Главная страница

ЛАЙОШ ЭГРИ-ИСКУССТВО ДРАМАТУРГИИ. Искусство драматургии


Скачать 0,82 Mb.
НазваниеИскусство драматургии
АнкорЛАЙОШ ЭГРИ-ИСКУССТВО ДРАМАТУРГИИ.pdf
Дата24.10.2017
Размер0,82 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаLAJOSh_EGRI-ISKUSSTVO_DRAMATURGII.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#44239
страница9 из 14
Каталогketrinkett

С этим файлом связано 14 файл(ов). Среди них: Базанов В.В._Работа над новой постановкой (технология оформления, МИТТА.doc, Ershov_P_M_Skrytaya_logika_strastey_chuvstv_i_po.pdf, Arnkheym_R_Iskusstvo_i_vizualnoe_vospriatie.pdf, LAJOSh_EGRI-ISKUSSTVO_DRAMATURGII.pdf, Ershov_P_M_Skrytaya_logika_strastey_chuvstv_i_po.pdf, Sulima_K_Buyviter_1995.pdf, Friends__flirt_soblazn_lol.gif, D1_80_D0_B0_D0_B4_D0_B8_D0_BE-_D0_B3_D0_B8_D1.gif и ещё 4 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14
6. Движение
Достаточно просто и легко увидеть в буре конфликт, хотя то, что мы называем "буря" или "ураган" – это на самом деле кульминация, результат сотен и тысяч малых конфликтов,

63 каждый больше и опасней предыдущего, пока они не придут к кризису
– затишью перед бурей. В эту последнею минуту и принимается решение, буря или проходит стороной или разражается во всей своей ярости.
Говоря о любом проявлении природы,
мы склонны считать, что у него есть только одна причина. Мы говорим,
что бури начинаются так-то и так-то, забывая, что у каждой бури свое происхождение, хотя результаты в сущности одинаковы, точно так же как смерть вызывается разными причинами, хотя в сущности смерть есть смерть.
Каждый конфликт состоит из атаки и контратаки, действия и противодействия, но все конфликты разные. В каждом конфликте есть малые, почти неощутимые движения – переходы – которые и определяют тип развивающегося конфликта. Эти переходы, в свою очередь, определены характерами. Если герой – тугодум или ленивец, то медлительность его переходов будет воздействовать на конфликт, а раз никакие два человека не думают одинаково, то и никакие два перехода или два конфликта не будут тождественны.
Рассмотрим неосознанные мотивации Норы и Хельмера. Почему Нора соглашается с
Хельмером, хотя это окончательно укрепляет его .враждебную позицию? Что таится в простой фразе? Хельмер только что обнаружил подделку. Он в ярости.
ХЕЛЬМЕР: Несчастная... Что ты наделала?
Это не атака. Он прекрасно знает, что она сделала, но слишком потрясен, чтобы поверить в это. Он борется с собой и нуждается в передышке. Но его фраза предваряет грядущую злобную атаку.
НОРА: Дай мне уйти.
Нельзя, чтобы ты платился за меня. Ты не должен брать этого на себя.
И это не контратака, но все-таки конфликт развивается, она еще не поняла, что
Хельмер не собирается взять ответственность на себя, и не осознала до конца, что он зол на нее. Она видит его ярость,
но не понимает ее причин.
Эта наивность делает ее – ввиду грозящей опасности – столь привлекательной для нас. Итак, ее фраза – это не выпад в схватке, а переход, помогающий развитию конфликта.
Если бы вы не знали Хельмера, его характера, его щепетильности, его фанатичной честности, то борьба Норы с Крогстадом не была бы конфликтом. Нечего было бы ожидать.
Единственным вопросом было бы: кто кого перехитрит. Итак, малое движение становится важным только в связи с большим движением.
"Сенная лихорадка" Каварда дает хороший материал для примера. Выбранная сцена не содержит больших движений. Ничто не поставлено на карту, ничто не делает малые движения важными. Беды нет, если какой-нибудь герой сейчас проиграет – до свадьбы заживет. То, что это комедия, не оправдание для столь серьезного недостатка, тем более, что это плохая комедия.
Комментарии в скобках после каждой реплики (атака, контратака, развитие) указывают на возможности этой реплики с точки зрения развития конфликта.
Семья, состоящая из очаровательной матери, бывшей актрисы, очаровательного отца, писателя и двух очаровательных детей, которые просто очаровательны, пригласила на выходные дни гостей. Мать Юдифь, отец Давид, дочь Сорель и сын Симон – все позвали своих знакомых. Перед прибытием гостей семья спорит о спальных местах.
СОРЕЛЬ:
Не кокетничала бы ты с молодыми болванами, которые тащатся от твоей известности. (Атака).
ЮДИФЬ: Это мое дело. Вот уж не ожидала, что вместо дочери выращу себе надзирательницу. (Контратака. Развитие).
СОРЕЛЬ: Они все такая дешевка. (Атака. Развитие).
ЮДИФЬ: Дешевка? Вовсе нет. А вот твой атташе... (Контратака).
СОРЕЛЬ: Тебе не кажется, что я – другое дело? (Статично).
ЮДИФЬ: Если ты хочешь сказать, что у тебя, как у 19-летней красотки монополия на амурные дела, то ошибаешься, моя милая. (Атака).
СОРЕЛЬ: Но, мама... (Развитие).

64
ЮДИФЬ: На тебя посмотреть, так подумаешь, что мне уже 80 лет, зря я не отослала тебя в пансион когда-то: ты бы вернулась и была моей младшей сестрой. (Статично).
СИМОН: Это бы не помогло – все знают, что мы – твои дети. (Статично).
ЮДИФЬ: Только потому, что я имела глупость нянчить вас на глазах у репортеров.
Так и знала, что потом об этом пожалею. (Статично).
СИМОН: Не понимаю, зачем казаться моложе своих лет? (Атака. Развитие).
ЮДИФЬ: Правильно, в твоем возрасте было бы неприлично понимать это.
(Контратака).
СОРЕЛЬ:
Но, мама, милая, как ты не понимаешь, что тебе не пристало у всех на глазах заигрывать с мальчишками? (Атака).
ЮДИФЬ: Нисколько не у всех на глазах. В моральном смысле я всегда была безупречна, и если мне приятен флирт,
то почему бы и не пофлиртовать? (Статично).
СОРЕЛЬ: Ну какая от этого радость в твои-то годы? (Атака).
ЮДИФЬ: Знаешь, Сорель, в тебе с каждым днем все больше бабьего. Надо было воспитывать тебя иначе. (Контратака).
СОРЕЛЬ: А я горжусь тем, что я такая. (Атака).
ЮДИФЬ: Ты прелесть, я тебя люблю (целует ее) и ужасно ревную. (Статично).
СОРЕЛЬ: Правда? Ой, как мило. (Статично).
ЮДИФЬ: Будь поласковей с Сэнди, хорошо?
(Статично).
СОРЕЛЬ: А не может он переночевать в "маленьком аду"? (Статично).
ЮДИФЬ: Дорогая, он страшно спортивный,
и жар от батарей его обессилит.
(Статично).
СОРЕЛЬ:
Ричарда он тоже обессилит. (Статично).
ЮДИФЬ: Да он и не заметит – привык,
небось, жариться в своих тропиках.
(Статично).
СИМОН: Ясно, по крайней мере, что он зануда. (Статично).
СОРЕЛЬ: Ты что-то стал очень требователен к людям. (Скачок).
СИМОН: Вовсе нет, просто мне противно любезничать с твоими приятелями. (Атака).
СОРЕЛЬ: Ни с моими приятелями, ни с приятельницами ты не вежлив-то...
ХХХ
ВОПРОС: Хорошо,
он эффективен, но я не вижу,
в чем отличие.
ОТВЕТ: Помнишь сцену из "Привидений"? Сцена между Мандерсом и фру
Альвинг содержала все элементы прямого конфликта. Вся пьеса – с немногими исключениями – написана в этом ключе: атака, контратака. И все-таки нельзя взять и сказать, что все хорошие пьесы должны быть построены на этом принципе, раз он был успешен в "Привидениях".
ВОПРОС: Почему?
ОТВЕТ: Потому что ситуация и характеры другие. Всякий конфликт должно строить с оглядкой на ситуацию и характеры. "Привидения" начинаются с высшей отметки. Фру
Альвинг – это ожесточенный, поживший, разочарованный человек, т. е. прямая противоположность доверчивой, избалованной, инфантильной Норы. Ясно, что они создадут разные типы конфликтов. Конфликт фру Альвинг имеет место в начале пьесы и возникает из ее терпения и желания соблюсти приличия.
Главный Норин конфликт имеет место в конце пьесы и возникает из ее неопытности в денежных делах. Конечно, эти конфликты требуют разной трактовки. Но сколь бы разные типы конфликта ни задавались характерами, главное, чтобы все время был конфликт.
7. Предваряющий конфликт
Если вам хочется прочесть рукопись другу,
прочтите, но не просите его оценивать и советовать: он не специалист, понимает гораздо меньше вас и может принести вам гораздо больше вреда, чем пользы своими рассуждениями. Но попросите его вот о чем: пусть он укажет вам момент, когда он начал чувствовать себя усталым, когда ему стало скучно.

65
Значит в этом месте отсутствует конфликт. А отсутствие конфликта – верный признак плохой оркестровки. Ваши герои недостаточно воинственны, у них нет единства противоположностей, и в пьесе отсутствует непреклонный осевой персонаж. А если всего этого нет, то у вас не пьеса, а набор слов.
Можно, конечно, сказать, что слушатели интеллектуально не доросли до понимания вашей пьесы. Что тогда? Значит ли это, что сказанное нами теряет силу? Ничуть, потому что чем развитей в интеллектуальном и культурном отношении человек, тем быстрее ему станет скучно,
если он с самого начала не почувствует
ПРЕДВАРЯЮЩЕГО КОНФЛИКТА
Конфликт – это сердцевина любой литературы, и всякий конфликт чем-то подготавливается, предваряется. Конфликт – это как ядерная энергия, где один взрыв вызывает цепную реакцию. Не бывает ночи без вечера, утра без рассвета, зимы без осени.
Грядущее событие всегда чем-то предварено. Предварение не обязано всегда быть одинаковым: в самом деле, нет двух одинаковых вечеров иди рассветов.
Пьеса без конфликта разваливается. Без конфликтов не может быть жизни на земле.
Так что литературные правила – это только повторение универсального закона, управляющего и звездами и атомами.
Сведите лицом к лицу двух фанатиков и это будет преддверием конфликта захватывающей напряженности.
Превосходно иллюстрирует нашу мысль фильм "30 секунд, над Токио". Первые две трети фильма лишены какого бы то ни было конфликта, и тем не менее зрители смотрят не отрываясь. Что произошло?
Каким волшебством авторы приковали людей к экрану? Очень просто:
они предварили конфликт. Офицер говорит летчикам: "Ребята, вы вызвались на очень опасное дело. Такое опасное, что для вас будет лучше не обсуждать его даже друг с другом".
Его предостережение – это отправная точка рассказа. Затем герои очень долго готовятся к обещанному опасному путешествию. Предварение – это обещание, в нашем случае, обещание конфликта. Мы не обсуждаем, оправдано ли именно в этом фильме столь продолжительное ожидание, важно другое: в течение двух часов зрители, затаив дыхание, ждут этих обещанных 30 секунд над Токио.
Когда на ринге сходятся равные по силам бойцы, напряжение зрителей очень высоко.
То же самое и на .сцене. Вы спросите: как же столкнуть сильных и непреклонных героев и предварить конфликт в самом начале пьесы? Нет ничего легче. Возьмем, например,
Хельмера. Его безжалостность по отношению к малейшему проступку предсказывает конфликт с железной определенностью. Что он сделает, узнав, что Нора ради него подделала подпись? Сжалится ли он? Мы не знаем. Но одно ясно: быть беде. Любой непреклонный герой может вызвать такие же ожидания. Шесть мертвых солдат в "Хороните мертвых" протестуют против несправедливости. Это их действие предваряет конфликт. (Они непреклонны).
Предваряющий конфликт – это то, что на театральном жаргоне .называется "напряжением".
Еще раз. Не надейтесь на высоколобых. Не надо недооценивать здравый смысл обычного зрителя, который никогда не читал Фрейда и сидит в зале так же, как и ученейший критик.
Если в вашей пьесе не хватает конфликта, никакие уловки и остроты не подействуют на этого простака. Он знает, что пьеса плоха. Почему? Потому что ему скучно.
Его здравый смысл, его врожденная способность отличать плохое от хорошего говорят ему это. Он задремал – а это верный знак, что пьеса плоха, по крайней мере, для него. А для нас его реакция значит, что в пьесе нет конфликта или даже предварения конфликта.
Незнакомцам люди не доверяют. А проявить себя вы можете только в конфликте. В конфликте раскрывается ваше подлинное "я". На сцене, как и в жизни, каждый – незнакомец, пока не раскроется. А человек на ваших глазах участвующий в борьбе – это раскрывшийся, проверенный человек. Нет, зрителя не проведешь, даже неграмотный знает, что признак искренней дружбы – это не вежливость, а самоотверженность. Таким образом, каждая черта характера должна быть подготовлена, предварена.

66
Обещая конфликт, вы обещаете самую суть бытия. Поскольку все мы притворщики и прячем свое истинное "я" от мира, нам интересно все происходящее с теми, кто вынужден раскрыться под давлением конфликта. Предварение конфликта – это еще не сам конфликт, но мы напряженно ждем исполнения обещанного. В конфликте мы вынуждены раскрыться.
Кажется, что самораскрытие – свое и других – обладает роковой притягательностью.
Мы не думаем, что нужно внушать писателям необходимость предварения. Самое важное и трудное – как его использовать. В "Ожидании леваков" Одетса уже первая фраза обещает растущее напряжение.
ФЭТТ: Вы так ошибаетесь, что мне уже не смешно.
Фэтт и бандиты против забастовки. А остальные герои и сами зрители – за нее.
Бедность побуждает забастовщиков к каким-то шагам. Они решительны и ожесточены. Они голодны. Им нечего терять, они должны бастовать, если хотят жить. Но, с другой
СТОРОНЫ
,
есть Фэтт и бандиты. Если профсоюз продолжит забастовку, окажется, что бандиты бесполезны. Но это не просто бандиты, они хуже – они служат развращенным профсоюзным лидерам, которые лишатся своих доходов, если начнется забастовка. Так что это не рядовая забастовка, а прямо-таки революция.
Обе стороны рискуют потерять или выиграть все. Сама ситуация создает напряжение, которое, говоря по-нашему, предваряет конфликт. Непреклонные люди, сошедшиеся в открытой схватке, предваряют безжалостный, смертельный конфликт. Враги ни в коем случае не пойдут на компромисс.
Кто кого – вот как стоит вопрос.
Все это вместе взятое определенно предсказывает, обещает, предваряет конфликт.
8. Поворотный пункт
Когда должен подняться занавес? Когда он поднимается, аудитория хочет как можно быстрее узнать, что за люди на сцене, чего они хотят, почему они здесь оказались, каковы отношения между ними. Но в некоторых пьесах герои болтают ужасно долго, прежде чем мы поймем, кто они такие и чего хотят.
В "Георгии и Маргарите", посредственной пьесе 30-х годов, автор тратит 40 страниц на знакомство с семьей. Только на 46 странице мы встречаем намек на то, что одного из сыновей видели входящим в комнату прислуги,
затем эту тему оставляют. Семейная жизнь движется по накатанной колее. Все немного тронутые, никому нет дела до других.
И наконец на 82-й странице определенно говорится,
что один из сыновей был в комнате горничной.
Ничего серьезного, понимаете ли, – обычная интрижка. Хотя характеры хорошо выписаны – нечто вроде рисунка углем – мы не понимаем, что они делают на сцене, к чему стремятся?
Пьеса оказывается просто тщательно написанным портретом семьи на отдыхе. Изображать автор умеет, но чувство композиции у него отсутствует напрочь.
Незачем писать о человеке, который не знает, чего он хочет или хочет чего-то, но вполсилы. Даже если человек знает, чего хочет, но лишен внутренней или внешней необходимости достичь желаемого НЕМЕДЛЕННО, то он в пьесе будет только мешать.
Что заставляет героя начать череду событий, которые или вознесут или погубят его?
Ответ один: НЕОБХОДИМОСТЬ.
Что-то должно быть поставлено на карту, что-то безусловно важное. Если у вас есть один или несколько героев такого рода, ваш поворотный пункт обязательно будет хорош.
Пьеса должна начаться точно в тот момент, когда конфликт приведет к кризису.
Пьеса должна начаться в момент, когда жизнь по крайней мере одного героя достигла переломной точки.
Пьеса должна начаться с решения, которое предопределит конфликт.
Хороший поворотный пункт
– это когда что-то жизненно важное поставлено на карту в самом начале пьесы.
Начало "Царя Эдипа" – это решение Эдипа найти убийцу. В "Гедде Габлер" презрение
Гедды к мужу
– это хороший старт. Она так упорна в своем презрении, что она поднимается

67 до решения быть недовольной всем, что бедняга делает. Зная характер Тесмана, мы интересуемся: сколько же он будет терпеть такое обращение. Сделает ли его послушным любовь к жене или он восстанет?
В "Антонии и Клеопатре" мы слышим, как солдаты Антония недовольны властью, которую
Клеопатра забрала над их господином, т. е. мы сразу видим конфликт между его любовью и его обязанностями как руководителя. Они встретились на вершине его карьеры, оказалось, что это была переломная точка его карьеры. Он был обвинителем Клеопатры за ее поведение в войне с Брутом
– но полюбил ее, пойдя тем самым против своих интересов, и интересов Рима.
В каждой хорошей пьесе занавес поднимается, когда хотя бы один герой достиг поворотного пункта своей жизни.
В "Макбете" военачальник слышит пророчество, что он станет королем. Оно терзает его душу,
пока он не убивает законного короля.
Пьеса начинается, когда у
Макбета просыпается желание стать королем. (Поворотный пункт).
"Только раз в жизни" Кауфмана и Харта начинается, когда главные герои решают оставить прежние занятия и отправиться в Голливуд.
(Это поворотный пункт, потому что их сбережения под угрозой)
"Хороните мертвых" начинается, когда шесть мертвых солдат решают не дать себя похоронить.
(Поворотный пункт – на карту поставлено счастье человечества).
"Уборка комнат" Бореца и Мюррея начинается, когда хозяин отеля решает, что его зять должен оплатить счета театральной компании. (Поворотный пункт – его работа под угрозой).
"Они не умрут"
Вексли начинается, когда шериф уговаривает двух девиц, что они должны обвинить парней из Скотсборо в изнасиловании. Девицы решаются на ужасную ложь, чтобы избежать заключения за разные провинности.
(Поворотный пункт – на карту поставлена их свобода).
"Лилиом" Мольнара начинается, когда герой идет против своих хозяев и сходится со служаночкой. (Поворотный пункт – его работа под угрозой).
"Трагедия человека" Мадаха начинается, когда Адам нарушает свое обещание
Господу и вкушает от запретного плода (Поворотный пункт – его счастье под угрозой).
"Фауст" Гете начинается, когда Фауст продает душу Мефистофелю. (Поворотный пункт – его душа в опасности).
"Караульный" Мольнара начинается, когда актер, влекомый ревностью, решает проверить верность своей жены, переодевшись караульным. (Поворотный пункт – это пункт,
в котором герой должен принять ответственное решение).
ВОПРОС: Что такое ответственное решение?
ОТВЕТ: То, которое вызывает перелом в жизни героя.
ВОПРОС: Но есть ведь пьесы, которые начинаются иначе у Шиллера, например.
ОТВЕТ: Правильно. Мы говорили о пьесах, в которых движение покрывает все пространство между двумя полюсами – между любовью и ненавистью, скажем. Между этими двумя полюсами много шагов. Вы вправе использовать только один, два или три шага в этом большом движении, но даже и тогда вам нужно иметь решение, с которого можно было бы начать. Но в этом случае решение или подготовка не могут быть такими же стремительными, как при большом движении, которое охватывает, например, двадцать ша- гов. Загляните в главу о переходе и увидите, что перед решением бывают сомнения, надежды, колебания и т. д. Если вы хотите написать пьесу вокруг перехода, используя это канунное состояние души,
вы должны развернуть эту подготовку к решению, увеличить ее настолько, чтобы она стала видна и понятна аудитории. Но для такой пьесы необходимо превосходное знание человеческой натуры.
ВОПРОС: Написать ли мне такую пьесу?
ОТВЕТ: Ты сам должен оценить свою силу,
свою способность справиться с проблемой.

68
ВОПРОС:
Иными словами, ты мне не советуешь?
ОТВЕТ:
Но и не отговариваю. Мое дело – рассказать тебе, как писать или оценивать пьесу. А тему ты выбирай уже сам.
ВОПРОС: Довольно-таки честно. Можно ли написать пьесу, которая была бы комбинацией подготовительного типа и типа немедленного решения?
ОТВЕТ: В великих пьесах есть какие угодно комбинации.
ВОПРОС:
Давайте.проверим, правильно ли я понял. Мы должны начинать пьесу в момент решения, потому что в этот момент начинается конфликт, и у героев есть шанс раскрыть себя и посылку.
ОТВЕТ: Верно.
ВОПРОС: Поворотный пункт – это пункт решения или подготовки к нему?
ОТВЕТ: Да.
ВОПРОС: Хорошая оркестровка и единство противоположностей обеспечивают конфликт. Поворотный пункт начинает конфликт. Верно?
ОТВЕТ:
Да. Продолжай.
ВОПРОС: Считаешь ли ты, что конфликт – это самая важная часть пьесы?
ОТВЕТ: Я думаю, что характер не может раскрытъся без конфликта и что конфликт ничего не значит без характеров. В "Отелло" уже в самом выборе характеров наличествует конфликт. Мавр хочет жениться на дочери дожа, но Шекспиру не нужно представлятъ своих героев, как это делает Шервуд в "Идиотском восторге". Кто такие Отелло и Дездемона мы узнаем из их поведения. Их диалоги раскроют нам их происхождение и характеры. Поэтому
Шекспир начинает с Яго, из чьего характера произрастает конфликт. В одной короткой сцене мы узнаем, что он ненавидит Отелло, мы узнаем, каково положение Отелло, и что Отелло и
Дездемона бежали. Иными словам, мы начинаем со знания о великой любви между Отелло и
Дездемоной, с указания на препятствия, с которыми встретилась их любовь, и с понимания замысла Яго разрушить счастье и положение Отелло. Если человек просто намеревается убить, он не особенно интересен. Но если он устраивает заговор или в одиночку решается на убийство, то пьеса началась. Если человек говорит женщине о своей любви, то эти разговоры могут продолжаться годами. Но если он говорит ей: "Давай убежим", это может быть началом пьесы. Уже одно это предложение говорит о многом. Почему им надо бежать? Если она отвечает: "А как же твоя жена?" то у нас есть ключ к ситуации. Если у этого человека есть воля, чтобы выполнить решение, то конфликт отразит любое сделанное им движение.
ВОПРОС: Почему Ибсен не начал свою пьесу, когда Нора была встревожена болезнью Хельмера и искала помощи? Ведь это был серьезный конфликт, когда она решилась подделать подпись.
ОТВЕТ: Верно. Но этот конфликт совершался внутри нее. Он был невидим. Не было антагониста.
ВОПРОС: Нет, был. Хельмер и Крогстад.
ОТВЕТ:
Крогстад как раз больше всего хотел одолжить ей денег, потому что знал о подделке подписи. Он хотел, чтобы Хельмер был в его власти, и поэтому не чинил Норе препятствий. А Хельмер – это причина подделки, а не препятствие. Единственное, чем он был в то время занят – это болезнь, которая и подвигла Нору на подделку, но ибсеновский выбор поворотного пункта все равно неудачен. Ему нужно было начать пьесу, когда
Крогстад стал нетерпелив и потребовал возврата долга. Это давление на Нору раскрыло бы ее характер и ускорило бы конфликт. Пьеса должна начинаться с первой произнесенной фразы. Герои раскроются по ходу конфликта. Это плохая драматургия, когда сначала излагаются исходные данные, описывается обстановка, создается атмосфера, а потом уже начнется конфликт. При любой посылке и облике персонажей, первая же произнесенная фраза должна начать конфликт и неотвратимое движение к доказательству посылки.
ВОПРОС: Как ты знаешь, я пишу одноактную пьесу. У меня есть посылка, характеры обрисованы и оркестрованы. Есть план, но все равно что-то не так. В пьесе нет напряжения.
ОТВЕТ: Что за посылка?

69
ВОПРОС: Отчаянье ведет к победе.
ОТВЕТ:
Расскажите план.
ВОПРОС: Юный студент, весьма робкий, безумно влюблен в дочь юриста. Она его любит, но отца тоже уважает. Она дает юноше понять, что если он не понравится отцу, она за него не выйдет. Юнец встречается с отцом – большим насмешником, который издевается над беднягой.
ОТВЕТ: И что потом?
ВОПРОС:
Девица жалеет юнца и заявляет, что выйдет за него все равно.
ОТВЕТ: А каков поворотный пункт?
ВОПРОС: Девица убеждает юнца пойти к ней домой для встречи с родителем. Юнец против того, чтобы вмешивались родители.
ОТВЕТ:
Что поставлено на карту?
ВОПРОС: Девица, конечно.
ОТВЕТ: Неверно. Если она ставит свое замужество в зависимость от одобрения отца, значит она любит не сильно.
ВОПРОС: Но это же переломная точка в их жизни.
ОТВЕТ: Почему?
ВОПРОС: Если папаша заартачится, они расстанутся, и их счастье будет под угрозой.
ОТВЕТ:
Я не верю. Она нерешительна и поэтому не может быть причиной развивающегося конфликта.
ВОПРОС: Но это развивающийся конфликт. Юнец отказывается идти туда...
ОТВЕТ: Погодите, если я правильно помню, ваша посылка: "Отчаянье ведет к победе". Как вам известно, посылка – это план пьесы в свернутом виде. Напряжения нет, потому что вы забыли вашу посылку.
Посылка говорит одно, а план –
другое. В посылке чья- то жизнь поставлена на карту,
а в плане этого нет. Почему бы не начать пьесу у девицы дома, когда юнец ждет прихода папаши. Он в отчаянье и напоминает девице, в чем он ей поклялся перед поднятием занавеса.
ВОПРОС: А в чем он поклялся?
ОТВЕТ: Что покончит с собой, если отец его не одобрит, и что его смерть будет на ее совести.
ВОПРОС: А что потом?
ОТВЕТ: Следуйте своему плану. Отец – страшный остряк и устраивает юнцу допрос третьей степени. Мы знаем, что мальчик в таком отчаянии, что покончит с собой, если потерпит неудачу. Его жизнь поставлена на карту и значит это – переломная точка. Все, что говорится папашей или юнцом, становится жизненно важным. Кроме того, поскольку юнец борется за свою жизнь, он может действовать непредсказуемо. Его робость может испариться перед лицом опасности, он перейдет в атаку и посрамит родителя. Девица поражена, перестает считаться с отцом.
ВОПРОС: Но разве он не может сделать это без угрозы покончить с жизнью?
ОТВЕТ: Может, но если я правильно помню, ты жаловался на нехватку напряжения.
ВОПРОС: Верно.
ОТВЕТ: А
не было напряжения потому,
что ничто важное не было поставлено на карту. Поворотный пункт был выбран неправильно. В таком положении находятся тысячи парней. Одни быстро забывают о своем увлечении, другие делают вид, что подчинились родителям, и встречаются тайком. В любом случае ничто серьезное не под угрозой.
О таких людях еще рано писать пьесу. А ваши любовники, напротив, очень серьезны. Мальчик по крайней мере достиг переломного момента в своей жизни, он все поставил на карту, о нем стоит писать.
Даже если посылка хороша и хорошо оркестрована, без правильного поворотного пункта пьеса будет вяловата, она будет вялой, потому что в начале ничто важное не поставлено на карту.

70
Вы конечно слышали старую поговорку:
у каждой истории должно быть начало, середина и конец. Если у писателя хватит наивности принять этот совет всерьез, он попадет в беду. Если верно, что у каждой истории должно быть начало, тогда каждая история должна начинаться с зачатия героев и кончаться их смертью. Вы можете возразить, что это слишком буквальное понимание Аристотеля. Может быть, но многие пьесы не удались именно потому,
что их авторы послушались этого указания.
"Гамлет" начался не с поднятия занавеса, а задолго до этого. Убийство уже было совершено, и дух убитого возвращается требовать справедливости. Таким образом, пьеса начинается не с начала, а с середины, уже после того, как было совершено гнусное убийство.
Можно возразить, сказав, что Аристотель имел в виду,
что даже у "середины" должны быть начало и конец. Может быть, но тогда ему следовало выражаться яснее.
"Кукольный дом" начинается не с болезни Хельмера, не с попыток Норы достать денег, не с подделки векселя, не с выздоровления Хельмера, не во время долгих нориных стараний выплатить долг. Пьеса начинается с того, что Крогстад узнает о назначении
Хельмера управляющим банка. Тогда Крогстад начинает шантаж – и пьесу.
"Ромео и Джульетта" начались не с возникновения вражды семейств, не с того момента, когда Ромео полюбил Розалинду, но когда Ромео, презрев смерть, пришел в дом к
Капулетти и увидел Джульетту.
"Привидения" начались не с ухода фру
Альвинг от мужа, когда она предложила себя
Мандерсу и молила его о помощи. Не с беременности регининой матери от капитана
Альвинга. Не со смерти капитана. Пьеса началась, когда Освальд, сломленный душевно и телесно, вернулся домой, и дух отца снова принялся преследовать семью.
Автор должен найти героя, который хочет чего-то так отчаянно, что больше не может ждать. Его нужды неотложны. И считайте, что пьеса уже у вас в руках, если вы можете сказать, ПОЧЕМУ этот человек немедленно должен что-то сделать. А мотивировка должна вырастать из того, что произошло ДО начала повествования. Повествование потому только и возможно, что оно вырастает из случившегося прежде.
Итак, ваш рассказ обязательно должен начаться с середины, и ни в коем случае – с начала.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14

перейти в каталог файлов
связь с админом