Главная страница

История Древнего мира, том Ранняя Древность. (Сборник)


Скачать 3,46 Mb.
НазваниеИстория Древнего мира, том Ранняя Древность. (Сборник)
Анкорistoriia_drevnego_mira_-_ranniaia_drevnost_tom_1.pdf
Дата26.06.2018
Размер3,46 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаistoriia_drevnego_mira_-_ranniaia_drevnost_tom_1.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#377
страница3 из 42
Каталогid121163

С этим файлом связано 33 файл(ов). Среди них: Dictionnaire_Historique_-_E.pdf, Yakubovskiy_A_Iz_istorii_padenia_Zolotoy_Ordy.pdf, Lewis_Bernard_Origins_of_Ismailism_A_Study_of_the_Historical_Bac, Dictionnaire_Historique_-_A.pdf, Bolshakov_O_G_Istoria_khalifata_Tom_I_2000.djvu, Korgun_V_G_-_Istoria_Afganistana_XX_vek_-_20.pdf, Tom_6_Raboty_po_istorii_islama_i_Arabskogo_khal.djvu и ещё 23 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   42
Проблемы хронологии древней истории в современной науки.
Человек, приступающий к изучению древней истории, должен,
вероятно, заинтересоваться вопросом: как устанавливается, когда именно происходили события древней истории? Насколько достоверны приводимые даты? Действительно, в специальной литературе мы встречаемся с многочисленными расхождениями в датировке отдельных событий и целых эпох древности, не говоря уже о приблизительности датировок. Трудности в установлении хронологии древней истории обусловлены отсутствием достаточно определенной системы летосчисления во многих древних странах, а также характером и состоянием источников, далеко не всегда содержащих датировку, а зачастую не поддающихся датировке и по косвенным данным (по упоминанию событий, дата которых известна из других источников, характеру письма и т.п.). Так обстоит дело особенно с определением дат древнейших периодов истории восточных обществ.

22
Установление хронологии истории древнего Востока очень сложно из-за отсутствия единой эры, т.е. счисления лет от определенной точки отсчета. В каждой стране существовали свои, весьма несовершенные способы определения протекшего времени.
Так, в государствах Двуречья было когда-то принято обозначать годы по выдающимся событиям и велись списки датирующих событий.
В источниках встречаются такие датировки: год, когда было построено такое-то здание; год, когда воевали с таким-то племенем, и т.д. В
других случаях считали по годам правления каждого царя. В Ассирии считали по ежегодно сменяющимся должностным лицам, так называемым лимму; этих ассирийских должностных лиц также обозначают греческим термином «эпонимы». Для того чтобы можно было соотносить между собой разновременные события, приходилось вести списки всех датировочных формул (названий годов), или списки эпонимов, или списки царей с указанием продолжительности их правлений. Такие списки могли быть прерваны во время войн,
завоеваний столицы врагами и т.п., и в них могли быть ошибки, как случайные, так и преднамеренные (округлена цифр, исключение из списков отдельных имен и целых династий, которые по политическим соображениям казались нежелательными для упоминания, и др.).
Перевести такие списки иа нашу сегодняшнюю систему счета времени возможно лишь тогда, когда их удается в какой-нибудь точке
(а лучше в нескольких) привязать к твердо датируемым астрономическим событиям; дата последних зависит от законов небесной механики. Наиболее надежна привязка к солнечным затмениям. Благодаря такой именно привязке все события истории
Передней Азии начиная с 1073 г. до н.э. датируются со средней ошибкой, обычно не превышающей один-два года. Менее надежна,
например, привязка к астрономическому счету времени на основании довольно несовершенных древних наблюдений планеты Венеры.
Такова привязка для событий истории Вавилонии с XXIV по XVI в. до н.э. Здесь после ряда уточнений, сокративших предполагаемые даты,
осталась возможная ошибка около 64 лет в ту или другую сторону для конца периода и до сотни лет—для начала; поэтому историки применяют для этого периода условную среднюю дату (1792—1750 гг.
до н.э. для правления вавилонского царя Хаммурапи), от которой и отсчитываются в ту и другую сторону даты событий, расстояние которых во времени от правления Хаммурапи известно.
Когда какая-либо древняя местная хронология имеет астрономическую привязку, то с ее помощью можно установить абсолютные даты и для древних хронологических систем других стран,
если между ними есть синхронизмы, т.е. исторически проверенные указания на то, что два каких-либо деятеля из той и другой страны были современниками, а также двусторонние сведения о сражениях,
войнах, договорах и т.п. Конечно, хронологическая система,
основанная на синхронизмах с другой системой, будет менее точной,
чем непосредственно привязанная к астрономической шкале времени.

23
Таковы хронологические системы древней Малой Азии, Палестины и др.
Дополнительную трудность для установления точной хронологии древней Передней Азии составляет то обстоятельство, что год был там чаще всего не солнечный (приблизительно 365 дней), а лунно- солнечный, состоящий из 12 месяцев продолжительностью поочередно в 29 и в 30 дней, а всего из 354 дней; расхождение с календарем природы компенсировалось вставкой високосных месяцев, сначала нерегулярно, а с IV в. до н.э.— по строго разработанной системе.
Наше современное летосчисление твердо соотнесено с
астрономическим счетом времени: небольшие ошибки, возникающие вследствие не вполне точного совпадения гражданского года с астрономическим, исправляются с помощью вставки одного дня в високосные годы. В Египте счет лет велся по периодам царствования каждого фараона и возобновлялся с каждым новым правлением.
Списки фараонов с указанием продолжительности их царствований дошли до нас не полностью и с писцовыми ошибками, при этом в них обнаружился еще один недостаток, приводящий к необоснованному растягиванию хронологии: царствовавшие одновременно фараоны
(цари-соправители, а также цари-современники, каждый из которых управлял какой-то частью страны в период политической раздробленности) изображаются в этих списках как царствовавшие друг за другом. То же наблюдается и в царских списках древнего
Двуречья. В результате этого для III тысячелетия до н.э. оценки датировок египетской истории колеблются в пределах до 300 лет и лишь с середины II тысячелетия до н.э.— в пределах одного-двух десятилетий. Вполне надежны адесь датировки лишь с середины I
тысячелетия до н.э.
Очень плохо обстоит дело с датировкой древнеиндийской истории.
Это объясняется характером сохранившихся источников. До нас не дошло ни одного собственно исторического сочинения—хроники,
летописи или исторического трактата. До сих пор не обнаружено ни царских архивов, ни вообще каких-либо письменных официальных документов. Почти единственным датированным источником но истории древней Индии являются надписи на камне и металле, но и они дошли в небольшом числе и только от сравнительно позднего времени, начиная с III в. до н.э. Напомним, что древнейшие датируемые (хотя и приблизительно) письменные источники по истории Египта и Двуречья относятся к III тысячелетию до н.э.
В противоположность индийским китайские источники содержат многочисленные датировки. Это связано с тем, что Китай, подобно
Греции и Риму, принадлежит к числу тех немногих древних стран, где создавались специальные исторические сочинения. От древнего Китая дошли до нашего времени хроники, династийные истории, ценные обобщающие исторические труды. Выдающийся историк древнего
Китая Сына Цянь (145—87 гг. до н.э.) в своем труде «Исторические

24
записки» («Ши цзи») большое внимание уделил хронологии. Его труд,
охватывающий время от мифического сотворения мира до конца II в.
до н.э., дает хронологическую канву древнекитайской истории. Но каковы были основания для датировок, предложенных Сыма Цяпем и другими китайскими авторами, не всегда ясно, а поэтому и сами датировки далеко не полиостью надежны — и чем древнее, тем ненадежнее.
С хронологией античной истории дело обстоит благополучно благодаря дошедшему до нас большому числу исторических сочинений с довольно достоверными датировками. Эти сочинения базировались на нескольких различных хронологических системах. Так, метод летосчисления по высшим должностным лицам, известный из Ассирии,
в античном мире применялся в Афинах, где датировали годы по архонтам-эпонимам, и в Риме, где счет лет велся по ежегодно сменявшимся консулам; велись соответственно списки архонтов и консулов, которые частично дошли до нас. Кроме того, существовала общегрече<уая система летосчисления по лимпиадам—празднествам,
скреплявшим союз эллинских (греческих) общин. Олимпиады регулярно проводились раз в четыре года; первая из них, по греческому преданию, состоялась в 776 г. до н.э.(Заметим, что легенда роый характер первой олимпиады нисколько но мешает нранильности летосчисления по олимпиадам: для летосчисления важно, чтобы за точку отсчета был принят астрономически определенный момент времени; совершенно не обязательно, чтобы эта точка соответствовала какому-либо дейсгвительно совершившемуся событию.)(здесь и далее сделан пересчет дат применительно к нашему летосчислению).
Позже римляне установили свое летосчисление от легендарной даты основания г. Рима. Римский историк Марк Теренций Варрон (I в. до н.э.) отнес основание Рима к третьему году шестой олимпиады, т.е. к
754—753 гг. до н.э. Пытаясь определить дату основания Рима, Варрон пользовался синхронизмами между римским счетом лет по консулам и греческим—по олимпиадам.
Великий греческий математик и астроном Птолемеи (II в. н.э.)
увязал греческую хронологию с вавилонской, которая, как уже упоминалось, имеет точную астрономическую привязку. Кроме того,
греко-римская хронология имеет н независимые астрономические привязки в ряде точек времени: «Канон» Птолемея содержит указание на ряд отождествимых затмений солнца.
Начиная с VI—V вв. до н.э. важным основанием для истории н хронологии являются источники нумизматические — т.е. монеты,
изучаемые с точки зрения их металлического содержания, веса,
ареала распространения, объявленного или косвенно установленного номинала, надписей («легенд») и характера изображений, в том числе и портретов государей, выпускавших эти монеты. Надписи на находимых при археологических раскопках монетах нередко

25
упоминают царей, известных (а порой и неизвестных) по нарративным источникам. На монетах часто даны также царские изображения,
нередко сопоставимые с найденными ранее скульптурными портретами. Поэтому нумизматические данные служат связующим звеном между другим археологическим материалом и данными официальных и частных надписей и нарративных источников; помимо этого нумизматика дает много историко-экономических, политико- географических и других сведений, особенно для отрезков времени,
плохо освещенных текстами. (Недавно в нашей печати попннлчсь статьи математиков М. Постпикона в А. Фомеоко; они иредлягцют считать недостоверной всю греко-римскую хронологию. При этом они основываются на проделанных ими провадимых формальных операциях с источниками (которых они в большицсчне случаев в глаза не видили, во всяком случае в оригиналах). Они носят характер научного курьеза. Насколько авторы не в курсе проблемы, видно на того, что они подвергают споим операциям только нарративные источники, видимо даже ве подозревая, что хронология базируется также ва надписях, монетах в археологических памятниках (той же
Цомиее), не говоря уже об истории языка и т.п.).
B VI в. н.э. итальянский монах Дионисий Малый, предложивший новое летосчисление—от рождения Иисуса Христа, ориентировался, в свою очередь, на дату основания Рима. Диописий предложил считать,
что Иисус родился 25 декабря 753 г. от основания Рима.
Соответственно основание Рима стало датироваться 753 годом до рождества Христова. К настоящему времени установлено, что
Дионисий обсчитался и что в действительности Иисус, если он был исторической личностью, должен был родиться на несколько лет раньше — в 4 или даже 5 г. до н.э. Правильность привязки нашей эры к римской эре от основания Рима, а этой эры — к греческой эре олимпиад, а этой последней — к вавилонской хронологии от ошибки
Дионисия не меняется.
Новое летосчисление «от рождества Христова» привилось не сразу.
В течение всего средневековья оно сосуществовало, с ранее принятым у христианских народов и восходящим к библейской традиции летосчислением «от сотворения мира»(В средние века мифологическая дата сотворения мира вычислялась (на основании библейских предании) по-разному. Православная церковь приняла дату 5508 г. до н.э., англиканская — 4004 г. до н.э. и т.п.).
Постепенно летосчисление от рождества Христова, или, как правильнее называть, с начала нашей эры, было принято во многих странах, в том числе и в России. Им пользуется значительная часть человечества. Оно принято и в мировой исторической науке. Однако доныне существуют и другие системы летосчисления, рассматривать которые здесь нет необходимости.
В последнее время в исторической науке стал употребляться археологический способ установления абсолютных датировок с помощью так называемого радионарбонпого метода. Он основан на

26
измерении количеств радиоактивных изотопов в предметах,
найденных при раскопках. Так, в срубленное дерево перестают поступать радиоактивные изотопы углерода и это позволяет определить время, когда дерево было срублено, по нашей современной хронологической шкале. К сожалению, радиоуглеродные датировки грешат неустранимыми пока ошибками в десятки лет (а для более древних эпох — ив сотни лет) и поэтому неприменимы там, где требуется более точная дата. (Большинство радиокарбопных дат,
предлагавшихся в 60—70-х годах, сейчас, по-видимому, требуют некоторого удревнепия ввиду содержавшейся в них неучтенной систематической ошибки.). В настоящее время разрабатывается улучшенная (термолюминисцентная) методика атировки керамики и другие физические (например, археомагнитные) методы. Но пока все даты истории древней Передней Азии до II тысячелетия до н.э., а
Европы и Китая — до середины I тысячелетия до н.э. остаются ориентировочными и спорными. Еще хуже обстоит дело для Индии.
Здесь даже даты, относящиеся к I тысячелетию до н.э., нередко приблизительны и неточны, так как основываются главным образом на находке вещей, импортированных из стран, хронология которых установлена более точно, на поздних, неопределенной точности списках древних царей или на установлении влияния одних литературных сочинений на другие, иногда мнимого. Можно сказать,
что, чем дальше какая-либо территория от древней Месопотамии, тем менее точка, ранняя хронология и тем ближе к нам конечный предел неточных, приблизительных датировок.
Литература:
Введение к первому тому//История Древнего Мира т.1. Ранняя Древность: в 3-ех т./Ред.
Дьяконова И.М., Нероновой В.Д. , Свенцицкой И.С.- М.:Издатеьлство «наука», 1983 - с.
3-30
Лекция 1: Возникновение
земледелия, скотоводства и
ремесла. Общие черты первого
периода Истории Древнего Мира и
проблема путей развития.
Предпосылки образования первого классового общества.
Род «Человек» (Homo) выделился из царства животных свыше двух миллионов лет назад; с конца древнекаменного века — сорок тысяч лет—существует вид «Человек разумный» (Homo sapiens sapiens). От предков, принадлежавших к более древним человеческим видам.
Человек разумный унаследовал умение трудиться и производить для этого простейшие орудия. Но от конца древнекаменного века он еще очень долго — тридцать тысяч лет своей истории — все еще, так же

27
как и эти его предки, только извлекал для себя дары природы с помощью произведенных им орудий, но не воспроизводил ее плоды снова. Его способы добывания пищи — собирательство дикорастущих растений, охота и рыболовство,—конечно, были трудом; мало того,
для поддержания своего существования человеку и тогда уже нужно было не только производство, но и воспроизводство орудий труда; но сами добываемые им продукты природы он воспроизводить не умел.
Поэтому жизнь человеческих коллективов (общин, обычно объединявшихся по родству) в огромной степени зависела от внешних природных, даже климатических условий, от обилия или скудости добычи, от случайной удачи; удача же сменялась периодами голода,
смертность была очень высока, особенно среди детей и пожилых. На огромных пространствах земного шара людей было очень мало, и число их почти не увеличивалось, временами, пожалуй, даже падало.
Положение изменилось, когда 10—12 тыс. лет назад в экологически благоприятных регионах некоторые из человеческих общин научились сеять хлеб, обеспечивавший их пищей круглый год, и разводить скот,
что позволяло им регулярно питаться мясом, а также молоком и сыром
(творогом); скот обеспечивал их шкурами и кожей лучше, чем охотничья добыча, и, кроме того, давал еще и шерсть, которую люди научились прясть и ткать. Вскоре после этого люди смогли сменить пещерное жилье, шалаши из веток и землянки на постоянные дома из глины или обмазанного глиной камня, а затем и из сырцового кирпича. Жизнь общин стала более обеспеченной, смертность несколько снизилась, рост населения от поколения к поколению понемногу становился заметным, никогда, впрочем, не превосходя дробных долей процента. Однако же первые земледельцы-скотоводы начали расселяться все шире по поверхности Земли.
Впервые люди достигли этих успехов в северной теплой зоне
Восточного полушария. Это была эпоха, когда на севере Европы и
Азии ещё не полностью исчезло Великое оледенение. Значительная часть Европы и Азии была занята тайгой, отделенной от ледяной зоны полосой тундры. Полуострова Италии, Греции, Малой Азии, Южный
Китай и Индокитай покрывали лиственные обширные леса,
пространства Северной Африки, Аравии и других районов Ближнего
Востока, вплоть до Северного Китая, там, где сейчас сухая степь или выжженная пустыня, были заняты лесостепью. Южнее, в Африке,
росли густые тропические леса.
Наиболее благоприятными для жизни человечества были лесостепи,
но и здесь не везде условия были достаточно подходящими для перехода к земледелию и скотоводству. Требовалось, чтобы в той местности росли дикие злаки, годные в пищу и для искусственного посева (И.Н. Вавилов, 1926), и жили дикие животные, пригодные для одомашнивания. Первым злаком, который люди стали сначала сжинать в диком виде (с помощью деревянных или костяных серпов со вставленными кремневыми зубьями), а затем и соять, был ячмень,
росший па нагорьях Малой Азии, Палестины, Ирана и Южной

28
Туркмении, а также в Северной Африке. Позже были одомашнены и другие злаки. Где это произошло раньше всего, сказать трудно; во всяком случае, в Палестине, Малой Азии и на западных склонах
Иранского нагорья хлеб сеяли уже между Х и VIII тысячелетиями до н.э., а в Египте, на Дунае и Балканах и в Южной Туркмении его стали сеять не позже VI тысячелетня до н.э. Примерно в ту же эпоху и в тех же местах приручили козу, овцу, осла (собаку приручили гораздо раньше ещё охотники древнекаменного века); позже был одомашнен крупный рогатый скот и кое-где—свиньи. С VIII—VI тысячелетий до н.э., когда люди научились делать более совершенные шлифованные каменные орудия, плетеные корзины, ткани, а затем и обожженную на огне глиняную посуду, что позволило лучше готовить и хранить пищу,
жизненный уровень людей еще несколько повысился.
Климат в теплой зоне Северного полушария с исчезновением северных ледников становился все суше; предгорное земледелие все более основывалось не на дождевом орошении, а на запруживании ручьев и отведении канав на поля. Люди же северной и южной лесных зон, по-прежнему немногочисленные, ещё долго не могли перенять достижений людей лесостепи и степных нагорий: тогдашними орудиями сводить леса, чтобы обрабатывать землю, было невозможно.
Археологи прослеживают значительный технический прогресс от позднего этапа древнекаменного века (палеолита), когда стал господствовать Homo sapiens sapiens, через промежуточный период мезолита, на который в теплой зоне падает, между прочим,
изобретение земледелия и скотоводства, до новокаменного века
(неолита) — времени шлифованных каменных орудий и изобретения тканей и глиняной посуды. Но даже наиболее развитые неолитические общины Северной Африки, Ближнего и Среднего Востока пе могли достичь уровня цивилизации. Целью их производства и
воспроизводства было по-прежнему простое поддержание существования общины и ее членов, запасы же удавалось накапливать лишь на самые крайние случаи, для спасения от неожиданных природных бедствий и т.п. Обработка земли роговыми и каменными мотыгами даже на самых мягких почвах была тяжелейшим трудом, дававшим хотя и надежное, по очень скудное пропитание.
Прирученные дикие козы и овцы давали еще очень мало шерсти, мало молока; молочные продукты и мясо надо было быстро потреблять,
потому что долго хранить их пе умели. Лишь в Малой Азии, Сирии и
Палестине уже в VIII—VI тысячелетиях до н.э. возникали развитые и богатые поселки, иногда даже окруженные стеной (значит, было что похищать и что защищать!), однако это были исключения, и эти древнейшие культуры (Иерихон в Палестине, Чатал-хююк в Малой
Азии и др.) в цивилизации не развились.
С ростом земледельческого населения в предгорьях часть его стала уходить все далее в глубь степей. По мере того как подобные родо- племенные группы удалялись от районов более или менее обеспеченного дождевого или ручьевого орошения, в их хозяйстве все

29
большее значение приобретал выпас скота, а посев ячменя и полбы,
как экономически менее падежный, играл все более подсобную роль.
Однако, не одомашнив ещё ни коня, ни верблюда, скотоводы не могли совершать далеких сезонных перекочевок, необходимых для восстановления травяного покрова па пастбищах, и вообще они пе могли еще слишком далеко отходить от воды. Да и земледелие они обычно не совсем забрасывали. Когда же в результате хищнического скармливания овцам скудных южных степных пастбищ пли после какого-либо периода катастрофических засух выпас скота в данном районе становился невозможным, скотоводы массами переселялись на другие места. Так в течение VIII—VI тысячелетий до н.э. совершалось расселение афразийских племен (потомков мезолитического населения Передней Азии, как полагают А.Ю. Милитарев и В.А.
Шнирельман) по Северной Африке» а также по степным районам
Ближнего Востока (Аравии, Сирии, Месопотамии, где сохранились —
или куда переселились — племена семитской языковой семьи афразийской языковой надсемьи). А начиная с V—III тысячелетий до н.э. из своей прародины расселялись в разные стороны племена,
говорившие на диалектах индоевропейского языкового семейства. Эту прародину еще недавно помещали на территории между Эльбой и
Вислой, теперь ее склонны локализовать ближе к Черному морю — в
Подунавье и на Балканах, в евразийских степях или в Малой Азии и в некоторых прилегающих областях Ближнего Востока. Уже ко II
тысячелетию до н.э. эти племена, передавая язык местному населению и вовлекая его в дальнейшую миграцию, распространились от Атлантического до Индийского океана.
Такие переселения были, конечно, не случайны. С одной стороны,
они были связаны с вековыми колебаниями климата: так, в VI и II
тысячелетиях до н.э. господствовали условия засух, и это могло стимулировать уход племен в поисках более благоприятных условий для жизни. С другой стороны, в V— IV тысячелетиях климатические условия были благоприятны, у племен, живших скотоводством и земледелием, смертность падала, и возникал относительный избыток населения, начинавшего растекаться в разные стороны, но в основном в пределах климатической зоны, благоприятствовавшей типу хозяйства данных племен. Население Земли тогда было очень редким,
и передвижение племен приводило, по данным исторической лингвистики, не столько к уничтожению или вытеснению коренных жителей, сколько к ассимиляции пришлого населения с коронным, так что в этническом (по не в языковом) отношении волна дальнейшего передвижения могла совершенно отличаться от первоначальной.
Люди, принесшие в VI—V тысячелетиях до н.э. афразийские (семито- хамитские) языки в глубь Африки, и люди, с которыми во II—I
тысячелетиях до н.э. индоевропейские языки пришли к берегам
Бенгальского залива (совр. Бангладеш), нисколько не походили по внешнему облику и мало походили по культуре на тех, которые дали первый толчок распространению земледельческо-скотоводческих племен.

30
Хотя эти относительно подвижные скотоводческо-земледельческие племена еще не были истинными кочевниками, мы вправе все же говорить об отделении земледельцев, сидевших на орошенных землях,
от скотоводов-полуземледольцев степей как о первом великом разделении труда. Между земледельцами и скотоводами уже тогда установился обмен; впрочем, он был необходим и раньше — ведь уже в позднекаменном веке ни одна группа людей не могла обеспечить себя всем необходимым ей без обмена, предметом которого был,
например, камень, годный для изготовления орудий (кремний,
обсидиан). Такой камень да земле относительно редок. С открытием первых металлов (золота, меди, серебра) начался также и обмен металлов на различные ручные изделия, например ткани, причем обмен шел из рук в руки на значительные расстояния.
Прослеживается несколько путей развития древних классовых обществ, в зависимости от характера сочетания двух экономических секторов, которые, видимо, в это время еще зависели преимущественно от экологических условий.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   42

перейти в каталог файлов
связь с админом