. БОРЬБА РИМЛЯН С ГЕРМАНЦАМИ der Altertums-Kommission f. Westfalen, Heft. II, S. 212. Anmerkung, Насколько крепко до сих пор коренится это представление, видно из того, что В. Банг в своей прекрасной монографии (W. Bang, «Die Germanen im romischen Dienst», S. 6) приходит на основании этого представления к тому выводу, что это число является слишком незначительным для германского племени
человек, так как среди них было одних лишь готов 200 ООО человека по словам Зосимы,
400 ООО человек войско же Аттилы, которое дралось на Каталаунских полях и по большей части состояло из германских племен, согласно Иорнанду, достигало 500 ООО человека по словам Павла Диакона, даже 700 ООО человек».
Совсем нетрудно было снабжать эти народные массы в тех местах, где они жили и где они могли передвигаться. Поэтому вопрос об их снабжении даже и не поднимался. Только благодаря постановке проблемы о численности населения мы подошли вплотную к вопросу о снабжении, а разрешение этого вопроса в свою очередь должно было решить вопрос о
Липпской крепости.
Недалеко от Падерборна и места соединения Липпы с Альмой, на левом берегу Альмы находится деревня Эльзен. Вполне естественно, что созвучие названий Эльзен и Ализо поблизости оттого места, на которое и без того имеется столько указаний, уже давно привело к простому отождествлению обоих названий. И я сам в первом издании этой работы считал, что название Эльзен является аргументом в пользу того, что Ализо действительно находилось в этой местности. Однако, после этого было твердо установлено (ср. Фр. Крамер, Западногерманский журнал — Fr. Cramer, «Westdeutsche Zeitschrift», Bd. 21, 1902), что топографические названия, родственные этому корню, настолько часто встречаются, что мы отсюда не можем извлечь никаких указаний относительно местонахождения Ализо.
Перейдем теперь к сравнению показаний источников.
ГЛАВА VI. КУЛЬМИНАЦИОННАЯ ТОЧКА И ОКОНЧАНИЕ ВОЙНЫ
101
Дион (53, 33) рассказывает нам о том, что Друз вовремя своего похода 11 г. дон. э. вторгся в страну херусков, дошел до Везера и переправился бы через него, если бы не был принужден возвратиться из-за недостатка в продовольствии. На обратном пути германцы напали на него в узком ущельи, но все же в конце концов были разбиты римлянами. Под влиянием этого события Друз решил для защиты от германцев построить крепость присоединении Липпы и Элизона.
«Повсюду, — таковы буквально слова Диона, — враги устраивали засады и причиняли Друзу много вреда. Однажды они его заперли в такой местности, которая со всех сторон окружена горами ив которую можно было проникнуть только через узкие горные ущелья, и едва его там не уничтожили. И все римское войско тоже погибло бы, если бы враги, слишком уверенные в своей победе, не бросились на них беспорядочной толпой, очевидно думая, что римляне уже находятся в их руках и что для окончательной победы достаточно одного удара мечом. Однако, германцы были разбиты и после этого уже не отважились так дерзко нападать на римлян, но все же досаждали им издали, впрочем не подходя к ним близко. Поэтому Друз назло им со своей стороны построил одну крепость в том месте, где соединяются Липпа и Элизон, а другую — на Рейне, в стране хаттов».
Судя по всему контексту, те германцы, с которыми на своем обратном пути сразился Друз в узком ущельи, возвращаясь с Везера, очевидно, могли быть только херусками. Описание местности не соответствует ландшафту прилиппских равнин и более похоже на гористые места, лежащие к востоку (к северо-востоку, к юго-востоку) от Падерборна. Возвышенности, встречающиеся вдоль Липпской долины, слишком незначительны для того, чтобы представить опасность для римского войска. Если Друз построил крепость, которая должна была служить угрозой народам, теснившим его в тех местах, то, конечно, он построил эту крепость не на расстоянии нескольких переходов от этой области, но либо на неприятельской территории, либо же непосредственно перед воротами, ведущими в эту область, те. в районе Падерборна. Итак как трудность в снабжении была причиной того, что этот поход не дал результатов, то целью постройки этой крепости была организация складочного пункта, необходимого в будущем при повторении этой войны, причем подобный пункт можно было создать лишь в этом месте, так как до этого места доходил соединительный путь с Рейном.
Устройство такого пункта должно было даже с самого начала быть главной целью этого похода. Когда Друз появился в стране сугамбров, южнее Липпы, рассказывает нам Дион, то
сугамбры как раз находились на поле сражения против хаттов. Если бы римский полководец задался целью сразу достигнуть непосредственного крупного успеха, то, конечно, он не смог бы сделать ничего лучшего, как со всеми своими силами обрушиться на сугамбров. Сугамбры, зажатые между римлянами и хаттами, легко могли бы быть уничтожены. На первый взгляд кажется совершенно непонятным, каким образом Друз мог упустить такой случай одержать крупный успех. Вместо этого он только воспользовался возможностью беспрепятственно подняться по Липпе и дойти до Везера. Не опираясь на какую-либо базу и имея в своем тылу сугамбров, он, конечно, здеь ничего не мог сделать. Но это пренебрежительное отношение Друза к тому успеху, который он мог легко одержать на своем пути через страну сугамбров, покажется нам уже не ошибкой, а поступком вдумчивого стратега, если мы предположим, что с самого начала целью этого похода было исследование дороги постройка складочного пункта. Устройство этого пункта было для него важнее, чем победа над одним лишь германским племенем, даже над сугамбрами, которые внушали такой ужас, так как его мысль была обращена на покорение всех германцев, вплоть до самой Эльбы. Возражая против этого, можно было бы задать вопрос почему же в таком случае Друз не построил эту крепость на пути туда Ведь когда он достиг того места, ще прекращалось судоходство по Липпе, он мог здесь построить эту крепость. Весьма возможно, что это таки было на самом деле. Во всяком случае римляне (ср. стр. 75) большую часть своего продовольствия отправили вслед за своим войском поводе, и, конечно, совершенно невозможно предположить, чтобы они около истоков
Липпы перегрузили его на вьючных животных или на повозки и тащили их за собой до
Везера, а также и весь обратный путь. Полководец с самого начала хорошо знал, что они для обратного пути нуждается в крупных запасах. Поэтому вполне естественно, — ас римской точки зрения вполне понятно, что наши источники ничего об этом не упоминают, — что Друз устоил складочный пункт в конце водного пути, оставив там все необходимое для возвращения, построив там временное укрепление, и оставив для защиты последнего гарнизон. Пока войско двигалось дальше, оставшийся при этом гарнизоне инженер подыскивал место, наиболее удобное для устройства постоянной крепости когда же войско вернулось, эта крепость была построена. Была ли построена новая крепость или же была укреплена построенная первоначально, значения не имеет, но для Диона вполне естественно, что он рассказывает об этом событии в таких словах Когда Друз вернулся и разбил своих врагов, то почувствовал себя достаточно сильным для того, чтобы построить в этой области крепость на страх своим врагам».
Для той же цели, для которой он построил эту крепость. Друз уже в предшествовавшем году приказал вырыть большой канал, соединявший Рейн с Исселем и, таким образом, ведший из Зюдерзее в Северное море. Человек, который выполняет такие крупные предприятия, уже не довольствуется случайным покорением маленького пограничного племени, вроде сугамбров, но замышляет большие походы, те. в данном случае покорение всей страны вплоть до Эльбы. Стратегическим средством для достижения этой цели является устройство складочного пункта, вьщвинутого как можно дальше вглубь страны.
Ш уххардт и Кепп в докладе «Ализо и Хальтерн» (Korresp. В. des Gesdmtver der deutschen
Gesch.- und Altertumsv., 1906) считали исключенной возможность того, что эта крепость была построена на Верхней Липпе, так как в таком случаев тылу ее находились бы враждебные римлянам сугамбры и бруктеры. Но этот аргумент надо перевернуть именно потому Ализо стало кандалами для упрямых германцев, что оно находилось в их стране, будучи в тоже время для них неприступным. Вполне естественно бьет мимо цели и то возражение, что германцы могли бы в конце концов взять эту крепость голодом. Это возражение было бы правильным, если бы мы имели здесь дело с одной крепостью, без римского войска. Но это возражение отпадает, если мы примем во внимание, что крепость была не изолированной, а находилась в стратегической связи стем, для чего она была создана. Крепость являлась опорным пунктом для войска, которое оперировало в этом районе, а войско, в свою очередь, защищало крепость. Даже в том случае, когда войско возвращалось к Рейну, оно находилось достаточно близко от нее и всегда могло прийти к ней на помощь, тем более что сама крепость могла долго сопротивляться неприятелю. Если бы германцы сделали попытку захватить ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. БОРЬБА РИМЛЯН С ГЕРМАНЦАМИ
крепость, как, например, Арминий в 16 г, то она всегда смогла бы продержаться до тех пор, пока не подоспеет на помощь посланное для снятия осады войско. Только после того как в 9 г. было уничтожено римское войско, пало Ализо — и тоне сразу, а по истечении значительного времени.
ГЛАВА VI. КУЛЬМИНАЦИОННАЯ ТОЧКА И ОКОНЧАНИЕ ВОЙНЫ Было высказано предположение, что вдоль Липпы вплоть до Рейна был построен ряд промежуточных крепостей, так как в противном случае Ализо, находясь по прямой линии на расстоянии 20 миль от Ветера, было бы совершенно изолированным. Но следы этих крепостей, которые уже считались найденными, за исключением одной, о которой я еще буду говорить дальше, оказались ложными, и потому факт существования этих крепостей я считаю сомнительным. Конечно, римские войска, передвигаясь по Германии, всегда на ночь разбивали укрепленный лагерь, стараясь при этом по возможности использовать прежние лагери, которые германцы далеко не всегда сравнивали с землей. Но оставление повсюду постоянных гарнизонов потребовало бы слишком большого расхода живой силы и принесло бы вместе стем слишком мало пользы. Войска на походе сами себя защищают, транспорты передвигаются под военным прикрытием, купцы должны сами о себе заботиться, а для того чтобы предоставить безопасный ночлег курьерам, которые могут подвергнуться нападению в пути, никогда не строят крепостей. Если бы германцы напали на изолированную крепость, то она должна была бы сама защищаться до тех пор, пока с Рейна не подоспело бы на помощь войско, посланное для снятия осады. А гарнизоны промежуточных крепостей не могли бы оказать никакой помощи. Решающим моментом в таком случае была бы возможность того, чтобы сообщение об осаде достигло Ветера. Ведь это рано или поздно должно было случиться. Весьма возможно, что комендант крепости имел в своем распоряжении и на своей службе нескольких германцев, которые в случае необходимости брали на себя обязательство прокрасться сквозь ряды своих соотечественников и доставить весть об осаде в главную квартиру. Таким образом, вполне возможно, что римская крепость, находившаяся близ Падерборна, была совершенно изолированной. Нужно себе только представить, до какой степени германцы были неспособны провести правильную осаду. У них даже не было достаточно металла для изготовления оружия, не говоря уже о простых инструментах. Даже после
Тевтобургского сражения, несмотря на свой моральный подьем и на подавленное состояние римлян, германцы не в состоянии были взять Ализо силой. Поэтому уже Друз мог отважиться на то, чтобы построить крепость среди вражеской страны, поту сторону враждебно настроенных сугамбров, марсов и бруктеров. Да и помимо того Друз не рассчитывал на то, что положение останется неопределенным, так как римляне надеялись в течение нескольких лет овладеть всей страной, по крайней мере вплоть до Везера.
Коща в Рим пришла весть о том, что Друз находится при смерти, как рассказывает нам Валерий Максим (V, 5, 3), его брат Тиберий поспешил к нему и для этой цели направился вглубь Германии. Это сообщение следует сопоставить с рассказом Тацита о том Анналы, II, 7), что германцы, осадив в 15 г. крепость на Липпе, разрушили старый алтарь, посвященный Друзу, который затем был вновь восстановлен Германиком, после того как он со своими шестью легионами снял осаду с этой крепости. Невероятно, чтобы римляне, воздвигнув алтарь Друзу во внутренней Германии, сделали это не на том месте, где умер Друза в каком-либо другом месте. Ведь если бы римляне вздумали свободно выбирать место для постройки этого алтаря, то они построили бы его, конечно, хотя бы вблизи одного из больших постоянных лагерей на Рейне. Таким образом, если мы из одного источника узнаем, что алтарь Друза находился недалеко от Липпской крепости, а из другого — что Друз умер в глубине внутренней Германии, то отсюда следует, что эту крепость нужно искать не на Нижней, а на Верхней Липпе.

104 ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. БОРЬБА РИМЛЯН С ГЕРМАНЦАМИ
В 5 г. римляне, по Веллею (II, 105), в первый раз разбили зимний лагерь в Германии у истоков Юлии, как нам сообщает источник. Так как мы не знаем реки, которая бы носила название Юлия, то уже Липсиус вполне справедливо исправил это название, заменив его названием <«Лупия» (Julia — Lupia). Совсем недавно было указано на место, носящее название «Иелленбек» и лежащее на ручье, который несколько выше Реме впадает в Верру. Здесь имеется налицо созвучие в названиях, но это название довольно часто, и, кроме того, эта комбинация невозможна по объективным причинам. Нельзя допустить того, чтобы Тиберий расположил свой зимний лагерь поту сторону горна что не решился даже Вар, несмотря на всю свою доверчивость. Но если предположить, что Тиберий все же это сделал, то нельзя допустить, что он свой лагерь разбил не на Везере. Поэтому следует сохранить коньектуру
Липсиуса у истоков Лупии». Если бы была судоходной только Нижняя Липпа, то из этого сообщения мы ничего больше не могли бы извлечь и должны были бы предположить, что
Тиберий не побоялся доставлять продовольствие сухим путем вплоть до истоков Липпы. Так как мы во всяком случае можем предположить, что Липпа была судоходной довольно далеко вверх по своему течению, тоне можем согласиться стем, что Тиберий возложил на администрацию своего обоза трудную обязанность доставлять продовольствие сухим путем от места выгрузки до лагеря только для того, чтобы разбить этот лагерь на один или два перехода дальше вглубь страны. Единственным рациональным исходом было бы расположить лагерь именно у этого естественного пункта выгрузки.
Если бы толкование нашего текста было бы более достоверным, мы имели бы здесь решающее доказательство нашего утверждения, что неподалеку от истоков Липпы находился важный для римлян стратегический пункт. Падерборн находится на расстоянии не более двух миль от истоков Липпы.
Лагерь, расположенный в таком месте, можно было свободно назвать лагерем у истоков
Липпы», а если так далеко в верховьях Липпы можно было найти благоприятное место для разбивки постоянного лагеря, то это место должно было быть наиболее удобным для устройства здесь складочного пункта, как можно дальше выдвинутого вглубь страны. То, что Тиберий осмелился разбить зимний лагерь там, где до этого была лишь стоянка, было существенным достижением в деле укрепления римского господства в Германии это вполне справедливо подчеркивается Веллеем.
Когда Германик в 16 г. освободил осажденную германцами Липпскую крепость, то он восстановил разрушенный алтарь Друза. Могильный холм, воздвигнутый в предшествовавшем году над павшими воинами Вара и также впоследствии разрушенный германцами, не был восстановлен, так как, продолжает Тацит, могильный холм считали нецелесообразным восстанавливать. Если бы этот курган находился в совершенно другой местности, то это замечание было бы непонятным. Мы теперь достаточно хорошо знаем, что германцы не могли импровизировать походы на любое расстояние вглубь Германии. Фраза могильный холм считали нецелесообразным восстанавливать имеет смысл лишь в том случае, если предположить, что об этом действительно мог быть поставлен вопрос. Следовательно, холм находился недалеко от крепости. До тех пор, пока место Тевтобургского сражения будут искать хотя бы приблизительно в той местности, которую мы фиксировали, следует считать, что крепость находилась не на Нижней или на Средней, но именно на Верхней Липпе.
Во всех вышеприведенных местах из наших источников античные авторы не дают названия Ализо. Мы слышим лишь о крепости, находившейся присоединении Липпы и
Элизона и о крепости на Липпе, которая в 16 г. была осаждена германцами и освобождена
Германиком. Мы уже установили, что эта крепость должна была находиться на Верхней

Липпе. Название Ализо сохранилось в трех других местах, и теперь встает вопрос, имеется ли здесь ввиду именно эта крепость или какая-либо иная.
Географ Птолемей (II, И ) помещает Алейсон на ^/2 градуса восточнее и на ^/4 градуса южнее Ветера. Это не соответствует местонахождению нашей крепости, нов тоже время ничего и не доказывает, так как указание на то, что она находилась так далеко к югу от
Ветера, во всяком случае неправильно да и помимо того, указания этого геофафа относительно Германии признаны очень ненадежными. Эти его указания, также как и его указания о памятниках победы Друза, лучше совсем оставить в стороне.
Затем следует та глава из Анналов Тацита (II, 7), в которой сперва рассказывается об осаде и об освобождении от осады крепости на Липпе, о возобновленном алтаре Друза и невозобновленном могильном холме и, наконец, говорится, что все пространство между крепостью Ализо и Рейном было снабжено новыми путями и дорогами».
Теперь возникает вопрос является литой же самой крепость, находившаяся на Липпе и упомянутая вначале этой главы, и та крепость, которая во всяком случае находилась на Верхней Липпе и названа в конце главы Ализо? Без сомнения, Тацит, следуя обычному способу изложения мыслей, должен был бы в данном случае при первом упоминании об этой крепости дать ее название. Номы знаем равнодушное отношение Тацита к географии. Как разв его изложении нив какой мере не исключена возможность того, что обе эти крепости тождественны, хотя весьма вероятно, что он не дал себе труда разъяснить это обстоятельство даже самому себе. В то время как он комбинировал лежавшие передним источники и давал им литературную обработку, в первом случае от него могло более или менее случайно ускользнуть название крепости, а во втором — это название могло ему показаться удобным для построения данной фразы. Это предположение станет весьма вероятным, если мы себе уясним, что этот рассказ нив коем случае не может иметь отношения к крепости, находившейся на Нижней Липпе. Ведь фраза «cuncta inter castellum Alisonem et
Rhenum novis limitibus aggeribusque permunita» означает между Ализо и Рейном была построена сквозная прочная дорога. Это была довольно крупная работа. Дорога вдоль Липпы должна была тянуться на целых двадцать миль. А постройка прочной укрепленной насыпями дороги на столь большом протяжении является такой значительной работой, которую римский писатель был вправе в своем рассказе подчеркнуть.
Третье место находится у Веллея (II, 120), который прибавляет к рассказу о поражении Вара следующую фразу Следует воздать хвалу доблести Люция Цедиция, префекта лагеря, и тех, которые вместе с ним были осаждены в Ализо, окруженные бесчисленными войсками германцев, так как они спаслись из этого тяжелого положения и от большой опасности благодаря своей предусмотрительности и своей решимости. Это место следует сопоставить с одним местом из Диона-Зонараса (К Диону, 56, 22), согласно которому лишь одна римская крепость продержалась, и с другим местом из Фронтина (III, 15, 4), в котором говорится, что были осаждены оставшиеся после поражения Вара. Четвертое место из Фронтина (IV,
7, 8) также говорит о том, что после поражения Вара была осада, причем командиром назван
Цедиций. Так как, согласно Диону, продержалась лишь одна крепость, то все эти четыре рассказа относятся к тому же самому событию. Здесь идет речь не только об осаде, последовавшей за поражением Вара, но и том, что осажденные были оставшиеся после поражения Вара (согласно третьему месту, причем осажденное место называлось Ализо (по первому месту. Это является основанным на свидетельствах источников и прямым доказательством того, что крепость, находившаяся на Верхней Липпе, носила название Ализо. Ведь вполне естественно, что избежавшие бойни в Дэреком ущельи спаслись в ближайшую крепость, где они могли найти убежище и защиту, атакой крепостью была крепость на Верхней Липпе. Если бы они опасались того, что их запрут здесь, и тотчас же поспешили бы дальше, то они вообще не искали бы убежища в какой-либо крепости, находившейся на территории Германии, но бежали бы дальше, вплоть до самого Рейна. Но при всех обстоятельствах мы должны предположить, что на Верхней Липпе во времена Вара находилась римская крепость, даже если бы мы не имели никаких сведений об этом или если бы все сведения, имеющиеся в нашем распоряжении, относились к другой крепости. Учитывая хозяйственное состояние
ГЛАВА VI. КУЛЬМИНАЦИОННАЯ ТОЧКА И ОКОНЧАНИЕ ВОЙНЫ
105
древней Германии, необходимо признать, что римляне нив каком случае не могли бы совершать свои непрерывные походы к Везеру и обратно, не опираясь на большой складочный пункт, который должен был находиться в том месте, где Липпа перестает быть судоходной даже для самых маленьких судов. Этот складочный пункт, само собой разумеется, должен был быть укрепленным, следовательно, был крепостью и потому был для беглецов, спасшихся после Тевтобургского сражения, самой близкой крепостью, в которой они могли найти спасение, а эта крепость, согласно Веллею (II, 120), называлась Ализо.
106 ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. БОРЬБА РИМЛЯН С ГЕРМАНЦАМИ
Германцы небыли в состоянии взять крепость силой. Поэтому они старались взять ее измором и принудить к сдаче голодом осада затянулась на очень долгое время, так как крепость была обильно снабжена пищевыми припасами. О продолжительности осады можно судить потому, что осажденные, наконец, услышали о том, что к ним приближается Тиберий с большим войском. Но Тиберий вовремя Тевтобургского сражения находился в Паннонии, а после этого сначала вернулся в Рим и лишь затем направился к Рейну. В течение этого долгого времени германцы, осаждавшие крепость, ослабили бдительность своей охраны, так что осажденным удалось прокрасться через их ряды и беспрепятственно пройти весь длинный
20-мильный путь до Рейна. Может, пожалуй, показаться удивительным то обстоятельство, что германцы на таком длинном путине настигли беглецов. Но возможность того, что так именно было на самом деле, доказывается прекрасными аналогиями, известными из военной истории. Так, например, крепости немецких рыцарей в Пруссии вовремя большого восстания подверглись длительным осадами долго не могли быть от них освобождены в частности одна из этих крепостей — Бартенштейн — была осаждена в течение четырех лет. Наконец, гарнизоны этих крепостей поступили точно также, как некогда римляне, осажденные в
Ализо: они прокрались через ряды осаждавших. Бартенштейнцы спаслись, а гарнизон Крей- цбурга был обнаружен и погиб. Путь, который бартенштейнцы проделали до Эльбинга, равнялся 15 милям.
Раскопки, к которым теперь очень энергично приступили, должны оказать существенную помощь при изучении походов римлян в Германии. Благодаря археологической работе уже обнаружены чрезвычайно ценные вещественные памятники и добыты важные сведения. Но нужно признать, что до сего времени все это больше вносило путаницу вдело непосредственного изучения этих войн, чем приносило пользу этой работе. Первоначально вообще не умели отличать римские поселения от доисторических стоянок или каролингских селений, или даже просто от игры природы (bloszen Naturspielen). Кап. Хельцерманн и ген. фон Фейт верили в то, что им удалось на Нижнем Рейне и вверх по Липпе установить наличие римских укреплений, которые впоследствии оказались простыми песчаными дюнами. Теперь самыми компетентными исследователями обнаружены подлинные римские поселения самых крупных размеров, но коща их пробовали включать в историческую цепь событий, то при этом было допущено много ошибок. Римляне в течение 20 лет своего господства над территорией между Рейном и Эльбой должны были соорудить сотни походных лагерей, дюжины постоянных лагерей и крепостей, причем от всех них могли, а от многих из них даже должны были остаться следы. Обнаружены в настоящее время лишь некоторые, очень немногие постоянные лагери и крепости. После каждого открьггия счастливцы, сделавшие это открьггие, восклицали Это — Ализо!». Итак говорили не только сделавшие открытие археологии вместе сними общественное мнение в лице любителей и друзей старины. С большими или меньшими оговорками к ним присоединялись также и наиболее компетентные ученые иссле- дователи-специалисты, увлеченные энтузиазмом и радостью археологов, сделавших данное открытие. Это обстоятельство не только помешало пониманию стратегической связи событий римских военных походов и задержало это понимание, но даже теперь еще делает необходимой детальную проверку всех претензий на отождествление всех мест находок с Ализо, проверить
ИХ по источниками, так сказать, негативно еще раз повторить весь приведенный нами выше ход наших доказательств.
Я считаю возможным оставить в стороне предположение Дюнцельмана, что ему удалось найти Ализо на Хунте, также как и отнесение Ализо на Везель. Мы должны здесь подвергнуть исследованию две большие, богатые результатами раскопки близ Хальтерна и Оберадена ^ Давно уже было известно, что близ городка Хальтерна на Липпе, приблизительно в 6 милях от места впадения Липпы в Рейн, на горе св. Анны, на северном берегу реки, находилась римская крепость. А совсем недавно весь план крепости был совершенно твердо установлен. На расстоянии 1,5 км от этой крепости вверх по течению Липпы, в некотором отдалении от этой реки, на возвышенности, на поверхности которой не было видно никаких следов, был обнаружен благодаря раскопкам, произведенным в 1900, 1901 и следующих годах, большой римский лагерь. Наконец, непосредственно на берегу старого русла Липпы были открыты сооружения, имеющие отношение к гавани, складочные постройки, а также и укрепления.
Вообще значение и цель этих построек почти не требуют объяснений, хотя многие детали здесь еще весьма сомнительны. Как мы уже видели, Липпа была судоходной для больших судов вплоть до Ализо меньше семи месяцев в году. Если в древности даже очень маленькие суда были выгоднее сухопутного транспорта, — и мы поэтому можем допустить, что водным путем до Ализо пользовались в течение, может быть, восьми месяцев или даже несколько дольше, — то все же в конце концов наступало время, коща пользоваться рекой уже было нельзя. Но до Хальтерна, — мы это вполне можем допустить, — Липпа была судоходной в течение всего года. Поэтому римляне здесь уже давно соорудили складочный пункт, окружили валом пристань для судов и построили для ее дальнейшей защиты крепость на горе св. Анны.
Поблизости от гавани римские легионы часто разбивали походный и постоянный лагеря, а постоянный лагерь, в свою очередь, требовал сооружения крупной пристани на Липпе, которая, как нам кажется, была надежно соединена с лагерем при помощи поперечных валов. Здесь установили наличие не менее трех лагерей, которые были сооружены один за другим. А бесчисленные вещественные памятники, извлеченные из земли оружие, монеты, черепки, украшения и разные орудия, — дрказывают, что войска находились в этих лагерях в течение долгого времени. Возможно, что здесь стоял Домиций Агенобарб, когда он сооружал длинные мосты. Здесь могли один или несколько раз перезимовать римские легионы в промежуток между 5 и 8 гг. Вопрос о том, возобновил ли Германик эти укрепления, когда он снова возобновил войну, должен остаться нерешенным. Может быть, он использовал их в качестве походного лагеря.
Приблизительно в четырех милях отсюда, дальше вверх по течению реки, на расстоянии
1,5 км от Липпы, на южном б]ррегу близ Оберадена, находится такой же постоянный лагерь римских легионов, своими размерами превосходящий самый большой лагерь близ Хальтерна.
При отождествлении этих построек с Ализо приходится принимать в расчет лишь крепость на горе св. Анны близ Хальтерна. Лагеря слишком велики для того, чтобы быть крепостью. Слово «castellum» (крепость) является уменьшительным от слова «castrum» (лагерь. Ноне только вследствие смысла этих словно также и вследствие ненарушимых законов стратегии размеры крепости не могут превышать определенную величину. Стратегия требует, чтобы при тех военных условиях, которые были тогда налицо в Германии, прежде всего полевая армия была бы как можно более сильной. Войска следовало держать вместе, отделяя от них лишь по возможности небольшое количество гарнизонов. Размеры этих гарнизонов должны
ГЛАВА VI. КУЛЬМИНАЦИОННАЯ ТОЧКА И ОКОНЧАНИЕ ВОЙНЫ
107
Шуххардт защищает ту точку зрения, что Ализо находилось близ Хальтерна, в Heft
II, der «Westf. Altert.-Komm.», 1901, a затем в своей статье «Zur Alisofrage» («Westdeutsche
Zeitschrift», Bd.24. 1905. Cp. «Aliso. Fuhrer durch die romishen Ausgrabungen bei Haltem», 3
Aun., Пастор О.Прейн выставил ту точку зрения, что Ализо было расположено близ Оберадена
(Pfarrer O.Prein, «Aliso bei Oberaden», 1906).
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. БОРЬБА РИМЛЯН С ГЕРМАНЦАМИ
были строго соответствовать их назначению, нив коем случае не превышая необходимой потребности. Этому обстоятельству должны были соответствовать и размеры крепости. Если укрепление будет слишком велико для данного гарнизона, то это место будет подвергнуто большой опасности, так как здесь тогда нельзя будет организовать правильную защиту.
Поэтому-то Ализо, которое мы ищем, должно было иметь сравнительно небольшие размеры, достаточные для того, чтобы, помимо гарнизона, вместить несколько больших складов и, может быть, еще лазарет и несколько мастерских. Но лагерь при Оберадене занимает пространство, превышающее 35 га. Большой лагерь при Хальтерне занимает приблизительно
35, средний — около 20, а самый маленький — 18 га.
Сравним теперь сними некоторые другие известные нам римские сооружения
Величина в га
Было занято
Лагерь Цезаря на Эн
41 8 легионами
Лагерь Цезаря перед Герговией
35 Лагерь Цезаря у Мон С. Пьер 4 Лагерь у Бонна 1 с вспом. войсками
Лагерь у Нейса
24 1
»
Ламбезис в Африке 1 Лагерь перед Карнунтом
14 1
»
Кессельштадт
14

Гора св. Анны (С. Аннаберг)
7V 4

Нидер-Бибер
5 1 когорта и 2 отр.
Пферинг
4 500 человек
Фридберг
3 ^ 4 1 ООО
Заальбург
3V 4
•—
Вейсенбург
3 500 человек
Большая часть пограничных крепостей, за исключением самых маленьких, обладала площадью, величина которой колебалась от 1 ^/2 дога. Обыкновенно их гарнизон состоял из одной когорты или из одной алы в 500 человек. Этот гарнизон в военное время усиливался до 1000 человек в тех крепостях, которые были больше и которые подвергались большей опасности
Если мы сравним эти цифры, то они обнаружат значительные различия. В лагерях Цезаря на один легион приходится приблизительно 6 га, следовательно, по одному гектару на 1000 человек. А в крепостях эта цифра увеличивается в три-четыре и даже восемь раз. И это вполне естественно. В лагере вовремя полевой войны приходится по возможности тесниться друг к другу. А в постоянной крепости уже есть возможность несколько более широкого размещения, но всеща лишь до такой степени, чтобы хватало гарнизонных войск для защиты крепости, причем, конечно, необходимо было учитывать не только величину крепости, но и многие другие обстоятельства ^ Итак, если мы возьмем в качестве примеров Бонн, Нейс и Ламбезис, то увидим, что для защиты постоянного лагеря размерами в 20—25 га требовалось приблизительно около одного легиона. Что же касается Ализо, то, принимая во внимание условия, в которых находилась эта крепость, где земляная постройка была в самом угрожаемом положении, мы, «Bericht uber die Erforschung des Obergeraanischen-ratischen Zimes», 1895, S. 25.
♦Bonner Jahrbuch», 11, S. 18.
Драгендорф (Dragendorf «Archaolog. Forsch i. Deutschland», «Deutsche Monatschrift»,
Marzheft, 1906) указывает на то, что много раз были засвидетельствованы крепости размерами в 23 ООО —20 ООО м следовательно, 2 гектара) на одну когорту.
Те лагеря, которые А.Ш улысн нашел близ Нуманции, по отношению к количеству войск гораздо крупнее лагерей Цезаря. Это может быть объяснено тем, что те лагеря Цезаря, которые нам известны, всегда рассчитывались лишь на короткое время, в то время как при
Нуманции располагали лагерь с расчетом вести более продолжительные действия
должны признать, что такого гарнизона было слишком мало. Даже самый маленький лагерь размером в 18 га должен был здесь иметь постоянный гарнизон не менее 1 ^/2 легионов.
Когда мы говорили о самом маленьком из лагерей, то, пожалуй, допускаем слишком много, так как совершенно ясно, — как, впрочем, признали сам Шуххардт, — что здесь повторяется одно и тоже расположение сочень небольшими изменениями. Именно это повторение является для Шуххардта аргументом в пользу того, чтобы назвать это место Ализо, так как нам известно, что именно
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   52

перейти в каталог файлов
связь с админом