Главная страница
qrcode

Исследование истории цивилизации во времени и пространстве


Скачать 29.32 Mb.
НазваниеИсследование истории цивилизации во времени и пространстве
АнкорИсследование истории
Дата29.01.2019
Размер29.32 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаIssledovanie_istorii_Arnold_Toynbi.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипИсследование
#73561
страница1 из 63
Каталогmatveevastasy

С этим файлом связано 44 файл(ов). Среди них: fortunatov_v_v_istoriya_podgotovka_k_ege.pdf, Pazin_C1-C2-C3_Analiz_istoricheskogo_istochnika_Istoria.pdf, Issledovanie_istorii_Arnold_Toynbi.pdf, Даты Истории России.docx, istorii_dlya_11_klassa_Mir_vo_vtoroy_polovine_XX-_n_XXI_v.pdf, Dostoevskiy_Fedor_PRESTUPLENIE_I_NAKAZANIE.doc, russkiy_yazyk_kak_ponyat_iskhodny_text.pdf, russkiy_simakova_10_ballov.pdf и ещё 34 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   63


. Арнольд Дж. Тойнби ИССЛЕДОВАНИЕ
ИСТОРИИ
Цивилизации во времени и пространстве
МОСКВА

УДК 930
ББК 63 Т J. Toynbee
A STUDY OF HISTORY
VOLUM ES Перевод с английского К.Я. Кожуршш
Пе читается с разрешения издательства Oxford University Press.
Оригинал-микет подготовлен Академией Исследования Культуры
■ (СапктИ ЬЫ рйург)
Тойнби, АДж.
Т50 Исследование испории: Цивилизации во времени и пространстве АрнолидДж. Тойнби; перс нгл. К.Я. Кожурина. — М
АСГ: АСГ МОСКВА. - 863.[I ] с B N
‘>78-5-17-058472-7 ООО -Ичл-во АСТ-ХС.:
Philosophy)
IS B N Н 5-403-00867-9 (ООО Иад-по -ACT МОСКВА- Серийное оформление А Л . Кудрявцева Компьютерный дизайн НА. Хафизовой
IS B N 978-5-17-^58077-4 (ООО «Изд-во A C T -КС.: Философии М )
IS B N 978-5-403-00X65-5 (ООО Им-во ‘ A C T МОСКВА) Компьютерный дизайн М .P. Хафизоиа
Apno;ua Джозеф Тойнби — знаменитый британский ученый, философ. публицист и иолмтолш, ангор одного из значительнейших исторических трудов X X иска
- дпсиаднатитомпого Исследовании
исшрии*. га работ, пошедший а золотой фони. мнроной научной мысли, были псренедспа ни все епронейские языки и по сой лень не утратила слоен актуальности ООО «ХцжетО (С Phflosopby) v n « Qin
ISBN 978-985- ООО «Хармст») (С Философия У) Р Oxford Univeisiiy Press, 1957; renewed in 1985 by

Robert Somervell. Мигу Brautascl, and Luwrence
Toynbee
© Перевод, вступительная статья, комментарии.
К.Я. Кожурин, 2009
© ООО Академия Исследовании Культуры. 2009
© ООО Издательство «АСТ МОСКВА C j f S C l [ S C ] Q C ] [ 3 C j [ S C ] [ S C ] [ S C ] [ S C ]
b c J E c l E c l L a c U E r a h d b c J b c J b d b c J b d
[ s c ] [ s c ] [ s c ] [ S g E g
[ s c ] [ s c ] [ s c ] [ s c ] [ s c | [ s c Распады цивилизаций. Природа распада. Общий обзор

Переходя от проблемы надломов цивилизаций к проблеме их распадов, мы сталкиваемся с вопросом, подобным тому, с которым уже сталкивались, когда переходили от проблемы возникновения цивилизаций к проблеме их роста. Является ли проблема распада новой, имеющей самостоятельное знамение проблемой, или же можно считать доказанным, что она лишь естественное и неизбежное следствие надлома' Рассматривая предшествующий вопрос, является ли проблема роста новой, отличной от проблемы возникновения, мы пришли к утвердительному ответу на этот вопрос, открыв, что фактически было множество задержанных цивилизаций, которые справились с проблемой возникновения, однако не смогли решить проблему роста. Теперь, на этой дальнейшей стадии нашего -Исследования, мы снова можем дать на аналогичный вопрос столь же утвердительный ответ, указав на тот факт, что некоторые цивилизации после надлома претерпевают подобную же задержку и вступают в долгий период окаменения.
Классический пример окаменевшей цивилизации представлен той фазой в истории египетского общества, которую мы уже имели случай рассматривать ранее. Египетское общество над

6 АД ж. Тойнби. Исследование истории. Т. И

ломилось под невыносимой ношей, возложенной на него строителями пирамид, и впоследствии, миновав первые две, вошло в последнюю из трех фаз распада — смутное время, универсальное государство и междуцарствие. В тот самый момент, когда оно уже завершало свой жизненный путь, это явно умиравшее общество неожиданно и резко отклонилось оттого, что мы можем временно рассматривать в качестве стандартной модели если будем принимать за норму пример эллинского общества, в котором три эти фазы впервые привлекли наше внимание. В этот момент египетское общество отказалось умирать и вдвое увеличило свой срок жизни. Когда мы берем жизненный срок египетского общества с момента его неожиданной реакции на вторжение гиксосов впервой четверти XVI столетия до Христа вплоть до исчезновения последних следов египетской культуры в V в. христианской эры. мы обнаруживаем, что этот временной отрезок в два тысячелетия равен по своей продолжительности периодам рождения, роста, надлома и почти полного распада египетского общества, если отсчитывать назад от той даты, когда оно вновь пылко о себе заявило в XVI столетии до Христа вплоть до того момента, когда оно впервые возвысилось над примитивным уровнем в некий неизвестный период в IV тысячелетии дои. э. Однако жизнь египетского общества в течение второй половины ее существования была родом жизни в смерти. В течение этих двух добавочных тысячелетий цивилизация, предшествующая деятельность которой была полна движения и смысла, стала инертной и превратилась в задержанную. Фактически она сохранилась благодаря окаменению.
Это не единственный пример. Если мы обратимся к истории основного ствола дальневосточного общества в Китае, где за момент надлома можно принять распад империи Тан в последней четверти IX столетия христианской эры, то увидим, что соответствующий процесс распада проходит своим обычным ходом через смутное время к универсальному государству лишь затем, чтобы быть остановленным на этой стадии реакцией столь же резкой и необузданной, что и египетская реакция на вторжение
гиксосов. Южно-китайское восстание под руководством основателя династии Мин Хун-ву1
против дальневосточного универ­
Часть V. Распады цивилизаций
<
сального государства, установленного монгольскими варварами, сильно напоминает фиванское восстание под руководством основателя X V III династии Яхмоса2 против «государства-преемни­
ка», которое было создано гиксосскимн варварами на части заброшенных владений исчезнувшего египетского универсального государства (так называемого Среднего царства. Соответствующее сходство находим также ив последующих событиях. Дальневосточное общество продолжало существовать в окаменевшей форме, вместо того чтобы стремительно перейти через стадию распада к исчезновению при помощи универсального государства, заканчивающегося междуцарствием.
Мы можем добавить к двум этим примерам различные окаменевшие фрагменты иных угасших цивилизаций, которые уже нам известны джайнов в Индии, хинаянских буддистов на Цейлоне, в Бирме, Сиаме и Камбодже, махаянских буддистов-ла-
маистов Тибета и Монголии (все они — окаменевшие фрагменты индской цивилизации. А также евреев, парсов, иесториан и монофизитов — окаменевшие фрагменты сирийской цивили­
зации.
Если мы не имеем возможности продолжать наш список далее, то, по крайней мере, можем заметить, что. по мнению Ма- колея, эллинская цивилизация очень близко подошла к подобному же опыту в III—IV вв. христианской эры.
«Дух двух наиболее известных наций античности был в высшей степени исключительным. Дело, по-видимому, в том. что греки восхищались только собой, а римляне — только собой и греками. Результатом этого явилась узость и схожесть мысли. Их сознания, если можно так выразиться,
“ заключали близкородственные браки между собой, и, таким образом, на них легло. проклятие бесплодия и вырождения. Безбрежный деспотизм цезарей, постепенно стирая все национальные особенности и приравнивая одну к другой наиболее удаленные провинции Империи, приумножал зло. К концу III столетия после Рождества Христова перспективы человечества были весьма мрачными. Это великое общество оказалось тогда перед опасностью катастрофы более ужасной, нежели любое из тех быстрых, воспалительных смертельных заболеваний, которым бывают подвержены на

8 АД ж . Тойнби. Исследование истории. Т. И

ции. Оно оказалось перед опасностью разрушающейся, маразматической, паралитической долговечности, бессмертия струль-
дбругов3, китайской цивилизации. Было бы несложно указать на множество черт сходства между подданными Диоклетиана и народом Поднебесной, где на протяжении многих веков ничему не научились и ничему не разучились. Где форма правления, образование. весь образ жизни были церемонией. Где знание забыло о росте и увеличении и, подобно таланту, зарытому в землю, или фунту, завернутому в салфетку, не испытывало нитраты, ни приумножения. Оцепенение прервали две великие революции — одна духовная, а другая — политическая, одна проистекавшая изнутри, а другая — извне»*.
Это милосердное освобождение, которым, по мнению Мако­
лея, эллинское общество века Империи было обязано Церкви и варварам, закончилось относительно счастливо, что, однако, не может считаться доказанным. Пока жизнь продолжается, всегда существует возможность, что она не будет обрезана спасительными и беспощадными ножницами Клото1, но может утратить свою гибкость, незаметно окаменев в паралитическом состоянии «жизни-в-смерти*. А мысль о возможности подобной судьбы для западного общества постоянно преследует, по меньшей мере, одного из выдающихся историков нынешнего времени |0. Шпенглера|.
«Я думаю, что опасность для нас представляет не анархия, но деспотизм, потеря духовной свободы, тоталитарное государство, возможно, всемирное тоталитарное государство. Как результат борьбы между нациями или классами может наступить локальная и временная анархия, переходная фаза. Анархия, по сути своей, слаба, ив анархическом мире любая хорошо организованная группа с рациональной организацией и научным знанием может распространить свое господство на остальных. Ив качестве альтернативы анархии мир может приветствовать деспотическое государство. Тогда мир может войти в период духовного окаменения, ужасное состояние, которое для высшей деятельности человеческого духа было бы смертью. Ока
Macaulay Т. В. Essay on «History*.
Часть V. Распады цивилизаций
9
менение” Римской империи и Китая показалось бы менее жестким, поскольку в нашем случае правящая группа обладала бы гораздо более обширными научными средствами осуществления власти. Знаете ли вы
маколеевское эссе об истории Он доказывает, что варварские вторжения были, в конечном итоге, благом, потому что ослабили процесс окаменения . Чтобы избежать участи Китая, Европа заплатила тысячелетием варварства. Не будь никаких варварских народов — и будущего мирового тоталитарного государства нельзя было бы из­
бежать.)
Мне кажется вполне возможным, что хотя в подобном тоталитарном государстве философия и поэзия зачахнут, научные исследования будут продолжаться вестись, постоянно принося все новые открытия. Птолемеевское царство не оказалось чуждым для греческой науки, и я думаю, что, вообще-то говоря, естественные науки могут процветать и при деспотизме. В интересах правящей группы содействовать развитию того, что может способствовать возрастанию средств осуществления власти. Именно это, а не анархия, является для меня грядущим кошмаром, если мы не найдем способа прекратить нашу нынешнюю братоубийственную борьбу. Однако еще существует христианская Церковь, фактор, с которым необходимо считаться. Она может подвергнуться мученичеству в будущем всемирном государстве. Но также, как она заставила римское всемирное государство, в конце концов, хотя бы формально подчиниться Христу, Церковь вновь может, претерпев мученичество, завоевать научное рационалистическое всемирное государство бу­
дущего*ф.
Эти размышления показывают, что распады цивилизаций представляют собой проблему, которая нуждается в нашем дальнейшем исследовании.
Исследуя рост цивилизаций, мы обнаружили, что его можно разложить наряд последовательных представлений драмы вы-
зова-и-ответа*. Причина, по которой одно представление следует за другим, заключается в том, что каждый из ответов не толь ДокторЭдвин Бивен в письме к автору (Прим. А. Дж. Тойнби).

10 АД ж. Тойнби. Исследование истории. Т. И
ко успешно справлялся стем или иным частным вызовом, но что он также способствовал появлению нового вызова, возникавшего каждый раз из новой ситуации, к которой приводил успешный ответ. Таким образом, сущностью роста цивилизаций оказывается
elan (порыв, который приводит сторону, подвергающуюся вызову, через равновесие успешного ответа к перевесу, который проявляется в возникновении нового вызова. Подобным же образом эту повторяемость, или возвратность, вызовов предполагает и процесс распада, нов данном случае ответы не имеют успеха. В результате, вместо ряда вызовов, отличных по своему характеру от предшествующих, на которые уже были даны успешные ответы и они стали достоянием истории, мы имеем один и тот же вызов, возникающий вновь и вновь. Например, в истории международной политики эллинского мира с того времени, когда солоновская экономическая революция впервые поставила перед эллинским обществом задачу установления мирового политического порядка, мы можем увидеть, как неудачная афинская попытка решить эту проблему при помощи Делосского союза привела к попытке Филиппа Македонского решить проблему при помощи Коринфского союза. Неудача же Филиппа — к попытке Августа решить эту проблему при помощи
Pax Romaria, поддерживаемого принципатом. Это повторение одного итого же вызова является самой сутью данной ситуации. Когда исходом каждого из следующих друг за другом столкновений является не победа, но поражение, вызов, не получивший ответа, никогда не устраняется и обязательно возникает вновь и вновь до тех пор, пока на него не будет дан какой-либо запоздалый и неполный ответ В противном случае он приведет к уничтожению общества, которое показало себя совершенно неспособным ответить на него эффективно.
Можно ли, в таком случае, сказать, что альтернативой окаменению является полное и абсолютное угасание Прежде чем ответить утвердительно, мы можем вспомнить процесс усыновления и аффилиации, который уже рассматривали ранее в нашем Исследовании. Солоновское
«Respice finem** и взвешен Гляди вконец (своего намерения или поступка) (лат
Часть V. Распады цивилизации
И
ность в суждениях были бы для нас самым мудрым образом дей­
ствия.
Наше исследование процесса роста цивилизаций мы начали с поиска критерия роста еще до того, как попытались проанализировать сам процесс. Мы последуем тому же самому плану н в нашем исследовании процесса распада. Однако один шаг в нашей аргументации мы можем не делать. Придя к решению, что критерии роста нельзя найти в увеличении господства над человеческим или же природным окружением, мы можем справедливо предположить, что потеря подобного господства — не является одной из причин распада. В самом деле, имеющиеся данные наводят на мысль о том, что увеличение господства над окружением скорее сопутствует распаду, а не росту. Милитаризм — общая черта надлома и распада — часто бывает эффективным в увеличении господства общества и над другими живыми обществами, и над неодушевленными силами природы. По отношению к нисходящему пути надломленной цивилизации истинными оказались бы слова ионийского философа Ге­
раклита: Война — отец всех вещей. А поскольку вульгарные оценки человеческого процветания производятся в понятиях
нлясти и богатства, то часто случается так. что первые главы трагического упадка общества всенародно провозглашают кульминационными главами великолепного роста. Однако рано или поздно за этим следует неизбежное разочарование. Общество, которое безнадежно разделилось внутри себя, почти наверняка положит на войну (против самого себя огромную часть тех дополнительных ресурсов, человеческих и материальных, которые война же и принесла нечаянно ему в руки. Например, мы видим, как денежные и людские ресурсы, захваченные вовремя завоеваний Александра, были влиты в гражданские войны наследников Александра, а ресурсы, приобретенные римскими завоевателями II в. дон. э, — в гражданские войны последнего столетия до нашей эры.
Наш критерий процесса распада следует искать в другом месте. Ключ нам дан в зрелище того разделения и разлада в душе общества, которые так часто могут вести к увеличению господства общества над его окружением. Это единственное, на что мы
АД ж . Тойнби. Исследование истории. Т. П
можем рассчитывать. Мы уже обнаружили, что конечным критерием и основополагающей причиной надломов, предшествующих распадам, является начало внутренних разногласий, в которых общества утрачивают свою способность к самоопре­
делению.
Социальные расколы, в которых этот разлад частично себя проявляет, раздирают надломленное общество одновременно по двум различным направлениям. Существуют вертикальные расколы между территориально разделенными общинами иго iiризонтальные* расколы внутри территориально смешанных, но социально разделенных классов.
Что касается вертикального типа раскола, то мы уже видели, как часто необдуманная снисходительность к преступлению междоусобной войны становится главной магистралью самоубийственной деятельности. Однако этот вертикальный раскол — не самое характерное проявление разлада, ведущего к надломам цивилизаций. Ведь разделение общества на местные общины — это черта, которая, как-иикак, является общей для всего рода человеческих обществ — цивилизованных и нецивилизованных, а междоусобная война — это просто злоупотребление потенциальным инструментом саморазрушения, доступным любому обществу в любое время. С другой стороны, горизонтальный раскол общества по линии классов — характерен не только для цивилизаций. Это явление возникает также в момент надлома и распада цивилизаций, по контрасту сего отсутствием на фазах возникновения и роста.
Мы уже встречались с подобным горизонтальным типом раскола. Мы сталкивались с ним, когда изучали, следуя во врс
мени в обратном направлении, распространение западного общества. Мы пришли к христианской Церкви и множеству варварских вооруженных отрядов, вступивших в противоречие с Церковью в Западной Европе на северных границах Римской империи. Мы видели, что каждый из этих двух институтов — вооруженные отряды и Церковь — были созданы социальной группой, которая самане была выражением западной социальной системы и которую можно описать лишь сточки зрения другого общества, предшествовавшего нашему, а именно с точ­
Часть V. Распады цивилизаций
13
ки зрения эллинской цивилизации. Мы описали создателей христианской Церкви как внутренний пролетариата создателей варварских вооруженных отрядов — как внешний пролетариат этого эллинского общества.
Продолжив наше исследование дальше, мы обнаружили, что оба этих пролетариата возникли в результате раскола эллинского общества в период смутного времени. когда само эллинское общество уже явно было неспособным на творчество, находилось в упадке. Еще далее продолжив наше исследование, мы обнаружили, что эти расколы были вызваны предшествующим изменением характера правящего элемента в эллинской социальной системе. Творческое меньшинство, которое некогда вызвало чувство добровольной преданности у нетворческой массы благодаря дару очарования, свойственному творчеству, теперь уступило место меньшинству правящему, лишенному очарования, поскольку оно было нетворческим. Это правящее меньшинство удерживало свое привилегированное положение при помощи силы, и расколы, которые в конечном итоге привели к созданию вооруженных отрядов и христианской Церкви, явились реакцией на эту тиранию. Однако это крушение намерений правящего меньшинства — вызванное расколом общества, которое оно пыталось превратными методами удержать от распада, — не является единственным его достижением, достойным нашего внимания. Оно также поставило себе памятник в виде Римской империи. Империя не только воплотилась раньше Церкви и вооруженных отрядов. Ее могущественное присутствие в мире, где созревали эти институты пролетариата, явилось фактором роста для них обоих, чего нельзя не принимать во внимание. Это универсальное государство, в котором эллинское правящее меньшинство себя заключило, было подобно панцирю гигантской черепахи. Пока Церковь росла в ее тени, варвары тренировали свои вооруженные отряды, заостряя свои когти о внешнюю сторону черепашьего панциря.
В конце концов, на дальнейшей стадии нашего Исследования мы попытались достичь более ясного язгляда на причин­
но-следственную связь между потерей ведущим меньшинством творческой способности и потерей способности привлекать

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   63

перейти в каталог файлов


связь с админом