Главная страница
qrcode

Величко А.М. - История Византийских императоров. Том 3 (Имперская традиция) - 2009. ИсторияВизантийскихимператоров 3 том


НазваниеИсторияВизантийскихимператоров 3 том
АнкорВеличко А.М. - История Византийских императоров. Том 3 (Имперская традиция) - 2009.pdf
Дата24.12.2017
Размер2.96 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаVelichko_A_M_-_Istoria_Vizantiyskikh_imperatorov_Tom_3_Imperskay
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#53162
страница1 из 28
Каталогbokhan_aleksandr

С этим файлом связано 52 файл(ов). Среди них: Soyuzniki_Germanii_na_Vostochnom_fronte_-OCR.pdf, Ponomarenko_R_O__Zalesskiy_K_A__Semenov_K_K_-_Voyska_SS_bez_grif, Inostrannye_dobrovoltsy_v_vermakhte_-OCR.pdf и ещё 42 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28

«
История
Византийских
императоров
»
3
том
Оглавление
Исаврийская
династия
XXXI. Император Лев III Исавр (717-741)
Глава 1. Великий полководец. События в Италии
С.__3
Глава 2. Мудрый законодатель
С._16
Глава 3. Иконоборчество. Папа против императора
С._21
XXXII. Император Константин V (741-775).
Глава 1. Царь и узурпатор
С._37
Глава 2. Победоносный император. Войны с арабами и болгарами
С._42
Глава 3. Положение дел в Италии. «Папская революция»
С._49
Глава 4. Иконоборческий кризис. «Вселенский» Собор 754 г.
С._63
XXXIII. Император Лев IV Хазар (750-780)
Глава. 1 Иконоборцы против почитателей икон
С._76
XXXIV. Император Константин VI (780-797) и императрица святая Ирина (797-802)
Глава 1. Мать и сын. Борьба в государстве и Церкви
С._82
Глава 2. Седьмой Вселенский Собор 787 г.
С._91
Глава 3. Карл Великий – император Западной Римской империи
С._99
Глава 4. Самостоятельное правление св. Ирины.
Конец Исаврийской династии
С.116
Приложение №7: «Вселенские Соборы»
С.127
Династия
Никифора Геника
XXXV. Императоры Никифор I Геник (802-811) и Ставракий (811)
Глава 1. Несчастливый реформатор. Отношения с Западом
С.149
Глава 2. Заговоры, неудачные войны и смерть императоров
С.156
XXXVI. Император Михаил I Рангаве (811-813)
Глава 1. Благочестивый царь.
Ошибки, поражения и неудачная попытка восстановления иконопочитания
С.167

2
Внединастический
император
XXXVII. Император Лев V Армянин (813-820)
Глава 1. «Рачитель общего блага»
С.178
Глава 2. Второй этап иконоборчества.
Смерть Льва V Армянина
С.186
Приложение №8:
«Империя Карла Великого. «Дар Константина»»
С.195
Амморийская
династия
XXXVIII. Император Михаил II Травл (820-829)
Глава 1. «Шепелявый» царь. Восстание Фомы Славянина
С.219
Глава 2. Война с арабами. Потеря Крита и Сицилии
С.229
XXXIX. Император Феофил (829-842)
Глава 1. Справедливый государь
С.237
Глава 2. Война с арабами
С.243
Глава 3. Агония иконоборчества. Раскаяние императора С.256
Приложение №9:
«Император, «симфония властей» и иконоборчество.
Греческий национализм»
С.264
XL. Император Михаил III (842-867) и императрица святая Феодора (842-856)
Глава 1. Императрица св. Феодора и «Торжество Православия»
Глава 2. Начало самостоятельного правления Михаила III.
Опала императрицы
С.300
Глава 3. «Пьяный царь». Война с арабами
С.304
Глава 4. Патриархи св. Игнатий, св. Фотий и
Римский папа Николай I. «Двукратный» собор 861 г.
С.311
Глава 5. Три императора. Смерть кесаря Варды и Михаила III
С.327

3
Исаврийская династия
XXXI. Император Лев III Исавр (717-741)
Глава
1. Великий полководец. События в Италии
Император Лев III происходил из ничем не выделяющегося киликийского рода, проживавшего в Германикеи, и являлся этническим исавром. Его семья была настолько бедной, что некоторые полагают даже, будто Лев в юности работал простым ремесленником
1
. При рождении он был наречен Кононом, но затем, в силу невыясненных обстоятельств, принял имя
Лев. Царь был высокого роста, красив собой, приходился своим детям и жене хорошим отцом и мужем
2
. Во время правления императора Юстиниана II его родитель с семейством был переселен в город Месембрию во Фракии, где вместе со своим отрядом охранял границу от болгар. Естественно, Лев с раннего возраста приобщился к военному делу и вскоре стал опытным солдатом.
По вполне понятным причинам некоторые летописцы зачастую изображают его грубым, необразованным, невежественным, жестоким человеком
3
. Более того, практически вся литература эпохи иконоборцев оказалась уничтожена последующими поколениями почитателей икон, и многие факты приходится реконструировать по отдельным деталям. Поэтому негативные оценки не могут быть приняты в полном объеме «на веру».
Обстоятельства, при которых пришел к царской власти Лев Исавр свидетельствуют, как раз, об обратном. Мы видим человека глубоко порядочного, верного слову, благоразумного, не лишенного природной смекалки и воинской хитрости, решительного и бесстрашного. Достаточно напомнить, что, зная о намерении императора Юстиниана II Ринотмета погубить его по подозрениям и ложным обвинениям, он не предал своего господина и верно служил законному царю до самой его смерти. В отличие от некоторых других василевсов тех смутных лет, обагривших руки кровью своих предшественников, Лев Исавр сделал все, чтобы переход власти от императора Феодосия III к нему состоялся бескровно и без внутренних потрясений. Представим себе ту обстановку, чтобы оценить благородство
1
Дилль Ш. Основные проблемы византийской истории. М., 1949. С.61.
2
Терновский Ф.А., Терновский С.А. Греко-восточная церковь в период Вселенских
Соборов. Чтения по церковной истории Византии от императора Константина Великого до императрицы Феодоры (312-842). Киев, 1883. С.449.
3
Феофан Византиец. Летопись от Диоклетиана до царей Михаила и сына его Феофилакта.
Рязань, 2005. С.347.

4 духа и благоразумие Льва. Даже летописец, не пылающий к нему любовью, не удержался от того, чтобы не сказать о Льве «благочестивый царь»
4
Некоторые обстоятельства жизни этого императора, возникшие еще до появления у Льва Исавра мыслей о царском титуле, позволяют подтвердить высказанные выше оценки в отношении его личности. Когда в 705 г.
Ринотмет вместе с болгарами направился в Константинополь, чтобы защитить свои права на царский трон, Лев поддержал его, явившись в лагерь претендента, и император не забыл верного слугу. После нового воцарения
Юстиниан Ринотмет включил Льва в состав царской свиты и дал ему титул спафария. Он настолько полюбил его, что называл «сыном», и это вызвало острую зависть при дворе со стороны аристократов. Был сделан донос, который не подтвердился на следствии. Однако подозрительный Юстиниан II решил на всякий случай избавиться от «сына» и поручил ему опасное задание в надежде, что Лев сложит свою голову на поле брани.
Снабдив его крупной суммой денег, царь отправил Льва в Аланию с целью подкупить местных вождей и направить аланов на абазгов, иверов и лазиков, не так давно отсоединившихся от Римской империи. Поручение было действительно очень трудным и опасным, поскольку аланы не признавали над собой ничьей власти, да и проход к ним был сопряжен с немалым риском. С Львом было всего несколько человек свиты, и он благоразумно оставил выданные ему деньги в Фазиде – торговом городе.
Пообещав аланам выплатить вознаграждение после победы, он сумел подтолкнуть их к военным действиям против абазгов, хотя между двумя народа ранее был заключен мирный договор. Аланы организовали успешный поход и после этого справедливо запросили плату за свою верность императору. Каково же было разочарование Льва, когда он узнал, что по приказу царя средства, хранившиеся в Фазиде, отозваны обратно в
Константинополь
5
Но об этом стало известно и абазгам, царь которых обратился к вождю аланов с просьбой выдать им Льва, как виновника нарушения мирных отношений между двумя народами. Однако алан отказался, ссылаясь на то, что война была начата по просьбе императора, которого он очень уважает, а не из корысти. Тогда абазги удвоили сумму, которую им обещал Лев, и аланы внешне соблазнились столь заманчивым предложением. На самом деле, предавать Льва, к которому они уже тоже проникли уважением, им не хотелось, и горцы пошли на хитрость, о чем заблаговременно предупредили римлянина. Они приняли вознаграждение за его голову от абазгов и выдали им Льва вместе с его офицерами, но когда абазги вели пленников через горы, устроили засаду, перебили конвой, и освободили греков. Затем, переправив
Льва в безопасное место, вместе с ним сформировали большое войско, которое в следующем году вновь напало на абазгов и победило их
6 4
Там же. С.339.
5
Там же. С.335.
6
Там же. С.336.

5
Дальнейшая история напоминает приключенческий роман и свидетельствует о недюжинных способностях Льва, как полководца и дипломата. Когда до Юстиниана II дошла весть, что Лев сумел победить абазгов даже без денег и войска, он направил им послание, в котором обещал простить абазгов, если они доставят Льва к нему в столицу неприкосновенным. Видимо, царь для себя еще не решил окончательно: миловать ему своего спафария или казнить, как слишком сильную и опасную фигуру. Абазги, презрев гордость, обратились с новым предложением к аварам, предлагая в качестве гарантий своих добрых намерений выдать заложников из числа детей собственной знати. Но Лев проявил разумную осторожность, отказавшись от столь заманчивого предложения. Он еще долгое время оставался в гостях у аланов, высоко чтущих его, пока до него не дошла весть о том, что некий отряд из римлян и армян, осаждавший крепость
Археополь, при приближении арабов в панике снял осаду и отошел к Фазиде.
Одна из римских частей отстала по дороге, и теперь жила грабежом в районе
Апсилии. По совету аланов Лев решил пробиться к соотечественникам и взять управление частью в свои руки. Со свитой из 50 воинов-аланов он прошел по снегам через горные ущелья и вскоре действительно встретил искомый отряд, в котором насчитывалось 200 легионеров. С ними он решил пробиваться к морю
7
Путь к свободе им преграждала сильная горная крепость с характерным названием «Железная», начальником которой был некто Фарасманий, признавший над собой власть арабов, но состоявший при этом в дружеских отношениях и с аланами. На предложения Льва пропустить его к Трапезунду и признать власть римского императора Фарасманий ответил отказом, и тогда Лев пошел на хитрость. Он устроил засаду неподалеку от крепости и, дождавшись, когда ее жители выйдут на полевые работы, приказал воинам начать атаку, надеясь успеть заскочить в крепость. Но замысел не удался –
Фарасманий успел закрыть крепостные ворота. Оставалось брать крепость штурмом – изначально убийственное предприятие.
Однако тут на помощь Льву пришел правитель апсилов Марин.
Услышав, что царский спафарий осаждает крепость, варвар посчитал, будто скоро большое римское войско подойдет к нему на помощь. Поэтому,
заранее демонстрируя лояльность византийцам, он явился ко Льву с отрядом из 300 воинов и предложил свои услуги. Испугавшись штурма, Фарасманий также согласился признать себя подданным византийской короны, но римский военноначальник уже не доверял варвару, опасаясь оставлять у себя в тылу столь сильную крепость. Он получил разрешение от Фарасмания войти в город, но тут же отдал своим солдатам приказ атаковать укрепления, и в результате разрушил крепость до основания. Вместе с аланами и
Марином он дошел до Апсилии, где его встретили с большим почетом. После
Лев переехал в Трапезунд и оттуда морем вернулся в столицу
8 7
Там же. С.336, 337.
8
Там же. С.337, 338.

6
Как уже говорилось в предыдущей главе, он не застал императора
Юстиниана II в живых, но не признал прав Филиппика на престол.
Последующие волнения близ царского трона привели к тому, что победитель арабов и глава фемы Анатолика стал первым претендентом на царский трон, а затем и императором.
17 марта 717 г. Лев Исавр торжественно въехал в Константинополь через Золотые ворота и стал новым императором Византии под именем Лев
III. Но вскоре выяснилось, что судьба уготовила Льву испытания, преодолев которые он только и сможет подтвердить свое право управлять Римской империей. После последнего поражения ото Льва Исавра халиф Сулейман решил сосредоточить все свои усилия на взятии Константинополя. Его приготовления были грандиозны – достаточно сказать, что для строительства кораблей были вырублены практически все кедры Ливана. Наконец, укомплектовав войско и соорудив флот, Сулейман двинулся с сухопутной армией в 180 тыс. воинов и флотом в количестве 1800 судов по направлению к греческой столице. Справедливо говорят, что в августе 717 г. Византия оказалась в окружении самых могущественных и многочисленных врагов, которых ей довелось видеть в течение всей своей истории
9
. Опасность была велика, как никогда ранее, и, казалось, нет никакой возможности избавиться от нее.
Но на этот раз арабам противостоял не мечтательный Филиппик и не дистанцировавшийся от государственных забот благочестивый Феодосий III, а гений военного искусства и талантливый организатор. Хотя известий об этом нашествии в летописях сохранилось немного, но, исходя из событий предыдущих лет, можно без особого труда оценить масштаб воинского подвига нового императора. Первоначальная ситуация не предвещала Льву
III ничего хорошего: армия практически отсутствовала, и сформировать ее в такое короткое время едва ли было возможно – после стольких дворцовых переворотов и полной дезорганизации государственного управления, казна оставалась пустой.
Отдавая себе отчет, как христианин, что «победу на войне дает не многочисленность войсковых сил, а сила, исходящая от Бога»
10
, император не забывал и о своих личных обязанностях, как царя, по защите государства.
Прирожденный стратег, Лев в полном объеме использовал немногие возможности, которые ему отпустило время. Едва войдя в Константинополь, он уделил большое внимание укреплению города – благо, что император
Анастасий II в свое время потрудился в этом отношении на славу; теперь его труд очень пригодился.
Затем, Лев Исавр собрал весь римский флот, вооружив его «греческим огнем», и разработал план морской кампании. В-третьих, он велел изготовить огромную цепь, позволяющую перегородить вход в пролив, и тем самым не
9
Джилман Артур. Сарацины от древнейших времен до падения Багдада. М., 2007. С.254,
255.
10
«Эклога», титул XVIII.

7 позволил сухопутной армии арабов подойти непосредственно к крепостным стенам Константинополя. Наконец, он использовал союзнические отношения с болгарами и привлек варваров к войне с мусульманами. Небольшие по численности римские отряды, наверняка, из вооруженных сил своей фемы, он также мобилизовал для защиты столицы. Казалось, что этого было очень мало, чтобы рассчитывать на успех, но в руках талантливого военноначальника и этот минимум оказался достаточным для победы.
Мусульманский флот подплыл к городу, который в считанные месяцы был подготовлен энергией Льва Исавра к обороне. Завидев Константинополь, арабы стали на якоря, но через 2 дня подул южный ветер и враги обложили греческую столицу. Однако в результате этого арабский флот оказался разделенным на две части, чем и воспользовались византийцы. Отставшие от быстроходных кораблей 20 тяжелых судов с арабскими воинами (по 100 человек на каждом) медленно продвигались по морю, когда Лев направил против них свои суда с «греческим огнем». Как и раньше, арабские корабли горели, как факелы - никто не успел придти к ним на помощь. В результате завязавшегося морского сражения враги понесли большие потери. В тот же вечер арабы попытались подойти к сухопутным укреплениям римлян, но
«намерение их рассеял Бог молитвами Святой Богородицы»
11
. Затем Льву удалось перекрыть цепью вход в пролив, и арабам не оставалось ничего другого, как стать лагерем вдали от города. Наверное, они надеялись, что время истощит силы осажденных, но император заранее озаботился снабжением гарнизона и горожан, и византийцы не ощущали недостатка в пище, в отличие от мусульман.
Месяц менял месяц, приближалась нелегкая фракийская зима, в этот год выдавшаяся особенно холодной и длинной. Проблема осложнялась тем, что по своему обыкновению арабы направились в этот поход, не особенно задумываясь о тыловых коммуникациях. Привыкнув к тому, что сама война должна кормить их, арабы не запаслись продовольствием и теплой одеждой, не подготовили ни продовольственных обозов, ни фуража. Каждый воин обязывался иметь с собой 2 кг зерна на первое время, а затем рассчитывали кормиться с захваченной территории. Увы, на этот раз старая испытанная стратегия дала сбой
12
Понятно, что теперь полководец Масальма со своей армией испытывали большие трудности. Когда Сулейман умер от несварения желудка и его место занял Омар, Масальма рассчитывал получить долгожданный приказ о снятии осады, но новый халиф горел желанием добыть в бою громкую славу. Он пообещал Масальма подкрепления и продовольствие. Но пока шла помощь, скот у арабов погибал в ужасающих количествах, а продовольствие катастрофически быстро таяло. Отряды арабских фуражиров уничтожались во Фракии болгарами, а в Малой Азии их
11
Феофан Византиец. Летопись от Диоклетиана до царей Михаила и сына его Феофилакта.
С.339.
12
Кеннеди Хью. Великие арабские завоевания. М., 2009. С.86.

8 истребляли византийские конные отряды. Только страх перед гневом халифа останавливал Масальма от своевольного отступления.
Весной 718 г. к нему на помощь все-таки прибыл большой флот под командованием Софиана, куда входило более 300 судов с хлебом. Он стал на якоря возле Вифинии, опасаясь подойти к Константинополю ближе из-за
«греческого огня». Затем прибыл второй арабский флот из Африки, который вел флотоводец Изид, также численностью около 360 кораблей. Обе армады объединились и направились к Константинополю, а навстречу им Лев III уже направил быстроходные корабли с «греческим огнем». На свою беду, арабы не учли, что многие наемные моряки их флота являются христианами, желавшими помочь своим собратьям в тяжелой ситуации. Поэтому, когда начался бой, арабский флот потерпел сокрушительный разгром, а продовольствие и припасы достались грекам
13
Деморализованные арабы пытались обеспечить себя снабжением путем грабежа, но отряды мардаитов (ливанские разбойники-христиане, служившие византийскому императору), расположенные в Ливе и Софоне, непрестанно нападали на них и причиняли большие потери. Прибавили активности и болгары, от меча которых погибло, как говорят, более 22 тыс. арабских воинов
14
Положение Масальма из тяжелого быстро стало безнадежным – его солдаты ели падаль и даже собственные испражнения. Как и следовало ожидать при таком уровне смертности, вскоре арабов поразила чума, ежедневно уносившая сотни жизней
15
. Каковы же были их мучения, когда они видели, как греки беспрепятственно ловят рыбу в проливе на их глазах, ничего не опасаясь? Наконец, окончательно деморализованный, 15 августа
718 г. Масальма снял осаду. Сухопутное войско переправили на оставшихся кораблях на материк, и оно направилось к Дамаску, поражаемое чумой и преследуемое летучими отрядами греков. Остатки флота отплыли в Африку, но буря, разыгравшаяся в Эгейском море, окончательно уничтожила его.
Судя по описанию событий, шторм вызвал подводный вулкан, проявивший жуткую активность. В результате, из 2600 кораблей обратно вернулось только 5 (!), а из 180 тыс. солдат не более 40 тысяч
16
. Эта утратившая внешние признаки армии, обнищавшая, лишенная оружия и снаряжения
толпа уже не способна была к наступательная операциям.
Не случайно, в течение многих лет арабы оправлялись от нанесенного им поражения и фактически прекратили военные действия в других направлениях. Историки в один голос утверждают, что своей победой Лев III спас не только Римскую империю, переживавшую глубочайший кризис, но всю Европу и вообще христианскую цивилизацию. Победа Льва III была тем
13
Никифор, патриарх Константинопольский. Краткая история со времени после царствования императора Маврикия. Часть II.
14
Феофан Византиец. Летопись от Диоклетиана до царей Михаила и сына его Феофилакта.
С.339, 340.
15
Там же. С.340.
16
Герцберг Г.Ф. История Византии. М., 1896. С.62.

9 более блестящей, что не стоила Римской империи почти никаких жертв и людских потерь.
Соотношение погибших являлось настолько ошеломляющим, что арабы были потрясены – никто и никогда ранее не добивался в войне с ними таких успехов. Их поразила гибель лучших воинских подразделений, полководцев, офицеров и всего громадного флота. Только в 732 г. арабы осмелятся начать военные действия через Пиренеи на юге Франции против франков. Однако их относительно немногочисленное войско – не более 35-40 тыс. воинов, окажется разгромленным Карлом Мартеллом. Нет никаких сомнений в том, что победа франков была предопределена Львом Исавром в
718 г. – у арабов просто уже не оставалось людских ресурсов, чтобы, как раньше, обеспечить подавляющий перевес своей армии над противником и воевать на два фронта одновременно.
Нет никаких сомнений в том, что победа Льва Исавра над арабами у стен своей столицы относится к наивысшим военным достижениям всемирной истории. И вновь выделился почерк полководца – не вступая во
фронтальные столкновения, заставляя врагов действовать по своему плану, римский император сохранил собственные силы, многократно уступающие врагу, и использовал естественные стихии для уничтожения арабов.
Второе испытание, выпавшее на долю Льва Исавра, заключалось в необходимости вести борьбу с узурпаторами. В этом же 717 г., получив известие об осаде арабами Константинополя, командующий сицилийским войском Сергий решил венчать на царство некоего Василия, которого переименовал в Тиверия. И на этот раз законный царь продемонстрировал завидную решительность и оперативность. Он тут же направил в Сицилию своего чиновника Павла, назначив того патрицием и новым правителем
Сицилии. Узнав о его прибытии, Сергий и узурпатор обратились за помощью к лангобардам, располагавшимся неподалеку, но Павел опередил их. Он собрал народ, ознакомил их с грамотой царя, поведал о победах, одержанных греками над арабами, и тем самым решил все вопросы. Василия выдали царскому представителю, казнили, а голову отправили в столицу. Других сторонников заговорщиков Павел помиловал: кому-то отрезали носы, кого-то высекли, но всем сохранили жизнь. Кстати сказать, был пощажен и Сергий, глава заговора. Увидев, как успешно Лев Исавр поставил на место узурпатора, лангобарды успокоились и согласились сохранить с Империей мирные отношения
17
Через год, в 719 г., организатором нового заговора против императора
Льва III стал некто магистр армии Никита Ксилонит, очень обеспеченный человек и большой сановник. С ним тайно снесся проживавший в одном из монастырей Фессалоники бывший император Анастасий II и предложил ему при помощи болгар, с которыми уже вступил в тайное соглашение, восстановить свои права на царство. Будучи опытный в государственных
17
Феофан Византиец. Летопись от Диоклетиана до царей Михаила и сына его Феофилакта.
С.341.

10 делах человеком, Анастасий написал письмо византийскому дипломату, пребывавшему в Болгарии, патрицию Сиссинию, и уговорил того выступить перед Тервелом своим представителем – сановник также дал согласие на это.
Постепенно к заговору примкнул правитель фемы Опсикия, первый секретарь императора
Феоктист, начальник крепостных стен
Константинополя Никита Анфрак и Фессалоникийский архиепископ.
Очевидно, искушение было слишком велико, и Анастасий, сложив с себя духовный сан, отправился к болгарскому хану Тервелу, снабдившего его войском и деньгами. К несчастью для заговорщиков, император своевременно узнал о заговоре и принял предупредительные меры. Он арестовал и затем казнил Никиту и Феоктиста, а болгарам напомнил о мирном договоре, заключенном с ними. Авторитет Льва как полководца и его тяжелая рука уже были известны болгарам, и они заколебались.
Подойдя к Константинополю, Анастасий к прискорбию для себя обнаружил, что город не желает принять его в качестве своего царя – не помогли даже деньги, при помощи которых претендент попытался купить расположение константинопольцев. Он стал лагерем возле столицы, но болгары, как всегда, не очень верные своему слову, поняли, что, не сумев взять власть сходу, Анастасий уже проиграл битву за царский пурпур.
Болгары посчитали, что им гораздо выгоднее сохранить добрые отношения с Львом Исавром, чем пытаться насильно водворить на престол неудачника Анастасия. Не тратя времени, они убили нескольких близких к узурпатору людей, выдали самого претендента императору, который щедро отблагодарил их, устроив пышный пир, а затем вернулись на родину. На этот раз наказание мятежникам было гораздо более тяжелым – их казнили
(включая Фессалоникийского архиепископа), и царь конфисковал имение
Ксилонита в пользу казны. Других соучастников, в частности, командующего фемы Опсикия Исоя, он наказал отрезанием носа
18
Наконец, третий заговор составился позднее, уже после начала новой церковной политики царя, ориентировочно в 727 г. Соединенные византийские войска Эллады и Цикладских островов под руководством
Агаллиана Турмаха и некоего Стефана избрали себе нового императора по имени Козьма и отправились на кораблях к Константинополю. Но имперский флот, вооруженный «греческим огнем», во главе со Львом III опять одержал решительную победу. Оставшиеся в живых солдаты из противоборствующей армии просили пощады и им действительно сохранили жизнь. А Козьма и
Стефан были казнены
19
Нет ничего удивительного в том, что, желая закрепить права своей династии на трон, Лев III венчал в 719 г. своего годовалого сына, будущего императора Константина V, на царство.
18
Никифор, патриарх Константинопольский. Краткая история со времени после царствования императора Маврикия. Часть II.
19
Феофан Византиец. Летопись от Диоклетиана до царей Михаила и сына его Феофилакта.
С.346.

11
Завершив борьбу с внутренними врагами, царь оставшееся время своего правления посвятил двум основным проблемам: борьбе с арабами и совершенствованию имперского законодательства. Поскольку войны с мусульманами происходили едва ли не ежегодно, Лев буквально по ходу событий, не имея никакой передышки по времени, менял систему управления войсками, формировал новую армию, и предпринимал деятельные шаги для улучшения управления страной в условиях военного времени. Он восстановил в войсках строжайшую дисциплину, и его авторитет царя-
победителя способствовал этому. Обладая острым и проницательным умом, он сумел найти молодых, талантливых военноначальников, полководцев и управленцев, из которых вскоре создал мощный военный штаб, которому можно поставить в заслугу выработку стратегии борьбы с арабами.
Наконец, он усовершенствовал и довел почти до идеала фемное устройство, введенное еще его предшественниками. Выгоды этой системы административного управления Римской империей заключались в том, что вместо громоздких провинций с большим (относительно, конечно) штатом чиновников, не способных принимать оперативные решения, вся власть в фемах была передана в руки стратигов, являвшихся одновременно и военными и гражданскими правителями. Все стратиги были подчинены
непосредственно царю, который теперь мог не опасаться бойкота своих указаний и – важная деталь – очередных заговоров. Каждый из правителей фем имел собственные задачи и подчиненные ему войска, которые без приказа царя не смели пересекать внутренние границы Империи
20
. Все фемы имели свои вооруженные силы, формировавшиеся здесь же, на местах, и способные отразить рядовой набег мусульман. Для более крупных операций эти отряды могли быстро собраться в условленном месте, что многократно повышало мобильность византийской армии
21
Нет никакого сомнения в том, что император и его царственный сын, с малолетства участвовавший в управлении государством, отдавали все время служению отечеству. Позднее, в знаменитой «Эклоге» они напишут совершенно искренне: «Мы заняты заботами и неусыпно устремляли разум в поисках того, что угодно Богу и полезно обществу» («Эклога», введение).
Несколько лет после поражения у стен Константинополя арабов занимали внутренние проблемы. Умер халиф Омар, и на его место стал сын
Изид. Персия в очередной раз попыталась отложиться от мусульман, но безуспешно. Потом умер Изид, и ему наследовал брат Исам. В 725 г. он попытался совершить новый поход на римлян, но, по словам летописца тех событий, «вернулся с великой потерей» - Лев Исавр вновь нанес арабам тяжелое поражение. В 726 г. небезызвестный нам полководец Масальма сделал набег на Кесарию Капподакийскую, но в Сирии свирепствовала какая- то страшная болезнь, настигшая и арабов. Кроме того, в силу не вполне
20
Дилль Ш. История Византийской империи. М., 1947. С.57.
21
Герцберг Г.Ф. История Византии. С.90-92.

12 понятных событий, туманно описанных современниками, арабы потеряли свой вьючный скот, после чего вынуждены были вернуться обратно.
В 727 г., пользуясь тем, что очередные узурпаторы посягнули на власть
Римского царя, арабы под руководством самого эмира попытались захватить город Никею Вифинскую. Халиф Исам шел во главе армии с 15-тысячным авангардом, его брат Муавия следовал за ним во главе остального войска, насчитывавшего 85 тыс. солдат – впрочем, эти данные наверняка завышены.
Но попытки овладеть городом штурмом не принесли успеха, хотя арабам удалось даже разрушить часть городской стены. Ограбив окрестности, арабы бесславно вернулись в Дамаск
22
. Однако, в следующем году им удалось овладеть крепостью Атеей.
Озадаченный постоянными набегами арабов, Лев III заключил договор с хазарами, которые в свою очередь начали сильно беспокоить мусульман.
Это был очередной и блестящий дипломатический успех царя, далеко не простой по своему исполнению замысел привлечь дополнительные силы для борьбы с арабами. И уже в 729 г., исполняя союзнический долг, хазары совершили разрушительный набег на Персию и Армению, разгромив арабское войско под руководством полководца Гараха, который погиб в сражении. Это нашествие навело на мусульман ужас, и в 730 г. Масальма по приказу халифа пошел на них войной, но потерпел тяжелое поражение и бежал в Дамаск
23
Для упрочения союзнических отношений Лев Исавр применил старый, как мир, способ и в 732 г. женил своего сына Константина V на дочери хазарского хана, принявшей после крещения имя Ирина
24
. Как видно из летописей, это было далеко не формальной процедурой, обычно сопутствовавшей женитьбе. И вскоре новая царица стала известной всему христианскому миру, как ревнительница благочестия и веры.
Все же, арабы были еще очень сильны и имели отдельные успехи. В
731 г. они захватили крепость Харсиан в Капподакии, в 733 г. опустошили отдельные районы Малой Азии, в 738 г. повторили набег на азиатские провинции, а в 739 г. захватили крепость «Железная». Однако стратегический успех был, скорее, на стороне римлян. Развитию арабской инициативы много мешали хазары, против которых те даже предприняли в
737 г. специальную экспедицию, завершившуюся разгромом союзников византийцев. И хотя хазары на время признали над собой власть арабского халифа, мусульмане были вынуждены постоянно отвлекаться на хазарскую угрозу, не имея возможности сконцентрировать должное количество войск на византийской границе
25 22
Никифор, патриарх Константинопольский. Краткая история со времени после царствования императора Маврикия. Часть II.
23
Феофан Византиец. Летопись от Диоклетиана до царей Михаила и сына его Феофилакта.
С348.
24
Никифор, патриарх Константинопольский. Краткая история со времени после царствования императора Маврикия. Часть II.
25
«История Византии»/ под ред. С.Д. Сказкина. В 3 т. Т.2. М.,1967. С.50.

13
В 736 и 737 гг. римские войска нанесли тяжелые поражения арабам в
Армении и в Азии, а в 740 г. оба царя – отец и сын в решающем сражении
разгромили мусульман у города Акраина во Фригии. Более того, греческая операция, параллельно развивающаяся в Африке, также имела серьезный успех – стоявшие там арабские войска были наголову разбиты
26
. Как следствие, активизировались хазары, земли которых арабы были вынуждены оставить. Помимо прочего, эти поражения означали провал попытки арабов распространить мусульманство среди представителей хазарского племени.
Подытожив выше сказанное, можно сказать, что после эпохальных побед Ираклия Великого это были самые выдающиеся достижения римского оружия за последние 100 лет!
Лев III был не только талантливым военноначальником, но и умелым хозяйственником. В последний год жизни царя сильнейшее землетрясение потрясло Константинополь. Стихия повергла наземь статуи св. Константина
Равноапостольного, св. Феодосия Старшего, императора Аркадия, разрушила городские стены со стороны суши, и множество городов во Фракии. Но, ввиду постоянной опасности быть подвергнутым набегам арабов и болгар, царь велел собрать с каждого горожанина по одной золотой монете и быстро восстановил крепостные укрепления
27
Куда менее радужными были перспективы византийцев на Западе, в
Италии, особенно после возникновения раскола из-за запрета почитания икон, установленного в 726 г. императором Львом III. Пользуясь возникшим конфликтом между Римским папой Григорием II (715-731) и императором, о котором речь пойдет ниже, Лангобардский король Лиутпранд решил реализовать свою давнюю мечту, скопированную с идеи гота Теодориха, присоединить к собственным владениям Италию и образовать независимое
государство лангобардов.
Когда экзарх Равенны Павел был убит в Риме, Лиутпранд совершил неожиданное нападение на гавань Классис, а затем захватил и саму Равенну, оставшуюся без управления со стороны императора. Затем он овладел городами Эмилия и Пентаполис, продемонстрировав горячее желание стать властелином Рима. Но в тот момент времени папа Григорий II сумел перехватить инициативу. Поскольку лангобарды уже в массе приняли христианство, он применил всю мощь своего духовного авторитета, чтобы склонить Лиутпранда к миру, попутно прислав ему щедрые дары. Король согласился, не в силах переступить через некую невидимую грань уважения и боязни, и даже отдал папе город Сутри, на который претендовал Римский епископ.
Но мирный договор между королем и папой носил временный характер, и понтифик это прекрасно понимал. Не дожидаясь, пока лангобарды продолжат свое наступление, он решился на хитрую и
26
Феофан Византиец. Летопись от Диоклетиана до царей Михаила и сына его Феофилакта.
С. 350-352.
27
Там же. С.353.

14 многоходовую комбинацию, преследующую разноплановые цели. В первую очередь, папа желал избавиться от лангобардской угрозы, затем – захватить
Равенну, и, наконец, столкнуть византийцев с варварами, чтобы за счет ослабления обеих сторон закрепить свое могущество
28
В Венеции, куда отправились его послы, чтобы тайно поднять венецианских греков на войну с Лиутпрандом, уже находились посланники
Льва III, прибывшие с аналогичными задачами. Святость не означает
безгрешности, и папа легко предал собственных союзников, сговорившись с византийцами о совместных действиях против лангобардов. В порыве вдохновения Григорий II даже именовал в послании императоров Льва III и
Константина V «своими государями и сынами», назвав варваров «подлым народом».
Начались военные действия, крайне неудачные для лангобардов. Но здесь, словно очнувшись, Лиутпранд продемонстрировал все свое могущество и умение вести дипломатию не менее коварными способами, чем папа. Он немедленно заключил союз с Константинополем, также опасавшегося растущих аппетитов папы и недовольного его фрондой царю, и в 729 г. подчинил себе два герцогства – Сполетто и Беневет. Его войско подступило к Риму и, казалось, спасения ждать неоткуда. Но папа в очередной раз продемонстрировал высоту духа и мужество. Он явился в лагерь лангобардов и обратился к королю с увещевательной речью.
Пораженный понтификом, Лиутпранд пал перед ним на колени, признав
Римского епископа единственным носителем божественной власти на земле.
Сняв лагерь, король отправился обратно.
Дальнейшие события носят поистине калейдоскопический характер.
Отказ Лиутпранда от высших прерогатив вызвал появление в Италии целого ряда узурпаторов, стремящихся овладеть Римской короной. Но тут папа в очередной раз продемонстрировал свою лояльность императору Льву III.
Когда некто Тиверий Петазий, герцог Тусции, заявил свои права на византийский трон, Григорий II направил против него римскую милицию, и вскоре голова самозванца была отправлена в Константинополь, как свидетельство верности апостолика
29
. А вскоре, 10 февраля 731 г., папа
Григорий II скончался.
Но новый папа Григорий III (731-741), кстати сказать, этнический сириец, не принес успокоения Италии. Он наотрез отказался от каких-либо компромиссов в отношении церковной политики Льва III, что вызвало очевидную реакцию Константинополя. Весной 733 г. император отправил в
Италию флот, чтобы наказать апостолика, однако по злому стечению обстоятельств корабли погибли во время бури в Адриатическом море.
Тем временем папа спешно искал союзников в самой Италии и нашел их в лице герцогов Сполетто, Тразамунда и Годшалька Беневетских, тайно
28
Грегоровиус Фердинанд. История города Рима в Средние века (от V до XVI столетия).
М., 2008. С.259, 260.
29
Там же. С.260, 261.

15 пообещав им взамен военной помощи поддержку в их стремлении выйти из- под власти Лангобардского короля. Совместно союзники начали военные действия против Лиутпранда, оказавшиеся не очень удачными для них, и когда в 739 г. Тразамунд бежал в Рим, чтобы искать защиты у папы, тайный договор стал для всех явным. Король был явно сбит с толку, не зная, как поступить. Лангобард все еще испытывал глубокий пиетет перед преемником святого апостола Петра, но коварная папская дипломатия грозила многими бедами самим лангобардам. В поисках лучшего решения Лиутпранд тем временем занял города Амелию, Горту, Полимарциум и Бледу, но не стал осаждать Рим и вернулся с войском в Павию. Вдохновленный отступлением варваров папа передал Тразамунду свое войско, чтобы тот смог отвоевать захваченные Лиутпрандом города, но герцог, вернув Сполетто, отказался служить замыслам понтифика и начал вести собственную игру.
В этот момент папа понял, что в результате хитроумной интриги он
остался без союзников, один на один с врагом, а лангобарды уже приближались к Риму. В значительно степени вынужденно, понимая, что с
Востока помощи ждать едва ли возможно, Римский епископ начал искать новых союзников на Западе. Когда в 740 г. лангобарды возобновили угрозы
Риму, папа Григорий III направил письмо Франкскому вождю Карлу
Мартеллу (714-741) с отчаянной просьбой. «Мы находимся в крайней нужде, и денно и нощно льются слезы из наших глаз, ибо мы должны постоянно смотреть на то, как Церковь Господня оставлена теми, на которых она возлагает надежды, и как Лиутпранд, и Гильпранд, короли лангобардов, огнем и мечом уничтожают в Равенне все, что уцелело от прошлогоднего опустошения. Они даже и сюда, в римские пределы, прислали свои войска и подобный же вред причинили нам и теперь причиняют: они разрушили все крыльцо св. Петра и, что только нашли, все унесли с собой».
Надо сказать, понтифик верно оценил могущество потенциального союзника. Карл, получивший за храбрость прозвище «Мартелл», «молот», сын наложницы, имел несомненные качества, предопределившие его превосходство над остальными франкскими вождями. В 717 г., разбив австразийцев (австрийцев), он открыл для себя путь на Париж. А в 719 г. совершил поход на Везер и изгнал оттуда саксонцев. Решительный и совершенно беспринципный в выборе средств, он в скором времени захватил всю Австразию и Нейстрию, без сожаления раздавая земли своим сторонникам. Мудрый политик, он быстро понял, что без политики христианизации захваченных Емель он долго не удержит их в своей власти.
Вершиной его успехов стала знаменитая битва при Пуатье 25 октября 732 г., когда он разгромил арабов, вторгнувшихся через Испанию на территорию
Франции
30
И все же, унижение папы – налицо. Он много объясняется перед франком, просит поверить ему или прислать верного человека, который убедится во лжи лангобардов, а затем, переходя все допустимые границы,
30
Лебек Стефан. Происхождение франков. М., 1993. С.222, 223, 225.

16 признает Карла своим владыкой. Именно это следует из символического акта передачи Карлу ключей св. Петра и приглашения принять титул римского патриция. «Умоляю тебя во имя Живого и Истинного Бога и ради святых ключей от гроба св. Петра, которые мы при сем посылаем тебе, не предпочитай дружбы королей лангобардских любви к князю Апостолов, но докажи нам, что ты – вся наша после Бога опора (выделено мной. – А.В.); и тогда вера твоя и доброе имя будут известны всем народам»
31
Признав франка своим властителем, папа тем самым отвергал над собой политическую власть Византийского императора – шаг, разрушавший все мировоззрение современников той эпохи. Даже для свободолюбивых лангобардов и франков, желавших создать собственные государства, казалось естественным, что над ними царит, и вечно будет господствовать, владыка Вселенной, Римский царь. Теперь оказывалось, что папа готов
уравнять статус Византийского императора и Германского короля – было от чего придти в негодование в Константинополе и в растерянность в Галлии.
Предложение папы было столь необычным и неожиданным для
Мартелла, что он попросту не ответил Григорию III. А лангобарды, не теряя времени, продолжили свой поход на Рим, оказавшийся в великой опасности.
Впрочем, никто из действующих лиц не узнал, чем завершится эта история:
27 ноября 741 г. умер Григорий III, 11 октября 741 г. – Карл Мартелл, а 18 июня 741 г. – Лев III Исавр
32
Но в целом для непредубежденного свидетеля тех событий становилось ясно – Италия уже почти не принадлежит Византийской империи, а вскоре навсегда будет исключена из числа владений Римского императора. И если предыдущие территориальные потери в пользу сынов германского племени были обусловлены всесокрушающим натиском готов, лангобардов и франков, то теперь Империя уменьшалась в объемах вследствие внутренних неурядиц и все более проявляющихся амбиций Римского епископа стать
независимым от Константинополя владыкой Рима и даже всей Италии. Пока еще эти устремления носят спорадический характер, но вскоре, уже буквально в ближайшее царствование сына Льва Исавра, они примут значение устойчивой, последовательной политики пап с явно выраженной мотивированной и идейной подоплекой.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28

перейти в каталог файлов


связь с админом