Главная страница
qrcode

Управление этнополитикой Северного Кавказа - 20... И. Я. Новицкийуправление этнополитикойсеверного кавказа


НазваниеИ. Я. Новицкийуправление этнополитикойсеверного кавказа
АнкорУправление этнополитикой Северного Кавказа - 20.
Дата23.04.2017
Размер2.22 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаUpravlenie_etnopolitikoy_Severnogo_Kavkaza_-_20.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипКнига
#38309
страница4 из 35
Каталогtrillioner007

С этим файлом связано 25 файл(ов). Среди них: HekIuashe_Adyge_prosvetitelstver_19-20.pdf, Dzuev_G_K_Krovavoe_leto_1928_Ocherki.pdf, Beytuganov_S_N_Vosstanie_krestyan_v_Kabardino-Balkarii_v_1928-31, kar_cher.doc, Elementy_Kavkaza2.pdf, Alim_Keshokov_-_5-y_tom.pdf, Upravlenie_etnopolitikoy_Severnogo_Kavkaza_-_20.pdf, cherkesskiy_vopros.pdf и ещё 15 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35
Чеченская диаспора Среди прочих, последствием трагедии чеченского кризиса стало возникновение многочисленной чеченской общины (около 80 тыс. чел) в Москве. Такого не могло произойти в обычной ситуации (до войны в Москве проживало 2 тыс. чеченцев. Фактически большая чеченская часть Грозного переместилась в Москву ив основном уже нашла здесь свое место.
Складывается новая система экономической и политической протекции этой общины со стороны крупных чеченских бизнесменов и политиков, включая депутата Государственной Думы от Чечни
Асланбека Аслаханова
3
Начали выходить чеченские газеты и радиопередача, вещающая на Чечню
4
Московская община обретает влияние, в том числе и на то, что происходит в самой Чечне. Ее пророссийская ориентация демонстрируется уверенно и античеченские настроения в стране и особенно в столице переживаются крайне болезненно. Это российские чеченцы, у которых помимо этнической
(фактически внетейповой и без резких внутренних разделов) имеется и двойная лояльность по восприятию родины малой – в лице далекой и восстанавливаемой Чечни и большой – России в лице города своего постоянного проживания. Учитывая демографические характеристики (более высокую рождаемость и возможность перезда из Чечни новых жителей, московская Чечня скорее всего,
будет расти численно и обретать все больший общественный вес.
Чеченская диаспора заграницей сравнительно невелика (не более 100 тыс. чел) и ее наибольшая концентрация приходится на страны Ближнего Востока, особенно Иорданию, куда черкесы и чеченцы были переселены османским правительством в качестве военных колонистов после окончания русско- турецкой войны 1877-1878 гг. Некоторая часть чеченцев покинула СССР в период гражданской и второй мировой войн. Среди зарубежных чеченцев есть известные политики и общественные деятели, а также богатые предприниматели, которые с самого начала поддержали чеченскую революцию, некоторые ихних прибыли в Чечню сотрудничать с Д. Дудаевым, как например, его министр иностранных дел Шамсуддин
Юсеф, гражданин Иордании, отличающийся крайне антироссийскими позициями.
Ряд видных чеченцев создали в США партию «Вайнах» и Северокавказский комитет в Америке,
которые заняли позицию поддержки независимости Чечни, хотя некоторые его лидеры, как, например,
Абдурахман Автурханов, известный историки писатель, не поддержали курс на разрыв с Россией.
Еще в период активизации антидудаевской оппозиции летом 1994 г. вышеназванный комитет обнародовал Обращение, основанное главным образом на сообщениях печати из России. В нем высказывалось опасение, что российские спецслужбы решили задушить независимую Чечню руками самих же чеченцев».
Заявление самого знаменитого чеченца-диссидента, проживающего в Мюнхене, о том, что свободу независимой Чечни сумеют защитить с оружием в руках внуки тех, кто был выслан в 1944 г. в Среднюю
Азию в вагонах для скота было обнародовано в Грозном вовремя празднования трехлетней годовщины чеченской революции. Этот акт оказал сильное воздействие, разжигающее воинственный дух дудаевцев и как бы дающее внешнее благословение на борьбу.
Русская диаспора Диаспоры русских в республиках до недавнего времени также не существовали,
т. к. живущие там русские не воспринимали себя инородцами. Но после распада Союза все изменилось:
появились все основания рассматривать их как русскую диаспору. Такая интерпретация соответствует и самочувствию многих русских, живущих в республиках. Ощутив себя национальным меньшинством,
испытав социальный, политический, культурный, экономический дискомфорт, многие из них оказались в ситуации выбора их дальнейшей стратегии поведения мигрировать или нет. Полный исход русских произошел в Чечне, Ингушетии, практически заканчивается в Дагестане.
Интерес для работы представляют народы, имеющие значительную численность в ЮФО и на
Ставрополье, ноне имеющие административных территориальных образований Полян П. М. Не по своей воле История и география принудительных миграций в СССР. МС Община // Социологический словарь / Н. Аберкромби, С. Хилл, Б.С. Тернер. – М ОАО «Изд-во Экономика. – С. 197.
3
Гешаев М. Знаменитые чеченцы. Кн. – Грозный, 1999. – С Ходарковский МВ Королевстве кривых зеркал Чечня и Россия общества и государства / Ред.-сост. Д.Е.
Фурман. – МС Цит по Тишков В.А. Общество в вооруженном конфликте (этнография чеченской войны. - МС Армянская диаспора Армяне не являются коренным народом СК, нона их примере можно исследовать явно выраженную диаспоральную модель. Мигранты дают возможность мигрировать своим родственникам, друзьям, знакомым, снабжая их информацией о том, как мигрировать,
средствами для облегчения переезда, а также оказывают помощь в поиске работы и жилья. Миграция армян осуществляется избирательно в экономически выгодные условия ив места проживания русских Краснодарский (побережье) и Ставропольские край (центральный район, Ростовская область. Денежные переводы, отсылаемые мигрантами на свою историческую родину, для Армении являются важным источником поступления финансов.
Армянская диаспора на Черноморском побережье всегда была достаточно мощной и существует по меньшей мере 100 лет. На сегодняшний день в Краснодарском крае зарегистрировано 119
национально-культурных общественных организаций, из которых 42 – армянские. Во многих городах
(Армавир, Туапсе и др) количество этнических армян велико, в Адлерском районе Сочи они составляют около 1/3 населения. Многие из проживающих в крае армян – беженцы или вынужденные мигранты из Карабаха, Азербайджана, Чечни, Абхазии, Узбекистана. Однако благодатная территория
Черноморского побережья указывает на миграцию армян как на продуманную и целенаправленную.
Тяжелое экономическое положение в самой Армении спровоцировало приток мигрантов, которые,
естественно, стремились быть поближе к соотечественникам, земляками родственникам, живущих в престижном и благополучном районах.
Сейчас ситуация меняется. На уровне повседневного общения все чаще армян разделяют на
«своих» и чужих, на новых и старых. Если у человека армянское происхождение, но он плохо владеет родным языком (больше говорит на русском, то чаще он свой. Если же приехал 10-15 лет назад, дома и при русских разговаривает на армянском, то отношение к нему несколько иное. Причем исходит такое представление не только от местных националистов, краевой администрации,
представителей казачества, но и от условно называемых местных армян. Кроме того, немалую часть приезжих составляли жители сельской местности, то есть люди более низкого культурного уровня и хуже, чем городские, а порой и вовсе не владеющие русским языком.
Представляется уместным отметить, что иногда под определение приезжий (со стороны традиционно проживающих групп населения) подпадают все армяне, притом вне зависимости от действительного времени проживания (переселились они недавно, либо живут уже продолжительное время, либо вовсе родились и выросли в данном регионе) – так издержки миграционных процессов распространяются на более широкие группы, нежели, собственно, на недавних мигрантов. Таким образом, существует риск трансформации мигрантофобии в этнофобию с негативным восприятием
(этностереотипами) представителей определенных этнических групп, что в свою очередь влечет за собой эскалацию напряженности, а порой и эксцессы негативного характера.
Греческая диаспора Также одним из близких народов по культуральным особенностям к русским являются греки. Греки, расселенные ныне на СК, являются в большинстве своем потомками мигрантов, в разное время покинувших турецкие и иранские пределы. С появления русских на СК
греки активно привлекались для освоения и укрепления Империи, особенно Причерноморья. Греческая диаспора сумела наладить эффективную торговлю через азовские и черноморские порты, но национальная политика советской власти была переменчива. Внутри диаспоры можно различать несколько локальных групп, каждая из которых обладает определенным, только ей свойственным комплексом культурных особенностей. Эти особенности связаны преимущественно с теми хозяйственными и культурными навыками, бытовыми привычками, которые складывались веками в местах их расселения.
Греки СК говорят на черноморском («понтийском») наречии, называют себя понти, язык понтиака
(в русском варианте понтийцы, язык понтийский). Их самоидентификация значительно более выражена в сравнении с другими этническими группами греков России и сопредельных государств, так как культура окружающих их народов достаточно резко отличается от их собственной. Причины многочисленных миграций греков-понтийцев сложны. Имело место переплетение экономических и политических обстоятельств. Желание христианских подданных Османской империи перебраться в
Россию сочеталось с политикой Российского правительства, стремившегося заселить и экономически освоить захваченные и опустошенные земли СК. Несмотря на все сложности, с которыми греки столкнулись в процессе переселения и адаптации на новом месте, они смогли влиться в хозяйственную и общественную жизнь, образовав заметный очаг культуры на СК.
1
Анчабадзе Ю.Д., Волкова И.Г. Народы Кавказа. Материалы к серии Народы и культуры. – Вып. XXVII. - Кн. – МС Но история греков на СК не была столь безоблачна, так существовавший с 1930 г. на Кубани
Греческий национальный район в 1938 г. был упразднена греки в 1944 г. были репрессированы в
Казахстанские степи. С началом хи резкого ухудшения состояния в Грузии, Абхазии, Средней Азии значительное число греков мигрировало на побережье Краснодарского края ив Ставрополье (центральный район. Если в Краснодарском крае численность греков остается достаточно стабильной, тов Ставропольском идет снижение численности за счет продолжающейся эмиграции в Европу и США.
В отличие от большинства репрессированных народов, туркам-месхетинцам таки не разрешили вернуться из Узбекистана домой в Грузию. После ферганских погромов месхетинские турки частично поселились на территории Краснодарского края и Ростовской области. Компактное расселение стало фактором, постоянно провоцирующим межэтническую напряженность (Крымский район,
Краснодарский край. Политика руководства Краснодарского края по вытеснению данного народа,
различные дискриминационные меры, агрессивное действие казачьих организаций и хорошо продуманная пиар-кампания США позволила значительному числу турков-месхетинцев (ок. 15 тыс.
чел.) иммигрировать в Америку. В отличие от краснодарских поселенцев, судьба ростовских турков сложилась иначе, причина – в качестве земель для поселения. Если Крымский район Краснодарского края является благодатным для сельскохозяйственных работ, то Сальские степи Ростовской области отличаются достаточно неуютными условиями (сильные ветры, холодная зима, жаркое лето,
неплодородная почва, и всегда это был слабо заселяемый район.
Казахская диаспора В Астраханской области имеется казахская диаспора (самая многочисленная – 143 тыс. чел. Для нее характерна разветвленная структура во всех сельских районах, где казахи составляют значительную часть населения, есть казахские национальные общества и школы. Однако при своей многочисленности, конфликтогенной диаспорой казахская не является, в отличие от дагестанской и чеченской, которые принимают участие практически во всем массовых межнациональных драках 2. ЭТНОПОЛИТИЧЕСКИЙ ФАКТОР.
В условиях современной России, где институализация этнического фактора велика, вплоть до государственно-административного устройства, этническая принадлежность признается самым взрывными вместе стем наиболее общепринятым, легитимированным индикатором культурных различий. Кроме того, в последние десятилетия развернулось активное конструирование этничности со стороны политических и научных элит: языковые различия вкупе с конструированием истории и акцентуацией религиозных различий позволили создать общество, в котором все люди превратились только в представителей определенной национальности. Иными словами, искусственно был создан социальный феномен, когда людей перестали воспринимать как тружеников или безработных,
преступников или законопослушных граждан, больных или здоровых, алкоголиков или наркоманов и т.д., но сперва (или только) как чеченцев, русских, кумыков. Таким образом, фантом этничности стал основным критерием отличий
3
В этнополитике СК можно выделить несколько черт) многослойность сочетание элементов традиционализма (этатизм, авторитаризм, анархизм,
коллективизм, мессианизм, исламизм), советского прошлого (идеализм, вождизм, коммунистический эсхатологизм, баррикадное сознание, уравнительство) и модернизации (индивидуализм, ориентация на успехи конкуренцию, рынок) гетерогенность существование множества этнонациональных, региональных, конфессиональных и иных субкультур;
3) фрагментарность текучесть, неопределенность, неструктурированность, незавершенность,
разорванность установок и ориентации) конфликтность отсутствие базового консенсуса, разлом по нескольким линиям – общество и власть, народи интеллигенция, прошлое, настоящее и будущее Авдеева Н.Н. Понятие идентификации и его применение к проблемам понимания человека человеком Теоретические и прикладные проблемы познания людьми друг друга. – Краснодар, 1995. С Рязанцев И.П., Завалишин А.Ю. Территориальное поведение россиян (историко-социологический анализ. МС Шевелев В. Кавказ пространство как политическая сила. // Информационно-аналитический портал Евразия 2010 Электронный ресурс Режим доступа http://evrazia.org/article/1311

23 1
Хоперская Л.Л. Современные этнополитические процессы на Северном Кавказе. Ростов н/Д., 1997.
2
Санглибаев А.А. Этнополитические процессы и конфликты на Северном Кавказе. – Черкесск Изд-во КЧИГИ,
2008. – 278 с Шадт А. А. Национальный вопрос в зеркале советской культурной политики // Национально-культурная политика в сибирском регионе в ХХ веке. Новосибирск, 2004. С. 35.
4
Чешко СВ. Распад Советского Союза. Этнополитический анализ. МС Ярская В.Н. Повседневный расизм крупного города // Саратов идентичность, ресурсы, стратегии. Материалы
Всероссийской научно-практической конференции / Под ред. проф. Т.П. Фокиной. Саратов Изд. СГУ, а. Общая этнополитическая ситуация.

Для прагматического крыла российского Центра подогревание этнического фактора в стране выполняет инструментальную функцию оно позволяет предотвратить социальный взрыв путем переключения недовольства низов с правящей олигархии на более легкодоступный объект – на нацменьшинства. В то время как все формы демократического национализма подавляются или вытесняются на периферию политического пространства как представляющие угрозу для элиты и ее интересов на Западе, Центр не мешает, а порой и способствует деятельности организаций «этнократического толка. Взаимопонимание с этнократами позволяет Центру рассчитывать на голоса части социальных низов, которую периодически натравливают на этнические меньшинства. Власти также широко поддерживают попытки реставрации казачества в качестве военизированной гвардии, что заставляет вспомнить о его использовании в предреволюционный период для подавления все тех же национальных меньшинств
2
В СССР представительство национальных меньшинств во власти было заложено в институциональной структуре коллективного руководства представителям основных этнических групп и стратегически важных субъектов Федерации были гарантированы места в Центральном комитете и Политбюро Коммунистической партии, и это небыли чисто формальные должности.
Демонтаж системы коллективного руководства и переход к президентской системе «плебисцитарного»
типа (при лишении парламента реальной возможности осуществлять свои функции и последующем сокращении самих этих функций) означали для национальных меньшинств отмену гарантированного представительства их интересов, существовавшего пусть и не на демократической основе, и установление тирании большинства. Последние рудименты институционализированного представительства малых народов в федеральной исполнительной власти были ликвидированы в декабре 1993 года указом Президента Ельцина: было отменено положение, согласно которому главы правительств республик – субъектов Российской Федерации по должности входили в состав федерального правительства. Что же касается выборного представительства, то, поскольку в рамках ельцинской Конституции представительство тех или иных сил в парламенте в обычных условиях не влияет на состав исполнительной власти, для национальных и религиозных меньшинств борьба за места в Думе не имеет смысла с этой точки зрения. Она целесообразна лишь как способ проникновения в партию власти, однако для этого необязательно избираться в Думу. Да и само правительство в этой системе выполняет почти исключительно менеджерские функции, поскольку основная политическая власть сосредоточена в президентской администрации. Сложившаяся асимметрия между численностью и степенью участия кавказцев в правящем слое Центра чревата риском, поскольку способствует их радикализации и применению недемократических средств в отстаивании своих интересов.
Формула православие, самодержавие, народность, пройдя через советский период, сегодня модифицируется в идеологию русскости. Классическая ксенофобия сменяющимися вариациями национализма, с традициями антизападничества, антиамериканизма, антисемитизма, в связи с терактами дает раст кавказо-исламофобии, несмотря на то, что в реальности террористы демонстрируют своеобразный интернационализм. С другой стороны, хотя только часть институциализированного русского этноса (силовые структуры) принимает участие в борьбе против преступников, это преподносится как преследование государством этнического меньшинства, что еще больше усиливает ненависть и отчуждение кавказцев и русских.
Глобализация России, к сожалению, оказывается идеальной перспективой, нежели реальностью.
Этничность усиливает идентификационные поля российской личности, а национальный вопрос – субъект политической деятельности, хотя социальная ответственность транснациональных корпораций,
наднациональных бюрократических организаций на порядок ниже ответственности национальных
(республиканских) парламентов и правительств
5
Осуществление этноакцентирующей тактики упрощается благодаря вертикальной социально- экономической дифференциации на низовом уровне, поскольку реакция русского населения и кавказцев на кризисные проявления заметно различается. Крайняя степень атомизации и поляризации среди
русских, особенно в крупных городах, разрушение семейных и социальных связей под воздействием имущественного неравенства явно контрастируют с устойчивостью кавказских сообществ.
Представители кавказских народов демонстрируют способность смягчать последствия социально- экономической дифференциации в своих рядах, сохраняя систему взаимопомощи и своего рода негосударственной социальной защиты. Это неизбежно вызывает подозрения у определенной части русского большинства, которое, несмотря на кажущиеся преимущества этого своего статуса, не проявляет такой же способности к самоорганизации для защиты своих коллективных интересов. И при каждом обострении ситуации в стране Центр дает себе возможность играть на этом недоверии в своих интересах.
Этнокультурные и политические различия в России, судя по всему, не перекрывают, а усиливают друг друга. Кавказцы, в придачу к своему изначальному статусу этнокультурного меньшинства, также оказываются в составе перманентного политического меньшинства. Среди ведущих политических сил на сегодняшний день отсутствует такая, которая была бы нечисто западнической, а последовательно интернационалистской – в широком, именно западном смысле этого слова. Не менее важно и то, что лоббировать региональные интересы (это основная функция депутатов с периферии в российском парламенте) куда проще, будучи членом проправительственной фракции.
Отсюда – искаженная система мотиваций, в соответствии с которой кандидаты из тех регионов, где население против партии власти, вынуждены стремиться попасть именно в ее избирательные списки,
либо в состав соответствующих фракций и групп после избрания в Думу.
Ситуации, когда инакость любого рода интерпретируется в терминах этничности, она всегда приводит к межнациональным конфликтам. Россияне является уникальной страной сточки зрения национального многообразия. Другое дело, что здесь существует своя особенность, связанная с приданием чрезмерной значимости этническому фактору, тем более на СК. А это означает, что население республик вынуждено жить в узком и напряженном социальном поле, растрачивая большую часть сил и времени на примирение различных и, прежде всего, национальных интересов этнических групп. Данный факт находит свое отражение ив росте так называемого охранительного национализма, выражающегося в распространении среди традиционно проживающих этнических групп чувства тревоги по отношению к группам «переселенческим»
(в первую очередь иноэтничным). В частности, подобная реакция традиционного населения выражается в опасении быть вытесненными из привычного для них жизненного пространства представителями экономически организованных сообществ, плотно заполнивших ряд жизненно важных экономических ниши вытесняющих коренное население на обочину жизни»
2
Например, тенденция к протестному голосованию в республиках СК прослеживается даже в тех случаях, когда результаты выборов, по мнению широкого круга экспертов, были сфальсифицированы
3
Подчас неправдоподобно высокий процент голосов, поданных за кандидатов партии власти в наиболее непослушных регионах, служит не последним поводом для предположений о том, что запредельные цифры отражают реальный уровень поддержки федеральных властей с точностью до наоборот (Ингушетия, акция я не голосовал. В политической деятельности управленческая культура оказалась восприимчива к номенклатурному опыту КПСС, те. воссоздано так называемое марионеточное положение меньшинства по отношению к большинству
4
Отказ от опоры на этноклановые группировки и иные патронажно-клиентские группы, сточки зрения
Кремля, создал бы серьезные риски дестабилизации ситуации. (О том, что логика рассуждений федеральных властей именно такова, убедительно свидетельствует практика. Ставшая привычкой опора на формально лояльные кавказские кланы и клиентско-патронажные группы не удерживает ситуацию от ее постепенного сползания в хаос. Политика горячей дружбы с господствующими северокавказскими элитами в интересах иллюзорной стабильности не решает кавказских проблем и,
по сути, превращает СК в территорию замороженных и потенциальных конфликтов. Эта политика Здравомыслов А.Г. Межнациональные конфликты в постсоветском пространстве. – М Аспект-пресс, 1997.
– С. 55.
2
Степанов Е.И., Васильева Е.И. Конфликты в современной России проблемы анализа и регулирования. – М.:
Эдиториал УРСС, 1999. – С. 43.
3
Диамбеков АС. Некоторые гипотезы о влиянии фактора территориально-этнической ментальности на методы политического Р в Северной Осетии // http://www.inci.ru/vestnikiii/vest07.html.
4
Манаков А. Г. Прикладные аспекты электорально-географических исследований // http://www.inci.ru/
vestnikiii.html.
5
Тикунов В, Орешкина Д. Управляемая демократия российский вариант // http://old.soob.ru/soob/00/00-12-
12/12ogl.htm.
6
Святенков П.В. Машина порядка – М Алгоритм, 2008. – С. 24.

25 1
См. URL: http://www/circassiangenocide.org/
2
Гугова М.Х. Общественно-политические движения Кабардино-Балкарской Республики (II половинах серединах годов ХХ века дис. … канд. ист. наук. Нальчик, 2002; Устав Движения за сохранение единства
Кабардино-Балкарии» // Политика и право в сфере этногосударственных отношений Кабардино-Балкарии. Москва Нальчик, 2001. Т. 2. С. 249-250; Устав движения Русскоязычный конгресс // Там же. С. 194-196; Устав общества
Русской истории и культуры Вече // Там же. С. 196-199; Добаев И.П. Политические институты исламского мира:
идеология и практика. – Ростов н/Д, 2001. С. 99-108; Белозеров В.С. Этническая карта Северного Кавказа. МС Российский Кавказ. Книга для политиков / Под ред. В.А. Тишкова. – М. : ФГНУ «Росинформагротех»,
2007, стр. приводит также к эрозии доверия Центру со стороны жителей СК, значительная часть которых не связаны железно с кланами и ожидают от российского правящего класса меньшей архаичности в поведении, нежели от близких к ним этнократических кланов. Национальные организации.

Межнациональные противоречия и конфликты не могут быть объяснены с помощью только этнических факторов. Этносы как таковые не выступают самостоятельными субъектами исторического или политического действия. В качестве такого рода субъектов выступают определенные элитные группы, претендующие на участие во власти и формирующие содержание национальных интересов.
Важной составляющей государственной системы являются общественные организации, прямо не включенные в аппарат государственной власти. Это политические партии, этнические, культурные,
религиозные, благотворительные, профессиональные организации. Через них государство и конкурирующие с ним силы насаждают свое мировоззрение и свою идеологию, укрепляют свое влияние,
добиваются поддержки своей политики со стороны союзников и ослабляют влияние противостоящих социальных групп.
Особое влияние на жизнь СК оказывают этнические общественно-политические объединения
(«национальные движения, поскольку они обладают серьезным материальным, организационным,
интеллектуальным ресурсом. Спецификой региона является противостояние этих организаций друг другу, которое на общем фоне едва ли заметно Центру, но серьезно влияет на уровень социально- политической напряженности. Именно они, вступая в конфликт между собой за раздел сфер влияния,
используя СМИ и массовые мероприятия, способствуют политизации и радикализации населения,
формирование у него конфронтационного потенциала. Нельзя забывать еще об одном типе самоорганизующихся обществ, которых объединяет то, что они не зарегистрированы в соответствии с законом, либо являются официально признанными экстремистскими (националистическими) организациями.
Но отсутствие юридического статуса не означает, что их деятельность сильно ограничена.
На первый взгляд может показаться, что понятие терпимость к другим религиям, народами культурам является чем-то само собой разумеющимся, однако национальные организации это понятие стараются переосмыслить (Черкесский конгресс. Вот, пример, некоторые тезисы внедряемая в России установка толерантности есть нечто иное, как секулярная идеологическая парадигма. Навязывание же идеологии толерантности в качестве общеобязательной противоречит
Конституции РФ, в которой признается идеологическое многообразие. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной (Конституция РФ ст. 13 ч. 1, 2).
– международные, государственные, общественные организации и структуры не вправе диктовать гражданину свое мнение по отношению к различным светскими религиозным идеями представлениям,
не вправе навязывать ему свое видение их культурных и ценностных характеристики тем более призывать к уважению и принятию их морально-нравственных позиций и мировоззренческих установок.
Это противоречит не только международному законодательству, но и Конституции РФ, где, в частности
(ст. 9, ч. 2) говорится о том, что государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от его убеждений и отношения к религии, а также (ст. 29, ч. 30), что никто не может быть принужден к выражению своих мнений или отказу от них идеология толерантности, в конечном итоге, воспитывает равнодушного к безнравственным идеями поступкам гражданина, космополитичного и оторванного от своих традиционных корней человека.
Историческая справка. Первый этап формирования национальных движений в республиках
РСФСР относится к 1988-1989 годах. Даже, несмотря на большое давление местной номенклатуры и малой политической активностью основной массы населения, значительной ассимиляцией северокавказских народов, наличием многочисленных групп русскоязычного населения и т.п., Москва
достаточно успешно стала насаждать националистические идеи. Первые неформальные организации в автономных республиках носили больше не национальный, а общедемократический характер.
Появились Народный фронт и Зеленое движение Чечено-Ингушетии, Калмыцкий Народный фронт,
дискуссионно-просветительский клуб Перестройка в Дагестане, клубы избирателей в Карачаево-
Черкесии и др. организации.
В начале декларируемыми целями этих групп были поддержка перестроечных процессов:
демократизации, гласности, экономических и правовых реформ и пр, а также участие в общественно- политической жизни региона. Общедемократические организации выступали против местных партийно- советских властей, организовывали массовые мероприятия (митинги, демонстрации, пикеты) с требованиями отставок в местном руководстве, поддерживали демократических и независимых кандидатов на выборах,
выражали солидарность с демократическими движениями других регионов СССР.
Затем большинство первых неформальных организаций наряду с общедемократическими лозунгами выдвигали требования национального характера (проблем развития национальной культуры,
языка, возрождения национальных традиций и т.п.), а еще позже часть требований стала выходить за рамки национально-культурной программы. Стали активно разрабатываться программы будущих национальных движений и росли кадры будущих национальных лидеров и идеологов.
В 1990 году нацорганизации еще не ставили вопрос о создании суверенного национального государства. Наиболее максимальными были требования чеченских национал-демократов о предоставлении республике союзного статуса. В то время стремление к выходу из РСФСР еще не было сепаратистским, поскольку общим единым государством являлся Союз ССР, а Российская
Федерация была еще, по сути, искусственно созданным квазигосударственным образованием с довольно аморфным статусом и неопределенными полномочиями.
Формированию союза национально-демократических движений и общедемократических организаций в немалой степени способствовал лозунг уравнивания в правах всех национально- территориальных субъектов СССР, выдвинутый московскими демократами – лидерами
Межрегиональной депутатской группы и движения Демократическая Россия. Благодаря этому лозунгу на выборах 1990 года большинство национальных организаций в автономиях РСФСР
поддержали демократических кандидатов, а все «неформалы» (фактически – национальная и демократическая оппозиция советско-партийным властям) составляли единый блок. Новое руководство
России во главе с Б.Ельциным получило широкую поддержку со стороны национальных движений российских автономий. Однако в скором времени логика развития событий привела к размежеванию
«неформалов», и прежде всего по вопросу об отношении к новому федеральному центру. Со второй половины 1990 года в недрах национальных движений формируются сепаратистские течения.
Августовский путч 1991 года на короткое время объединил национал-радикалов и демократов в
Нальчике было создано объединенное движение Демократическая Кабардино-Балкария», в которое вошли лидеры кабардинской «Адыгэ Хасэ», балкарской «Тере», Демократической партии Кабардино-
Балкарии, а также депутатских групп Радикальная реформа и Коммунисты за демократию. В
Дагестане возник Координационный комитет защиты демократии и законов, в Карачаево-Черкессии
– Координационные советы демократических сил, объединившие демократические и национальные организации названных республик.
Общей политической платформой нового союза националистов и демократов являлось недовольство старым номенклатурным руководством республики желание изменить политический режим. Этот союз не был альтруистическим каждая из сторон втайне желала использовать союзника для того, чтобы добиться смещения республиканского руководства, а затем рассчитывала самой захватить власть.
В августе-сентябре 1991 года в ряде столиц автономных республик (Грозном, Махачкале, Нальчике и др) начались массовые митинги активистов объединенной оппозиции, которые требовали отставки республиканских Верховных Советов и проведения новых, демократических выборов.
Конец 1991 года ознаменовался новой радикализацией национальных движений в российских автономиях. На этот процесс в значительной степени повлияла победа чеченской революции, однако усиление сепаратистских настроений, скорее всего, являлось общей тенденцией развития национальных движений того периода.
Радикализация национальных движений, их претензии на представительство воли народа и стремление к власти выразились в создании в 1990-1992 годах общенациональных представительных органов, которые за редким исключением оказались под контролем национал-радикалов. Радикализация
национальных движений привела к нарастанию межнациональных противоречий, а также к острым конфликтам национал-радикалов с местными властями.
Усиление национальных движений российских автономий и их претензии на власть вызвали беспокойство местных руководителей. Если в 1988-1990 годах национальные кадры республиканской партноменклатуры в той или иной степени поддерживали национальные организации и участвовали в организации общенационациональных форумов (съездов, конгрессов и пр, то с 1991 года власти начали оказывать давление на национал-радикалов: запрещать митинги и демонстрации, привлекать к административно-судебной ответственности их организаторов за проведение несанкционированных мероприятий, угрожать преследованием за разжигание межнациональной вражды и пр.
Осенью 1991 года, вовремя общего кризиса власти, охватившего страну после провала путча
ГКЧП, обострение отношений между местным руководством и национальной оппозицией способствовало появлению экстремистских тенденций.
На СК усиление экстремистских тенденций в конце 1991 года связано с попыткой российского руководства ввести чрезвычайное положение на территории мятежной Чечни. В ответ кабардинские,
балкарские, аварские, черкесские, карачаевские и др. национальные организации объявили о формировании добровольческих отрядов для помощи новому руководству Чеченской Республики.
Организационным центром движения в поддержку Чечни стала Конфедерация горских народов Кавказа
(позже – Конфедерация народов Кавказа, созданная в ноябре 1991 года на основе возникшей еще в году Ассамблеи горских народов Кавказа.
С начала 1993 года национальные движения российских автономий вступили в период спада, который,
в первую очередь, связан с общей тенденцией к снижению политической активности на всем постсоветском пространстве. Немалую роль в углублении кризиса национальных движений сыграло укрепление исполнительных органов власти и активизация российской политики в регионах.
Начало боевых действий в Чечне в ноябре-декабре 1994 года вновь стало причиной усиления экстремистских тенденций в национальных движениях практически во всех республиках. Боевые действия на территории Чечни в 1995-1996 годах способствовали превращению национального экстремизма в мощную политическую силу, которая и до сих пор играет заметную роль в общественно- политической жизни СК.
С кардинальным изменением властных структур Центра, с приходом В.В. Путина, значительно изменилась и деятельность национальных организаций СК. Жесткое наведение порядка на территории
Чечни наглядно продемонстрировало национальным элитам республик варианты последствий выдвижения различного рода национальных идей. Конфликт право наций на самоопределение и сохранение территориальной
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35

перейти в каталог файлов


связь с админом