Главная страница
qrcode

К. Фламмарион Неведомое


НазваниеК. Фламмарион Неведомое
Дата28.08.2019
Размер1,3 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаFlammarion_Nevedomoye.doc
ТипКнига
#157374
страница18 из 18
Каталог
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   18
Свет - существует ли он в действительности?


Существует ли теплота?


Существует ли звук?

Нет.

Все это лишь различные проявления движений.

То, что мы называем светом, есть лишь ощущение, производимое на наш оптический нерв колебаний эфира, численность которых составляет от 400 до 756 триллионов в секунду; сами по себе волны эти бесцветны.

То, что мы называем теплотой, есть ощущение, производимое вибрациями, число которых колеблется между 350 и 600 триллионов.

Солнце озаряет пространство в полночь, как и в поддень. А между тем пространство остается черным. Температура его равняется 270 градусам ниже нуля.

То, что мы называем звуком, есть ощущение, производимое на наш слуховой нерв волнами воздуха, которые безмолвны сами по себе и частота которых равняется от 32 до 36 000 в секунду.

Существует ли на самом деле электричество, или это есть только способ движения? В будущем наука разъяснит нам это (вероятно, что оно существует как реальная сущность. Не есть ли эфир вещество электрическое?)

Слово «притяжение» было применено Ньютоном лишь для того, чтобы представить способ, каким небесные тела движутся в пространстве.

«Все происходит так,- говорит он,- как будто тела притягивают друг друга».

Что касается самой эссенции, самой сути этой кажущейся силы, то никто ее не знает.

Множество научных терминов выражают лишь следствия, а не причины. Очень может быть, что то же самое положение применимо и к душе.

Наблюдения, собранные в этой книге, ощущения, впечатления, видения, слышанные звуки и так далее - могли бы, пожалуй, означать действия физические, происходящие между одним и другим мозгом.

Но в сущности это как будто и не так.

Приведем пример. Молодая женщина, обожаемая мужем, умирает в Москве. Свекор ее в Пулкове, под Петербургом, видит ее в тот самый час идущей с ним рядом, а затем она скрывается.

Пораженный удивлением и ужасом, он телеграфирует сыну с запросом и узнает сразу и о болезни, и о смерти молодой женщины.

Мы, безусловно, вынуждены допустить, что какой-то ток эманировал от умирающей и коснулся ее свекра. Это «неведомое» могло быть движением эфира, как и при свете, и явиться лишь следствием, продуктом, результатом; но это следствие имеет причину, а причина - в самой умирающей, это несомненно так. Может ли строение мозга объяснить такие эманации? Я думаю, никакой анатом, никакой физиолог не дерзнет отвечать на это утвердительно.

Здесь чувствуется неведомое свойство, но не физического организма, а мыслящего существа.

Рассмотрим другой пример.

Одна дама у себя дома слышит пение, узнавая в нем голос подруги, постригшейся в монастырь, и падает в обморок, поняв, что это голос умершей. В тот момент подруга на самом деле умирала на расстоянии 40 километров.


Не встречаемся ли мы здесь тоже с тем же явлением, представляющим собой общение между двумя душами?

Еще пример.

Жена капитана, уехавшего в Индию, увидела однажды ночью перед собою своего мужа с прижатыми к груди руками и измученным лицом. Волнение, которое она при этом почувствовала, убедило ее, что он убит или опасно ранен. Это было 14 ноября. Позднее военное министерство сообщает ей, что ее муж был убит 15-го. Она проверяет дату, и оказывается, что министерство ошибалось: капитан погиб именно 14-го.

Шестилетний ребенок останавливается среди игры и вскрикивает с испугом: «Мама! Я видел маму!» В этот момент его мать умирала где-то вдали от него.

Все эти факты как будто указывают не на физиологические воздействия одного мозга на другой, а на психическое влияние одной души на другую.

Без сомнения, трудно разграничить то, что принадлежит духу и душе от того, что принадлежит мозгу. Мы можем руководствоваться в наших суждениях и оценках лишь внутренним чутьем, возникающим у нас при рассмотрении явлений. Таким путем было положено основание всем наукам. Разве не чувствуется здесь, что дело касается проявлений мыслящего существа, а не только явлений физиологических, материальных или превращений физической энергии?

Это впечатление убедительно подтверждается проявлением неизвестных способностей души, играющих роль в сновидениях и в сомнамбулизме.

Брат узнает о смерти своей молоденькой сестры посредством приснившегося ему страшного кошмара.

Одному господину снится, как падает из окна молодая девушка, ему, впрочем, незнакомая, и этот сон сбывается.

Другая дама видит во сне, как тонет друг ее семьи, что и произошло в действительности.

Матери снится ее дочь, лежащая на дороге, разбившаяся и окровавленная.

Одна дама во сне навещает своего мужа на далеком корабле; муж как наяну воспринимает это посещение, и даже при постороннем свидетеле.

Замагнетизированный субъект видит и описывает состояние всех внутренних органов своей умершей матери, и эти данные как нельзя лучше подтверждаются потом вскрытием.

Судья прозревает за три года вперед совершение страшного преступления во всех его подробностях. Зачастую с большей точностью предсказывается чья-нибудь смерть. Сомнамбула разоблачает кражу и предсказывает казнь виновного.

Молодая девушка видит во сне своего жениха в самый момент его смерти (частые случаи).

Психическое воздействие одной души на другую, общение на расстоянии существуют реально - это так же верно, как и существование электрических и магнетических токов в атмосфере.

Все это - еще неизведанные способности души. Такое, по крайней мере, мое впечатление. Мне кажется, что неразумно было бы считать предвидение будущего и ясновидение лишь продуктами деятельности мозга.

Мозг есть не более, как орган, точно так же, как зрительный и слуховой нерв. Душа, дух, интеллектуальное существо действуют и воспринимают через его посредство, но не есть его физические свойства.

Из всех этих явлений прорицание будущего, пожалуй, самое замечательное, что бы допустить его возможность, надо предположить, что будущее с точностью предрешено заранее теми причинами, которые вызовут его впоследствии. Заметим, что одного факта такого рода, в точности удостоверенного, было бы достаточно, чтобы доказать это положение. Но у нас перед глазами не один, а сотни фактов. Здесь не место обсуждать великую загадку свободы воли и рока. Вспомним только слова Лапласа,- «События настоящего времени имеют с предшествующими связь, основанную на очевидном принципе, что никакая вещь не может начаться иначе, как вызванная какой-нибудь причиной. Эта аксиома распространяется на действия самые безразличные.

Воля, как бы она ни была свободна, не может породить их без определенного мотива, так как если бы при существовании условий, совершенно одинаковых в двух положениях, воля эта действовала бы в одном и воздерживалась бы в другом, то выбор ее являлся бы следствием причины: и тогда она была бы, как говорит Лейбниц, слепым случаем эпикурейцев. Думать иначе было бы иллюзией ума, который, упустив из виду мимолетные причины при выборе воли в вещах безразличных, воображает, что она принимает решения сама собой и без всяких мотивов. Поэтому настоящее положение вселенной должно представляться нам следствием ее предыдущего состояния и причиной состояния последующего. Такой ум, который мог бы познать все силы, одушевляющие природу и взаимные отношения между ее существами, если бы он только был настолько обширен, чтобы подвергнуть все эти данные анализу, обнимал бы в одной и той же формуле все движения и величайших тел во вселенной, и самых мельчайших атомов: ничто не ускользнуло бы от него, и будущее, как и прошлое, было бы раскрыто перед его глазами. В совершенстве, достигнутом астрономией, ум человеческий представляет слабый намек на подобный интеллект». [Лаплас. Аналитический опыт о вероятностях.]

Если будущее предопределено, то что станется с нашей свободой? Без сомнения, философия когда-нибудь примирит два этих кажущихся противоречия, ибо мы чувствуем в себе власть делать выбор и сознаем полезность сделанных усилий; весь прогресс западных народов именно и обязан сознательной интеллектуальной деятельности, в противоположность слепому фатализму восточных народов.

Явления, с виду противоречивые,- например, поднятие тяжелого куска железа действием магнита,- уже теперь объясняются с помощью познания истинной природы вещей. Полет воздушного шара столь же естественен, как падение камня. Встречающиеся противоречия лишь кажутся таковыми. Детерминизм не есть фатализм. Изучаемые нами явления, может быть, не так далеки, как кажется, от рассуждений позитивной науки.

Я полагаю, что приходится или отрицать все эти факты, или допустить, что они вызваны известной причиной интеллектуального, духовного или психического порядка; завзятые скептики предпочтут отрицать их огульно, называть их иллюзиями и нечаянными совпадениями: конечно, так будет проще. Непримиримые отрицатели, не признающие даже очевидности, будут еще решительнее и объявят, что авторы этих рассказов писали мне нарочно, чтобы разыграть меня; что то же самое повторялось во все века по отношению ко всем мыслителям, занимавшимся такого рода вопросами.

Неужели в самом деле можно не признавать всех этих свидетельств людских? Не думаю, чтобы мы имели на это право. Те явления, которые были проверены, доказали свою правдивость, свою подлинность.

Ведь не нарочно же они были сочинены и приукрашены; напротив, большая часть этих явлений и была мне описана именно вследствии кажущейся таинственности, с тем, чтобы получить разъяснение. Конечно, не все рассказы представляют одинаковые гарантии, многие из них могли быть невольно изменены в памяти рассказчиков и приурочены к каким-либо событиям; но из-за этого нельзя же предполагать, что они были сплошь выдуманы,- это вовсе не мистификации. Отвергать все эти свидетельства значило бы отвергать решительно все, что происходит вокруг нас в жизни, ссылаясь на то, что не все было проверено и что иные подробности не точны. Я, со своей стороны, придерживаюсь рассуждений Иммануила Канта, приведенных в начале книги.

Таково, по крайней мере, мое впечатление, и я с доверием предаю его на суд читателя, жаждущего познать истину, причем я, конечно, далек от претензии навязывать кому бы то ни было свое мнение. Пусть всякий судит по-своему, я пытаюсь лишь «навести на эти явления зрительную трубу», как астроном наводит свой телескоп, как фотограф наводит аппарат на какой-нибудь пейзаж, или как естествоиспытатель действует микроскопом.

Все эти явления доказывают, по-моему, что душа существует, что она одарена способностями, еще неизвестными. Итак, с этого логично было бы начинать наши исследования, продолжение которых поведет нас к загадкам загробной жизни и бессмертия. Мысль способна передаваться от одной души к другой. Несомненно, передача мыслей, мысленные внушения, существование психических токов между душами возможны. Расстояние не является препятствием, и время иногда - тоже. Какой вид энергии играет роль в этих сообщениях? Пока этого еще нельзя определить. Из зафиксированных впечатлений многие напоминают проделки молнии и электричества. Нет ничего неправдоподобного в предположении, что эта сила стоит гораздо ближе к человеческому организму, чем до сих пор думали. Однако, повторяю, час теорий еще не настал.

Оставаясь относительно довольно редкими и не отличаясь банальностью заурядных вещей будничной жизни, эти явления, однако, многочисленнее, чем до сих пор полагали.

Ранее мы убедились, что путем запроса, предпринятого в марте 1899 года, мною было получено более 1200 сообщений. Я привел из них самые интересные, но у меня осталось в запасе еще достаточное количество аналогичных фактов. Даже если допустить кое-какие погрешности памяти и некоторую дозу фантазии у рассказчиков, то и тогда все-таки невозможно не почувствовать и не признать в этих свидетельствах неоспоримую основу правдивости. Впрочем, некоторые наблюдения и явления изложены с такой тщательностью, чтобы не подать ни малейшей пищи сомнению, что они носят сами по себе характер безусловной научной достоверности. Такие свидетельства способны припереть к стенке самый завзятый скептицизм. И теперь, когда всеобщее внимание направлено на такого рода факты, по всей вероятности, будут подмечаться и другие, еще более многочисленные, до сих пор проходившие без внимания. Точно так же и в астрономии - раз светила открыты, весь мир видит их.

Мне кажется, что из совокупности изложенных фактов вытекают следующие заключения:

1. Душа существует как нечто реальное, независимое от тела,

2. Она одарена свойствами, еще неизвестными науке.

3. Она способна действовать и чувствовать на расстоянии без посредства чувств.

4. Будущее предопределено заранее, в силу тех причин, которые должны вызвать его. Душа иногда способна предвидеть будущее.

Имеется немало наблюдений и по другим вопросам, например, что касается двойников лиц живущих, эфирного или астрального тел человека, явлений умерших; но, по моему мнению, четыре предыдущих пункта уже вполне доказаны и удостоверены.

Что касается объяснений, то пока будет разумнее не браться за них. Я уже не раз доказывал, что они и не нужны для того, чтобы признавать факты. Вообще, в этом отношении люди бывают иногда подвержены странным иллюзиям. Например, во времена Луденских «одержимых» или Сен-Медарских «исступленных», когда еще не было известно влияние внушения и гипнотизма, говорили, что эти явления или обман, или дьявольщина. А между тем это ни то ни другое. В настоящее время многие из них объясняются, и часто слышишь о том или другом такие отзывы: «Это - гипнотизм, это - внушение, это - подсознательное проявление». Но все это опять-таки заблуждения. Может быть, это вовсе и не то, а что-нибудь другое, однако это нисколько не мешает явлению существовать.

Не будем замыкать круга наших понятий и не будем устанавливать ни школ, ни систем; нельзя претендовать на то, чтобы все объяснить сейчас же. Наука еще далеко не сказала своего последнего слова ни по одной какой-либо отрасли знания.

Изучение всех этих предметов значительно превысило бы размеры книги, в которую я намеревался включить их. Я предпочел заняться методически и основательно лишь несколькими вопросами, вместо того, чтобы поверхностно коснуться множества тем.

Рассмотренные нами факты поведут далее к рассмотрению явлений спиритизма и медиумизма, явлений сомнамбулизма, магнетизма, гипнотизма, к предсказанию будущего наяву, а не в сновидениях, к изучению предчувствий, двойников, астрального тела, явлений и манифестаций умерших, домов, посещаемых духами, движений предметов без прикосновения к ним, колдовства, магии и т. п.

Уже теперь мы можем прийти к выводу, что если исключить суеверия, заблуждения, иллюзии, обман, злые шутки, плутовство, то все равно останутся настоящие, несомненные психические факты, достойные внимания исследователей.

Мы, так сказать, вступили в исследование целого мира, столь же древнего, как и само человечество, но еще нового для экспериментального научного метода, который только теперь начинает заниматься им,- и одновременно во всех странах.

Эту программу исследований я желал бы довести до конца, если бы мне позволило время. Но, с одной стороны, разумнее не предаваться слишком исключительно такого рода таинственным сюжетам, потому что тогда скоро утратишь независимость духа, необходимую для беспристрастного суждения; всего лучше видеть в этом лишь дополнение к нормальной жизни, род развлечения высшего порядка, любопытного и интересного. Есть такие кушанья и напитки, которые гигиеничнее употреблять лишь в маленьких дозах. А с другой стороны - Земля вращается так быстро, и дни пролетают, как сновидения! Тем не менее, я надеюсь доставить себе удовольствие изучить часть этих тайн. Впрочем, чего не сделает один человек, то сделают другие, каждый приносит свой скромный камень для сооружения пирамиды будущего.

Напомним еще раз, что эти факты исключительные. Психические явления всех порядков, перестав принадлежать к болезненной области суеверия и таинственных призраков, все же остаются необычными и исключительными. Им никак нельзя предаваться, отрешившись от духа критики, без которого разум человеческий был бы сплошным заблуждением. На них следует смотреть как на сюжеты изучения, интересные для познания самого себя. Действительно, меньше всего мы знаем собственную свою природу. Правило Сократа: «Познай самого себя!» - всегда должно внушать самые благородные помыслы.

Каждый писатель несет большую ответственность. Следует говорить только то, что знаешь. Быть может, человек не всегда должен говорить все, что он знает, но в нормальной будничной жизни следовало бы говорить только то, что знаешь.

Итак, будем учиться, будем трудиться и надеяться. Совокупность психических фактов показывает, что мы живем среди мира невидимого, где действуют силы, еще неведомые нам; это вполне согласуется с тем, что нам известно об ограниченности наших земных чувств и о явлениях природы. Именно поэтому мы и дали настоящему труду заглавие - «Неведомое». Повторим вместе с Шекспиром мысль, которую мы поставили эпиграфом к одной из наших глав:

«Поверь, Горацио, что на земле и в небе есть более чудес, чем снилось нашим мудрецам». И, возвращаясь к астрономической философии, скажем словами Ламартина: «Жизнь - это ступенька на лестнице миров: мы должны ее переступить, чтобы достигнуть обителей горних».

Оглавление

От издательства… 5

Предисловие… 9

Глава первая. Недоверчивые… 15

Глава вторая. Легковерные… 25

Глава третья. Телепатия. Явления умирающих… 35

Глава четвертая. О случайностях и вероятностях… 109

Глава пятая. Типичные проявления галлюцинаций… 125

Глава шестая. Психическое воздействие одной души на другую… 139

Глава седьмая. Мир сновидений… 183

Глава восьмая. Ясновидение во сне, на расстоянии от места событий… 207

Глава девятая. Вещие сны и провидение будущего… 225

Заключение… 247
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   18

перейти в каталог файлов


связь с админом