Главная страница

Дельбрюк Г. История военного искусства. Т.2. Hansdelbruckgeschichte der khegskunstim rahmen


Скачать 10,16 Mb.
НазваниеHansdelbruckgeschichte der khegskunstim rahmen
АнкорДельбрюк Г. История военного искусства. Т.2.pdf
Дата16.04.2018
Размер10,16 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаDelbryuk_G_Istoria_voennogo_iskusstva_T_2.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#13511
страница17 из 52
Каталогvk89154392687

С этим файлом связано 5 файл(ов). Среди них: Instruktsia_po_registratsii_mest_otpuska_knig_na.docx, L_A_Mendelson_Teoria_i_istoria_ekonomicheskikh_krizisov_i_tsiklo, Trakhtenberg_I_A_-_Denezhnoe_obraschenie_i_kredit_pri_kapitalizm, I_A_Trakhtenberg_Denezhnye_krizisy_1821_1938_gg__1963.djvu, Delbryuk_G_Istoria_voennogo_iskusstva_T_3.pdf, Delbryuk_G_Istoria_voennogo_iskusstva_T_2.pdf.
Показать все связанные файлы
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   52
Система охраны границ, установленная римлянами, основывалась не на безусловной и непосредственной обороне пограничной линии, а наряде других мероприятий. Римляне старались по возможности затруднить германцам переход через границу, либо доводя пограничную линию до како-
го-либо естественного препятствия, как, например, до реки, либо же создавая естественное препятствие — пограничный вали передним для его защиты пустынную полосу земли. Германцы, конечно, могли, преодолев эти препятствия, проникнуть через границу, но хорошо организованная система наблюдения и связи всегда давала римлянам возможность принять меры к тому, чтобы тотчас же наказать перешедших границу германцев. Эти меры воздействия должны были приучить германцев к мысли о том, что даже если бы они и могли захватить какую-либо добычу поту сторону границы то все же с большим трудом могли бы доставить эту добычу к себе домой.
Во время действительной войны пограничный вал не мог представить собой какую-либо преграду для наступления большго войска и даже не мог бы оказаться опасным, так как для его обороны надо было разбивать войска на части и распылять их вдоль пограничной линии. Но это было неизбежно, так как граница требовала охраны. Именно учитывая эту возможность войны римляне не распределяли своих легионов вдоль кордонной линии, но держали их позади, на Рейне, в качестве главного резерва.
Мы уже теперь знаем, что германцы не могли быстро собрать большое войско и что римляне имели в Германии достаточно связей,что давало им возможность своевременно узнавать о крупных передвижениях германцев Поэтому римляне всегда были в состоянии вовремя большого вторжения германцев выступить против них, объединив свои легионы с ближайшими вспомогательными войсками.
Под прикрытием охранявших границы легионов римская культура, несмотря на непосредственную близость девственного леса и грубую дикость мощного и близкого к природе народа, смогла распуститься здесь всеми своими утонченными цветами. Даже теперь мы изумляемся развалинам римских сооружений, особенно в Трире.
С течением времени римляне стали чувствовать себя в Германии настолько спокойно и уверенно, что в середине второго столетия уменьшили количество легионов с четырех до двух, по два в нижне- ив верхнерейнском военных округах.

ОПИ САНИ Е РИМСКОЙ ГРАНИЦЫ Описамние римской ф аницы , данное Моммзеном в V томе его Римской истории (1885, стр. 140 и сл.), отчасти подтверждается, отчасти изменено, а главным образом распределено в хронологическом отношении благодаря систематической исследовательской работе, проводившейся Государственной комиссией по изучению римской границы, организованной правителып'вом Германской империи. Результаты раскопок и исследований этой комиссии публикуются в Листке по изучению римской границы («Limesblatt»), а также в прекрасных
ГЛАВА VII. РИМЛЯНЕ И ГЕРМАНЦЫ В СОСТОЯНИИ РАВНОВЕСИЯ
119
отчетах, которые по большей части принадлежат перу директора Хеттнера и проф. Фабрициуса и с 1895 г. ежегодно печатаются в Археологическом указателе («Archaelogischer В докладе, который Хеттнер в 1895 г. прочел на собрании филологов в Кельне и затем опубликовал (в Трире, в издании Фр. Линца, ясно изложены все результаты, которые достигнуты в этом отношении вплоть до 1895 г.
Из более поздних работ следует указать на исследования проф. К. Херцога Критические замечания к хронологии римской границы, опубликованные в Боннских еженедельниках
(«Воппег Jahrbucher», Heft 105, 1905), и на Римские дороги в пограничной полосе ген.-лейт. фон Сарвея, напечатанные в Западногерманском журнале истории и искусства
(«Westd.
Zeitschr. f. Gesch. u. Kunst», Jahrg. 18, Затем следует указать также и на прекрасную сводную работу Фабрициуса Происхождение римских пограничных сооружений в Германии (Fabricius, «Die Entstehung der Romischen
Limesanlagen in Deutschland». Trier. Lintz. 1912, a. d. «Westd.Zeitschr.») и на его же исследование Римское войско в Верхней Германии ив Ретии» («Das romische H eer in Obergermanien und
Raetien», «Histor. Zeitschr.», Bd.98, Мое описание основывается на краткой сводке и военно-историческом освещении этих исследований, причем я опускаю отдельные подробности и промежуточные ступени.
ПАЛИСАДНЫ Е УКРЕПЛЕНИЯ В свое время полк. Кохаузен в большой работе О римском пограничном вале указал, что с технической стороны является совершенно невозможным покрыть пограничный вал палисадом и что поэтому такое мнение следует отклонить. Ген. Шредер в Прусском ежегоднике («Preuss. Jahrb.», 69, 508) согласился сточкой зрения Кохаузена, так как непрочность дерева должна была требовать от гарнизонов крепостей постоянной работы по исправлению и восполнению палисадов. Однако, были найдены несомненные остатки палисадов, а факт постоянной работы солдат над сохранением в порядке палисадов не может служить основанием для отрицания факта существования палисадов. Можно даже, пожалуй, сказать, что эта работа была полезной в смысле поддержания дисциплины среди солдат гарнизонов, которые, вообще говоря, были мало заняты работой. Таким образом, перед нами здесь пример того, что не только филологи, но даже и техники могут заблуждаться. Согласное мнение двух признанных и авторитетных специалистов было опровергнуто указаниями археологов, основанными на фактах.
П ОГРАНИ Ч Н Ы Е СООРУЖЕНИЯ ДОМ ИЦИАНА
Они засвидетельствованы, как это обычно принято думать, словами Фронтина (1, 3, 10): Соорудив дороги (limitibus) на протяжении 120 миль, он не только тем самым изменил характер войны, но и подчинил своей власти врагов, лишив их убежищ. Ген.Вольф в Военном еженедельнике («Militar-Wochenblatt», 1900, № 102, sp. 2533) высказался против использования этого свидетельства. Он обратил внимание на тов тексте сохранившейся рукописи стоит не «limitibus», а
«miiitibus», что чтение «limitibus» основывается на одной лишь коньектуре и что, обьективно говоря, такие крупные сооружения по укреплению границы совершенно невозможно было бы выполнить в течение кратковременного перехода.
Прежде чем приступить к сооружению таких укреплений, нужно победить и покорить врагов. Если бы римляне разделили свои войска, то такие смелые и предприимчивые противники, как хатты, непременно напали бы на отдельные части римских войск, занятых работами и постройкой. Здесь мы имеем перед собой пример того, — прибавляет автор этой работы, — как недостаточное понимание военного факта может ввести в заблуждение лучшего знатока латинского языка».
Вопрос здесь заключается не в этом противоречии. Уже ген.-лейт. фон Сарвей признал правильным чтение «limitibus», и это чтение, без сомнения, является правильным. Вся глава
Фронтина трактует о нахождении в каждом данном случае правильной стратегической системы ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. БОРЬБА РИМЛЯН С ГЕРМАНЦАМИ
и поэтому называется Об установлении характера (или типа) войны. Автор доказывает, что Александр и Цезарь имели достаточные основания для того, чтобы стремиты:я к решению войны сражениями, а Фабий Кунктатор со своей стороны был прав, поступая как раз наоборот. Перикл освобождал страну и вел войну на море. Сципион освободил Италию от
Ганнибала, двинувшись со своими войсками на Африку. Ив этой связи говорится о Домициане: Так как германцы, по своему обыкновению появляясь друг за другом из своих лесов и тайных убежищ, нападали на наших и имели к тому же возможность спокойно возвращаться обратно в глубину своих лесов, то император Цезарь Домициан Август, построив дороги на протяжении 120 миль, не только тем самым изменил характер войны, но и подчинил своей власти врагов, лишив их убежищ. Если мы примем чтение воинами (militibus), то перед нами окажется картина самого обычного похода, и тогда не может быть и речи об организации особого типа войны. Если мы примем чтение «limitibus», то эта трудность в объяснении нашего текста исчезнет но если мы будем придерживаться обычного истолкования слова «limes», как пограничного укрепления, то слова лишил убежищ будет все же трудно объяснить. Поэтому я хотел бы предложить понимать здесь слово «limites», как и у Тацита (Анналы, II, 7), не в смысле границы, а в смысле дороги. Такая интерпретация дает всему параграфу точный смысли твердую связь. И тогда этот отрывок получает такое значение хаттов невозможно было настигнуть в их тайных убежищах, поэтому Домициан проложил через их страну дороги протяжением в 120 миль (180 км) и тем самым не только изменил характер войны, но и покорил врагов, подчинив их своей власти благодаря тому, что сделал доступными их тайные убежища.
Если такое истолкование и уничтожает свидетельство относительно сооружения пограничного вала Домицианом, то по существу все же при этом ничто не изменяется, так как все равно ясно, что нужно было охранять завоеванную область, а находки вместе стем доказывают факт сооружения крепостей в эпоху Домициана.
Вполне естественно, что сооружение дорог, крепостей и заборов не влекло за собой раздробление армии, но что такие постройки производились частями под защитой войск, собранных для этой цели в достаточном количестве.
К ому изданию. Оксе в своем исследовании, посвященном «limes’y^ (Боннский ежегодник — «Воппег Jahrb.», 114, S.109), предлагает изменить цифру 12 ООО на 120 футов, предлагая вместо «limitibus per centum viginti milia actis» чтение «limitibus per CXX actis», относя эту цифру не к длине, а к ширине дорог. Это действительно является классическим примером того, к каким ошибкам может привести филологическая ученость при отсутствии специально военных знаний. Против этого можно возразить, что, во-первых, трудно понять, каким образом римляне, успех дела которых зависел от быстроты его выполнения, могли бы взять на себя невероятно трудную работу по постройке в дикой чаще дороги шириной в 120 футов, в то время как совершенно достаточной была бы дорога шириной вили даже в
20 футов. Но если мы даже эту цифру 120 футов отнесем не к самой дороге, а ко всему тому пространству в лесу, которое было вырублено для того, чтобы затруднить нападение врагов, то все же ширина просеки будет иметь очень мало отношения к длине дорог. Император вовремя своего похода построил во вражеской стране 180 км дорог. Это было большим делом и средством для того, чтобы подчинить римлянам область, заселенную германскими племенами. Только человеку, ничего не смыслящему в военном деле, могла бы прийти в голову мысль сохранить потомству цифру, указывающую вместо длины ширину дорог. Поэтому нет совершенно никаких оснований к тому, чтобы так неудачно исправлять это совершенно бесспорное в данном отношении чтение рукописного текста.
Фице в своей работе Война Домициана с хаттами» (профамма 8 городского реального училища в Берлине, 1902 г) еще придерживается перевода «limites» — пограничные укрепления. Макс Вебер («Handworterbuch der Staatwissenschaften», I, 180) нашел очень своеобразное обоснование для того факта, что римляне вернулись к политике обороны границ от германцев. Вебер полагает, что крупные провинциальные земельные собственники-посессоры требовали от войска прежде всего защиты и охраны своих владений и, следовательно, ставили перед
ГЛАВА VII. РИМЛЯНЕ И ГЕРМАНЦЫ В СОСТОЯНИИ РАВНОВЕСИЯ
121

122 ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. БОРЬБА РИМЛЯН С ГЕРМАНЦАМИ
ним оборонительные задачи. Относительно этого следует отметить, что нельзя крупных земельных собственников защищать от варваров иначе, чем всех прочих людей, и что также для них лучшей защитой против германцев было бы покорение германцев, — конечно, в том случае, если бы это вообще было возможно.
ГЛАВА ВНУТРЕННЯЯ ЖИЗНЬ РИМСКОЙ ИМПЕРАТОРСКОЙ АРМИИ
Нашей задачей не является сводка всего материала и сравнительное изучение всех известных нам древностей, которые имеют отношение к римскому военному искусству, но все же мы должны попытаться представить себе хотя бы в самых общих чертах внутреннюю жизнь этого крупного
организма.
Римская армия получила свое окончательное устройство благодаря всеобъемлющему и систематическому регламенту, изданному Августом, — так называемым постановлениям Августа (constitutiones Augusti). Хотя эти постановления до нас и не дошли, все же мы можем восстановить их общий характер по отдельным цитатам, разбросанным у различных авторов.
За время гражданских войн число легионов постепенно увеличивалось Цезарь оставил после себя 40 легионов, триумвиры располагали несколько большим числом, а их противники — республиканцы — двадцатью тремя
Октавиан и Антоний в 36 г. имели вместе в своем распоряжении приблизительно несколько более 75 легионов. В более древнюю республиканскую эпоху в легионы принимались только римскиие граждане. Нос течением времени этот принцип был не только оставлен, но, если так можно выразиться, даже перевернут вверх ногами прием в легионы стал давать право римского гражданства. Несомненно, что уже легионы Цезаря лишь в незначительной части состояли из прирожденных римских граждан и этот факт в еще большей степени можно наблюдать в легионах триумвиров. Многие из этих легионов имели лишь с самой внешней стороны легкую римскую окраску. Виргилий водном месте ^ категорически называет ветеранов, поселенных в Италии, варварами. Коща Август окончательно и неоспоримо утвердил свое единодержавие, то он снова вернулся к древним основами действительно гениальным образом сумел их сочетать с условиями мировой империи, надстроенной над городом Римом и латинским племенем Он не пошел настолько далеко, чтобы с безусловной четкостью отделить одни от других войсковые части, состоявшие из граждан и неграждан, но все же армия соответственно политической структуре государства была организована по различным национальным ступеням. Если бы в те же самые воинские части на долгий сроки без всякого разбора включались и римляне и неримляне, то латинский элемент в каждой воинской части стал бы настолько слабым, что он не смог бы ни ассимилировать другие элементы, ни господствовать над ними. При такой неопределенной расплывчатости пострадало бы и военное значение этих войсковых частей.

Таким образом, Август сперва сократил число легионов, — как кажется до 18, — а затем опять увеличил его, доведя к моменту смерти док царствованию же Септимия Севера это число достигло 33. Нов то время как в эпоху гражданских войн наряду с легионами существовали вспомогательные войска, состоявшие главным образом из легковооруженных войск и всадников, в императорскую эпоху стали уже различать тяжеловооруженную пехоту, подразделенную на легионы подчеркнутого римского типа, и вспомогательные войска, состоявшие из организованных по территориальному принципу когорт. Вместе стем был сохранен принцип, по которому служба в легионе давала право на римское гражданство. Таким образом, они нив коем случае не набирались из одних лишь прирожденных римских граждан, но все же мы должны принять, что неграждане, зачисляемые в легионы, были доне которой степени романизованы, а именно знали латинский язык, так что не нарушали общего римского характера войсковой части.
При императорах из дома Юлиев западные легионы в своей основе состояли еще главным образом из италиков. Но со времени Веспасиана это явление стало постепенно исчезать ^; италики сохранили преобладающее положение лишь в преториайской гвардии в Риме. Легионы стали пополняться в тех провинциях, в которых они стояли. Как указывают надписи даже германцы стали вступать в легионы вовсе большем и большем числе Водной сохранившейся надписи преторианец говорит, совсем как
некоща Виргилий, о варварских легионах. Но это были варвары лишь по крови. А по своему духу, по своим обычаями по своему языку это были представители, конечно, первоначально варварских, но теперь подвергавшихся романизации племен, входивших в состав империи, которые окончательно романизировались на римской службе и из среды которых вербовались римские легионы.
Римский характер этих легионов в дальнейшем обеспечивался тем, что центурионы лишь в очень незначительной части выходили из состава самих легионов, а в значительно преобладавшей части брались из состава императорской гвардии — преторианцев, которые состояли из италиков Единый и целостный характер офицерского корпуса (командного состава) всей армии сохранялся и поддерживался посредством частого перемещения центурионов из одного легиона в другой, о чем мы узнаем из надписей главным образом надгробных.
Во вспомогательных войсках также, возможно, служили отдельные римские граждане, нов своей массе эти войска состояли из еще не романизованных римских подданных. Вооружение, способ ведения войны и дисциплина в этих войсках были такие же, как ив римских легионах Старшие и младшие командиры были римляне, служебным языком был римский, а обиходным языком был, очевидно, родной язык Таким образом.
ГЛАВА VIII. ВНУТРЕННЯЯ ЖИЗНЬ РИМСКОЙ ИМПЕРАТОРСКОЙ АРМИИ
123
^ W. Bahr, «De centurionibus legionariis». Diss. Berol. 1900, S. 45, ff.
^ Bang, «Die Germanen in rom Dienst», S. Этот чрезвычайно существенный и новый факт установлен благодаря тщательному исследованию надписей, произведенному Домашевским (Domaszewskl, «Die Rangordnung des romischen Heeres», 1908).
^ Этого требовала сама природа вещей, и это явствует из одного замечания Гигина (de тип, cap. 42), приведенного Домашевским (Domaszewski, «Rangordnung», S. 60). Порядок был такой же, как ив австрийской армии (дог, в которой полки наряду с общеармейским немецким языком пользовались своим собственным национальным полковым языком. Благодаря все усиливавшейся романизации провинций постепенно стирался нац
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   52

перейти в каталог файлов
связь с админом