Главная страница
qrcode

И.М. Сеченов. Рефлексы головного мозга. И. М. Рефлексы головного мозга. В кн. Сеченов им, Павлов И. П., Введенский не. Физиология нервной системы. Избранные труды. Выпуск Под общей редакцией академика км. Быкова. Москва Государственное издательство м


НазваниеИ. М. Рефлексы головного мозга. В кн. Сеченов им, Павлов И. П., Введенский не. Физиология нервной системы. Избранные труды. Выпуск Под общей редакцией академика км. Быкова. Москва Государственное издательство м
АнкорИ.М. Сеченов. Рефлексы головного мозга.pdf
Дата17.01.2018
Размер0.82 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаI_M_Sechenov_Reflexy_golovnogo_mozga.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#3549
страница1 из 7
Каталогyasyapolshina

С этим файлом связано 21 файл(ов). Среди них: Заключение по итогам публичных слушаний 02.03.2015.doc, Kalendar_privivok_2017_bolshoy.pdf, Tatochenko_v_k_immunoprofilaktika_2014.pdf и ещё 11 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5   6   7
ИМ. Сеченов Рефлексы головного мозга
§ 1. Вам, конечно, случалось, любезный читатель, присутствовать при спорах о сущности души и ее зависимости от тела. Спорят обыкновенно или молодой человек со стариком, если оба натуралисты, или юность с юностью, если один занимается больше материей, другой — духом. Во всяком случае спор выходит истинно жарким лишь тогда, когда бойцы немного дилетанты в спорном вопросе. В этом случае кто- нибудь из них, наверное, мастер обобщать вещи необобщимые (ведь это главный характер дилетанта, и тогда слушающая публика угощается обыкновенно спектаклем вроде летних фейерверков на петербургских островах. Громкие фразы, широкие взгляды, светлые мысли трещат и сыплются, что твои ракеты. У иного из слушателей, молодого, робкого энтузиаста вовремя спора не раз пробежит мороз по коже другой слушает, притаив дыхание третий сидит весь в поту. Но вот спектакль кончается. К небу летят страшные столбы огня, лопаются, гаснут. и на душе остается лишь смутное воспоминание о светлых призраках. Такова обыкновенно судьба всех частных споров между дилетантами. Они волнуют на время воображение слушателей, но никого не убеждают. Дело другого рода, если вкус к этой диалектической гимнастике распространяется в обществе. Там боец с некоторым авторитетом легко делается кумиром. Его мнения возводятся в догму, и, смотришь, они уже проскользнули в литературу. Всякий, следящий лет десяток за умственным движением в России, бывал, конечно, сви-
1
Медицинский вестник, 1863, № 47, стр. 461—484;
№ 48, стр. 493 — 512. (Текст приводится по Сеченов
И.М.Рефлексы головного мозга. // В кн.:Сеченов ИМ, Павлов И.П., Введенский НЕ. Физиология нервной системы. Избранные труды. Выпуск 1. Под общей редакцией академика КМ. Быкова. Москва Государственное издательство медицинской литературы. с. 143 – 211.) детелем таких примеров, и всякий заметил, без сомнения, что в делах этого рода наше общество отличается большою подвижностью. Есть люди, которым последнее свойство нашего общества сильно не нравится. В этих колебаниях общественного мнения они видят обыкновенно хаотическое брожение неустановившейся мысли их пугает неизвестность того, что может дать такое брожение наконец, по их мнению, общество отвлекается отдела, гоняясь за призраками. Господа эти со своей точки зрения, конечно, правы. Было бы, без сомнения, лучше, если бы общество, оставаясь всегда скромным, тихим, благопристойным, шло неуклончиво к непосредственно достигаемыми полезным целями не сбивалось бы с прямой дороги. К сожалению, в жизни, как в науке, всякая почти цель достигается окольными путями, и прямая дорога к ней делается ясною для умалишь тогда, когда цель уже достигнута. Господа эти забывают, кроме того, чтобы- вали случаи, когда из положительно дикого брожения умов выходила со временем истина. Пусть они вспомнят, например, к чему привела человечество средневековая мысль, лежавшая в основе алхимии. Страшно подумать, что сталось бы с этим человечеством, если бы строгим средневековым опекунам общественной мысли удалось пережечь и перетопить, как колдунов, как вредных членов общества, всех этих страстных тружеников над безобразною мыслью, которые бессознательно строили химию и медицину. Да, кому дорога истина вообще, те. не только в настоящем, но ив будущем, тот не станет нагло ругаться над мыслью, проникшей в общество, какой бы странной она ему ни казалась. Имея ввиду этих бескорыстных искателей будущих истин, я решаюсь пустить в общество несколько мыслей относительно психической деятельности головного мозга, мыслей, которые еще никогда небыли высказаны в физиологической литературе поэтому предмету. Дело вот в чем. Психическая деятельность человека выражается, как известно, внешними признаками, и обыкновенно все люди, и простые, и ученые, и натуралисты, и люди, занимающиеся духом, судят опер- вой по последним, те. по внешним признакам. А между тем законы внешних проявлений психической деятельности еще крайне мало разработаны даже физиологами, на которых, как увидим далее, лежит эта обязанность. Об этих-то законах я и хочу вести речь.
Войдемте же, любезный читатель, в тот мир явлений, который родится из деятельности головного мозга. Говорят обыкновенно, что этот мир охватывает собою всю психическую жизнь, и вряд ли есть уже теперь люди, которые с большими или меньшими оговорками не принимали бы этой мысли за истину. Разница в воззрениях школ на предмет лишь та, что одни, принимая мозг за орган души, отделяют по сущности последнюю от первого другие же говорят, что душа по своей сущности есть продукт деятельности мозга. Мы не философы ив критику этих различий входить не будем. Для нас как для физиологов достаточно итого, что мозг есть орган душите. такой механизм, который, будучи приведен какими ни наесть причинами в движение, дает в окончательном результате тот ряд внешних явлений, которыми характеризуется психическая деятельность. Всякий знает, как громаден мир этих явлений. В нем заключено все то бесконечное разнообразие движений и звуков, на которые способен человек вообще. И всю эту массу фактов нужно обнять, ничего не упустить из виду Конечно, потому что без этого условия изучение внешних проявлений психической деятельности было бы пустой тратой времени. Задача кажется на первый взгляд действительно невозможною, а наделе не таки вот почему. Все бесконечное разнообразие внешних проявлений мозговой деятельности сводится, окончательно к одному лишь явлению — мышечному движению. Смеется ли ребенок при виде игрушки, улыбается ли Гарибаль- ди, когда его гонят за излишнюю любовь к родине, дрожит ли девушка при первой мысли о любви, создает ли Ньютон мировые законы и пишет их на бумаге — везде окончательным фактом является мышечное движение. Чтобы помочь читателю поскорее помириться с этой мыслью, я ему напомню рамку, созданную умом народов ив которую укладываются все вообще проявления мозговой деятельности, рамка эта — слово и дело. Под делом народный ум разумеет, без сомнения, всякую внешнюю механическую деятельность человека, которая возможна лишь при посредстве мышц. А под словом уже вы, вследствие вашего развития, должны разуметь, любезный читатель, известное сочетание звуков, которые произведены в гортани и полости рта при посредстве опять тех же мышечных движений. Итак, все внешние проявления мозговой деятельности действительно могут быть сведены на мышечное движение. Вопрос чрез это крайне упрощается. В самом деле, миллиарды разнообразных, не имеющих, по-видимому, никакой родственной связи, явлений сводятся на деятельность нескольких десятков мышц (ненужно забывать, что большинство последних органов представляет пары как по устройству, таки по действию следовательно, достаточно знать действие одной мышцы, чтобы известна была деятельность ее пары. Кроме того, читателю становится разом понятно, что все без исключения качества внешних проявлений мозговой деятельности, которые мы характеризуем, например, словами одушевленность, страстность, насмешка, печаль, радость и пр, суть нечто иное, как результаты большего или меньшего укорочения какой- нибудь группы мышц — акта, как всем известно, чисто механического. С этим немо- жет не согласиться даже самый заклятый спиритуалист. Да и может ли быть в самом деле иначе, если мы знаем, что рукою музыканта вырываются из бездушного инструмента звуки, полные жизни и страсти, а под рукою скульптора оживает камень. Ведь и у музыканта, и у скульптора рука, творящая жизнь, способна делать лишь чисто механические движения, которые, строго говоря, могут быть даже подвергнуты математическому анализу и выражены формулой. Как же могли бы они при этих условиях вкладывать в звуки и образы выражение страсти, если бы это выражение не было актом чисто механическим Чувствуете ли вы после этого, любезный читатель, что должно притти, наконец, время, когда люди будут в состоянии также легко анализировать внешние проявления деятельности мозга, как анализирует теперь физик музыкальный аккорд Единственные относящиеся сюда явления, которые не могли быть объяснены до сих пор мышечным движением, суть те изменения глаза, которые характеризуются словами блеск, томность и пр.
или явления, представляемые свободнопадающим телом Но до этих счастливых времен еще далеко, и вместо того, чтобы гадать о них, обратимся к нашему существенному вопросу и посмотрим, каким образом развиваются внешние проявления деятельности головного мозга, поскольку они служат выражением психической деятельности. Теперь, когда читатель, вероятно, согласился со мной, что деятельность эта выражается извне всегда мышечным движением, задача наша будет состоять в определении путей, которыми развиваются из головного мозга мышечные движения вообще
3
Приступим же прямо к делу. Современная наука делит по происхождению все мышечные движения на две группы — невольные и произвольные. Стало быть, и нам следует разобрать образ происхождения и тех, и других. Начнем же с первых как с простейших, притом для большей ясности читателю разберем дело сначала не наго- ловном мозгу, а на спинном. Глава первая НЕВОЛЬНЫЕ ДВИЖЕНИЯ Три вида невольных движений. — 1) Рефлексы (в тесном смысле)на обезглавленных животных, движения у человека вовремя сна и при условиях, когда его главной мозг, как говорят, не действует) Невольные движения, где конец акта ослаблен против начала его более или менее сильно — задержанные невольные движения. — 3) Невольные движения с усиленным концом — испуг, элементарные чувственные наслаждения.
— Случаи, где вмешательство психического момента в рефлекс не изменяет природы последнего. — Сомнамбулизм, опьянение, горячечный бреди пр.
§2. Чистые рефлексы, или отраженные движения, всего лучше наблюдать на обезглавленных животных и преимущественно на лягушке, потому что у этого животного спинной мозг, нервы и мышцы живут очень долго после обезглавления. Отрежьте ля Дыхательные и сердечные движения не имеют прямого отношения к нашему делу, а потому на них не обращено внимания гушке голову и бросьте ее на стол. Впервые секунды она как бы парализована, ноне более как через минуту вы видите, что животное оправилось и село на стол в ту позу, которую оно обыкновенно принимает на суше, если спокойно, те. сидит, как собака, под- жавши под себя задние лапы и опираясь в пол передними. Оставьте лягушку в покое или, правильнее, не касайтесь ее кожи, иона просидит без движения чрезвычайно долго. Дотроньтесь до кожи, лягушка шевельнется и опять покойна. Щипните посильнее, иона, пожалуй, сделает прыжок, как бы стараясь убежать от боли. Боль прошла, и животное сидит целые часы неподвижно. Механизм этих явлений чрезвычайно прост от кожи к спинному мозгу тянутся чувствующие нервные нити, а из спинного мозга выходят к мышцам нервы движения в самом же спинном мозгу обоего рода нервы связываются между собою при посредстве так называемых нервных клеток. Целость всех частей этого механизма совершенно необходима для произведения описанного явления. Перережьте, в самом деле, или чувствующий, или движущий нерв или разрушьте спинной мозги движения от раздражения кожи не будет. Этого рода движения называются отраженными на том основании, что здесь возбуждение чувствующего нерва отражается на движущем. Понятно далее, что эти движения невольны они являются только вслед за явным раздражением чувствующего нерва. Но зато, при последнем условии, появление их также неизбежно, как падение на землю всякого тела, оставленного без опоры, как взрыв пороха от огня, как деятельность всякой машины, когда она пущена вход. Стало быть, движения эти машинообразны по своему происхождению. Вот ряд актов, составляющих рефлекс или отраженное движение возбуждение чувствующего нерва, возбуждение спинномозгового центра, связывающего чувствующий нерв с движущими возбуждение по Собственно боли как сознательного ощущения обезглавленное животное вообще чувствовать не может в тех частях тела, которые отделены от головы. Это вытекает из наблюдения болезненных явлений над людьми, у которых разрушен на большем или меньшем протяжении спинной мозг в его верхней половине тогда кожа во всей нижней половине тела становится совершенно нечувствительною.
следнего, выражающееся сокращением мышцы, те. мышечным движением. Пусть не думает, однако, читатель, что отраженные движения свойственны только обезглавленным животным напротив, они могут происходить и при целости головного мозга, ипритом как в сфере черепных, так ив сфере спинномозговых нервов. Чтобы попасть движению в категорию отраженных, нужно только, чтобы оно явно вытекало из раздражения чувствующего нерва и было бы невольно. Таково по крайней мере требование современной физиологической школы. В этом смысле, например, невольное вздрагивание человека от неожиданного звука, от постороннего прикосновения к нашему телу или от внезапного появления перед глазами какого-нибудь образа будет отраженным движением. И, конечно, всякому понятно, что при целости головного мозга сфера возможных отраженных движений даже несравненно шире, чем в обезглавленном животном, потому что при последнем условии из чувствующих нервов, которых возбуждение родит отраженные движения, остались только кожные, тогда как у целого животного сверх этих кожных существуют еще нервы зрения, слуха, обоняния и вкуса. Как бы тони было, а читатель видит, что все так называемые отраженные, невольные, маши- нообразные движения бывают не только у обезглавленного животного, но и у целого здорового человека. Стало быть, головной мозг, орган души при известных условиях по понятиям школы, может производить движения роковым образом, те. как любая машина, точно так, как, например, в стенных часах стрелки двигаются роковым образом оттого, что гири вертят часовые колеса. Мысль о машинности мозга при каких бы тони было условиях для всякого натуралиста клад. Он в свою жизнь видел столько разнообразных, причудливых машин, начиная от простого винта до тех сложных организмов, которые все более и более заменяют собою человека в деле физического труда он столько вдумывался в эти механизмы, что если поставить пред таким натуралистом новую для него машину, закрыть от его глаз ее внутренность, показать лишь начало и конец ее деятельности, то он составит приблизительно верное понятие и обустройстве этой машины и об ее действии. Мыс вами, любезный читатель, если и настолько счастливы, что принадлежим к числу таких натуралистов, не будем, однако, слишком полагаться на наши силы ввиду такой машины, как мозг, — ведь это самая причудливая машина в мире. Будем же скромны и осторожны в заключениях. Мы нашли, что спинной мозг без головного всегда, те. роковым образом, производит движения, если раздражается чувствующий нерв ив этом обстоятельстве видели первый признак машинности спинного мозга в деле произведения движений. Дальнейшее развитие вопроса показало, однако, что и головной мозг при известных условиях следовательно, не всегда) может действовать, как машина, и что тогда деятельность его выражается, так называемыми, невольными движениями. Ввиду таких результатов стремление определить условия, при которых головной мозг является машиною, конечно, совершенно естественно. Ведь выше было замечено, что всякая машина, как бы хитра она ни была, всегда может быть подвергнута исследованию. Следовательно, в строгом разборе условий машинности головного мозга лежит задаток понимания его. Итак, приступим к делу.
§ 3. Всякий знает, что невольные движения, вытекающие из головного мозга, происходят в том случае если чувствующий нерв раздражается неожиданно и внезапно. Это первое условие. Посмотрим, нет ли других, и для большей ясности будем развивать вопрос на примерах. Дана нервная дама. Вы ее предупреждаете, что сейчас стукнете рукой по столу, и стучите. Звук падает в таком случае на слуховой нерв дамы не внезапно, не неожиданно тем не менее она вздрагивает. При виде такого факта вам может притти в голову, что неожиданность раздражения чувствующего нерва не есть еще абсолютное условие не- вольности движения или что нервная женщина есть существо ненормальное, патологическое, в котором явления происходят наизворот. Удержитесь пока от этих заключений, любезный читатель, и продолжайте опыт. Стучанье по столу продолжается с разрешения дамы с прежнею силою и теперь уже выделаете несколько ударов в минуту. Приходит, наконец, время, когда стук перестает действовать на нервы дама не вздрагивает более. Это объясняется
обыкновенно или привычкой чувствующего органа к раздражению, или притуплением его чувствительности — усталостью. Мы разберем это объяснение впоследствии, а теперь продолжаем опыт. Когда дама привыкла к стуку известной силы, усильте его, предупредивши ее, что стук усилится. Дама снова вздрагивает. При повторенных ударах последней силы отраженные движения снова исчезают. С усилением стука опять появляются и т. д. Явно, что для всякого человека в мире существует такой сильный звук, который может заставить его вздрогнуть ив том случае, когда этот звук ожидается. Нужно только, чтобы потрясение слухового нерва было сильнее того, какое ему случалось когда-либо выдерживать. Севастопольский герой, например, слушавший (вследствие постепенной привычки) хладнокровно канонаду из тысячи пушек, конечно, вздрогнул бы при пальбе из миллиона. Яне переношу этого примера в сферу других органов чувств, потому что теперь читателю самому будет легко представить себе эффекты постепенно усиливаемого возбуждения зрительного, обонятельного и вкусового нервов. Он, конечно, придет всюду к одному и тому же результату если возбуждение чувствующего нерва сильнее того, какое ему когда-либо случалось выдерживать, то оно при всевозможных условиях, вызывает роковым образом отраженные, те. невольные, движения. Это вторая и последняя категория случаев, где головной мозг в деле произведения движений является машиной. Во всех других мышечные движения, совершающиеся под его влиянием, получили со стороны физиологов название произвольных. О них речь будет ниже. А теперь обратимся снова к условиям невольных движений и постараемся перевести их на физиологический язык. Всматриваясь в эти условия пристальнее, нетрудно заметить между ними сходство. В самом деле, в первом случае производящей причиною является абсолютная неожиданность чувственного раздражения, во втором — только относительная. Величина раздражения в первом случае выросла, так сказать, мгновенно от нуля, во втором же она поднялась лишь выше той, которая знакома чувствующему органу и которой он ожидал. Несмотря, однако, на это видимое сходство условий, между ними есть в сущности и большое различие. Следующий пример покажет это всего лучше. Посредине комнаты стоит человек, нисколько не подозревающий, что делается позади его. Этого человека толкают слегка в спину, ион летит на несколько шагов с места, где стоял. Другое дело, если этот человек знает, что его толкнут тогда он так устроится со своими мышцами, что и более сильный толчок может не сдвинуть его с места. Но понятно, что и при этом условии человек не устоит, если толчок выйдет значительно сильнее, чем он ожидал. Пример этот ясно показывает, какая огромная разница лежит между состоянием человека, когда внешнее влияние падает на него совершенно внезапно, и когда он к этому влиянию, как говорится, подготовлен. В последнем случае со стороны человека есть деятельное и целесообразное противодействие внешнему влиянию в нашем примере оно выражается сокращением известной группы мышц, которое произведено, как говорится, произвольно. Тем не менее я постараюсь доказать теперь, что это деятельно противодействие со стороны человека является всегда, если он ожидает ка- кого-нибудь внешнего влияния. Убедиться в том, что это случается чрезвычайно часто, очень легко. Посмотрите хотя на ту нервную даму, которая не в состоянии противостоять даже ожидаемому легкому звуку. У нее даже в выражении лица, в позе есть что-то такое, что обыкновенно называется решимостью. Это, конечно, внешнее, мышечное проявление того акта, которым она старается, хотя и тщетно, победить невольное движение. Подметить это проявление воли вам чрезвычайно легко а между тем оно так нерезко, что описать его словами очень трудно) только потому, что в вашей жизни вы видали подобные примеры тысячи раз. Как часто видишь, например, на картинах фигуры, где по одному взгляду, по одной позе уже знаешь, что вот этому человеку угрожает какое- нибудь внешнее влияние, которому он хочет противостоять. По известному характеру взгляда и позы этой фигуры вы даже можете судить о степени противодействия и осте- пени опасности. Итак, противодействие является действительно часто, если ожидается внешнее влияние. Но как объяснить следующие примеры, а их тьма человек приготовлен к внешнему влиянию, и оно, как показывают последствия, не вызвало в нем невольных движений, а между тем при встрече с враждебным влиянием человек этот остался абсолютно покоен, те. его внешность не выражала и следа того противодействия, о котором была речь выше. Вы, например, человек не нервный и знаете, что вас хотят напугать стуком, от которого вздрагивают лишь нервные дамы. Конечно, вы останетесь одинаково покойны перед стуком и после стука. Ваш приятель привык, например, обливаться ледяной водой. Ему, конечно, ничего не стоит удержаться от невольных движений, если он обольется водою в 8°. Третий привык к запаху анатомического театра. Он, конечно, без всяких гримас и усилий войдет в больничную палату. Спрашивается, существует ли во всех этих случаях то противодействие внешнему влиянию, о котором была речь выше Конечно, существует, и читатель убедится в этом при помощи самых простых рассуждений. Возьмем для большей ясности прежний пример дамы, боящейся стука. Было найдено, что в случае, когда стук повторяется с одинаковою силою часто, она, наконец, перестает от него вздрагивать. Следите за выражением лица и за позой этой дамы вовремя опытов. Сначала решимость выражена в ней резко, а победить звук ей все-таки не удается потом та же поза решимости, уже достаточна, чтобы противостоять более сильному звуку наконец, приходит время, когда стук переносится и без выразительных поз, и без решительных взглядов. Дело объясняется, по- видимому, всего лучше утомлением слухового нерва это отчасти и есть, но дела все- таки объяснить не может. Испытайте, в самом деле, слух вашей дамы в то время, когда сильный стук перестал уже на нее действовать. Вы найдете, что даже к очень слабым звукам слух ее притупился чрезвычайно мало. Стало быть, явлению есть и другая причина. Ее обыкновенно называют привычкою. Ив данном случае привычка заключается в том, что•дама выучивается в течение опытов развивать в себе противодействие стуку. Следующий новый пример покажет, что это толкование привычки непроизвольно. Кто видал начинающих учиться на фортепиано, тот знает, каких усилий стоит им выделывание гамм. Бедняк помогает своим пальцами головой, и ртом, и всем туловищем. Но посмотрите на того же человека, когда он развился в артиста. Пальцы бегают у него по клавишам не только без всяких усилий, но зрителю кажется даже, что движения эти совершаются независимо от воли, — так они быстры. А дело ведь и здесь в привычке. Как здесь она маскирует от ваших глаз усилия воли относительно движения каждого пальца в отдельности, таки в примере с нервною дамою привычка маскирует усилия этой дамы противостоять стуку. Чтобы не растягивать вопроса дальнейшими примерами, я предлагаю читателю решить, есть ли на свете такая отвратительная, страшная вещь, к которой бы человек не мог привыкнуть Всякий ответит, конечно, что нет, а между тем всякий знает, что процесс привыкания ко многим вещам стоит долгих и страшных усилий. Привыкнуть к страшному, к отвратительному — не значит выносить его без всяких усилий (это бессмыслица, а значит искусно управлять усилием. Итак, если человек приготовлен к ка- кому-нибудь внешнему влиянию на его чувства, то, независимо от окончательного эффекта этого влияния(т. е. произойдет ли невольное отраженное движение или нет, в нем всегда родится противодействие этому влиянию и противодействие это выражается иногда извне мышечным движением, иногда же остается без видимого внешнего проявления. Теперь нам уже возможно установить ясное различие между обоими родами условий невольных движений при целости головного мозга. В случае абсолютной внезапности впечатления отраженное движение происходит лишь при посредстве нервного центра, соединяющего чувствующий нерв с двигательным. А при ожиданности раздражения в явление вмешивается деятельность нового механизма, стремящегося подавить, задержать отраженное движение. В иных случаях этот механизм побеждает силу раздражения, тогда отраженного (невольного) движения нет. Иногда же, наоборот, раздражение одолевает препятствие
— и невольное движение является. Проще и удобнее этого объяснения выдумать, конечно, трудно но ведь для него нужно физиологическое основание, потому что дело идет о таких новых механизмах в мозгу, которых действие, невидимому, может
быть наблюдаемо и на животных. Мы и займемся теперь вопросом, есть ли физиологические основания принять существование в человеческом мозгу механизмов, задерживающих отраженные движения.
§ 4. Лет 20 тому назад физиологи еще думали, что всякий нерв, кончающийся в мышце, будучи возбужден, непременно заставляет эту мышцу сокращаться. И вдруг
  1   2   3   4   5   6   7

перейти в каталог файлов


связь с админом