Главная страница

современная магдалина падшие женщины на полотна... Историческое прошлое и


Скачать 332,64 Kb.
НазваниеИсторическое прошлое и
Анкорсовременная магдалина падшие женщины на полотна.
Дата27.02.2018
Размер332,64 Kb.
Формат файлаpdf
Имя файлаsovremennaya_magdalina_padshie_zhenschiny_na_polotna.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#31348
Каталогid11322856

С этим файлом связано 98 файл(ов). Среди них: Giyu_A_Vizantiyskaya_tsivilizatsia.pdf, ?art=19403900&format=a4.pdf&lfrom=241867179, Igor_Grabar_-_Istoria_russkogo_iskusstva_tom_V_Skulptura_-_2014_, Grabar_A_-_Imperator_v_vizantiyskom_iskusstve.pdf, Dyubi_Zh_-_Vremya_soborov_Iskusstvo_i_obschestvo.pdf, Bondarenko_G_-_Povsednevnaya_zhizn_drevnikh_kelt.pdf, Kosikov_G_K__otv_red__-_Predania_i_mify_sred.pdf и ещё 88 файл(а).
Показать все связанные файлы

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ
САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
ИМЕНИ Н. Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО
ИСТОРИЧЕСКОЕ ПРОШЛОЕ И
ОБРАЗЫ ИСТОРИИ
ВЫПУСК 2
Материалы II Всероссийской научной конференции
(Саратов, 19 сентября 2014 г.)
Под редакцией Л. Н. Черновой
Саратов
Издательский центр «Наука» – 2015

УДК 94(47+100)(082)
ББК 63.3(2)я43+63.3(0)я43
И90
Рецензенты:
доктор исторических наук, профессор
Креленко Наталия Станиславовна
доктор исторических наук, профессор
Краснова Ирина Александровна
Печатается по решению Ученого совета
Института истории и международных отношений
Саратовского государственного университета им. Н. Г. Чернышевского
(издательский план 2014/2015 года)
Историческое прошлое и образы истории: материалы
II Всероссийской научной конференции (Саратов, 19 сентября 2014 г.).
Вып. 2 / под ред. Л. Н. Черновой. – Саратов: «Издательский центр
“Наука”», 2015. – 184 с.
ISBN 978-5-9999-2333-2
В сборник вошли материалы II Всероссийской научной конференции
«Историческое прошлое и образы истории», которая проходила Институте истории и международных отношений Саратовского государственного уни- верситета имени Н. Г. Чернышевского 19 сентября 2014 года.
В сборнике представлены статьи участников конференции, в кото- рых рассматриваются различные аспекты социальной, политической, социо- культурной и интеллектуальной истории России и стран Запада, история об- разов и представлений.
Для специалистов и всех интересующихся историей.
УДК 94(47+100)(082)
ББК 63.3(2)я43+63.3(0)я43
ISBN 978-5-9999-2333-2 © Саратовский государственный университет, 2015
И90

102
А. К. Костина (Саратов)
СОВРЕМЕННАЯ МАГДАЛИНА: ПАДШИЕ ЖЕНЩИНЫ
НА ПОЛОТНАХ ПРЕРАФАЭЛИТОВ
В викторианскую эпоху сложился идеал женственности, называе- мый «ангел в доме». Женщина должна была являть собой воплоще- ние кротости, самопожертвования, следить за домашним очагом, са- моотверженно посвящать себя детям и угадывать все желания мужа.
Антиподом домашнего ангела считалась падшая женщина, при- чем рамки этого падения трактовались очень широко. Женщину мог- ли причислить к падшим потому, что она была слишком образованна, слишком независима в суждениях и поведении, не проявляла интере- са к браку, или, напротив, слишком интересовалась чувственной сто- роной жизни; потому, что однажды была соблазнена или потому, что была вынуждена зарабатывать проституцией.
Причем соблазненность трактовалась не менее широко, чем рамки
«падения». Слухи и сплетни распространялись молниеносно, если вдруг становилось известно, что незамужняя девушка была наедине с посторонним мужчиной, пусть и краткое время, а появление внебрач- ного ребенка, даже если, например, хозяин принудил служанку к связи, означало лишение рабочего места и изгнание из приличного общества.
Женщина не могла получить никакой работы в другом доме. Если учи- тывать, что в XIX в. большинство работающих женщин было домашней прислугой, это был практически приговор. Генри Мэйхью, создавший объемный труд о жизни низшего и рабочего класса викторианского
Лондона, писал, что только известных полиции проституток насчиты- валось более восьми тыс., но реальные цифры, вероятно, были еще больше
1
Обсуждать «неприличную тему» в приличном обществе и тем бо- лее отражать ее в произведениях искусства долгое время не было при- нято. Предполагалось, что леди и вовсе не догадываются о существо- вании такого порока как проституция, а джентльмены лишь наслы- шаны и относятся к нему с отвращением. Тема падшей женщины была впервые поднята на выставке Королевской академии 1851 г., однако все произведения официальной живописи также служили осуждением для женщин, сошедших с праведного пути. На картине Ричарда Ред- грейва «Изгнанная» (1851) отец гонит дочь и ее незаконнорожденного сына из дома. На триптихе Огастеса Эгга «прошлое и настоящее» пе- ред зрителем предстает, пожалуй, самый ужасный образчик падшей женщины – замужняя женщина, предавшая мужа и детей ради лю- бовника. Серия была впервые выставлена в 1858 г. с комментарием:
1
См.: Пикард Л. Викторианский Лондон. М., 2011. С. 377.

103
«4 августа – только что узнал, что Б. умер больше двух недель назад, так его бедные дети потеряли обоих родителей. Я слышал, что ее ви- дели в прошлую пятницу неподалеку от Стрэнда, очевидно, у нее нет крыши над головой. Каким же низким было ее падение!»
2
. Наконец, на картине Фредерика Уотса «Утопленница» изображено бездыханное тело молодой женщины под аркой моста Ватерлоо, которая, вероятно, осознав свою вину, решилась на самоубийство.
Однако далеко не все художники изображали своих падших геро- инь с таким осуждением. Участники братства прерафаэлитов, осно- ванного в 1848 г., обратились к образу падшей женщины, желая изо- бразить жизнь такой, как она есть, ничего не отбрасывая, ничего не выбирая, ничего не презирая. С другой стороны, они считали, что ис- кусство – это могущественная воспитательная сила, которая способна изменить человека и способствовать духовному здоровью: показать, какова на самом деле жизнь индустриального города, и какой она могла бы быть. Город представлялся прерафаэлитам средоточием ис- кушений и пороков, а городское население – безнравственным и поте- рявшим невинность, которая свойственна деревенской жизни
3
. Одной из причин они видели фабрики и заводы, которые, хотя и улучшили жизнь людей, но уничтожили то, ради чего стоит жить
4
Они нередко заимствовали изобразительные традиции христиан- ского искусства, сопоставляя или противопоставляя библейскую ико- нографию с жанровыми картинами, посвященными социальным про- блемам, что должно было, по мнению художников, придать картине еще большую моральную важность, показать неустаревающую акту- альность библейских тем и приспособить религиозную живопись к со- временному миру.
Картина «Возьмите вашего сына, сэр!», начатая в 1851–1852 гг., первоначально была задумана Фордом Мэдоксом Брауном как порт- рет смеющейся возлюбленной художника Эммы Хилл
5
. Однако спустя несколько лет он совершенно изменил и композицию, и формат кар- тины. Сейчас о первоначальном размере картины зритель может су- дить только по подписи, сделанной рядом с фигурой младенца. Браун взял за основу традиционное изображение Богоматери с младенцем
Христом. На картине изображена женщина, показывающая новорож- денное дитя зрителю, который отождествляется с отцом ребенка.
Кроме того мы можем видеть фигуру отца в отражении зеркала – он протянул руки, чтобы принять новорожденное дитя. Интересно, что круглое зеркало в золотой раме за спиной матери образует некое по- добие нимба, а узор на обоях напоминает звездное небо.
2
Victorianweb.org (дата обращения: 23.04.2014).
3
См.: Ле Кар Л. Прерафаэлиты. М., 2003. С. 52.
4
См.: Брюнгас Г. И. Рескин и Библия. К истории одной мысли. М., 1902. С. 34.
5
См.: Surtees V. The diary of Ford Madox Brown. L., 1981. P. 78.

104
Исследователи, как правило, придерживаются двух совершенно противоположных интерпретаций картины. Большинство рассматри- вает ее как образ триумфального материнства, жену, которая показы- вает супругу долгожданного новорожденного сына. Эта интерпрета- ция поддерживает главную ценность викторианской эпохи – семью, центром которой была жена и мать, домашний ангел. Она подкрепле- на и использованием иконографии Христа и Богородицы, и тем фак- том, что художник изобразил на картине себя вместе с женой и сыном.
В таком случае название «возьмите вашего сына, сэр!» может выра- жать лишь слова матери, которая просит мужа подержать мальчика, чтобы они могли надеть на него ночную рубашку, пока служанка, чей силуэт остался только намеченным, приготовит колыбель.
Но, вероятнее всего, Браун предпочел изобразить реалии мате- ринства и «неправильного семейного положения» – внебрачных свя- зей. Эта тема была близка художнику – некоторое время его отноше- ния с Эммой, будущей супругой, не были узаконены, а их дочь Кэтрин была рождена вне брака.
Фактически художник создал образ современной Богородицы – это отнюдь не традиционное изображение прекрасной матери, нежно прижимающей к себе новорожденное дитя. Взгляд женщины говорит скорее об утомленности от происходящего, чем о радости. Мертвенно бледное лицо с пунцовым румянцем настолько неестественно, что на- поминает яркий грим, который ни одна благовоспитанная женщина не позволила бы себе нанести. Вероятно, она живет не в законном браке, а на содержании любовника и отдает себе отчет в том, что ее ожидает после рождения ребенка. Возможно поэтому мать так обре- ченно протягивает новорожденного отцу, напоминая и о его ответст- венности за случившееся и прося признать отцовство.
Мать вместе с ребенком и невидимый зрителю отец находятся по разные стороны картины, как по разные стороны баррикад. Ведь если к мужчинам, содержащим любовниц, общество относилось терпимо, то женщина считалась «падшей» и потерявшей свой путь в жизни, а ее ребенок был обузой для общества. В то же время в викторианскую эпоху продолжали играть важную роль религиозные идеалы, согласно которым – материнство свято. Таким образом, женщина, родившая ребенка вне брака, находилась между святостью и греховностью, и эту двойственность положения Браун подчеркивает с помощью христиан- ских символов. Ореол вокруг головы женщины – символ святости, звездное небо – символ высших духовных сфер. Но при ближайшем рассмотрении они оказываются ненастоящими: нимб – зеркалом в зо- лотой раме, а звезды – всего лишь рисунком на обоях. И сама героиня полотна соединяет в себе два образа – Мадонны и Марии Магдалины, святой и раскаявшейся блудницы. Художник оправдывает героиню своего полотна, в то же время напоминая о том, как отнесется к ней общество.

105
«Проснувшаяся стыдливость» Уильяма Холмана Ханта также за- трагивает тему женщины на содержании. Хант изобразил комнату, которой был придан вид «фатальной новизны», подсказывающей зрителю, что это жилье специально снято покровителем для девуш- ки-содержанки. Сцена происходит ближе к осени – об этом говорит отражение зеркале на стене желтеющих листьев, но живой природы как таковой на картине нет. В этом зритель, знакомый с привычными образами, может усмотреть истоки этой истории. Была весна, была встреча, знакомство, за которым последовали ухаживания, закон- чившиеся тем, молодая девушка, свернув с пути добродетели, очути- лась в этой красиво обставленной золотой клетке. Только что моло- дая пара музицировала. Причем, девушка, одетая в неглиже, сидела на коленях у молодого человека. Что-то, скорее всего какая-то строч- ка исполняемого романса – «Свет дней былых» Т. Мура, вызвала у девушки некие ассоциации, взволновали ее, напомнили ей о безза- ботном детстве и <…> о двусмысленности ее положения. Она изо- бражена в динамичной позе, точно внезапно пробудившаяся ото сна.
Удивленный и несколько раздосадованный (и, возможно, не при- нявший всерьез порыва девушки) мужчина пытается ее отвлечь, вер- нуть к приятному ничегонеделанию.
Картина насыщена деталями, говорящими о двусмысленном по- ложении женщины: на полу лежит партитура романса «Бесполезные слезы» на стихи А. Теннисона, которая говорит об утраченной невин- ности, «смерти при жизни»
6
. Недалеко – скомканная перчатка, кото- рая намекает зрителю на то, что через некоторое время девушка будет брошена любовником. Яркой деталью является введение в компози- цию картины кота и птицы, которой удалось ускользнуть из его лап.
Интересно, что их позы напоминают позы мужчины и женщины, что говорит о возможном благополучном разрешении ситуации.
В своих воспоминаниях Хант писал, что он был впечатлен истори- ей малютки Эмли, героини романа «Дэвид Копперфилд», которая бе- жала за границу с богатым аристократом и в итоге оказалась в пуб- личном доме
7
. Художник не собирался делать иллюстрацию к роману, поскольку драматическая встреча дяди и племянницы или двух влюб- ленных не смогла бы передать главное – «добровольное изменение и мгновенная решимость начать достойную жизнь, которые и необхо- димо было подчеркнуть»
8
Решение творческой задачи пришло из Библии – в одной из притч
Хант прочитал слова: «как он снимает одежду в холодную погоду, так он поет песни печальному сердцу»
9
. Художник писал, что эти «слова
6
Теннисон А. Волшебница Шалотт. М., 2007. С. 137.
7
См.: Hunt W. H. Pre-Raphaelitism and the Pre-Raphaelite Brotherhood. L., 1905.
P. 429.
8
Ibidem.
9
Притч 25:20.

106
<…> вызвали желание показать, как человек, способствовавший паде- нию девушки, мог сам неосознанно оказаться посредником для пере- дачи божественного послания»
10
. Иными словами человек, толкнув- ший девушку на неверный путь и способствовавший ее падению, мог невольно оказаться причинной пробуждения стыда и нравственности.
Слова из Притчей Соломоновых были написаны на раме – подоб- ный прием часто применялся Хантом и другими прерафаэлитами, что- бы подготовить зрителя к восприятию самой картины. Зрители, одна- ко, не рассмотрели религиозного подтекста. Друзья Ханта посчитали, что «Пробудившаяся стыдливость» – сатира на современные нравы в духе «Модного брака» или «Карьеры проститутки» У. Хогарта. А кри- тики и посетители выставки Королевской академии и вовсе не поняли, а, может быть, постеснялись понять замысел, видя на холсте то ссору между мужем и женой, то перепалку между братом и сестрой
11
. В ре- зультате Холману Ханту, чтобы раскрыть религиозный смысл, при- шлось поместить в каталоге выставки пояснение к картине – цитату из
Библии: «укрепите ослабевшие руки и утвердите колени дрожащие; скажите робким душою: будьте тверды и не бойтесь; вот Бог ваш, при- дет отмщение и воздаяние Божие; Он придет и спасет вас»
12
Данте Габриэль Россетти обратился к теме современности в сво- ей живописи лишь дважды, использовав в обоих случаях поэму
У. Б. Скотта «Розабелл» (позднее известную как «Мэриэнн»). На ри- сунке «Врата памяти» (1854) изображена проститутка, которая, гото- вясь выйти на свою «вечернюю работу», рассматривает девочек, кото- рые забавляются, танцуя.
Картина «Найдена» – особое произведение в творчестве художни- ка, начатая в 1853 г. и не законченная на момент смерти, она не была вдохновлена поэзией Данте и не была аллегорическим образом, кото- рые так характерны для жизни художника. Картина была посвящена, пожалуй, одному из драматических эпизодов поэмы. Деревенский гуртовщик, приехавший в город, чтобы продать теленка, случайно встретился со своей возлюбленной, которая некоторое время назад уе- хала в большой город в поисках лучшей жизни, но оказалась в числе
«падших». В одном из писем к У. Х. Ханту Россетти разъяснил свое видение сюжета: «картина представляет лондонскую улицу на рассве- те, с фонарями, которые еще освещают мост, образующий задний фон.
Погонщик оставил свою телегу, встав посреди дороги (в которой, я имею в виду в телеге, стоит мычащий теленок, которого привязали, чтобы отвезти на рынок). Некоторое время он бежал за девушкой, ко- торая прошла мимо, блуждая среди улиц. Он только что догнал ее, и она, узнав его, от стыда упала на колени, к стене кладбища на перед-
10
Hunt W. H. Pre-Raphaelitism and the Pre-Raphaelite Brotherhood. P. 430.
11
См.: Шестимиров А. Уильям Холмен Хант. М., 2009. С. 17.
12
Ис 35:3–4.

107 нем плане, в то время как он стоит, схватив ее за руки, отчасти недо- умевая, отчасти желая уберечь, чтобы она не причинила себе вреда»
13
Россетти намеренно выбрал для своей модели костюм «довольно яркий, но довольно поношенный»
14
. Яркий грим также выдает ее про- фессию. Приличные женщины не появлялись в подобных нарядах днем, а то время как падшие зачастую надевали самые лучшие наряды.
«Я вспоминаю о дружестве юности твоей, о любви твоей, когда ты была невестою»
15
– эти слова из книги пророка Иеремии написаны на одном из ранних набросков к будущей картине. Этот «самый прекрас- ный девиз» был подсказан сестрой Россетти Марией и был призван усилить драматизм и напомнить о невинном прошлом женщины.
С другой стороны, эти слова могут подчеркивать безвыходное поло- жение: в религии существует понятие мистического брака между бо- гом и верующими, но Россетти представил совершенно противопо- ложный вид духовного единства, узы между грешником и дьяволом, которые невозможно разорвать. Об этом свидетельствует одинокая фигура на мосту – падшим женщинам приходилось либо мириться со своим положением, либо кончать жизнь самоубийством.
По сюжету «Найдена» похожа на сюжет «Не тронь меня» (noli me tangere) – сцену явления Христа Марии Магдалине, которая первона- чально не узнала его, приняв за садовника. Мария изображалась про- тягивающей руки к отстранившемуся Христу, позади них изобража- лись стены Небесного Иерусалима. На полотне Россетти виднеется красная кирпичная стена кладбища (на эскизе можно увидеть надгроб- ные камни за оградой) – единственного места успокоения заблудших душ. Кроме того, в данном случае праведник и грешник поменялись местами – житель деревни, в которой, по мнению прерафаэлитов, сохранялось благочестие, взывает к женщине, воплощающей в себе городские пороки.
На одном из надгробий отчетливо видна надпись, содержащая от- рывок из притчи о заблудшей овце: «на небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии»
16
. Эти слова вновь напоминают о дву- смысленном положении – либо девушка найдет спасение, либо она, как теленок в возе или одинокая фигура на мосту, обречена. Кроме того, можно предположить, что Россетти, как некогда Х. Хант в «Обращен- ной семье древних бриттов, спасающей миссионера от преследования друидов», попытался объединить три разновременных события – встречу с возлюбленным, которая повлекла за собой воспоминания о тихой жизни в деревне и раскаяние, сцену на мосту и, наконец, над-
13
Hunt W. H. Pre-Raphaelitism and the Pre-Raphaelite Brotherhood. N. Y., 1914.
P. 2.
14
Ibidem.
15
Иер 2:2 16
Лк 15:7

108 гробный камень на городском кладбище, на неосвященной земле, с притчей, высеченной словно бы в назидание.
Этот набросок, датированный 1853 г., пожалуй, наиболее полная, законченная версия «Найденной». Живописный вариант был начат примерно в конце 1859 г., но Россетти работал над ним без энтузиазма, отвлекаясь на другие картины и сюжеты. Его ассистенты Генри Треф- фри Данн и Фридерик Шилдс помогали в работе над картиной, и, не- смотря на то, что Россетти предпринимал попытки завершить картину вплоть до конца 1881 г., она так и осталась незаконченной. Художник сохранил расстановку героев, но исключил из полотна некоторые
«говорящие» детали, в том числе и такие неприметные на первый взгляд, как сломанная роза, валяющаяся на дороге, и пара птиц, соби- рающая соломинки, падающие с воза. Россетти задумал свою картину, когда еще состоял в рядах братства прерафаэлитов, а помощь в улуч- шении духовного здоровья зрителя была одной из важных установок собратьев. После распада братства сюжет, его живописный вариант потеряли религиозный подтекст, став скорее отражением драмы со- временной женщины – обездоленной и одинокой жертвы индустри- ального города, потому как Россетти был «совершенно неспособен улучшить чье-либо состояние с помощью картин»
17
Полотна прерафаэлитов, касающиеся проституции, внебрачных связей, можно назвать в некоторой степени проповедническими, имеющими целью обратить сторонников процесса индустриализации.
Причину поломанных женских судеб прерафаэлиты видели в разви- тии городов – искренность и чистота сельской жизни была утрачена, а на смену ей пришли всевозможные искушения, и люди, утратив спо- собность сострадать, начали относиться друг к другу все безразличнее.
А прерафаэлиты ставили одной из главных задач духовное возрожде- ние нового общества.
17
Stephens F. G. Dante Gabriel Rossetti. 1894. L., 1894. P. 3.

перейти в каталог файлов
связь с админом