Главная страница

Дельбрюк Г. История военного искусства. Т.2. Hansdelbruckgeschichte der khegskunstim rahmen


Скачать 10,16 Mb.
НазваниеHansdelbruckgeschichte der khegskunstim rahmen
АнкорДельбрюк Г. История военного искусства. Т.2.pdf
Дата16.04.2018
Размер10,16 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаDelbryuk_G_Istoria_voennogo_iskusstva_T_2.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#13511
страница8 из 52
Каталогvk89154392687

С этим файлом связано 5 файл(ов). Среди них: Instruktsia_po_registratsii_mest_otpuska_knig_na.docx, L_A_Mendelson_Teoria_i_istoria_ekonomicheskikh_krizisov_i_tsiklo, Trakhtenberg_I_A_-_Denezhnoe_obraschenie_i_kredit_pri_kapitalizm, I_A_Trakhtenberg_Denezhnye_krizisy_1821_1938_gg__1963.djvu, Delbryuk_G_Istoria_voennogo_iskusstva_T_3.pdf, Delbryuk_G_Istoria_voennogo_iskusstva_T_2.pdf.
Показать все связанные файлы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   52
двухмильного перехода приблизительно к вечеру подошла к этому лесу и к Дэрскому ущелью и здесь узнала, что проход закрыт германцами и ими занят. Римляне должны были бы бросить все свои силы на штурм ущелья чтобы пробить заставу, так как число германцев непрерывно возрастало а ночь дала бы им возможность соорудить искусственные преграды на пути римлян. Но для того, чтобы штурмовать ущелье, необходимо было произвести обход с фланга, который требовал некоторой затраты времени Помимо того, нельзя было начать сражение, не обезопасив вооруженную часть войска каким-либо укреплением.
Нельзя себе представить, чтобы можно было тесно сомкнутыми рядами защищаясь, насколько это было возможно, и не обращая внимания на потери, взять штурмом горное ущелье. Если римляне уже понесли большие потери в течение этого дня вовремя своего перехода через открытое поле то нельзя было даже думать пройти через горный проход, так как холмы с обеих сторон были заняты германцами. Пройти можно было, лишь начав правильное сражение, которому не мешали бы невооруженные спутники войска. Ведь нужно было выбить врага из прохода, чтобы тотчас же быстро через него пройти, раньше чем противник успеет зайти в тыл. Поэтому Вар решил снова разбить лагерь, чтобы наследующий день пробить себе путь через ущелье.
Лишь очень краткий рассказ сохранился о том сражении, которое здесь разыгралось на третий день. Но уже по опыту изучения Марафонского сражения мы знаем, что если известно, как были вооружены и как сражались войска, то местность является настолько важными красноречивым свидетельством, характеризующим сражение, что можно сделать попытку восстановить общий ход сражения, хотя результат его нам известен и не подлежит никакому сомнению ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. БОРЬБА РИМЛЯН С ГЕРМАНЦАМИ

Дэрское ущелье в своем самом узком месте образует узкий глубокий проход в горах Оснинга шириной около 300 шагов. Горы состоят из кремнистого известняка, окаймленного с двух сторон песчаными дюнами Само Дэрское ущелье внизу покрыто глубоким слоем песка, на котором в то время не было деревьев. Дорога проходила не посередине ущелья, не поэтому песчаному грунту, а по двум сторонам, по склонам гор. Дюнные холмы перед ущельем и внутри него по большей части покрыты вереском
кое-где встречается глина. В ущелье, которое образует водораздел, течет в северном направлении маленький ручей. Здесь также попадаются болота и топи.
Как ни широко ущелье, но вследствие такого строения почвы в него все же довольно трудно проникнуть. Приходится идти либо по глубокому песку, либо по грудам его. Весьма возможно, что уже в первый день
Арминий поставил людей на работу, заставив их рубить деревья ив узких местах ставить засеки.
Мы можем поверить римлянам в том, что они направили свой удар на ущелье не только с фронта, но пытаясь также пройти через горы и обойти ущелье, что вполне возможно, так как горы повсюду открыты доступу Им удалось, как то повествует сохранившийся рассказ, взять штурмом первые дюнные холмы у входа в ущелье и сбросить вниз германцев. Но за этими холмами возвышались все новые и новые холмы. От края холмов до узкого места ущелья приблизительно
1^/2
км. И чем больше продвигались вперед римляне, тем больше они открывали свои фланги атакам германцев спускавшихся с высокого гребня гор. В том-то и заключалась военная мощь германцев, что они могли вступать в бой с тяжеловооруженными римскими
гоплитами то сомкнутым отрядом, несмотря на свое незначительное предохранительное вооружение, то по отражении их могли рассыпаться, не только не впадая в панику, а наоборот, учитывая преимущество более легкого вооружения, быстро переходить с одной хорошей позиции на другую не менее для них удобную.
Но тем временем погода снова испортилась пошел дождь, который затруднил римлянам штурм гладкого холма и движение по мокрой почве в лесу. Арминий с самого начала приказал коннице, которую нельзя было использовать внутри ущелья, теснить противника стыла и задерживать обходные колонны. Вместо того чтобы пробить себе дорогу через ущелье римляне, продвигаясь вперед, стали все больше и больше чувствовать, что
оци в нем заперты.
Так, наконец, ослабела сила их натиска. Проливной дождь не только затруднял их движение, но и угнетающе действовал на их настроение, на их психику. И лишь только когорты отступили на один шаг, как тотчас же германские сотни ринулись вниз отовсюду, со всех высот, и окончательно отогнали римское войско к его лагерю. Всякая надежда на спасение была потеряна. Конница ускакала, надеясь в каком-либо ином месте пересечь горы. Вари некоторые из старших командиров покончили самоубийством Знаменосец бросился вместе со своим орлом в болото, чтобы не дать врагам захватить в свои руки святыню легиона, если уже не было возможности ее спасти.
Наконец, остальная часть войска, во главе с лагерным префектом
Цейонием, сдалась на милость победителя. В то время как велись переговоры относительно капитуляции, верные слуги Вара сделали попытку сжечь его тело, чтобы этим оберечь его от поругания, и все-таки успели его полу сожженное тело предать погребению. Но Арминий приказал вырыть тело Вара и, отрубив его голову, послал ее Марбоду, королю маркоманов.
ГЛАВА IV. СРАЖЕНИЕ В ТЕВТОБУРГСКОМ ЛЕСУ
57
Однажды Арминий, — как рассказывает один более поздний писатель для того чтобы устрашить гарнизон одной осажденной римской крепости, велел насадить головы убитых врагов на копья и обнести их вокруг рва. Конечно, этот рассказ не может относиться к лагерю близ
Дэрского ущелья, так как осажденные там были прекрасно осведомлены относительно случившегося, но весьма возможно, что этот рассказ все же относится как раз к этому походу, а именно — к гарнизону, оставленному в лагере близ Вестфальских воротили, может быть, к Ализо.
Это вполне вероятно, так как те римляне, которые прорвали кольцо германцев и спаслись через Дэрское ущелье или через горы, укрылись в
Ализо и подверглись здесь длительной осаде. Когда же у них кончились все съестные припасы, то они, под предводительством отважного старого солдата, лагерного префекта и командира первой роты Цедиция, сделали попытку в бурную темную ночь обмануть бдительность германцев. Они вышли из лагеря, и им, действительно, удалось спастись при помощи военной хитрости они приказали горнистам трубить, чем вызвали тревогу среди германцев, решивших, что к римлянам спешат на помощь войска с целью снять осаду с крепости. Благодаря этому римлянам удалось спастись от преследования Совершенно таким же образом спаслись больше чем тысяча лет спустя гарнизоны рыцарских замков, осажденных пруссами. Гарнизону Бартенштейна удалось пройти 15 миль по неприятельской территории и, наконец, благополучно достичь Кенигсберга (см. т. III, ч. 3,
гл. 7). Все же остальные римские гарнизоны и войсковые части, рассеянные по внутренней Германии, попали в руки повстанцев, так что почти все три легиона Вара были целиком уничтожены.

Мы знаем о сражении в Тевтобургском лесу лишь по описаниям побежденной стороны, и даже самоназвание поля сражения, хотя оно и находится в средней части Германии, по всей вероятности, не немецкого, а римского происхождения. Нив одной хронике, нив одном источнике средних веков не сохранилось названия Тевтобургского леса. Это название засвидетельствовано лишь одним местом у Тацита («saltus Teutoburgiensis» — Анналы
I, 60). Отсюда оно проникло в географию благодаря ученым исследованиям
XVII в. Но уже в настоящее время мы в состоянии понять это название и объяснить его происхождение.
На расстоянии неполной мили от Дэрского ущелья находятся два кольцевых вала один — очень большой — наверху на горе, а другой — небольшой — в нескольких стах шагах ниже эти валы производят впечатление поселков древнегерманской эпохи Малый круг мог служить местопребыванием князя, а большой — местом убежища для народа —
крепостью, где он оборонялся вовремя войны. Такие оборонительные крепости, которые обычно были необитаемы, но где в случае нужды могло укрыться население округи, сохранились во многих местах. Самой большой из них является крепость на Одилиенберге в Вогезах.

«Тевтобург», по всей вероятности, означает народная крепость. Корень первой части этого слова тождественен с первым слогом названия на ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. БОРЬБА РИМЛЯН С ГЕРМАНЦАМИ Frontin, «Strategem», П, 9, Вполне правильно были сопоставлены указания Фронтина (<«Strategem», П, 15, 4; там же, IV, 7, 8), Веллея (Пи Диона на то, что продержалась лишь одна римская крепость. Подробности поэтому вопросу см. ниже в специальном исследовании о местоположении
Ализо.
^ Schuchhardt «Rom. Germ. Forschung in Nordwestdeutschland. Abdr. a. d. N. Jahrb. f. d. klass.
Altert.», S. 29. 1900.

ходившегося поблизости города Детмольд (Тиетмаллус). Очень часто из таких нарицательных имен постепенно появлялись собственные имена. В таком случае это название, очевидно, появилось не у германцев, ау римлян, которые от местных жителей слышали название «тевтобург» в ответ на вопрос о том, что это за большой каменный вал находится на горе, поту сторону княжеской крепости. Этим названием они поэтому и назвали покрытые лесом горы, через которые проходила их военная
дорога.
Теперь «Тевтобургом» называется Гротенбург. Посреди большого кольцевого вала стоит памятник Германна.
Он стоит на правильном месте и это тем более представится правильным если принять, что это была крепость Сегеста, из которой он бежал к римлянам, захватив с собой Туснельду.
Еще два других воспоминания об этом сражении сохранились до наших дней. В 1868 г. близ Гильдесгейма, на глубине 9 футов под землей, был найден тот изумительно прекрасный серебряный клад, о котором мы почти без сомнения можем сказать, что он принадлежал к столовой утвари Вара и стал добычей одного из князей херусков. А музей в Бонне хранит могильный памятник, который был поставлен центуриону го легиона М. Целию, погибшему в «Варовой войне, его благочестивым братом. Этот памятник украшен изображением покойного и его двух верных слуги снабжен надписью, в которой говорится, что тело покойного похоронить не удалось.
ГЛАВА IV. СРАЖЕНИЕ В ТЕВТОБУРГСКОМ ЛЕСУ МЕСТО ЛЕТНЕГО ЛАГЕРЯ
Мы твердо установили при помощи чисто объективных доказательств, что лагерь Вара находился на Везере. Это также дважды засвидетельствовано в источниках, однако, не так определенно, чтобы здесь исключалась всякая возможность какого-либо иного истолкования.
Дион говорит, что германцы заманили его от Рейна в страну херусков к Везеру», но это может быть истолковано по направлению к Везеру», а не к Везеру». Ау Веллея (П, 105) мы читаем Тотчас же вступили в Германию, покорили канинифатов, аттуариев, бруктеров, снова завоевали область родов херусков и вскоре, к нашему несчастью, перешли известную реку Везер. Однако, это чтение основывается лишь на коньектуре Первое издание и Амербах ставят вместо слова «amnis» (река) слово «inamninus». Кол. Бурера ставит слово «inamminus»; поэтому недавно вместо слов роды и река (gentes et amnis) пытались читать рода его
Арминий» (gentis ejus Раньше предполагали, что Детмольд был местом расположения лагеря, так как здесь, судя по названию («tietmallus» — титмаллус), находилась судебная палата. Но мне кажется, что это обстоятельство не могло быть причиной того, что римляне именно здесь должны были разбить свой постоянный лагерь. Римское владычество не могло ставить большие, вооруженные германские народные собрания под наблюдение, так сказать, под контроль полиции. Надо было либо запретить эти собрания, либо, — если римляне этого не хотели или не могли сделать, — надо было вступить с германцами в такие политические отношения, которые давали бы возможность допускать такие собрания. Нов таком случае надо было удерживать всех римлян на некотором расстоянии от этих страстных и легко возбудимых толп. Было бы чрезвычайно абсурдно и даже опасно устраивать такие собрания в непосредственной близости от римского лагеря. Ив тоже время со стороны римлян было бы излишней провокацией Конь е к тура догадка, предположение, вставка своих слов в искаженный или имеющий пропуски текст. — Ред разбивать свой на лагерь на священном судейском месте германцев или близ него, что мешало бы германцам собираться там по обычаю своих предков.
Но все эти соображения вообще никчемны, так как единственным мотивом, который был должен и мог обусловить выбор места для лагеря, был стратегический мотива он требовал наличия реки марта 1901 г. я совместно с директором музея г. Шуххардтом обследовал район Реме и установил, что в этом районе подходящим местом для римского лагеря был Ханенкамп. Санитарный советник др Хухцермайер из Ойенхаузена рассказал нам, что 15 лет тому назад там была найдена римская золотая монета с изображением императора, причем нашедший эту монету продал ее какому-то нумизмату. Других подробностей г. Хухцермайер, к сожалению, не смог вспомнить, но он обещал нам сообщить дополнительные сведения. О каких-либо иных находках на этом месте не имеется никаких сведений.
Все колодцы, находящиеся на этом холме, содержат воду на незначительной глубине.
Г. Шуххардт в особенности подчеркнул, что если бы на этом месте действительно находился лагерь, то он не только по своей величине, но и по внутренним условиям соответствовал бы обычаям римлян, а именно — он должен был бы лежать на той стороне холма, которая обращена к югу, тек солнцу.
Далее он указал на одно очень важное соображение в пользу того, что римский лагерь не мог находиться выше по течению Везера. Дело в том, что выше Реме река отличается очень быстрым, почти бурным течением и что эти стремнины должны были бы затруднять сообщение римлян с Северным морем.
Однако, мое предположение, что постоянный лагерь Вара находился на Ханенкампе, не подтвердилось теми раскопками, которые я там произвел той же осенью совместно с д-ром
Шуххардтом. На этой возвышенности не только не было найдено ни малейших следов древних погребений, но можно сказать как раз наоборот раскопки ясно показали, что на этом месте не было римского лагеря. Так как, судя по рельефу местности, можно было довольно точно сказать, где должны были находиться римские могилы, итак как поперечные траншеи ясно показали, что почва на этом месте никогда глубоко не разрывалась, то следует признать, что здесь не могло быть никакого лагеря
Но вместо этого мы нашли нечто другое и, может быть, не менее ценное, а именно — остатки германских жилищ, разбросанные по всей возвышенности. Эта первая раскопанная древнегерманская деревня подтверждает описание Тацита: Они строятся поодаль друг от друга, поодиночке, — там, где им приглянулся источник, поле или роща. Деревни располагаются не по нашему обычаю, — так, чтобы дома соединялись и соприкасались между собой, либо стремясь этим обезопасить себя от пожара, либо потому, что они не умеют иначе строить. Наше открытие подтвердило существовавшее мнение, что в этом описании имелись ввиду не вестфальские хутора, но обширные деревни с широко разбросанными постройками».
Такие же остатки жилищ были обнаружены на другой возвышенности, лежащей немного выше по течению Везера, на Мооскампе близ Бабенхаузена.
Если, таким образом, на этих двух местах, удобных для расположения римского лагеря в непосредственной близости от Вестфальских ворот, находились германские деревни, то, может быть, это и было причиной того, почему римляне именно здесь не разбили своего лагеря.
Я сперва производил поиски также и на противоположном, те. на правом берегу Везера, но и здесь до сих пор не было найдено никаких следов.
Теперь уже задачей местного краеведения является продолжить эти исследования и обратить внимание также на местность, лежащую ниже Вестфальских ворот. Как раз против этого я раньше резко возражал, так как мне казалось невероятным, чтобы римляне устроили свой лагерь перед дефиле, вместо того чтобы разбить его позади него. Но все же можно ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. БОРЬБА РИМЛЯН С ГЕРМАНЦАМИ Я считаю необходимым отметить, что несмотря на это Дам (Dahm, «Ravensberger
Blatter», IV, N. 6 , 1904) считает возможным утверждать, что здесь находился лагерь. Против этого утверждения см. Шуххардт, там же, N. 7—8.
привести некоторые аргументы в пользу такого предположения, тем более, что выше по течению подходящие места были уже раньше заняты германскими деревнями. Если бы римляне расположили свой лагерь ниже Ворот, то они могли бы там устроить хорошую переправу через Везер и держать ее в своих руках, что давало им возможность властвовать над всей прилегающей низменностью, в то время как мост близ Реме открывал бы путь в котловину (что, впрочем, опять-таки связано с вопросом о том, насколько пригодна была дорога по правому берегу Везера). Стратегически наиболее целесообразно было бы расположить лагерь на правом берегу. Мост, весьма возможно, был защищен предмостным укреплением, а опасность от дефиле близ Ворот была ослаблена наличием крепости на Виттекиндсберге горе Виттекинда). Однако, как я мог лично убедиться благодаря собственному обследованию местности, первое легкое возвышение почвы на правом берегу около деревни Неезен, лежащее под Якобсбергом (горой Якова, настолько незначительно, что с ним почти не приходится считаться при поисках места римского лагеря. На левом берегу следует сперва обратить внимание на Белхорст и Минден. Но здесь все следы лагеря навеки исчезли в первом случае благодаря Белхорстскому руднику и кирпичному заводу, а во втором — благодаря самому городу Миндену. Со строго стратегической точки зрения, конечно, было ошибкой расположить лагерь перед дефиле, но римляне, очевидно, считали свою власть настолько прочной, что пожертвовали этим моментом ради других выгод.
Более подробное сообщение о раскопках на Ханенкампе помещено мною в Ш русском ежегоднике (<«Preussische Jahrbuchei>), в сентябрьском выпуске за 1901 г. (т. 105, стр. 555), а г. Шуххардтом во Временнике отечественной истории и древностей Вестфалии, в т. 61, стр. 163 («Zeitschrift fur vaterlandische Geschichte und Altertumskunde Westphalens», Bd. 61,
S. 163). Bee находки переданы в Ректорскую школу в Ойенхаузен.
Позднее я произвел пробные раскопки у выхода из Дэрского ущелья близ Пивитсхейде, но и здесь также до сих пор раскопки не дали результатов. Собственно говоря, не подлежит никакому сомнению, что приблизительно около этого места римляне однажды, в какую-то эпоху, разбили свой лагерь. Когда римлянам надо было из области Липпы попасть в севе­
рогерманскую низменность, что им часто приходилось делать в течение двадцати лет их владычества и их войн с германцами в этой области, то они бывали принуждены пересекать
Тевтобургский лес игорную цепь Виен, причем через обе эти горные цепи ведут лишь очень немногие отчетливо различимые горные проходы. Горы Виен можно пересечь, пройдя через Ворота, а через Тевтобургский лес ведут Дэрское и Билефельдское ущелья. Многочисленные курганы прямо указывают на то, что Дэрское ущелье служило путем со времен глубокой древности. Если мы здесь когда-либо и найдем следы римских лагерей, то все же это не явится доказательством того, что они имеют какое-либо отношение к походу Вара. Именно в этой области римляне совершали много походов и, находясь среди опасных союзников, принуждены были сооружать походные лагеря, окруженные валом и рвом. Весьма удивительно, что еще нигде не удалось найти хотя какие-либо следы, но весьма вероятно, что такие следы будут обнаружены. Пусть только не ослабнет рвение местных краеведов!
ДЭРСКОЕ УЩЕЛЬЕ Вслед за Реме мыс г. Шуххардтом обследовали и Дэрское ущелье. Здесь нам оказал очень ценную помощь проф. О. Верт из Детмольда, который оказался прекрасным проводником благодаря своим знаниям местности, древностей и главным образом естественных условий. Он обратил мое внимание на то, что у Зальцуфельна меняется геологический характер местности, и указал на то, что лишь св. стали засаживать соснами бывшие до сего времени пустынными песчаные и степные поверхности южнее Зальцуфельна, что он мне также впоследствии подтвердил данными, извлеченными из актов Липпского управления удельного ведомства. Если здесь еще в XVIII вне было леса и его лишь искусственно начинали насаживать, тоне будет слишком смелым сделать из этого вывод, что ив древности этот район был безлесным, а отсюда следует, что рассказ Диона вполне соответствует условиям местности (главным образом леса) между Воротами и Дэрским ущельем.
ГЛАВА IV. СРАЖЕНИЕ В ТЕВТОБУРГСКОМ ЛЕСУ
61
Равным образом я обязан Верху и тем, что он мне указал на курганы и на то, какое значение они имеют для определения древности военного пути. Карту еще сохранившихся в ту эпоху могильников можно найти в исследовании Вильгельма Таппе, вышедшем в 1820 г. под заглавием Истинная местность и боевая линия трехдневного сражения Германна» («Die wahre Cegend und Linie der dreitaegigen Описания Дэрского ущелья в существующей литературе противоречат друг другу или же дают картину, несоответствующую действительности, так что мне хотелось бы со своей стороны сказать несколько слов поэтому поводу.
Помимо этого ущелья есть еще второй путь, который ведет от Верхней Липпы через
Оснинг к Вестфальским воротам. Этот путь — Билефельдское ущелье, по которому теперь проходит железная дорога. Однако, этот путь не имеет для нас сейчас никакого значения, так как путь, идущий из Ализо через Дэре, значительно короче.
«Оба ущелья, - - описывает их майор Дам в Сражении Германна», стр. 26 (Major Dahm,
«Die Hermannsschlacht», S. 26), — одинаково легко проходимы. Они образуют горные проходы шириной в 500—600 шагов, по которым можно почти без всяких подъемов пройти через цепь крутых гор. Подполк. фон Стамфорд в своей работе Поле сражения в Тевтобургском лесу (Oberstleutenant von Stamford, «Das Schlachtfeld im Teutoburger Walde», S. 86, 111) пишет уже несколько иначе, а именно, что путь через Дэре довольно круто поднимается и затем спускается вниз, и что там имеется скверное место, где для тяжело нагруженных возов подъем слишком крут.
Дам вполне прав постольку, поскольку теперяшняя шоссированная дорога, проходящая по восточному склону ущелья, имеет лишь весьма незначительный подъем даже глубокие песчаные места немногим выше, чем равнины к югу и к северу от горной цепи. Однако, лишь описание Стамфорда рисует правильную картину, так как сравнительная ровность этой дороги при незначительных подьемах отчасти была достигнута искусственным путем, в то время как середина ущелья, вследствие песчаных холмов и рытвин, весьма неровна и к тому же обильно покрыта песком, что ее делает трудно проходимой.
Кноке (стр. 96) пишет О болотах как внутри Липпского леса, таки к северу от него не может быть и речи. И Дам говорит приблизительно тоже самое, хотя осторожно добавляет Болота, которые могли бы оказаться губительными для армии Источники нам ничего не говорят о том, что болота оказали непосредственно губительное влияние на армию (ср. Эдм.
Мейер, Исследования к вопросу о сражении в Тевтобургском лесу — Edm. Meyer,
«Untersuchungen zur Schlacht im Teutoburger Walde», S. 216). Однако Стамфорд твердо устанавливает — и, действительно, не может быть никакого сомнения в том, что во всем
Тевтобургском (Липпском) лесу встречаются болотистые леса. Как раз перед Дэрским ущельем, к северу от него, находится Херстское болото с глубокими топями также ив Дэреком ущелье имеются болотистые места (Стамфорд, стр. 85 и Земляные валы, которые тянутся поперек всего горного прохода немного севернее его самого узкого места, — там, где справа и слева начинается лиственный лес, покрывающий высоты, — относятся, очевидно, к более позднему времени, к Средним векам.
На Карте Тевтобургского леса и сражения Германна», которую в 1820 г. издал принц Фридрих Липпе, у самого северного края Дэрского ущелья нанесен лагерь. Приблизительно в этих местах должен был действительно находиться последний лагерь Вара. Ноте остатки вала, которые здесь имеются ввиду, лежат слишком близко от входа в ущелье и не имеют никакого отношения к римским укреплениям. Как установил Шуххардт, это — остатки средневековой крепостной линии. Они находятся на Хаммер-Хайде, справа от дороги, ведущей из Пивитсхейде в Херсте, сейчас же позади того места, где расходятся дороги. Эти остатки вала уже начинают исчезать, так как они сносятся крестьянами. Я упоминаю об этом для того, чтобы предостеречь от ошибок тех будущих исследователей, которые, исходя из карты принца Липпе, будут здесь искать римский лагерь.
Подобно тому как, исходя из монетных находок, искали место сражения при Баренау к северу от Оснабрюка, таки в данном случае читатель может почувствовать искушение воспользоваться для определения места последнего сражения указанием очень серьезного ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. БОРЬБА РИМЛЯН С ГЕРМАНЦАМИ
писателя, подполк. Ф. В. Шмидта во Временнике отечественной истории и древностей Вестфалии, 1859 г, стр. 299. Это указание гласит В районе Стапелаге, в 1^/2 часах к северо-западу от Дэрского ущелья, в особенности на полях больших дворов Хунекен и
Кравинкель, часто выпахивают римские монеты, которые, насколько сними мог ознакомиться автор, относятся к эпохе не позже эпохи Августа.
Я извлекаю эту цитату из исследования X. Нейбурга Место сражения Вара (Н. Neuburg,
«Die Oertlichkeit der Varusschlacht», S. 50), Так как этих монет теперь налицо не имеется, тонет никакой возможности проверить решающий в данном случае момента именно — то, что они не позже эпохи Августа. Даже если это и соответствует действительности, то мы из этого можем сделать лишь тот вывод, что здесь мы имеем дело лишь счастью добычи жившего здесь херусского рода, захваченной им после сражения в Тевтобургском лесу. Вышеуказанные места находятся слишком далеко в горах, для того чтобы можно было предположить нахождение римского лагеря именно здесь.
Ген.-майор Вольф высказал однажды предположение, что в районе деревни Эльзен близ Падерборна нельзя теперь найти никаких следов Ал изо, так как соответствующее место теперь покрыто песчаной дюной, которая поглотила в себе все следы. Такое же явление могло произойти ив местности, лежащей перед Дэрским ущельем, там, где тысячелетия могли произвести более крупные перемены в конфигурации дюнного ландшафта, чем то можно предположить, судя по его современному виду.
КЛО СТЕРМ ЕЙ ЕР И ВИТЕРСХЕЙМ
По существу самое правильное относительно похода Вара было уже сказано Клостер- мейером в его работе Где Германн разбил Вара (Clostermeyer, «Wo Hermann den Varus schlug». Lemgo, 1822). Он только не совсем правильно восстановил конец этого похода. Он предполагает, что лагерь Вара находился у Миндена или немного дальше вниз по течению, у Петерсхагена, и что заключительная катастрофа произошла не перед Дэрским ущельем, нов долине Берлебеке, у подножия Гротенбурга. Вар хотел пройти через Дэрское ущелье, однако, германцы преградили ему этот путь поэтому, пытаясь уйти от них, он совершил обходное движение через Детмольд. Это невозможно. Если Вар себя чувствовал слишком слабым для того, чтобы пробиться через Дэрское ущелье, тотем менее он мог надеяться на то, чтобы спастись, идя вдоль гор через Лопсхорнский проходили же пустившись напрямик через горы. Захватив в свои руки неповоротливую и далеко растянувшуюся громаду римского войска, германцы низа что не выпустили бы своей добычи. Римлянам оставалось либо пробиться через Дэрское ущелье, либо умереть. Другого выбора не было.
Эти вполне правильные возражения против концепции Клостермейера были уже сделаны фон Витерсхеймом в его Истории переселения народов. Исходя из этого, он вполне справедливо полагает, что заключительная катастрофа произошла в самом Дэреком ущелье. Однако, он искал летний лагерь Вара гораздо дальше вверх по течению Везера, а это указывает на то, что он еще не смог правильно установить путь римлян, определить тактический характер заключительного сражения и, следовательно, еще не имел полного представления об основных стратегических элементах ведения войны в Германии. В противном случае его решение вопроса, столь близкое к истине, обратило бы на себя значительно больше внимания.
Д НИ ПЕРЕХОДОВ И СРАЖЕНИЙ Исследователи спорят о том, произошло ли сражение в Тевтобургском лесу в самый день выхода римлян из летнего лагеря или же позднее, а также о том, продолжалось ли сражение два или три дня.
Хотя рассказ Диона и не говорит об этом прямо, но все же создает впечатление, что в течение нескольких дней Вар продвигался вперед вполне спокойно, — вплоть до того момента, когда германцы произвели свое первое нападение. На это обстоятельство вполне справедливо сослался Кноке. Но если Тацит в таких словах (Анналы, I, 58) заставляет Сегеста говорить
ГЛАВА IV. СРАЖЕНИЕ В ТЕВТОБУРГСКОМ ЛЕСУ
63
о своем напрасном предостережении Вара Свидетельницей этого — ночь пусть лучше она для меня была бы последней, то это указывает, что катастрофа последовала тотчас жена другой день. Еще большее значение имеет указание Веллея, что ожидать наступления второй ночи было, по словам Сегеста, уже невозможно (II, 118). На это обратил внимание Вильмс. Хотя свидетельство Веллея как современника является весьма веским, однако, исходя из установленных уже нами основных положений критики источников, мы не должны придавать особенное значение всем этим косвенным указаниям. Во всяком случае указания источников не противоречат предположению, что римляне подверглись нападению германцев вдень своего выступления из летнего лагеря.
В таком же положении находится вопрос о том, длилось ли сражение два или три дня. Источники можно истолковать в случае нужды ив томи в другом смысле. Но гораздо вероятнее, как мы уже установили выше, что сражение длилось три дня.
У Диона соответствующее место, имеющее решающее значение, испорчено. В рукописи это место непосредственно после описания второго дня сражения гласит Ибо тогда настал день после того, как они выступили в путь. Но эта фраза бессмысленна. Самым простыми естественным исправлением этой фразы было бы Итак, настал третий день...»
Однако, несмотря на это, нельзя препятствовать строить иные коньектуры тем исследователям, которые, исходя из объективных причин, высказываются за два дня, но все же следует отклонить те коньектуры, которые приписывают римлянам ночной переход. Такое большое войско, как войско Варане могло, так сказать, прокрадываться тайком. Германцы ничуть небыли похожи на персов Тиссаферна, которые с наступлением ночи отходили от греков, чтобы по возможности дальше от них устроить безопасный привал на ночлег. Если же неприятель оставался поблизости, то продвижение становилось уже невозможными рано или поздно должно было завязаться сражение. Но нельзя себе представить ничего более неблагоприятного для римлян, чем ночной бой, который происходил бы приданных обстоятельствах и при уже подавленном настроении войск. Это неминуемо привело бык панике и к немедленному полному разгрому.
Тацит пишет, что Германик прошел через Тевтобургский лес, ища следы и остатки войска Вара. Первый лагерь Вара, судя по его большому протяжению и по размерам главной квартиры, совершенно несомненно заключал в себе три легиона. Далее, по разрушенному валуи по плоскому рву видно было, что здесь укрепились уже сильно пострадавшие остатки его войска. В словах первый лагерь хотели видеть летний лагерь, и это не является невозможным, — однако, лишь притом условии, если мы примем, что Тацит в погоне за антитезой ввел в заблуждение своих читателей. Ведь каждый римлянин должен был прекрасно знать, что между постоянным лагерем и походным лагерем, рассчитанным на одну лишь ночь, существует большая разница Следовательно, этим противопоставлением Тацит не смог бы произвести никакого впечатления на своих читателей. Если бы на самом деле существовал лишь один походный лагерь и если бы Тацит захотел противопоставить его постоянному лагерю, дав контрастное изображение, то он при всей своей риторике все же был бы настолько правдивым, чтобы соответствующим образом построить антитезу, что, конечно, совсем не так трудно. Отсюда можно вывести заключение, что в словах первый лагерь (prima castra) автор, по всей вероятности, имел ввиду первый походный лагерь, для разбивки которого, как это правильно заметил Кноке, вполне естественно, согласно походным правилам, было намечено место, достаточное для размещения трех легионов, несмотря на то, что в течение первого дня римляне уже понесли значительные потери. Но если мы внимательно ознакомимся с местностью, то ясно увидим, что решающее значение в данном случае приобретут расстояния. От Реме до Дэрского ущелья 5 миль, а от Миндена до того же ущелья 6 миль. Войско, находившееся в таких тяжелых условиях, как римское накануне
Тевтобургского сражения, никогда не смогло бы сделать такой переход в течение дня. Для однодневного перехода вполне достаточна была бы половина этого расстояния. Больше того ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. БОРЬБА РИМЛЯН С ГЕРМАНЦАМИ Вегеций (III, 8) подробно описывает различия между походными постоянным лагерями
я даже считаю вполне возможным, что ввиду большого количества повозок, очень трудного пути через лес, холмы и ущелья, а также дождя, который размыл глинистую почву, римляне сделали еще один переход, так что сражение происходило на второй, третий и четвертый день после выступления римлян из лагеря. Этому, конечно, не противоречит то, что Тацит говорит лишь о двух лагерях.
Подполк. фон Стамфорд в своей работе Поле сражения в Тевтобургском лесу (стр. 105 и 107) пишет, что ему в нескольких местах удалось найти остатки вала близ Шеттмара около Зальцуфельна.
ЗА КЛЮЧИ ТЕЛЬНАЯ КАТАСТРОФА
Описывая самое сражение при Дэреком ущелье и заключительную катастрофу, я не брал за основу один из тех дошедших до нас рассказов, которые теперь находятся в нашем распоряжении, а исходил из сопоставления отдельных свидетельств, сохранившихся у Веллея,
Тацита и Флора, а также из основных моментов, переданных Дионом. Оставшиеся пропуски я заполнил теми конкретными фактами, которые я смог извлечь из анализа расстояний и характера местности и которые, будучи связаны между собой, образовали единую причинную цепь событий. Такой метод работы требует особого пояснения и обоснования.
Следует исходить из того, что единственный подробный рассказ о Тевтобургском сражении, которым мы располагаем, а именно рассказ Диона Кассия, хотя и восходит к очень надежному свидетельству, все же сохранился в новой обработке, дошедшей из третьих или четвертых рук. При этом вполне естественно, ч ю
не только были сгущены краски, но и могли выпасть отдельные моменты, которые менее интересовали Диона или его предшественников и которые были лишь слабо намечены в первоначальной версии.
Вместе стем мы не должны принимать в соображение вопрос о том, погибли ли легаты вовремя самого сражения или они покончили самоубийством по примеру полководца. Об этом в Риме никто не имел точных сведений, так что один говорил одно, а другой совершенно иное.
Дион, описывая сражение, говорит о том, что оно кончилось также, как и началось римляне погибали под непрерывным натиском германцев, в то время каких вожди кончали жизнь самоубийством. Этому противоречит сообщение Веллея, который пишет, что из двух лагерных префектов один, по имени Эггий, дал войскам хороший примера другой, Цейоний, поступил позорно (После того как он погубил значительно большую часть войска и будучи виновником сдачи, он не захотел умереть в бою, а предпочел такой смерти казнь. Далее он сообщает о том, что германцы отрубили голову от полусожженного трупа Вара. Флор дает возможность дополнить этот рассказ тем фактом, что тело Вара было погребено и затем вырыто. Эта попытка погребения, точнее — сожжения, возможна лишь при наличии укрепленного лагеря. Да и помимо этого, если мы учтем способ ведения войны германцами, мы должны будем признать, что войска, находившиеся на поле сражения, никак не смогли бы капитулировать. Но обо всем этом Дион ничего не говорит. Однако, это не может для нас послужить основанием для того, чтобы отвергнуть, признав за басню, такой определенный и точный рассказ, как рассказ Веллея, который вообще во всех остальных случаях является прекрасно осведомленным современником. В конце рассказа Диона, очевидно, имеется пропуск в сохранившемся тексте (может быть, здесь утерян один листок рукописи. Впрочем, если такого пропуска и не было, то весьма возможно, что мы здесь имеем дело с простым сокращением, произведенным автором, так как его описание этого события и без того достаточно подробно. В последней части своего изложения автор особенно стремился быть кратким. Это видно из того, что он описывает, как абсолютно все было уничтожено — и люди и кони, и сейчас же вслед за этим говорит о тех пленниках, которые позднее были выкуплены своими родственниками.
Если теперь мы примем рассказ Веллея о произведенной римлянами попытке похоронить тело Вара и об окончательной капитуляции, то отсюда мы должны будем сделать тот вывод, что данное сражение, очевидно, не было рядом последовательных стычек, а было регулярным Г.
Дельбрюк, т. ГЛАВА IV. СРАЖЕНИЕ В ТЕВТОБУРГСКОМ ЛЕСУ
65
сражением. Если бы римляне все время продвигались вперед сбоем, то они не могли бы иметь лагеря, где они могли попытаться предать сожжению тело Вара и где войско окончательно капитулировало.
С чисто военно-теоретической точки зрения, если так можно выразиться, это различие чрезвычайно существенно. Но психологически вполне понятно, что именно этот момент отсутствует в рассказе Диона. Ведь от автора этого повествования могло ускользнуть различие между заключительным сражением и боями предшествовавших дней, так как с внешней стороны все эти бои в глазах автора ничем не отличались друг от друга. К тому же мы не должны забывать, что имеем в нашем распоряжении лишь римские источники. Ведь их, конечно, ничто не побуждало к особенному подчеркиванию того обстоятельства, что римляне не только подверглись нападению на походе, но и потерпели окончательное поражение в регулярном сражении, оказавшись не в состоянии пробиться через ряды неприятеля. Их стремление объяснить это поражение лишь изменой и внезапным нападением ясно звучит в той речи, с которой, по словам Тацита (Анналы, II, 46), Марбод обратился к своим войскам
«Арминий победил три освобожденных от службы праздных легиона (tres vacuas legiones); поэтому такой успех не делает ему особенной чести. Это возражение в обычном рассказе может показаться довольно обоснованным, а потому сточки зрения военной истории для нас вдвойне важно обстоятельство, что мы считаем вполне возможным восстановить затушеванный, так сказать, римлянами факт заключительного регулярного сражения.
С этим вполне согласуется и тот довольно странный способ, к которому прибегает Тацит, для того чтобы противопоставить один другому те два лагеря, которые были обнаружены
Германиком и его солдатами. Первый лагерь, судя по его большому протяжению. затем по полуразрушенному валуи плоскому рву. Слова полуразрушенный вал, конечно, не указывают на такой вал, который никогда не был высоким, а на такой, который обвалился. Следуя строгим правилам логики, в этой фразе можно установить противопоставление первого большого лагеря, построенного по правилам, маленькому, неоконченному, плохо укрепленному лагерю. Давая в данном случае, — как он впрочем это часто делает, — косвенную антитезу,
Тацит принуждает читателя восполнить это противопоставление, вкладывая в слово полуразрушенный представление о том, что германцы, ворвавшись в лагерь, разрушили и растоптали вал. Очевидец, к которому в конечном счете восходит рассказ Тацита, должен был получить настолько сильное впечатление от состояния вала и рва, что его глазам должна была представиться последняя страшная сцена. Поэтому мы можем предположить, что характерное слово полуразрушенный было вставлено не Тацитом, а происходит от первоначальной версии рассказа.
Будем ли мы считать нашу локализацию сражения действительно доказанной или же лишь установленной с определенной степенью достоверности, во всяком случае реконструкция последнего сражения основывается не только на внешнем сопоставлении и согласовании фактов. Мы можем суверенностью сказать, что объективные основания и критика источников позволяют нам без всякого труда дополнить рассказ Диона фактом существования лагеря и его конечной капитуляции.
Правильная реконструкция, раз установленная, подтверждается тем, что и другие трудно понимаемые части рассказа находят благодаря этому простое и ясное объяснение.
Веллей рассказывает, что вовремя этого поражения те солдаты, которые, по обычаю римлян, хотели мужественно использовать свое оружие, были наказаны. Мы можем теперь отнести этот факт ко времени ведения переговоров относительно капитуляции.
Согласно Диону, последнее сражение произошло в узком месте ущелья. По Тациту же,
Германик увидел белевшие кости павших римлян посреди поля (medio campi). Это противоречие теперь легко объяснимо. Дион говорит о последнем настоящем сражении, которое разыгралось в Дэреком ущелье, но, конечно, после того как римляне отступили из Дэре, многие из них были еще убиты в открытом поле перед ущельем.
Эдм. Мейер в своей работе Исследования относительно сражения в Тевтобургском лесу
(Edm. Meyer, «Untersuch. iiber die Schlacht im Teutoburger Walde») уже доказал, что описание Диона само по себе хорошо согласуется с отдельными свидетельствами других источников ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. БОРЬБА РИМЛЯН С ГЕРМАНЦАМИ
Если его концепция, основанная на критике источников, не получила быстрого и всеобщего признания, то это объясняется лишь тем, что он в отдельных случаях дает неправильные решения вопроса и неверно устанавливает топографию, так как стратегические основы ведения войны в Германии небыли в то время еще известны.
ГЛАВА IV. СРАЖЕНИЕ В ТЕВТОБУРГСКОМ ЛЕСУ ГИПОТЕЗЫ МОММЗЕНА ИК НО КЕ
Для нас нет никакой необходимости вникать в отдельные подробности сильно оспаривавшейся гипотезы о том, что Тевтобургское сражение произошло к северу от Оснабрюка, близ Ба- ренау, или же к югу от него, близ Ибурга, так как с нашей точки зрения поле сражения, без всякого сомнения, следует искать лишь на пути, ведущем от Вестфальских ворот к Ализо. Если бы сражение произошло поблизости от Оснабрюка, то это означало бы, что большая дорога римлян шла не вверх по долине Липпы, но от Хальтерна по направлению к Мюнстеру и Оснабрюку, севернее или южнее горной цепи Виен, на Минден или Реме. Конечно, и здесь проходила дорога. Мы даже можем согласиться с Кноке в том, что между двумя горными хребтами — горной цепью
Виен и Оснингом вдоль гору подножия холмов проходила германская дорога. Можно даже себе представить, что те большие запасы, которые были необходимы для летнего лагеря Вара и которые очень трудно было доставить поэтому сухопутному пути, были доставлены в Минден на кораблях через Северное море. Все жене может быть никакого сомнения в том, что римляне имели в своем распоряжении военную дорогу, шедшую вдоль Липпы через Оснинг (через Дэрское ущелье) к Вестфальским воротам, что они имели на этой дороге, на Верхней Липпе, укрепленный складочный пункт и что именно поэтому данный путь был их главной военной дорогой. Нужно себе только представить, насколько такой складочный пункт облегчал путь войскам, передвигавшимся взад и вперед по этой дороге. Ведь тогда в Германии без крупных приготовлений и значительных расходов нельзя было сойти с дороги, шедшей вдоль водного пути. Следовательно, если у Вара были бы какие-нибудь основания идти от Вестфальских ворот прямо в район Оснабрюка, то он, наверное, идя поэтому путине взял бы с собою своего обоза, но, без всякого сомнения, отг1равил бы его на Липпскую дорогу, так как он считал соседних германцев за верных союзников.
К этому надо прибавить, что с оснабрюкской гипотезой с большим трудом согласуются или даже, собственно говоря, совсем не согласуются положительные указания Тацита на то, что Германик, поднявшись на кораблях вверх по Эмсу, опустошил всю страну между Эмсом и Липпой, подошел к пределам бруктеров, находясь недалеко от Тевтобургского леса, и, сняв осаду с крепости, расположенной на Липпе, отказался от мысли восстановить разрушенный курган. См. относительно этого специальное исследование о местоположении Ализо.
Насколько в корне изменились основы исследования этой проблемы благодаря новым данным относительно плотности населения в Германии, видно из того, что Моммзен в своем исследовании о месте сражения Вара (♦Die Oertlichkeit der Varusschlacht») еще находил возможным писать, что германские вожди могли созывать в любом, — даже отдаленном — пункте свои войска, в два или в три раза превосходившие по своей численности войско римлян».
Гипотезу Моммзена защищает Эд. Бартельс в своей работе Сражение Вара и место этого сражения («Die Varusschlacht und ihre Oertlichkeit», 1904), в которой автор особенно подчеркивает то обстоятельство, что путь войска Вара должен был лежать не через лесные горы, а вдоль северного края горной цепи Виен. Окрестности Баренау хорошо соответствуют описанию сражения в том отношении, что здесь находятся большие болота, которых нет близ
Дэрского ущелья. Но против этого можно возразить, что болота играют большую роль лишь в рассказах Флора и Веллер, у которых их упоминание могло быть вызвано стремлением этих писателей украсить свой рассказ риторикой, тем более, что германские болота являются чем-то вроде обычного стаффажа ^ во всех описаниях Германии. У Диона же, рассказ Архитектурное украшение. — Ред которого является нашим главным источником, нет упоминания о болотах. Да и помимо этого нельзя сказать, что близ Дэрского ущелья нет никаких болот.
Бартельс вполне обоснованно предполагает, что римское войско шло не через лесистые горы, а вдоль северного края горной цепи Виен, следовательно, по равнине, так как он считает, что римское войско со своим обозом никак не могло направить свой путь через девственный лес. Однако, он вместе стем упускает из виду то обстоятельство, что здесь местность не давала бы возможности германцам производить непрерывные внезапные нападения на римское войско и, наконец, окончательно отрезать ему путь.
Бартельсу кажется, что существенным основанием для предположения, что римское войско шло не по направлению к Липпе, является тот факт, что при сообщении о восстании германцев не было упомянуто название восставшего племени. Племена, жившие по Липпе и Руру, были настолько хорошо известны римлянам, что название племени должно было быть упомянуто. Но против этого следует возразить, что римляне достаточно давно правили этой страной, чтобы одинаково хорошо знать названия всех племен, живших между Рейном и Везером.
Равным образом бьет мимо цели и тот аргумент, что путь к Верхней Липпе был бы вполне безопасным. Шло бы римское войско по долине Верры или, идя наперерез излучине реки, направлялось бы прямо к югу, — во всяком случае эта местность была более опасна, чем местность, прилегавшая к северному подножию горной цепи Виен, в особенности Дэрское ущелье, которое как бы самой природой было создано для выполнения военного плана и для проведения военной тактики германцев.
БУ КВА Л ЬН Ы Й ПЕРЕВОД СВИДЕТЕЛЬСТВ ИСТОЧНИКОВ
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   52

перейти в каталог файлов
связь с админом