Главная страница
qrcode

Информационные войны против России в истории


Скачать 247.2 Kb.
НазваниеИнформационные войны против России в истории
Дата19.01.2018
Размер247.2 Kb.
Формат файлаdocx
Имя файлаИнформационные войны против России в истории.docx
ТипДокументы
#57184
страница6 из 14
Каталогid24178567

С этим файлом связано 4 файл(ов). Среди них: Информационные войны против России в истории.docx, Istoria_samoleta_LaGG-3.pdf.
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

Задача пропаганды состоит в том, чтобы показать немецкому народу, что большевизм его смертельный враг, и доказать миру, что он враг всех народов и наций и тем самым мировой враг». Геббельс создал эффективный аппарат тотальной пропаганды национал-социалистической идеологии и обеспечил поддержку курса руководства фашистской Германии со стороны большинства немецкого населения. В руках министерства фактически находилась вся система получения информации. В 1934 году были объединены два крупнейших информационных агентства: агентство Вольфа и Телеграфный союз, входивший в газетный концерн Гуттенберга. В результате объединения возникло официальное агентство «Немецкое информационное бюро». Под контролем министерства пропаганды находилось все немецкое радиовещание. Имелось также несколько радиостанций (Мюнхен, Кенигсберг, Лейпциг, Дрезден, Гамбург), которые вели вещание на европейские страны. Так, против СССР работало три радиостанции: одна из них носила троцкистский характер, другая – сепаратистский, третья – выдавала себя за «национально-русскую». С конца 1940 года немецкие ведомства начали активную работу по сбору информации в интересах проведения информационно-психологического обеспечения нападения на СССР: обрабатывались материалы красноармейских газет приграничных военных округов и другая периодическая печать, вплоть до многотиражек крупных заводов и ведомственных журналов, выходящих небольшими тиражами. К работе привлекались так называемые «специалисты по России», в том числе и из состава эмигрантских организаций, изъявивших желание сотрудничать с немцами. Они готовили аналитические материалы, определяли слабые стороны советских военнослужащих, вскрывали проблемы советского общества, разрабатывали рекомендации по информационно-психологическому воздействию на личный состав Красной Армии и население с учетом национально-психологических особенностей, традиций и культуры.

Армейская разведка «Абвер» во главе с адмиралом Канарисом, сотрудничавшим с МИ-6, осуществляла засылку в СССР агентов, подготовленных для ведения информационного противоборства. Они должны были проводить акции информационно-психологического характера, в частности, сеять слухи, распространять компрометирующие материалы на руководство страны, командный состав РККА и т.п., используя разработки и оперативные возможности британской разведки. Так, одна из школ «Абвера» первую партию таких агентов-пропагандистов направила в феврале 1941 года, вторую – в мае 1941 года. Они осели в приграничных военных округах, имея задачу до начала военных действий «подготовить почву» для предстоящих акций.

Агенты Канариса входили в оперативные контакты с британской агентурой, особенно в Белорусском военном округе, где позиции английской разведки были наиболее сильны. Нелегалы информационной войны вербовали людей среди недовольных советской властью, распространяли через них листовки, компрометирующие материалы, слухи, способствующие разжиганию национальной вражды и т.д. Стоит отметить, что пропаганда готовилась весьма тщательно и была довольно тонкой с точки зрения расстановки акцентов.

Достаточно обратить внимание на запись Геббельса в дневнике от 5 июня 1941 года: «Директивы о пропаганде против России: никакого антисоциализма; никакого возвращения царизма; не говорить открыто о расчленении русского государства, так как мы озлобим армию, которая состоит в основном из русских; против Сталина и стоящих за ним евреев; земля – крестьянам, но колхозы пока сохраняются, чтобы спасти урожай; острые обвинения в адрес большевизма». В дополнение к этому отделом пропаганды штаба Главнокомандования Вермахта была подготовлена и 6 июня 1941 года направлена в войска директива о применении пропаганды в операции «Барбаросса», согласно которой определялись основные цели информационно-психологического воздействия: устрашение противника; усиление пораженческих настроений; создание позитивного представления о плене; подрыв авторитета государственного и военно-политического руководства СССР; побуждение к добровольной сдаче в плен и к дезертирству; подрыв авторитета командиров и начальников, неповиновение им; усиление недовольства гражданского населения положением в стране; побуждение населения к лояльному отношению к военнослужащим вермахта; усиление тревоги за судьбу родных.

Готовясь к войне против СССР, германское Министерство пропаганды отпечатало более 30 млн. листовок и пропагандистских брошюр карманного формата на 30 языках народов СССР, подготовив и записав заранее несколько радиопередач для вещания на территорию Советского Союза. К 22 июня 1941 года на Восточном фронте было сосредоточено 17 рот пропаганды – сразу после первого артобстрела советской территории ими были запущены агитснаряды с листовками-обращениями к красноармейцам и командирам Красной Армии. В период с начала войны до поражения германской армии под Москвой в декабре 1941 года немецкая пропаганда питалась победами на фронтах и видела свою задачу разъяснить немецкому народу необходимость и справедливость этой войны и доказать ее превентивный характер. Значительное внимание в этот период уделялось пропаганде военных успехов вермахта. Когда немецкая армия осенью 1941 года испытывала ожесточенное сопротивление советских войск под Москвой, немецкое командование обращалось со словами: «Солдаты! Перед вами Москва! За два года войны все столицы континента склонились перед вами. Вы прошли по улицам лучших городов. Осталась Москва. Заставьте ее склониться. Покажите ей силу вашего оружия, пройдите по ее площадям. Москва — это конец войны. Москва— это отдых. Вперед!» Таким образом, в ход было пущено все: и тщеславие — «все столицы склонились перед вами», и близость цели — «перед вами Москва», и посулы пограбить — «пройдите по ее площадям», но главное: «Москва — это конец войны». На оккупированной советской территории немецкая пропаганда стремилась согласовывать свои усилия с развитием событий на фронтах, приспособиться к меняющейся обстановке. Так, вначале, надеясь на успех «молниеносной войны», ставились задачи вести так называемую «угрожающую пропаганду», чтобы путем запугивания сломить у населения оккупированных областей волю к победе.

Но по мере того, как война принимала затяжной характер, немецкие руководители, осознав, что лишь запугиванием многого не добьешься, предприняли попытки склонить население к сотрудничеству. 22 апреля 1942 года Геббельс писал в дневнике: «Мы слишком больно ударили по русским, особенно по украинцам, круто поступая с ними. Затрещина не всегда является убедительным доводом, и это относится как к украинцам, так и к русским». Через месяц он вновь возвращается к этой теме и развивает ее: «Лично я думаю, что мы должны изменить нашу политику, особенно по отношению к народам Востока.

Нам бы удалось значительно уменьшить опасность со стороны партизан, если бы мы сумели завоевать в какой-то мере доверие народа. В этом отношении могла бы совершить чудеса ясная политика по отношению к крестьянам и церкви. Может быть, было бы полезно организовать в различных районах марионеточные правительства, чтобы переложить на них ответственность за неприятные и непопулярные мероприятия». Разумеется, Советский Союз также предпринимал ответные контрпропагандистские и пропагандистские меры. Но, говоря о советской системе пропаганды и контрпропагады, следует признать, что в предвоенные годы она не отличалась большой эффективностью. Прежде всего, можно отметить крайне низкий уровень подготовки журналистов, корректоров и цензоров, что приводило к появлению грубейших ошибок, причем в политической области, что служило поводом для острых шуток среди населения. В произведениях печати, особенно в газетах, из-за опечаток было много политических искажений.

Наиболее характерными являлись следующие: вместо «бесстрашный» печаталось «страшный», вместо «исторический» - «истерический», «классовый» превращался в «кассовый», «объединение» подменялось на «разъединение», и уж совсем вопиющими (и при этом частыми) были случаи, когда вместо «председатель» печаталось «предатель», а вместо «социализм» - «капитализм». Например, в газете «Знамя ударника» Новаторского райкома ВКП(б) Калининской области 6 мая 1939 года было напечатано: «В массах трудящихся всего мира растет ненависть к хищному социалистическому (вместо «капиталистическому») строю». В газете «Организатор», выходившей в Лежневском районе Ивановской области, 3 октября 1939 года было напечатано: «В то время как в Европе полыхает пожар войны, наша страна в результате осуществления политики партии продолжает подобные (вместо победные) шествия по сталинскому пути». Среди цензоров было довольно много малограмотные людей, не имеющих ни достаточного общего образования, ни политического. Например, цензор газеты «Индустрия» Федоров до этого работал зав. складом, зав. гаражом, нигде не учился. Но еще хуже было положение с цензорами областных и районных газет. Обкомы партии, как правило, не считали нужным выделять на эту работу людей. Встречались случаи выпуска газет без визы цензора. Так, результатом отсутствия цензурного согласования стали допущенные в воронежской газета «Коммуна» грубые опечатки: в номере за 9 мая 1937 года было напечатано, что партийные организации сумеют «возглавить политический переворот в жизни страны». В «Волжской коммуне» 20 июня 1937 года в опубликованном докладе Постышева было напечатано: «Тов. Сталин особенно подчеркнул, что для победы классовых врагов в новой обстановке необходимо овладеть большевизмом». В газете Елховского района «За большевистские колхозы» 27 июня того же года при перепечатке передовицы «Правды» было напечатано: «Добить партийных и непартийных большевиков, преданных партии и Советской власти, преданных делу коммунизма». Не лучше обстояло дело и с военной пропагандой и военно-патриотическим воспитанием, что отмечалось в докладе Главного политического управления в январе 1941 года. В частности, отмечалось, что ОСАВИХИМ не уделяет должного внимания военно-спортивной подготовке молодежи, сводя свою работу к проведению массовых праздников и формальной сдаче норм ГТО.

Отдельно указывалось на отсутствие военно-патриотических фильмов и книг о современных буднях Красной Армии. И особое внимание обращалось на крайне низкий уровень обучения детей и молодежи иностранным языкам, особенно немецкому. В этой связи руководство ГПУ предлагало в срочном порядке принять меры, направленные на усиление информационно-пропагандистской работы и военно-патриотического воспитания населения.

Но меры пришлось принимать уже в экстренном порядке – в условиях войны. С началом войны была проведена перестройка всей информационной системы. Уже 23 июня 1941 года Главное управление политической пропаганды Красной Армии подготовило директивы, согласно которым главной задачей прессы становилось воспитание героизма, мужества, военного искусства, дисциплинированности. Были также сформулированы основные лозунги, которыми должна была руководствоваться пресса, в частности: «Фашизм – это порабощение народов. Фашизм – это голод, нищета, разорение. Все силы на борьбу с фашизмом!», «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами!». Эти и другие лозунги во многом и определяли основное содержание выпусков как военных, так и гражданских газет.

А 24 июня начал формироваться механизм управления информационными потоками в условиях войны – было принято совместное постановление ЦК партии и правительства «О создании и задачах Советского Информационного Бюро». Главной задачей Совинформбюро было краткое изложение военно-оперативных сводок. Они составлялись оперативным отделом Генштаба, затем передавались по радио и печатались в газетах. За время Великой Отечественной войны было подготовлено около двух тысяч ежедневных сводок, 122 сообщения «В последний час», всего 2373 различных материала. Фактически, Совинформбюро стало инструментом пропаганды и контрпропаганды как внутри страны, так и за рубежом, поскольку именно эта структура также занималась информированием общественности зарубежных стран о событиях, происходящих на советско-германском фронте и о работе советского тыла. Данное направление работы потребовало огромных усилий и задействования возможностей внешней разведки, а также связей по линии Коминтерна, чтобы обеспечить передачу в зарубежные газеты, журналы, радиостанции, агентства информации о Советском Союзе. В рамках изменения информационной системы сократилась общая печать: из 39 центральных газет было оставлено 18.

Также уменьшались тиражи, изменялась периодичность и сокращался объем местной печати. Одновременно с этим значительно была расширена сеть военных газет. Во второй половине 1941 года в Красной Армии выходило 465 военных газет, а в 1944 году - 757, общий разовый тираж составил 3 195 000 экземпляров. 64 военные газеты выходили не только на русском языке, но и на языках народов СССР. Однако если с пропагандистской работой внутри страны и в Красной Армии ситуация исправлялась в лучшую сторону, то работа подразделений спецпропаганды Красной Армии на немецкие войска до середины 1942 года отличалась бессистемностью. После создания в июне 1942 года Совета военно-политической пропаганды воздействие на психику немецких солдат и население Германии значительно активизировалось, чему также способствовало изменение обстановки на фронте. 25 июня 1941 г. было создано Советское бюро военно-политической пропаганды, которому вменялось в обязанность определять содержание, формы и методы пропаганды среди войск и населения противника. На первом же заседании бюро военно-политической пропаганды были определены основные задачи работы среди войск и населения противника — всемерно ослаблять морально-политический потенциал вражеских войск, подрывать их боеспособность, разлагать фронт и тыл вермахта.

Из тридцати лозунгов к немецким солдатам, разработанных отделом по работе среди войск и населения противника ГУПП РККА, было утверждено десять, содержащих ясные и сжатые формулировки, такие, например, как: «Немецкие солдаты! Долой развязанную Гитлером грабительскую войну! Да здравствует дружба между немецким и русским народами!»; «Немецкие солдаты! Запомните: уничтожение кровавого Гитлера и его приспешников — единственный путь к миру!»; «Немецкие солдаты! Советская Россия не посягала и не посягнет на независимость и целостность Германии. Подумайте, ради чего вы проливаете свою кровь?» В других лозунгах говорилось о несправедливом характере начатой Гитлером войны, провозглашались идеи дружбы между народами СССР и Германии, содержались призывы к совместной борьбе против фашизма. Содержание пропаганды Красной Армии среди войск противника определялось следующими основными направлениями: разъяснение справедливого характера войны со стороны СССР и агрессивного захватнического — со стороны Германии; разоблачение как виновников войны фашистского режима лично Гитлера и его окружения; показ роста сил и могущества Красной Армии, гибельности для Германии войны на два фронта, неизбежности ее поражения; пропаганда плена как пути спасения и возвращения на родину.

В июле 1941 г. издавалось 18 газет на иностранных языках, из них 10 — на немецком. Начались регулярные передачи на радио на немецком языке, финском, румынском языках. В июле—августе 1941 года стали издаваться серии информационных листовок: «Международная информация», «Известия с фронта», «Что происходит в Германии», «Как живут военнопленные в Советской России». Однако пропагандистская работа разворачивалась второпях, что нередко приводило к появлению бессмысленных листовок. К таким, в частности, можно отнести листовки, посвященных «сообщениям» о создании в Германии «случных пунктов», где эсэсовцы якобы «заботились», чтобы у жен немецких солдат было необходимое рейху потомство. Также не имели здравого смысла и листовки с «поцелуйными карточками» и удостоверениями «члена союза по охвату женских половых органов», предлагавшего дамам, чьи мужья отсутствуют, «согревать супружескую постель путем выполнения мужских обязанностей».

Все это должно было создать впечатление, что нацисты превращают Германию в публичный дом, породить у немецких солдат-фронтовиков беспокойство и возмущение. В действительности содержание подобных листовок служило лишь поводом для их шуток. Кроме того, вплоть до апреля 1942 года во многих советских листовках был малопонятный призыв: «Прощай Москва, долой Гитлера!» На некоторых листовках 1941 года эти слова даже указывались как пароль для перехода немецких солдат на сторону Красной Армии. Стоит признать, что пока немецкие войска продвигались по нашей территории по всему фронту, крайне сложно было найти эффективные способы информационного воздействия на них.

В качестве ключевого был выбран следующий аргумент: «Вы измеряете ваши успехи количеством пройденных километров, мы же измеряем наши успехи числом уничтоженных немецких дивизий. Нашу территорию мы возьмем обратно, ваших же дивизий вам никогда не вернуть». В 1941 году это было для немцев не очень убедительно, но все увеличивающиеся потери немецких войск заставляли задумываться. Необходимо также отметь, что в начальный период войны тезисы советской пропаганды не доходили до сознания основной массы немецких солдат в силу того, что эти призывы не учитывали психологию немцев, их нравы, традиции, особенности быта и воспитания. Не хватало также конкретных знаний о противостоящих частях и соединениях противника, их морально-психологическом состоянии. Чтобы пополнить знания о воюющих войсках противника, стали полнее изучать захваченные у него документы — письма, приказы, распоряжения, данные наблюдений на переднем крае, сведения разведки. Особое внимание было уделено изучению пленных. Чтобы материалы их допросов давали больше сведений для работы среди войск противника, спецпропагандистами центрального аппарата была разработана специальная «Инструкция по опросу пленных», которая была разослана во все политорганы армии и флота. В результате проведенной работы советские спецпропагандисты смогли выяснить массу необходимых сведений, которые необходимо было учитывать при разработке методов информационного воздействия на немцев. Выяснилось, что при подготовке листовок и газет абсолютно не учитывалось, что «из пяти с лишним миллионов солдат и офицеров вермахта, вторгшихся на нашу землю, около трех миллионов были членами национал-социалистической партии. Все они прошли школу фашистской молодежной организации «Гитлерюгенд» (Гитлеровская молодежь)». То есть, все они с детства были воспитаны нацистской пропагандой и было наивным пытаться побудить их «переходить на сторону первого государства рабочих и крестьян», «свергнуть гитлеровский режим» и т.п.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

перейти в каталог файлов


связь с админом