Главная страница
qrcode

Информационные войны против России в истории


Скачать 247.2 Kb.
НазваниеИнформационные войны против России в истории
Дата19.01.2018
Размер247.2 Kb.
Формат файлаdocx
Имя файлаИнформационные войны против России в истории.docx
ТипДокументы
#57184
страница5 из 14
Каталогid24178567

С этим файлом связано 4 файл(ов). Среди них: Информационные войны против России в истории.docx, Istoria_samoleta_LaGG-3.pdf.
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

Вся эта агитационная работа имела огромное значение, поскольку она работала еще и на разложение белой армии. Если вспомнить, Корниловский мятеж был не столько разгромлен, сколько «распропагандирован», когда солдаты отказывались идти на Петроград. В конечном итоге, западный фронт развалился, чему поспособствовала и пропаганда, осуществлявшаяся через коммунистические фракции, которые организовывались из военнопленных и засылались в венгерские, чешские и австрийские части. Такая же работа проводилась и в белогвардейских частях. Примечательно, что одновременно с информационным противоборством с белым движением, молодая Советская власть вела информационную войну со странами Антанты и выиграла ее. Во всех регионах, где находились войска интервентов, — на севере России, на юге Украины, в Сибири и на Дальнем Востоке, в Закаспии и на Кавказе была развернута разъяснительная работа среди иностранных солдат и матросов. В этом у Советской власти был уже опыт. До войск Антанты с усиленной пропагандой большевиков весной и летом 1918 года встретились германские дивизии, оккупировавшие Украину. Генерал Людендорф в своих воспоминаниях отмечал, что немецкие части, побывавшие на востоке, были развращены большевистской пропагандой и оказались не способными воевать на западе. К проведению пропаганды активно привлекались иностранные коммунисты, входившие в состав РКП(б) и объединенные Центральной федерацией иностранных групп при ЦК партии. Группы иностранных коммунистов издавали на родном языке газеты, брошюры, листовки. Например, французы выпускали газету «III-me Internationale», в которой принимали участие видная деятельница международного женского движения Инесса Арманд, а также бывший член французской военной миссии в Москве Жак Садуль. В газете печатались речи В. И. Ленина, мирные предложения правительства государствам Антанты, освещалась жизнь в советском тылу.

Газета печаталась в Москве и переправлялась через фронт. В оккупированной Одессе подпольным обкомом КП(б) Украины выпускалась газета «Le Communist». Под влиянием агитации французские солдаты и матросы отказывались воевать, заявляли о своих симпатиях к Советской власти. 11 января 1919 года газета «L’Humanite» поместила высказывания бывшего солдата об участии французских войск в войне против Советской России. «Я — против интервенции, — заявил он, — русские свободны выбирать правительство, которое им нравится». В результате успешной большевистской пропаганды в начале февраля 1919 года произошло политическое выступление на французском военном корабле «Мирабо». В марте при наступлении красноармейских частей на Херсон солдаты 176-го французского пехотного полка отказались сопротивляться. «Мы не воюем с русскими… Довольно войны!» — заявляли они. В апреле не захотел воевать 19-й артиллерийский полк французской армии. Не стал стрелять в красноармейцев также батальон французских колониальных войск. Командующий союзными войсками генерал Д’Ансельм вынужден был признать, что половина его войск «разложена» большевистской агитацией. 6 апреля произошло братание французских солдат с одесскими рабочими, а 20 апреля на военных кораблях французской эскадры, стоявшей на рейде в Севастополе, были подняты красные флаги и моряки приняли участие в демонстрации севастопольских рабочих под лозунгом «Да здравствует Советская власть!».

Пропаганда оказывала все большее влияние на иностранных солдат - после окончания войны с Германией они не хотели больше оставаться в России. 13 ноября 1918 года американский представитель Д. Пуль сообщал: «Подписание перемирия (с Германией на Западном фронте) породило некоторое сомнение среди американских и французских войск. Выдвигавшиеся прежде причины их пребывания на севере России больше не кажутся им обоснованными… Офицеры и солдаты хотят знать, почему необходимы военные действия против большевиков». Следует отметить, что уже в те годы как ярый антисоветчик отметился Уинстон Черчилль – он был категорическим сторонником развертывания интервенции против Советской России. 11 декабря 1917 года в своем первом публичном выступлении по поводу событий в России он объявил ее выход из войны предательством по отношению к союзникам и утверждал, что Октябрьская революция лишила французскую, британскую и итальянскую армии плодов победы, которая этим летом уже была почти у них в руках. «Россия окончательно побеждена Германией, — говорил Черчилль. — Ее великое сердце разбито — и не только германской мощью, но и германской интригой, не только германской сталью, но и германским золотом».

Став военным министром, У. Черчилль на следующий же день после вступления в должность послал телеграмму генералу Мейнарду в Мурманск и генералу Айронсойдру в Архангельск, подтверждая необходимость пребывания британских войск в России: «Это вопрос не столько военного значения, сколько морального эффекта, — подчеркивал он. — Лучше рискнуть несколькими тысячами людей… чем допустить крушение всей русско-сибирской системы сопротивления (белогвардейцев). Что же это будет за мирный договор, если вся Европа и Азия от Варшавы до Владивостока окажутся под властью Ленина?» Однако отсрочка демобилизации вызвала волнения среди английских солдат - 8 февраля 1919 года в Лондоне восстали 3 тысячи солдат, которые выступили не просто с требованиями скорейшей демобилизации, но и против посылки войск в Россию. Росту поддержки России в рабочей и солдатской среде Англии способствовали публикации в социалистических газетах этой страны. М. М. Литвинов, назначенный представлять в Лондоне Советскую Россию, в письме народному комиссару иностранных дел Л. Д. Троцкому сообщал: «Прием, оказанный мне прессой, вполне удовлетворительный…

Я опубликовал воззвания к английским рабочим во всех социалистических газетах. Даже буржуазная пресса с готовностью предоставляет мне свои страницы, чтобы объяснить нашу позицию». Здесь, кстати, весьма уместно обратить внимание на недавнюю публикацию в «Нью-Йорк Тамс» обращения президента России Владимира Путина к американскому народу – мы наконец-то начинаем вспоминать былые навыки ведения информационной войны. Возвращаясь к событиям столетней давности, надо отметить, что в январе 1918 года английская газета «Дейли ньюс» сообщила о том, с какими требованиями выступают рабочие: «Английскому пролетариату надо последовать теперь примеру большевиков. Нужно требовать теперь перемирия и осуществить мир на принципах, намеченных в России: без аннексий, без контрибуций и на основе самоопределения национальностей. Какое право имеет государство звать нас в солдаты и посылать на войну, когда, по нашему убеждению, надо заключить мир? Мы имеем право знать, за что сражаемся.

Не хотим на войну: мы убеждены, что путем переговоров можно добиться большего, чем силой оружия». Большинство рабочих Англии поверили в то, что русская революция послужит на благо мировому пролетариату и симпатизировали ей. Большой размах среди рабочих приобрело движение «Руки прочь от России!». Разложение среди иностранных войск усиливалось, и их командование признавало эффективность пропаганды большевиков. 27 марта 1919 года начальник оперативного отдела английского генштаба П. Редклифф писал в парламент, что иностранные солдаты «устали, разочарованы, стремятся домой и даже склонны к мятежу». Он сообщил, что моральный уровень этих войск «настолько низок, что они могут стать жертвой очень активной и хитрой большевистской пропаганды, которую противник ведет с возрастающим знанием и энергией». Таким образом, путем пропаганды Советская власть сумела привлечь иностранных солдат и матросов на свою сторону, поверить в великие освободительные цели своей борьбы и заставила иностранные правительства ограничить применение своих войск для интервенции в России. Особо следует отметить методы информационной войны, которые в те годы использовались Соединенными Штатами Америки.

Ключевую роль в пропагандистской работе играл Комитет общественной информации США, который имел на российской территории свое подразделение в лице Американского бюро печати (АБП). История его создания относится к весне—лету 1917 года, когда в России побывали различные правительственные миссии, представители которых настаивали на более значительном развертывании пропагандистской деятельности США в этой стране с целью удержать Россию в составе Антанты для ведения войны, предотвращение пролетарской революции и своего экономического закрепления здесь. Глава американской делегации сенатор-республиканец Э. Рут в своем отчете госдепартаменту писал: «Германия атакует Россию своей пропагандой и тратит сотни миллионов, по меньшей мере миллион долларов ежемесячно, чтобы овладеть сознанием русского народа».

Именно Рут подготовил «План американской деятельности по сохранению и укреплению морального состояния армии и гражданского населения России», в котором предлагалось: немедленно создать специальное информационное агентство; в связи с интересом в России к политической литературе издать большое количество брошюр и листовок для распространения среди русского населения; убеждал в необходимости издания «Солдатской газеты» для русских войск; организовать кинопропаганду и требовал послать в Россию в спешном порядке побольше кинокартин, показывающих, как США готовятся к войне, чтобы довести до сознания русских идею: «Америка что-то делает»; издать красочные агитационные плакаты для распространения в России; организовать устную пропаганду среди россиян, для которой советовалось завербовать сотни квалифицированных докладчиков. Расходы на эту агитационно-пропагандистскую компанию Э. Рут оценивал в 5,5 миллиона долларов.

Необходимость подобной затраты сенатор аргументировал тем, что содержание одного американского полка на фронте правительству США обходится в 10 миллионов долларов ежегодно; истратив вдвое меньшую сумму на военную пропаганду в России, можно заставить воевать против Германии 640 русских полков. 23 октября 1917 года президент Вудро Вильсон одобрил план Э. Рута, поручив его реализацию Комитету общественной информации США. Ответственным за пропагандистское воздействие на русскую аудиторию был назначен Эдгар Сиссон, бывший редактор газеты «Чикаго трибюн» и сотрудник журнала «Космополитэн». Он прибыл в Петроград уже после Октябрьской революции — 25 ноября 1917 года, где сразу приступил к созданию русского отдела Комитета общественной информации США — Американского бюро печати. С 24 октября в офис АБП стали принимать по кабелю информацию из США и рассылать ее по всей России. Учитывая частые нарушения в системе российской телеграфной связи той поры, бюро создало свою курьерскую службу для распространения не только получаемых сообщений, но и литературы.

Специальные люди занимались тем, что дежурили на вокзалах, посещали многочисленные собрания, конференции, митинги и совещания в Петрограде и Москве и старались обеспечить литературой каждого участника, особенно приехавших из других районов страны. Они также добывали адреса, по которым рассылались издания АБП. Кроме сотрудников АБП в корпус распространителей пропагандистской продукции входили эмиссары различных американских благотворительных организаций и миссий, но главным образом представители русской интеллигенции, учащаяся молодежь, журналисты и т. д. За короткий срок Сиссону и его сотрудникам удалось создать широкомасштабную систему пропаганды — от Петрограда и Москвы до Владивостока и Архангельска. Первенство в арсенале средств воздействия этой организации на русскую аудиторию принадлежало печатным изданиям, о чем говорит пример лишь одного месяца работы: с 15 июля по 15 августа 1918 года было распространено 479 300 экземпляров пропагандистской литературы - листовки, афиши, проспекты, брошюры, журналы «Американские бюллетени» (Москва) и «Дружеское слово» (Владивосток). Главным из этих изданий был журнал «Американские бюллетени», который выпускался еженедельно с декабря 1917 года отделением Американского бюро печати в сотрудничестве в Американским генеральным консульством в Москве.

Основным содержанием «Американских бюллетеней», как и всей американской пропаганды в России, являлась канонизация системы государственного управления США, морализирование и навязывание традиционных стандартов, морально-ценностных постулатов, лежащих в основе американской идеологической традиции. В журнале «Американские бюллетени» они сводились к следующим трем незыблемым положениям: Америка в военном отношении непобедима и поэтому необходимо встать на ее сторону для достижения полной победы; Америка — страна свободы и демократии и, следовательно, ей нужно всецело доверять, ибо она одна только может противостоять вероломным империалистическим правителям; благодаря своей политической прозорливости президент Вильсон — единственный человек, который представляет картину будущего послевоенного мира и делает все для ее достижения. Совместная с союзниками победа должна будет привести к созданию этой новой эры мира и надежды, в которой армия и оружие будут преданы забвению, все человечество соберется вместе и сядет за представительный круглый стол наций, малые народности будут освобождены от гнета, а каждая страна и каждый народ обретет суверенитет. АБП использовало весьма мудрую тактику – не было никаких открытых нападок на большевизм, упор делался на пропаганде принципов демократии и целей США и союзников, в связи с чем публиковалась масса новостей и специальных статей об условиях жизни в США и американской мощи. Это, по сути, был классический образец так называемого «метода скрытого идеологического воздействия» - за демонстрацией совершенства американской государственной системы и политики скрывалось противопоставление капиталистической цивилизации социалистическому строю, в результате которого у читателей появлялся вывод о несостоятельности социалистических идей и социалистических преобразований. Все это дополнялось демонстрацией американских кинофильмов, лекциями, концертами, благотворительными вечерами.

Собственно, если обратить внимание на день сегодняшний, можно обнаружить, что данные методы до сих пор лежат в основе американской пропаганды, за тем лишь исключением, что фамилии американских президентов регулярно меняются. Однако, несмотря на свой широкий размах, американская пропаганда в те годы не достигла желаемых целей. И дело тут не в «подозрительности, недоверчивости, угрюмом характере русских» или же «трудностях общения с ними», как об этом утверждали американцы. Главной причиной неудачи американской информационной кампании было неприятие русским сознанием внешней интервенции. В народном сознании выступление американцев независимо от их заявленных целей рассматривалось как вмешательство во внутреннюю жизнь, посягательство на суверенные права и захват территории. Результат всем нам известен – Страна Советов справилась и с белым движением, и с интервенцией. Более того, по всему миру распространилось коммунистическое движение, которое весьма поспособствовало получению Советской Россией новых технологий, необходимых для развития промышленности, за счет создания за рубежом разветвленной агентурной сети по линии Коминтерна. Однако информационное противостояние на этом не закончилось, главные события были еще впереди. В годы Великой Отечественной войны информационное противоборство между Советским Союзом и Германией было фактором, дополняющим военные действия. И успехи на информационном поле битвы во многом определялись успехами в реальных сражениях.

Следует признать, что к 1941 году в информационной подготовке Германия превосходила Советский Союз. Перед нападением на СССР большая часть немецкого населения была убеждена, что Советский Союз является особым противником Германии. Несмотря на все предубеждения и войны с французами в прошлом, Франции не было отказано в ранге великой европейской культурной нации. Иначе представлялся образ Советского Союза: по традиции, восходящей еще к Семилетней войне 1756—1763 годов, казак с кнутом был угрожающим образом, всегда легко воспринимаемым в Германии. Угроза большевистской «мировой революции» переплеталась с ужасами нашествия «азиатских орд». Барон Матнойффель-Катуданген, в свое время эмигрировавший из Латвии и впоследствии оказавший сильное влияние на представления Гитлера и его партии о России, писал в 1926 году: «Еврейский комиссар безраздельно управляет в своем районе жизнью и смертью, как когда-то татарский хан. Ленин сам был татарином и во многом напоминал великих монгольских завоевателей, таких, как Чингис-хан или Тамерлан… Большевики уничтожают памятники культуры, музеи, архивы, литературные произведения всех видов. В них живет ненависть к нашей западноевропейской арийско-германской культуре… Под этим углом зрения весь большевизм представляется новым монгольским нашествием, возвращением к монгольским набегам, которые однажды уже потрясли арийскую расу и арийско-германскую культуру, угрожая полным уничтожением. Но германский народ собственными силами справился с монгольской опасностью. Делать ставку на силу германского народа мы должны и сегодня. В его руках — исход этой борьбы, его собственная судьба и судьба Европы, судьба арийской расы и всей культуры, и если враг разобьет нас, то остальные народы Европы не смогут противостоять ему. Если мы победим, то после этого начнется неизбежное продвижение на Восток, жизненно важное для немцев». В национал-социалистическом движении традиционные антирусские клише были наложены на антисемитскую идею о «еврейском всемирном заговоре», в результате чего центральным образом национал-социалистического восприятия врага стал «еврейский большевизм», который победил в России в 1917 году, угрожал Германии в ноябре 1918 года и теперь якобы стремится к господству над всем миром.

В 1927 году Адольф Гитлер в «Майн кампф» писал: «В русском большевизме мы должны видеть предпринятую в двадцатом столетии попытку евреев завоевать мировое господство… Германия является сегодня ближайшей крупной целью большевизма». В 1933 году с приходом НСДАП к власти антисоветская пропаганда усилилась. Ее главной темой стала программа захвата «жизненного пространства», требование расширения немецких земель на Восток. Исходя из этой точки зрения, война против Советского Союза рассматривалась как неизбежная и политически оправданная. Предрекаемый национал-социалистами скорый распад СССР — «этого глиняного колосса», использовался для оправдания немецких притязаний. Информация о Советском Союзе централизованно поставлялась Министерством народного просвещения и пропаганды, которое в 1933 году возглавил доктор философии Йозеф Геббельс. В инструкции имперского Министерства пропаганды от 31 марта 1937 года говорилось: «Борьба против мирового большевизма — генеральная линия немецкой политики. Его разоблачение — главная задача национал-социалистической пропаганды.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

перейти в каталог файлов


связь с админом