Главная страница
qrcode

клубника за окном


Названиеклубника за окном
Дата10.01.2020
Размер7,01 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаV_Krishke_Klubnika_za_oknom.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипОбзор
#158430
страница2 из 16
Каталог
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16
«Сага» - первая из следующих
В 1989 году появилась игра Сага, карты к которой рисовал тоже Эли Раман. Два момента послужили мощным стимулом, чтобы Эли Раман в предельно короткий срок создал эту новую колоду. Первым импульсом, о чем уже упоминалось, явилось то, что на выставке было затруднительно представить карты О в качестве терапевтического средства для проникновения в глубины психики, и их рассматривали исключительно как повествовательную игру. Необходимо было, чтобы многие типовые ситуации и положения, возникающие при сочинении историй по мотивам карт О, уже имелись в наличии в виде картинок. Это значительно упростило бы понимание того, что такие ситуации и положения вообще существуют. Вторым импульсом был мастер-класс Роберта Блю, в котором летом 1988 года принимал участие Эли
Раман. Блю, автор книги Железный гусь, работал
с группами самопознания для мужчин ив свободное время занимался изучением смысла сказок и мифов, а также содержащихся в них образов. Блю и научный труд Джозефа Кэмпбелла о мифологии в различных областях культуры вдохновили Эли
Рамана на то, чтобы перенести мотивы мифов и легенд в карточную игру. При этом он комбинировал мифологические темы на новый лад, так как это и происходит в преданиях разных народов, где одинаковые мотивы появляются в разных комбинациях.
Карты были быстро выпущены - сначала в простых прозрачных пластиковых коробочках. Только когда М оритц Эгетмейер стал печатать и продавать карты Сага для Европы, возникла мысль о более подходящей стандартной упаковке, которая подходила бы не только Саге, но и всем возможным будущим картам. Кроме того, в последующих переизданиях карт Сага, некоторые карты убрали, некоторые заменили новыми.
После Саги, с интервалом около года, появились еще три игры «Экко», Среда обитания и «Персона».
«Экко» - посмотри!
«Экко» - колода карт с абстрактными мотивами. Ее автором стал художник по имени Джон Дэвид
Эллис. Эллис и Моритц Эгетмейер познакомились в
1975 году при случайных обстоятельствах. Сын сотрудницы Эллиса подвез на своей машине
Эгетмейера, путешествующего по США автостопом. Благодаря этому контакту Моритц познакомился с художником. Оба проявили друг к другу симпатию, и Эллис пригласил М оритца Эгетмейера остаться у него на неделю. Когда же Эллис приехал в Европу,
Эгетмейер пригласил его к себе. Таким образом, началось долгое, плодотворное сотрудничество
«Экко» означает примерно Посмотри, вот так. Своими абстрактными мотивами «Экко» открывает доступ к пониманию непредметного искусства. Комбинация карточных колод О, Сага и «Экко» была сложной, как и время, которое следовало за изданием карт «Экко». Эли
Раману было непросто принять новые карты, которые своим абстрактным стилем принципиально отличались от предшествующих О и Саги. И у покупателей карты «Экко» тоже поначалу спросом не пользовались, к ним нужно было привыкнуть.
Но потом Эли Раман понял, что это отличный способ добиться того, чего он изначально хотел - чтобы искусство вышло из мастерских художников и галерей и попало к простым людям. Теперь Джон
Дэвид Эллис рассказывает, что ему завидуют его коллеги-художники, потому что его картины, таким вот образом, разошлись по всему миру и стали доступны многим, даже тем, кто обычно никогда не посещают картинные галереи. Кроме того, какой художник может похвастаться тем, что за год он продал около 20 тысяч картин?..
Абстрактные формы обладают тем преимуществом, что пробуждают фантазию и могут служить темой для медитаций. И карты «Экко» это преимущество используют. Дэвид за 9 месяцев создал 200 карт, из которых 99 составили колоду
«Экко». Он получил истинное удовольствие от работы с таким форматом, потому что ранее он работал только с большими полотнами, требовавшими соответственно больших затрат времени. Он создавал рисунки для карт в натуральную величину тем же способом, как и свои крупные полотна - спонтанно. И делал их такими же абстрактными и яркими. После того, как он закончил рисовать «Экко», он еще какое-то время работал в этом же формате. Это привело к тому, что
в появившемся новом издании игры некоторые карты «Экко» были заменены новыми. Сама колода от этого не изменилась, количество карт тоже осталось прежним, но кто был знаком ранее с картами «Экко» обнаружит в новом издании некоторые новые мотивы.
Дэвид и его партнерша Джоан Борегард, тоже художник, рассматривают искусство как форму медитации воздействуя на себя красками и
формами, можно познать духовное измерение.
Краски и карты выражают широкую палитру настроений, а абстрактные мотивы приглашают к тому, чтобы отыскать и распознать в этом что-то свое.
Вопрос адаптации к окружающей среде
Художником следующих карт, которые были опубликованы в 1993 году, стал Кристиан Гронау. Колода, нарисованная им, называется «Habitat» Среда обитания) и раскрывает тему Человек и природа».
Кристиан, которого с самого детства очаровывала жизнь в глуши, на природе, покинул Германию сразу после завершения учебы и эмигрировал в Северную Америку. Здесь он работал геологом водной горнодобывающей компании, потом познакомился со своей соратницей Эйлин, которая разделяла с ним его идеалы и его стремление к альтернативному стилю жизни.
Кристиан и Эйлин более 20 лет живут на острове
Кортеса (Cortes Island, Британская Колумбия) - на том же самом острове, на котором Моритц
Эгетмейер познакомился с Эли Раманом. Карты Среда обитания возникли в покое и уединении хижины, построенной ими самими, до которой можно добраться лишь поводе. Здесь свободно можно встретить животных, которые абсолютно не
имеют страха, а из своего окна Кристиан Гронау и его спутница постоянно наблюдают свыше 120 видов птиц. Еноты на чердаке, бобры на пороге - все это часть повседневной жизни. Свое пропитание
Эйлин и Кристиан зарабатывают на устричной ферме на берегу неподалеку от дома.
С помощью карт Среда обитания Кристиан привлекает внимание людей к экологической обстановке и угрозе окружающей среде и побуждает их осознавать существование разнообразных и сложных связей с природой. Эти уникальные картинки заставляют каждого задуматься о своем собственном отношении к природе.
Народы мира
В 1994 была опубликована колода Персона. Картинки вновь рисовал Эли Раман. Колода понравилась, поскольку также как ив О, здесь можно использовать карты двух видов портретные карты, где изображены люди, принадлежащие к самым разнообразным культурами карты действия, с помощью которых можно устанавливать всевозможные связи друг с другом.
В игре находят отражение своеобразие персонажей, принадлежащих к разным культурами особенности их культурного фона, а также процессы и отношения, которые связывают их друг с другом. Игроки идентифицируют себя с отдельными личностями и таким образом вводят себя в игру. Благодаря наличию карт действия, у игроков есть возможность вступать в новые, непривычные для них отношения. В мире, который становится все обширнее, сложнее и запутаннее, а население растет, важно сосуществовать с другими культурами мирно ив сотрудничестве друг с другом. По- настоящему терпимыми настроенным на сотрудничество может быть только тот, кто
освободился от предубеждений по отношению к другим людям. Играть с картами Персона значит бросать вызов своим предрассудками упражняться в их устранении.
Сначала в колоде Персона не было карт действия. Была коллекция различных портретов, известных из истории искусства. Частично это были портреты различных участников
«О»-семьи
(Моритц и Кэт Эгетмейеры и их сын Лукас увековечены на картах, как и Эли Раман, его жена
Джоан и их сын Брэд). Просто Моритц Эгетмейер хотел расширить комбинационные возможности игры (как это было в случае карт, когда в них ввели текстовые карты. Эли пришла в голову мысль изображать отношения точками и стрелками. После долгого систематического продумывания различных вариантов возможных отношений и отбора портретов для включения в колоду, была найдена окончательная форма «Персоны».
Картинки родоплеменного жизненного
уклада
В 1996 году в сотрудничестве с бразильским художником Вальде Мар де Андраде э Сильва была создана колода карт Морена. Примечательна история возникновения этого сотрудничества. У
Моритца Эгетмейера давно зрела идея создать и издать карточную игру с мотивами из жизни этноса, находящегося на родоплеменном уровне развития. Для этого, разумеется, нужен был художник, которого он безрезультатно искал в Африке. Впервые он познакомился с творчеством Вальде
Мара, когда его жена Кэт купила почтовую открытку с изображением одной из картин художника. Идея родилась мгновенно - колоду с условным названием Племя должен оформлять
Вальде Мар. После звонка в издательство во
Фрайбурге Эгетмейер встретился с Вальде Маром, нов силу обстоятельств договориться о создании игры не удалось. Однако когда неделю спустя, приятель дочери Моритца и Кэт пришел к ним на ужин и привел с собой друга, выяснилось, что этот друг был никто иной, как художник Вальде Мар! Этот контакт привел к знакомству и дружбе между
Эгетмейерами и Вальде Маром, а затем и к созданию «Морены».
Колода Морена, также как О и Персона, состоит из двух разных видов карт. Все они являются картами с изображениями, но среди них выделяются карты-следы, которые дают дополнительный импульс к пробуждению фантазии в деле толкования изображенных сцен. Вальде Мар писал сцены и следы сразу же в карточном размере, для чего разбил большое полотно на множество маленьких прямоугольников. Работа в такой манере была ему не в новинку, поскольку и другие его произведения, известные в Бразилии ив других странах, выполнены в том же формате - это или миниатюра или живопись на маленьких камнях. В Морене прослеживается еще одна тема, которая отражена ив Среде обитания возможное единение человека и природы.
Раскрепощение фантазии в кулинарном
творчестве
«Кухня», появившаяся в 1997 году, отличается от других игр тем, что возникшие в игровом процессе идеи могут быть тут же материализованы в форме непривычных гастрономических удовольствий. Замысел игры возник в 1995 году у Моритца
Эгетмейера и Эли Рамана за завтраком Эта игра заключается в том, чтобы изобретать новые рецепты и с фантазией оформлять отдельные блюда или целиком меню из выбранного случайным образом
набора ингредиентов. Рисовала аппетитные продукты живущая в Мюнхене художник-график
Анке
Зиберт. Игра предполагает интернациональную кухню, так как представленные продукты используют для приготовления пищи повсеместно все культуры и страны.
Мир мифологических образов
В
2000 году появилась очередная повествовательная игра, родственная по духу Саге, которая довольно долгое время оставалась единственной игрой такого рода. Замысел дополнить Сагу другой повествовательной игрой вынашивался в течение года. Как ив Саге здесь должно быть 55 карт, по которым следовало сочинять сюжеты и истории, правда, несколько иной тематики и соответственно с другими картинками. После того, как Моритц Эгетмейер и Эли
Раман на протяжении долгого времени обменивались идеями и концепцией новой игры и наметили темы некоторых карт, Эли начал рисовать, и летом го года удивил Моритца, приехав к нему с уже готовыми картами на руках. Были внесены некоторые незначительные изменения - ив течение этого двухнедельного визита родились Мифы, повествовательная игра, основанная на мифологических мотивах. В отличие от Саги, в которой преимущественно использовались темы напоминающие сказки братьев Гримм, в Мифах используются предания и сказания северных народов.
Травматический опыт
Следующая игра издательства вышла в свет в 2002 году и появилась, после длительного подготовительного периода. Эта карточная колода в отличие от остальных, изначально задумывалась
исключительно с терапевтической целью. В этой игре речь идет о переживании травматического опыта. Необычно здесь все как люди,
участвовавшие в возникновении этой игры, таки сама история возникновения. На идею создания карточной колоды специально для людей, переживших травматический опыт,
Моритца
Эгетмейера натолкнули, в частности, события в Руанде, где племенная междоусобица вылилась в чудовищную резню. Как это часто бывает с ассоциативными играми, другие события такого же рода, произошедшие в последующие годы, укрепили
Моритца в мысли о необходимости создания такой колоды.
Сначала состоялась встреча с израильскими импортерами ассоциативных карт. В их числе, прежде всего, следует отметить доктора психологии
Офру Аялон, которая не только импортирует карты, но и сама активно сними работает. Она создала в Израиле успешно действующий реабилитационный центр, где люди различных медицинских профессий могут обучаться в разных мастер-классах игре с ассоциативными картами. За время своей летней карьеры в университете г. Хайфа, она написала много статей, книги инструкций по психотерапии, в которых поднимались темы развода, домашнего насилия и насилия над детьми, смерти и потерь, суицида, войны и терроризма. Она была руководителем и консультантом у социологических и медицинских работников в горячих точках Израиля, Южной Африки, Анголы, бывшей Югославии и Ирландии, и занимается просвещением в Японии, Южной Корее, Таиланде, Финляндии, Англии и Португалии.
Моритц и Кэт встретились с Офрой и ее мужем
Ароди в Рокфеллер центре в Белладжио (Италия, где Офра в тот момент находилась по работе
Моритц, пользуясь случаем, рассказал ей об идее создания подобных карт. Офра была в восторге от этого проекта и, опираясь на собственный опыт, внесла свою лепту в их разработку. Не хватало только кого-нибудь, кто бы мог их нарисовать. Но мыто уже знаем, что при создании ассоциативных карт всякий раз вмешивается Его Величество Случай. Не стала исключением и нынешняя колода.
Когда
Моритц несколько месяцев спустя путешествовал по Италии, тов одном из туристических регионов он встретил молодую женщину, которая рисовала миниатюры и продавала их. У ее произведений был как раз формат карта манера изображения вполне соответствовала карточной стилистике. Входе беседы выяснилось, что она родом из Санкт-Петербурга и закончила Петербургскую академию искусств. Летом она со своим другом регулярно посещала Италию, страну, которая в наибольшей степени вдохновляла ее на творчество, и писала там свои ландшафты в миниатюрном формате, а туристы охотно покупали это в качестве сувениров. Когда Моритц спросила не могла бы она нарисовать карточную колоду под гарантированный заказ, показал ей пару карт и объяснил суть игры, она тут же согласилась.
В феврале 2000 года все вместе встретились в Англии. Офра вела там мастер-класс и жила у подруги в Ньюбэрри, как выяснилось в 10 минутах ходьбы от друзей Эгетмейеров, где остановились
Моритц, Кэт и их дочь Оливия. Марину Лукьянову, так звали художницу, встретили в лондонском аэропорту. Итак, издатель, художники идейный вдохновитель провели вместе длинный, интенсивный и плодотворный уикенд. Свои идеи высказывали все
Кэт,
Оливия, английские приятели. В июле этого же года состоялась вторая
встреча в Италии, а в ноябре 2002 года были изданы карты Преодоление ночь
Осенью
2003 года появилась третья повествовательная игра - «1001», карточная колода с мотивами из Тысячи и одной ночи. Художник этих карт Андре Пулио, канадка по происхождению, которая много лет живет в Индии. Прежде чем она, будучи летней девушкой, переехала в Раджастан, она получила на Западе классическое художественное образование со специальностью графика. В далеком Джайпуре она работала преимущественно в области дизайна текстиля, атак же изучала технику индийской миниатюрной живописи. Так как этот вид живописи не совсем подходил для оформления карт, Андреи Моритц пытались найти альтернативу. У Андре возникла идея изобразить пастельными красками мотивы из цикла историй «1001 ночи. Она работала как конвейер идеи одновременно с картами. И только когда ей уже ничего не приходило в голову, очередные предложения по темам поступали ей из издательства в
Шварцвальде. Так возникла замечательная, развлекательная карточная колода
«1001 ночь, которую можно рассматривать, как дополнение к Саге и Мифами которая предназначалась не в последнюю очередь для людей, уже знакомых с указанными двумя колодами.
Ситуация и чувства
«Персонита» появилась в 2005 году в результате сотрудничества художников Эли Рамана и Марины
Лукьяновой, которая уже оформляла карты Преодоление. Эта колода, подобно Персоне состоит из комбинированных друг с другом карт с
одной стороны карты с изображениями портретов, правда, в отличие от Персоны здесь изображены исключительно детские портреты, ас другой стороны Ситуативные карты с изображениями схематических фигур в разных положениях.
На первый взгляд способы игры Персона и
«Персонита» кажутся похожими. Обе карточные игры дают возможность игрокам идентифицировать себя с другими людьми, а также критически рассмотреть собственную роль и роли остальных.
Но «Персонита» открывает и новые игровые возможности. Во-первых, это возможность сыграть и с детьми, поскольку детям, естественно, легче идентифицировать себя с детьми, изображенными на картах. Но и взрослые в этой игре могут увидеть себя детьми и не только потому, что они еще помнят о собственном детстве, но и потому, что могут лучше абстрагироваться. А во-вторых, Ситуативные карты привносят в игру особый вид динамики и делают это лучше, чем Карты отношений в игре «Персона».
Искусство в карточном формате
Параллельно с колодами основных карт появился целый ряд издательских серий. издательство давно уже лелеяло мысль выпускать карточные колоды малыми тиражами (до 1000 экземпляров) специально для фанатов определенных художников. Притягательность искусства карточного формата состоит в том, что искусство в данном случае подается в доступной, компактной форме и максимально приближено к зрителю. Если при почтительном и отстраненном созерцании какого- нибудь монументального полотна зритель играет пассивную созерцательную роль и даже может испытывать что-то вроде чувства неполноценности по поводу своей творческой несостоятельности
(ну, куда уж мне, то созерцание того же произведения в карточном формате вполне может пробудить у него собственный творческий импульс. Он начинает понимать, что без него, зрителя, искусство мертво, что произведение искусства возникает не только в момент создания его автором, но и каждый раз рождается заново при его восприятии каждым конкретным зрителем, который, таким образом, тоже приобщается к процессу творения.
Собственно, самая первая колода О и задумывалась Эли Раманом именно в аспекте - Искусство в карточном формате, но потом оказалось, что они больше пригодны как идеальный инструмент терапии. А благодаря этим специальным выпускам издательство смогло вернуться к своим изначальным идеям художественного плана.
«0»-издательство может позволить себе выпуск таких ограниченных серий не в последнюю очередь благодаря тому, что производство и продажа ассоциативных карточных игр сегодня совсем уже не то рискованное в финансовом плане предприятие, что 10 лет назад. Широкий круг друзей и клиентов в различных странах, а вместе с этими гарантированный сбыт карточных игр позволяют издательству выпускать ограниченным тиражом нечто элитарное и исключительное. Отличительной особенностью этих посвященных искусству карточных колод является высокохудожественная, изящная и элегантная упаковка.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

перейти в каталог файлов


связь с админом