Главная страница
qrcode

Информационные войны против России в истории


Скачать 247.2 Kb.
НазваниеИнформационные войны против России в истории
Дата19.01.2018
Размер247.2 Kb.
Формат файлаdocx
Имя файлаИнформационные войны против России в истории.docx
ТипДокументы
#57184
страница7 из 14
Каталогid24178567

С этим файлом связано 4 файл(ов). Среди них: Информационные войны против России в истории.docx, Istoria_samoleta_LaGG-3.pdf.
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   14

Но также стало ясно, что немцы хорошо воспринимают по-военному четкие, ясные и лаконичные фразы, помогающие понять, что происходит, давая прямые ответы на прямые вопросы. Кроме того, было принято решение о необходимости подготовки пропагандистских материалов на разных языках для распространения среди воюющих на стороне гитлеровской армии иностранцев – румын, итальянцев, финнов, французов, шведов, поляков. И еще одним серьезным выводом стало решение о переориентации с выпуска газет на выпуск листовок, поскольку, как показал начальный период войны, листовки обладают рядом преимуществ по сравнению с другими видами печатной продукции - они были значительно оперативнее, чем газеты, бюллетени или брошюры, быстро откликались на изменения в политической обстановке.

Они отличались небольшим объемом (чаще всего одна-две страницы), сжатым и доступным текстом, броским полиграфическим оформлением. Листовку очень быстро готовили к печати, издавали большими тиражами на любой полиграфической базе и в короткие сроки распространяли. Воспроизведение в листовке фотографий, копий официальных документов повышало их убедительность, а художественное оформление листовок способствовало усилению их эмоционального воздействия на аудиторию. Небольшой, лаконичный, доступный текст листовки легко воспринимался даже при вынужденно быстром чтении во фронтовой обстановке. Благодаря малому формату листовку легко было спрятать, передать кому-либо, сохранить как пропуск для сдачи в плен. В ходе битвы под Москвой появилась листовка-приказ, применяемая в русской армии как форма печатной пропаганды еще в Отечественной войне 1812 года. Своим возрождением она обязана командующему Западным фронтом Г. К. Жукову. Он приказал подготовить листовку, которая помогла бы перехватить бегущих вражеских солдат и побудила бы их сдаться в плен. Но когда она была подготовлена и представлена командующему, он не согласился с ее слишком гладким литературным стилем, заметив, что немецкий солдат привык к коротким чеканным фразам, к официальному языку, и предложил вариант листовки, написанной им самим. «Приказ войскам Западного фронта: «1. Всех немецких солдат, ефрейторов и унтер-офицеров, сложивших оружие и добровольно отказавшихся драться против частей Красной Армии, немедленно принимать на свою сторону, хорошо накормить, раздетых одеть и, не задерживая, направлять вглубь страны. 2. Настоящий приказ является пропуском через линию фронта русских для неограниченного количества пленных. Главное командование Западного фронта». Эта листовка-приказ была напечатана тиражом 800 тысяч экземпляров и в тот же день распространена среди отступающих немецких войск. Примером удачного издания явилась листовка «Хорошо живется немецкому солдату» (художник Борис Ефимов). Карикатуры на главарей фашистского рейха, помещенные в ней, сопровождались лаконичными подписями: «Гитлер думает за него», «Геринг ест за него», «Лей пьет за него», «Геббельс говорит за него», «Гиммлер заботится о том, чтобы его жена не оставалась бездетной», а под изображением убитого на снегу солдата дана текстовка: «Ему самому не остается ничего другого, как погибнуть на фронте».

По совету пленных эта многокрасочная листовка издавалась много раз, служила пропуском в плен. В апреле 1942 года ГлавПУ РККА поместил пропуск под обращением депутатов рейхстага и ландтага В. Флорина, В. Пика, Г. Субботки, В. Ульбрихта «Отказывайтесь идти в весеннее наступление». Листовка-пропуск «Так или так» со стихами И. Бехера была иллюстрированной, напоминала собой мини-плакат, на котором были изображены погибший солдат вермахта и живой с листовкой-пропуском и написаны слова: «So oder so» («Так или так»). 14 августа 1943 года листовка уведомила немецкие войска о том, что избран и приступил к работе Национальный комитет «Свободная Германия». Она так и называлась: «Уведомление».

В сентябре 1943 года тиражом в 1 млн. экземпляров была выпущена листовка НКСГ «Дайте ответ», в которой от имени немецкого народа сначала ставился ряд вопросов к Гитлеру и его окружению о том, куда их политика завела Германию и когда будет покончено с войной, а затем от мировой общественности задавались вопросы немецкому народу: «Хотите ли вы прекратить свое существование как государство или вы хотите сохранить свою независимость? — Дайте ответ. Хотите ли вы покорно погибнуть с Гитлером или вы хотите от него освободиться и завоевать себе снова уважение народов? — Дайте ответ. На эти вопросы весь немецкий народ требует сегодня ответа! И он хочет, чтобы этот ответ был не в форме слов, а в форме действий!».

Таким образом, с 1942 года советская пропаганда стала более эффективной в плане воздействия на немецкую армию, чему во многом способствовал полученный в начальный период войны опыт и создание в июне 1942 года Совета военно-политической пропаганды. Но главным фактором все же стали успехи на фронтах – хотя о переломе в войне говорить было еще рано, характер военных действий серьезно изменился не в лучшую для немцев сторону.

Собственно, с 1942 года немецкая пропаганда также значительно изменилась – от пропаганды путем демонстрации силы и военных успехов они были вынуждены перейти к пропаганде путем критического анализа своих ошибок. Особо примечательными были статьи Геббельса, которые, по мнению современных исследователей, стали «новым словом» в искусстве пропаганды. Эти публикации создавали впечатление, будто правительство совершенно открыто и непринужденно беседует с каждым немецким гражданином о самых щекотливых вопросах политической и военной обстановки и разрешает ему иметь в этом вопросе собственное мнение. В своих выступлениях министр пропаганды использовал и известные ему сообщения пропаганды противника, успевшие проникнуть в народ.

Он анализировал всяческие распространяемые в народе слухи и в определенных случаях позволял себе намеренно сгущать краски. Широкой гласности статей Геббельса способствовала регулярная передача их по радио. Также текст одного из его первых выступлений распространялся среди населения в виде приложения к продовольственным карточкам. В этот же период началась демонстрация уже давно подготовленного, но не выпускавшегося на экраны фильма «Фридерикус». Фильм должен был показать, как Фридрих Великий, несмотря на все неблагоприятно для него сложившиеся обстоятельства, упорством и настойчивостью добился победы, которая долгое время казалась невозможной. Кадры, на которых король был изображен в дырявых ботинках, долго не сходили со страниц прессы. С этого времени фронтовые репортажи становятся еще более реалистичными, а еженедельное обозрение впервые помещает фотографии убитых немецких солдат. Пропаганда путем критического анализа своих действий была рассчитана ее руководителями на то, чтобы убедить народ в необходимости войны, заставить его внутренне ожесточиться и сделать его невосприимчивым к неудачам на фронте.

Но с 1944 года, когда стало очевидна угроза близкого поражения Германии, немецкая пропаганда кардинально изменилась, ее главной задачей стала попытка мобилизовать для сопротивления противнику последние силы народа, внушая ему страх и ужас поражения. Возможности в этом отношении были огромны. Обширный материал для пропаганды ужасов поражения давали безжалостные бомбардировки противником германских городов. Большое количество аргументов представляли Министерству пропаганды и сама политика западных держав и ставшие известными послевоенные планы.

В этой атмосфере появилась и получила большое распространение поговорка: «Радуйтесь войне, ибо мир будет страшным». Исследователи предполагают, что ее придумал сам Геббельс. Также отмечается, что именно в этот момент многие немцы открыто или тайно поверили в существование у Германии какого-то чудодейственного оружия.

На последнем этапе у немецкой пропаганды появился еще один лозунг: «Победа или Сибирь!» Он возник так. Когда в рядах немецких солдат окончательно сложилось убеждение, что война скоро закончится, американцы из опроса пленных заключили, что многие немецкие войска воюют так ожесточенно только потому, что не хотят быть отправленными в качестве пленных в Америку, опасаясь, что из-за океана им будет труднее вернуться на родину. Это заставило американцев быстро уничтожить сотни тысяч пропагандистских листовок, изображавших немецких пленных на пути в Америку, и заменить их новыми листовками, в которых объявлялось, что пленные немцы отныне не поедут в Америку, а будут содержаться в лагерях на территории Западной Франции.

Немецкая пропаганда немедленно опубликовала эту листовку как «доказательство» того, что теперь всех немецких пленных будут передавать русским и угонять в Сибирь. Примечательно, что несмотря на то, что Геббельс пустил в ход все средства пропаганды с целью доказать стремление противника уничтожить немецкий народ, он не решился опубликовать полученную в Берлине летом 1944 года карту предполагаемого раздела Германии. Эта карта была перепечатана из одной турецкой газеты, она иллюстрировала первый проект разделения Германии на три зоны. Согласно этому проекту, Берлин, разделенный на три сектора, должен был находиться в центре английской зоны оккупации.

Геббельс опасался, что с опубликованием такой карты немецкое население восточных провинций начнет переселяться на территорию будущей американской или английской зоны и следствием этого явится огромный беспорядок на транспорте, что отнюдь не способствовало бы усилению сопротивляемости Германии. Большинство немецкой армии и населения верило гитлеровской пропаганде, которая предрекала гибель «Великой арийской Германии» и физическое уничтожение немецкого народа в случае поражения от Советской армии. Накануне ожидавшегося наступления на Берлин, 15 апреля 1945 года, в ротах дивизий Вермахта и войск CC читали приказ Гитлера: «Солдаты Восточного фронта! Последний раз со смертельной ненавистью большевизм начал наступление. Он пытается разрушить Германию и наш народ истребить. Вы, солдаты востока, знаете, какая судьба ожидает ваших жен и детей, ибо все мужчины и дети убиваются, а женщины насилуются в казармах, а кто остается в живых, угоняется в далекую Сибирь. Мы предвидели это наступление и в течение января постарались создать сильное укрепление, мощная артиллерия встретит своим огнем врага. Его бесчисленные потери восполнены новыми частями, но новые части и фольксштурм усиливает наш фронт. Большевизм на сей раз встретит старая судьба, они будут обескровлены. Кто в этот момент не выполнит своего долга, будет предателем своего народа.»

Следует отметить, что многие немцы считали, что наступающие с запада «цивилизованные армии» Великобритании и США не были так страшны, как «взбесившиеся красные, азиатские орды», искренне веря, что месть советских победителей за преступления германской армии обрушится на весь народ Германии. Достаточно процитировать строки из статьи Йозефа Геббельса в газете «Фелькишер беобахтер» за 2 марта 1945 года: «В лице советских солдат мы имеем дело со степными подонками. Это подтверждают поступившие к нам из восточных областей сведения о зверствах. Они действительно внушают ужас. Их невозможно даже воспроизвести в отдельности. Прежде всего, следует упомянуть об ужасных документах, поступивших из Верхней Силезии. В отдельных деревнях и городах бесчисленным изнасилованиям подверглись все женщины от 10 до 70 лет. Это делается по приказу сверху, так как в поведении советской солдатни можно усмотреть явную систему». Именно поэтому настолько сильно было до последнего момента стремление любой ценой задержать продвижение советских войск, и именно по этой причине части и соединения германских вооруженных сил стремились сдаться армиям западных стран, при этом, зачастую, саботируя приказы Берлина.

Вот как описывается ситуация в донесении члена Военного совета 1-го Украинского фронта генерал-лейтенанта Крайнюкова начальнику главного политического управления РККА о политической обстановке на занятой территории Германии в полосе войск фронта от 4 апреля 1945 г.: «Во второй половине марта войсками фронта занято на территории Германии 10 городов, в том числе 2 областных центра (Ратибор и Нейсе). Большинство немецкого населения этих районов самостоятельно эвакуировалось или насильно угнано немецкими властями в глубь Германии. На месте остались главным образом, старики, женщины и дети. Перед приходом Красной армии фашисты вели лживую пропаганду среди населения о «зверствах», которые якобы будут чинить Красная Армия над немецким населением. Вот почему немецкое население встречает приход Красной армии с ужасом и страхом за свое будущее. Имели место даже случаи самоубийства. Так, при вступлении частей Красной армии в село Медниц не успевшие эвакуироваться 58 женщин и подростков перерезали себе вены на руках для того, чтобы Красная Армия не забрала их на работу. Отношение населения к Красной Армии на ранее занятой территории Германии остается враждебным. Они совершают диверсионные акты и помогают скрываться немецким солдатам, оставшимся в тылу войск фронта. Однако внешне немцы покорны, аккуратно выполняют все поручения и высказывают удовлетворение установленным для них режимом. Так, пастор города Заган Эрнст Шлихен заявил: «Мероприятия, проводимые советским командованием, расцениваются немецким населением как справедливые, вытекающие из военных условий. Но отдельные случаи произвола, особенно факты изнасилования женщин, держат немцев в постоянном страхе и напряжении. Военные совета фронта и армий ведут решительную борьбу против мародерства и изнасилования немецких женщин.»

Да, действительно, были случаи изнасилований, убийств и мародерства со стороны бойцов Красной Армии. Многим, кто видел зверства нацистов, кто потерял семьи, трудно было удержаться от мести, тем более, что многие солдаты наизусть помнили призыв Эренбурга «Убей немца!». Но это были не массовые, а единичные случаи, которые довольно жестко пресекались в соответствии с приказом Сталина от 19 января 1945 года: «Офицеры и красноармейцы! Мы идем в страну противника... Оставшееся население на завоеванных областях, независимо от того немец ли, чех ли, поляк ли, не должно подвергаться насилию. Виновные будут наказаны по законам военного времени. На завоеванной территории не позволяются половые связи с женским полом. За насилие и изнасилования виновные будут расстреляны».

Поэтому вызывают недоумение регулярно появляющиеся в трудах западных историках сведения об огромном количестве изнасилованных советскими солдатами немецких женщин. В 1992 году вышла книга англичанина Энтони Бивора о взятии Берлина («Berlin: The Downfall., 1945»), мгновенно ставшая европейским бестселлером. Одна из ключевых тем сего творения – зверства Красной Армии. Среди всего прочего, по подсчетам Э. Бивора, советские солдаты изнасиловали 2 млн немок; «Русские солдаты насиловали всех немок от 8 до 80 лет. Это была армия насильников». Разумеется, книга вызвала массовый интерес западной прессы, и посыпались статьи и рецензии, заголовки которых говорят сами за себя: «Ужасный мир после ужасной войны» («The Boston Globe», США), «Изнасилование в Берлине: История выжившей» («The Independent», Великобритания), «Рассказ женщины, ставшей военным трофеем» («The Observer», Великобритания), «Жизнь с русским медведем» («The Independent», Великобритания), «Варвары» («Daily Mail», Великобритания), «Они изнасиловали всех немок в возрасте от 8 до 80 лет» («The Guardian», Великобритания), «Войска Красной Армии насиловали даже русских женщин, которых они освобождали из лагерей» («The Daily Telegraph», Великобритания).

Понятно, что все эти публикации являются попыткой пересмотреть итоги Второй мировой войны. Это проявление развернутой против России информационной войны, которая стала продолжением былой «холодной войны», начавшейся почти сразу после окончания Второй мировой войны. Наступивший в 1945 году долгожданный мир был весьма условным – еще не выветрился запах пороха с солдатских гимнастерок, как началось жесткое информационное противостояние двух систем – «холодная война», жертвой которой пал Советский Союз.

Принято считать, что глобальное информационное противостояние СССР и стран Запада началось после Второй мировой войны, после знаменитой «фултоновской речи» Уинстона Черчилля в 1946 году, ознаменовавшей начало «холодной войны». Но антисоветская пропаганда была запущена еще в то время, когда мы выступали союзниками по антигитлеровской коалиции. Стоит обратить внимание, в частности, на американский плакат выпущенный во время войны, который призывает не разглашать информацию, которая может оказаться полезной ВРАГАМ: немцам, итальянцам, русским и японцам. Да и описания советских солдат в вышедших стразу после войны мемуарах американских офицеров нельзя назвать никак иначе, как «демонизацией» образа русских. Так, служивший в разведке американский офицер Гарри Розицки (кстати, будущих руководитель управления по делам СССР ЦРУ США) описывал советских бойцов как «монголоидных солдат ростом в 140-150 сантиметров в лаптях», а генерал Д. Паттон, которого американцы считают выдающимся героем той войны, в ходе общения с прессой и выступлений на публике называл русских «вырождающейся расой монгольских дикарей», «сукиными сынами, варварами и запойными пьяницами». Но это лишь видимое отражение процессов, которые начались гораздо раньше. С самого начала Второй мировой войны по заданию Государственного департамента США под руководством американского Совета по международным отношениям и на средства фонда Рокфеллера работали четыре группы экспертов, занимавшиеся проработкой тем под общим названием «Изучение интересов Америки в военное и мирное время». За три недели до нападения Германии на СССР к ним добавилась еще и «Группа по изучению мирных целей европейских наций». Результатом общей работы стал ряд секретных документов, посвященных послевоенному порядку в Европе и мире с особым вниманием к территориям и странам, приграничным к СССР. Члены этих групп провели несколько заседаний, на которые приглашались с докладами представители эмигрантской элиты и бывшие государственные деятели Литвы, Латвии, Эстонии, Польши, Венгрии, Норвегии, Чехословакии, Румынии, Югославии, Австрии.

22 августа 1941 года Совет по международным отношениям провел специальное заседание «Вопросы американской политики, касающейся нацистско-большевистской войны». Рассматривавшиеся варианты наглядно демонстрируют реальные интересы США: «Если большевистский режим сохранится: а) Станет ли Америка соучастником Советской России в войне против Гитлера; б)Должна ли Америка добиваться установления равновесия между (послевоенной) Германией и Россией путем создания независимых от них обеих буферных государств; в) В случае нападения Японии на Приморье, должны ли тогда США вмешаться путем интервенции на Дальнем Востоке. Если большевистский режим падет: а) Должна ли Америка стараться восстановить большевизм в России; б) Должны ли США по примеру Гитлера санкционировать массовое переселение народов для создания буферной зоны между Германией и Россией. Если после большевистского режима будет установлен режим сотрудничества с Германией: а) Должны ли США не дать возможность этому режиму установить контроль над Транс-Сибирской железной дорогой; б) Должна ли Америка подготовить на Дальнем Востоке противников этого режима (Китай, Япония)». Однако наиболее важны итоговые тезисы обсуждения: «Военный результат этой войны решит судьбу не только большевистского режима; он может обусловить огромный процесс перегруппировки сил от Богемии до Гималаев и Персидского залива. Страницы истории открываются вновь, краски снова льются на карты. Ключ к этому лежит в реорганизации Восточной Европы, в создании буферной зоны между тевтонами и славянами. В интересах Америки направить свои усилия на конструктивное решение этой проблемы, если только желательно предотвратить повторение войны».
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   14

перейти в каталог файлов


связь с админом