Главная страница
qrcode

Метафизика в ловушке. Философские аспекты вызова, брошенного Бодрийяром гиперсовременности. Матиас Бензер. Хора. 2009. 2 (8)симулякры и симуляция метафизика в ловушке философские аспекты вызова, брошенного Бодрийяром гиперсовременности


Скачать 400.77 Kb.
НазваниеХора. 2009. 2 (8)симулякры и симуляция метафизика в ловушке философские аспекты вызова, брошенного Бодрийяром гиперсовременности
АнкорМетафизика в ловушке. Философские аспекты вызова, брошенного Бодрийяром гиперсовременности. Матиас Бензер.pdf
Дата21.11.2017
Размер400.77 Kb.
Формат файлаpdf
Имя файлаMetafizika_v_lovushke_Filosofskie_aspekty_vyzova_broshennogo_Bod
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#48589
страница1 из 3
Каталогid192303226

С этим файлом связано 86 файл(ов). Среди них: Zontag_S_-_Lyubovnitsa_vulkana_-2008.pdf, Vizionerstvo_Bleyka_i_mifosoznanie.pdf, Filosofia_magii_Zhana_Bodriyyara_Smit_Dzh.pdf, Zhizhek_S_-_Khrupkiy_absolyut_ili_Pochemu_stoit_bo.pdf, Sinkhronistichnost_akauzalny_obedinyayuschiy_pri.pdf, Fromm_E__Begstvo_ot_svobody.pdf, Мартин Бубер. Образы добра и зла.doc и ещё 76 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3
ХОРА. 2009. № 2 (8)
СИМУЛЯКРЫ И СИМУЛЯЦИЯ Метафизика в ловушке философские аспекты вызова, брошенного Бодрийяром гиперсовременности

Матиас Бензер
School of Social Sciences. University of Manchester
Oxford Road. Manchester, M13 9PL, England Эта самоубийственная энергия, поглотившая большинство начинаний, энергия, направленная не столько на созидание, сколько на разрушение
1
«Теоретик? — Согласен. Метафизик — Возможно. Ответив так на вопрос интервью о своей интеллектуальной ориентации, Бодрийяр намекнул на загадочность своей работы, противоречащей очевидной легкомысленности ее формулировки. Его попытка связать теорию гиперсовременности с умеренной метафизикой создает философскую запутанность, заслуживающую близкого рассмотрения и тщательного изучения. Размышления делают эти философские сети более запутанными, чем кажется на первый взгляд, но их структура еще более удивительна. Бодрийяр анализирует чрезвычайные явления как нападения на сам порядок реальности, что проливает свет на его теоретическое исследование status quo. Рассматривая гипотезы о трансцендентальных законах, управляющих миром, и случаи чрезвычайных явлений, эта работа освещает также его специфическую метафизику. Однако формулировки трансцендентальных гипотез Бодрийяра могут привести к недоразумениям. Не раз они приводили к отождествлению метафизики Бодрийяра с ницшеанской. Hinterweltler — серьезное упрощение, ограничивающее теоретика и игнорирующее его возможно. Чтобы объяс-

© M. Benzer, 2008.
© М.Е. Богданова, перевод, 2009.
1
Baudrillard, J. Cool Memories II. 1987–1990. Cambridge: Polity Press, 1996. Р. 61.
2
Baudrillard J. Baudrillard Live: Selected Interviews. London: Routledge, 1993. Р. 43.
3
Nietzsche F. Also sprach Zarathustra. Ein Buch für Alle und Keinen. Berlin: DeGruyter, 1968. Р. 31–33
(Ницше Ф. Так говорил Заратустра. Книга для всех и ни для кого // Сочинения. В х т. Т. 2. Пер.
Ю.М. Антоновского.М.: Мысль, 1990. С. 25).

36
Симулякры и симуляция нить проект и теоретика, и метафизика (испытывающего значительные сомнения в адекватности этого ярлыка, трансцендентальные гипотезы Бодрийяра должны быть рассмотрены в рамках его анализа чрезвычайных явлений как нападений на существующий порядок изнутри. Бодрийяр использует метафизику только для игры с трансцендентальными идеями, позволяющими теоретику размышлять и, прежде всего, атаковать гиперсовременность, ставшую чрезмерной. Фактически, не только образ теоретического террориста может полностью передать это интеллектуальное предприятие. Впоследствии Бодрийяр описывает крайние явления как благоприятные. Такие положительные оценки также могут ввести в замешательство — на первый взгляд кажется, что теоретик опровергает случайные проявления пока скрытой метафизики. Однако если воспринимать оценки Бодрийяра как элементы игры с метафизикой, они открывают неожиданные ракурсы его вдохновленных метафизикой теоретических выступлений против системы гиперсовременности. Бодрийяр приносит в жертву критическую мысль. Эта жертва позволяет теоретику превзойти жестокость глобального террора и отодвинуть свои атаки на status quo на один шаг от радикализма.
I Анализ того, что Бодрийяр называет чрезвычайными явлениями, особенно краха реальности и терроризма, находится в центре его теоретического исследования нашей гиперсовременности»
1
. Согласно этому анализу, чрезвычайные явления имеют две важных особенности они атакуют гиперсовременный порядок, но все же они полностью обусловлены существованием этого порядка как такового. По выражению Бод- рийяра, слишком много всего, и система рушится от избытка»
2
Крах реальности обусловлен «ультрареализацией»
3
. Реальное, — писал Бодрий- яр, — исчезает ноне из-за недостатка — напротив, из-за избытка. Избыток реальности положил ей конец. Ультрареализация активно развивается в рамках системы реальности и впоследствии оборачивается противнее. Можно воссоздать этот разрушительный процесс. Как известно, для Бодрийяра констатация реальности чего-либо зависит от возможности выделения противоположности. Если абстрагироваться, то такой подход верен даже для подтверждения самой реальности Эффект реальности всегда относится к порядку воображаемого. Это всегда вопрос доказательства реального через воображаемое. Такой своего рода скелет, или принципы реальности, подтверждают все мыслимые факты. Реальность природы, ее объективность и материальность возникают лишь в результате разделения человека и природы При половом делении мужского женского женщина есть просто воображаемое мужчины Даже реальность тела, его материальный статус проистекает из отделения души от тела Реальность
1
Baudrillard J. The Transparency of Evil. Essays on Radical Phenomena. London: Verso, 1993. Р. 75 (Бод- рийяр Ж. Прозрачность зла. Пер. Л.Любарской, Е.Марковской. М Добросвет, 2000. С. 61).
2
Baudrillard J. The Intelligence of Evil or The Lucidity Pact. Oxford: Berg, 2005. Р. 191.
3
Baudrillard J. The Vital Illusion. London: Columbia University Press, 2000. Р. 78.
4
Ibid. P. 65–66, 81.
5
Baudrillard J. Symbolic Exchange and Death. London: SAGE, 1993. Р. 137 (Бодрийяр Ж. Символический обмен и смерть. Пер. С. Зенкина. М Добросвет, 2000. С. 251).
6
Baudrillard J. Simulations. New York: Semiotext(e), 1983. Р. 44.

37 М. Бензер . Метафизика в ловушке самой жизни устанавливается только благодаря разделению жизни и смерти Для нас, живых, смерть является нашим воображаемым Каждый член дизъюнкции исключает другой, и тот становится его воображаемым
1
Ультрареализация, характеризующая гипермодерность, расширяет эту определяющую схему всеобщего взаимного различия. Все, что стремится быть исключительными несравненным должно участвовать в игре различия. В конечном счете, все становится реальным видимым прозрачными значимым. Остается всеобъемлющая форма реальности, где оперируем только мы»
4
В тоже время, это всеобъемлющее, цельное, чрезмерное утверждение реальности достигает точки, в которой реальность начинает рушиться. По словам Бодрийяра, это повторяет a penseé
5
, которую он давно оставил избыток реальности увеличивает тенденцию к потере положения частью реальности. Согласно его принципу, реальность возможна, только если может быть определена через противопоставление воображаемого. Следовательно, коэффициент реальности пропорционален запасу воображаемого, придающего ему удельный вес. До сих пор с утверждением реальности не возникало проблем. Из-за того, что у нас всегда был запас воображаемого. Однако во всеобъемлющей реальности все уже вовлечено в дифференциальную игру различий
8
Следовательно, не остается больше неизведанных мест, доступных для работы воображаемого. Воображаемое, которое мы успешно ассоциировали с дружественной тенью реальности, исчезает Всеобъемлющая реальность не имеет воображаемого. Отсутствие воображаемого, совмещенное с принципом реальности, влечет за собой невозможность определения и установления реальности. Эта неопределенная реальность не имеет никаких оснований существовать дальше, так как она больше не подлежит обмену ни на что и не противоположна ничему
11
«…Когда вся территория оказывается покрыта картой, то словно бы исчезает и принцип реальности. Всеобъемлющая реальность влечет за собой смерть реальности 1
Baudrillard J. Symbolic Exchange and Death. Р. 133 (Бодрийяр Ж. Символический обмен и смерть. С. 245–246).
2
Baudrillard J. The Perfect Crime. London: Verso, 1996. Р. 123.
3
Baudrillard J. The Intelligence of Evil or The Lucidity Pact. Р. 17.
4
Ibid. P. 44.
5 Франц. ― мысль
Baudrillard J. The Intelligence of Evil or The Lucidity Pact. Р. 128. Удивительно, что упомянутые соображения Бодрийяра так редко цитируются. Они дают необыкновенно ясное, концептуально точное объяснение краха реальности. Впервые он выразил их в сноске в Символическом обмене и смерти в
1976 году и повторил их почти дословно в тексте «Симулякры и симуляция пять лет спустя Baudrillard J. Simulacra & Simulations. Ann Arbor, MI: The University of Michigan Press, 1994. Р. 123. Bau- drillard, J. Symbolic Exchange and Death. Р. 86–89 (Бодрийяр Ж. Символический обмен и смерть. С. 153).
8
Baudrillard J. The Perfect Crime. Р. 123.
9
Baudrillard J. Simulacra & Simulations. Р. 123. Baudrillard, J. Symbolic Exchange and Death. Р. 86–89
(Бодрийяр Ж. Символический обмен и смерть. С. 153).
10
Baudrillard J. The Intelligence of Evil or The Lucidity Pact. Р. 18.
11
Ibid. Р. 26.
12
Baudrillard J. Simulacra & Simulations. Р. 123; Baudrillard, J. Symbolic Exchange and Death. Р. 86–89.
(Бодрийяр Ж. Символический обмен и смерть. С. 153).
13
Baudrillard J. The Intelligence of Evil or The Lucidity Pact. Р. 18.

38
Симулякры и симуляция Результатом, предупреждает Бодрийяр, является полное замешательство. Принцип реальности полагается на биполярные отношения, которые, пока они существуют, гарантируют стабильность всего. Пока успешно. Все же, как только исчезают противоположности, определяющие реалии, биполярные структуры, поддерживающие взаимные отличия в этой игре, распадаются. В результате Все, что находилось в фиксированных отношениях противостояния, потеряло свое значение, став неотличимым от противоположности. Дистанция исчезла всюду между полами, между противоположными полюсами между субъектом и объектом, между реальностью и ее копией все стало неделимыми слитым воедино
3
Разрушение реальности выступает в качестве отличительного феномена гипер- современности они взаимообусловлены, но противоположно направлены порядком реальности. Процесс ультрареализации, расширение принципа реальности до всеобщего, в конечном счете, приведет к краху всех взаимных определений и различий, консти- туируемых реальностью. Господство принципа неопределенности является неминуемым следствием реальности, потерявшей реальность из-за избытка позитивности Террористы находят вызывающим в нашей культуре, — пишет Бодрийяр, — избыток реальности. Терроризм также наполнен атмосферой чрезвычайных явлений. С одной стороны, террористы стремятся вызвать воображаемый конец истории, катастрофическое, ожесточенное преобразование реальности. С другой стороны, терроризм полностью обусловлен существующим порядком реальности. Избыток транспа- рентности» в системе реальности порождает террор. Как и распад реальности, терроризм, который будоражит порядок реальности, ускоряя ее распад, распространяется в кульминационный момент глобальной системы, которая привносит реальность в мир. Терроризм — … современный соратник торжествующей глобализации, борющейся против себя. Система сама, — подчеркнул Бодрийяр после 9/11, — создала объективные условия для нанесения удара по себе»
9
Бодрийяр никогда не предлагал всеобъемлющее объяснение терроризма, ссылаясь на эти объективные условия (они не старался создать его. Однако прочтение его
oeuvre ясно иллюстрирует, как он помещает терроризм в пределы того же самого глобального состава чрезмерной реальности, которую он атакует. Одним из главных фак-
1
Baudrillard J. From Radical Incertitude, or Thought as Imposter // International Journal of Baudrillard Stu- dies. 2005. Vol. 2(1) ― http://www.ubishops.ca/baudrillardstudies/vol2_1/baudrillard.htm.
2
Baudrillard J. The Perfect Crime. Р. 67.
3
Baudrillard J. The Intelligence of Evil or The Lucidity Pact. Р. 75–76.
4
Baudrillard J. Violence of the Virtual and Integral Reality // International Journal of Baudrillard Studies.
2003. Vol. 2(2) ― http://www.ubishops.ca/baudrillardstudies/vol2_2/baudrillard.htm.
5
Baudrillard J. Violence of the Global, Ctheory.net ― http://www.ctheory.net/articles.aspx?id=385#_edn1_edn1.
6
Baudrillard J. The Illusion of the End. Cambridge: Polity Press, 1994. Р. 8.
7
Baudrillard J. The Intelligence of Evil or The Lucidity Pact. Р. 193; Baudrillard, J. The Transparency of Evil.
Essays on Radical Phenomena. Р. 36 (Бодрийяр Ж. Прозрачность зла. С. 18).
8
Baudrillard J. Violence of the Global, Ctheory.net ― http://www.ctheory.net/articles.aspx?id=385#_edn1_edn1.
9
Baudrillard J. The Spirit of Terrorism. London: Verso, 2002. Р. 9.
10 Следующие размышления проиллюстрируют свойственный Бодрийяру анализ. Они не могут исчерпывающие передать его письменные работы о терроризме и заложниках. Другие исследователи обсуждали эту тему более подробно (Gane M. Baudrillard. Critical and Fatal Theory. London: Routledge, 1991.

39 М. Бензер . Метафизика в ловушке тов, порождающих терроризм, доказывает Бодрийяр, является универсальность глобального порядка в его кульминации. Система распространения и насыщения, — отмечает он, — порождает панику и террор. Когда земной шар охвачен одной- единственной вездесущей системой, все подлинное сопротивление должно принять крайние формы. Бодрийяр высказал эту идею в 1983 г, говоря об атаках на национальный суверенитет Если обо всем уже фактически заботится Государство тогда неизбежно, что Государство порождает форму сопротивления, одновременно радикальную и фантосмагоричную: фантом терроризма. Ситуация в новом тысячелетии отличается своей глобальностью Какой путь, кроме террористического, можно было избрать для изменения положения вещей в ситуации монополизации мировой власти, в ситуации столь удивительного сосредоточения всех функций в руках технократической машинерии и при полном единомыслии?»
3
Из-за своей вездесущности глобальный порядок разжигает терроризм, хотя сам беззащитен против него. Во-первых, чем больше система рассредоточивается в мире, действуя как единая сеть, тем более она становится уязвимой в каждой точке этой сети. Во-вторых, что более важно, если глобальный порядок постепенно движется к своей безукоризненности, избавляясь от всех оппозиций и различий, эта система, достигшая квази-совершенства, может вспыхнуть от одной искры. Успех в применении одинаковых принципов ко всему оставил систему восприимчивой к малейшим отклонениями разрушениям. Вследствие универсальной чистки мы все потенциально испытываем иммунодефицит. В частности, эта система поддерживает идею нулевой смерти и, таким образом, работает на основе исключения смерти. Только смерть, желаемая и включаемая системой, является точной и биологической, таким образом, смерть, настигающая, когда выходит время — систематичная и организованная смерть. Случайная смерть недопустима для нашей системы свободы, закона и полезности, защищающейся программами предотвращения, называющими прерывание жизни до смерти несчастным случаем. Террористы, напротив, разрушают логику систематичной смерти. Тоже они делают с глобальным порядком, избавленными, следовательно, полностью беззащитным перед всеми формами внезапной смерти, они превращают собственную смерть в абсолютное оружие. Засилье глобального — это результат системы, выслеживающей противостоящие и оригинальные формы, включая смерть как завершающую форму своеобразия Эта форма насилия реально является вирусной»
10
Р. 129–130 и 132–135; Genosko,G. Baudrillard and Signs: signification ablaze. London: Routledge, 1994. Р. 93–104; Hegarty P. Jean Baudrillard: Live Theory. London: Continuum, 2004. Р. 91–95).
1
Baudrillard J. Fatal Strategies. New York: Semiotext(e), 1990. Р. 37.
2
Ibid. P. 46–47.
3
Baudrillard J. The Spirit of Terrorism. Р. 9.
4
Ibid. P. 8.
5
Ibid. P. 16.
6
Baudrillard J. The Transparency of Evil. Essays on Radical Phenomena. Р. 62 (Бодрийяр Ж. Прозрачность зла. С. 32).
7
Baudrillard J. The Spirit of Terrorism. Р. 16.
8
Baudrillard J. Fatal Strategies. Р. 37.
9
Baudrillard J. The Spirit of Terrorism. Р. 16.
10
Baudrillard J. Violence of the Global, Ctheory.net ― http://www.ctheory.net/articles.aspx?id=385#_edn1_edn1.

40
Симулякры и симуляция Вирус терроризма, продолжает Бодрийяр, не только присущ, но и характерен для глобальной системы. В единой системе мы все заложники. Поскольку нас всех — универсально и анонимно — призвали к ответу. Это вполне объективно, поскольку наша судьба находится во власти невидимых манипуляторов, но и субъективно, поскольку наши обязанности безумно преувеличены. Мы — заложники нашей собственной идентичности призванной для принятия, для ответа нашими жизнями призванной быть собой, говорить, восхищаться, реализовывать себя. Мы — заложники другого Мы подчинены эмоциональному шантажу Если вы не дадите мне это — выбудете ответственны замою депрессию, если вы не любите меня — выбудете ответственны замою смерть и, конечно, Если вы не позволите любить вас — выбудете ответственны за свою собственную смерть — вызови требование ответа
3
Мы — заложники социального Если вы не принимаете участие, если вы не управляете своим капиталом, деньгами, здоровьем и желаниями, если вы не социальны — вы разрушаете себя. Жестокость терроризма, полагает Бодрийяр, является только оператором этой неограниченной, неопределенной ответственности. Терроризм просто является радикальным выражением системы, в которой каждый должен отвечать анонимно. Согласно террористам, каждый ответственен за все в данный момент случайные пассажиры в общественном транспорте, случайные покупатели в супермаркетах, случайные посетители театра, случайный рыночные покупатели, случайные посетители в пабах, случайные учителя и школьники, случайные дети и женщины на автостоянке, случайные мужчины и женщины в небоскребах и случайные пассажиры самолетов в небе. Терроризм — только радикальный убийца, выражающий тенденции, уже распространившиеся во всех сферах системы. В Лондонском метрополитене случайный бразилец, в свою очередь, был призван к ответственности системой — и получил семь пуль в голову.
9/11 показало террористическую радикализацию признаков глобального порядка в несколько ином свете. Террористы, подчеркивает Бодрийяр, не совершали нападения на систему посредством неизвестной технологической инфраструктуры, но обернули оружие самой системы противнее же Деньги и банковские спекуляции, информационные технологии и достижения аэронавтики, зрелищный эффект и промежуточные сети террористы ассимилируют все достижения современной глобализации, держа курс на разрушение. Это бесконечно умножило их разрушительный потенциал. Мало того, что случайные смерти производят особенное впечатление в системе нулевой смерти террористы вызывают эту катастрофическую смерть посредством тех же устройств, которые система разработала для того, чтобы защитить собственный идеал нулевой смертности. Оружие системы, разработанное для защиты от случайных смертей, вызывает смерти, неприемлемые для системы. Эта совокупность факторов (с ко Baudrillard J. Fatal Strategies. Р. 35.
2
Ibid. P. 39.
3
Ibid. P. 40.
4
Ibid. P. 42.
5
Ibid. P. 36.
6
Срав. Hegarty P. Jean Baudrillard: Live Theory. London: Continuum, 2004.
7
Baudrillard J. The Spirit of Terrorism. Р. 19–20.

41 М. Бензер . Метафизика в ловушке торыми мы не можем примириться) дает им огромное преимущество Чудо в том, что им удается адаптироваться в мировой сети, выполнить техническое задание, не теряя связи с жизнью и смертью»
1
Бодрийяр постоянно подчеркивает этот чрезмерный, гигантский, чудовищный масштаб терроризма. Терроризм растет в рамках глобальной системы, но умножение фактов, нерегулируемых системой, увеличивает вездесущую власть силы. Терроризм более чем жесток, он — фанатичная форма жестокости. В этом терроризм противоречит структуре значений системы. Терроризм становится гигантским специфическим следствием. Он больше нереальное событие но вспышка противопоставляющая каждому событию форму чистого впечатления. Терроризм также подрывает принципы системы, поскольку чувство, вызванное событием, не может быть только впечатляющим. Его безобразие уничтожает ценность, значение и реальность. Охваченная паникой система реального в целом уплотняется, сжимается и выбрасывает все свои антитела, борясь изо всех сил, чтобы ответить терроризму приданием значения. Все же вместо того, чтобы успешно интегрировать терроризм в существующую структуру значения, эта безумная реакция создает другую смертельную опасность для системы. Вместе с огромной пустотой, созданной терроризмом, усилия системы рационализировать и понять терроризм становятся чрезмерными. Система также начинает радикализировать свою логику ив конечном счете, погибает от собствненой гиперэффективности»
7
. Ее структуры реальности и значения рушатся. Она становится такой плотной, что противоречит собственному закону равновесия, и запутывается в своей гиперэффективности»
8
. Следуя системной логике власти, терроризм вызывает реакции частей системы, предполагая, что реальность в избытке, и рассчитывает вызвать с помощью этого избытка крушение системы. Таким образом, Бодрийяр не сомневается, что терроризм составляет чрезвычайное явление, типичное для чрезмерного status quo. Терроризм вызывает разрушение глобального порядка реальности, но все же он — только вспышка жестокости, порожденной нашей гиперсовременностью»
10
. Терроризм — неотъемлемая часть гиперлогичной последовательности нашей системы»
11
Исследование чрезвычайных явлений Бодрийяра — работа теоретика. Его понимание краха реальности и терроризма как явлений, обусловленных чрезвычайными
1
Ibid.
2
Baudrillard J. Fatal Strategies. Р. 34.
3
Ibid. P. 41–42.
4
Baudrillard J. In the Shadow of the Silent Majorities or, The End of the Social and other Essays. New York:
Semiotext(e), 1983. Р. 114–115 (Бодрийяр Ж. В тени молчаливого большинства, или Конец социального. Перс фр. Н. Суслова. Екатеринбург Издательство Уральского университета, 2000. СССР the Shadow of the Silent Majorities or, The End of the Social and other Essays. Р. 120
(Бодрийяр Ж. В тени молчаливого большинства, или Конец социального. С. 76).
9
Baudrillard J. The Spirit of Terrorism. Р. 18; Baudrillard J. In the Shadow of the Silent Majorities or, The
End of the Social and other Essays. Р. 120 (Бодрийяр Ж. В тени молчаливого большинства, или Конец социального. С. 76).
10
Baudrillard J. The Transparency of Evil. Essays on Radical Phenomena. Р. 75 (Бодрийяр Ж. Прозрачность зла. С. 61).
11
Ibid. P. 39 (С. 25).

42
Симулякры и симуляция процессами в том же порядке реальности, на который они нападают, проливает свет на ориентацию его исследования гиперсовременности. Близкая к крайностям изощренности и производительности, к безукоризненности и тотализации… система достигает своего предела и взрывает все. К тому же, теоретическая интерпретация чрезвычайных явлений как неотъемлемой части реальной системы — кажется, свободная от всех предположений, не относящихся к реальности, — ничего не рассказала об авторе как о метафизике. В материале, который мы разобрали на данный момент, он нигде не проявил себя.
  1   2   3

перейти в каталог файлов


связь с админом