Главная страница
qrcode

клубника за окном


Названиеклубника за окном
Дата10.01.2020
Размер7,01 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаV_Krishke_Klubnika_za_oknom.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипОбзор
#158430
страница5 из 16
Каталог
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16
«МИФЫ»
Образы сновидений
«Мифы», по своей концепции похожи на Сагу. Они погружают нас в мир архетипических образов с фантастическими мотивами. Эта игра, также как ее родная сестра Сага, создана для того, чтобы сочинять и рассказывать. Карты из обеих колод можно запросто соединять и перемешивать, так как отдельные картинки дополняют друг друга. Причина тому - их происхождение, а именно из широкого круга сказок, саги мифов. Мотивы Саги легко распознаются, Мифы же несколько сложнее в плане изобразительного решения и зачастую всего одна карта может заключать в себе завершенную сцену или историю. В Мифах мы встречаем фигуры еще более фантастичные, чем в Саге, и иногда они скорее напоминают образы сновидений. Энергетическая плотность,
насыщенность архетипической символики в изобразительных мотивах этих карт особенно отчетлива. Они вызывают сильный резонанс в наших душах, что заставляет нас объединять определенные чувства и ассоциации, несмотря на то, что изображенное на этих картах никак не связано с нашим опытом и знаниями, как это имеет место в игре с картами О. Если мы займёмся поиском легенд и мифов, которые соответствуют этим картинкам, то таковыми явились бы, скорее всего, северные мифы. Здесь представлены изображения королей, всадников и крепостей, а также руны, драконы, каменные круги, полные загадок заснеженные ландшафты и странные животные, ведьмы и волшебные существа. Но для игроков мифов сих рассказами не имеет значения из какого культурного круга происходят эти мотивы. Если исходить из того, что мифы разных
народов - это лишь капли большого общего источника прообразов человечества, то при желании, здесь можно обнаружить образы души, рассказывающие наши собственные сокровенные истории. Это истории, которые заставляют звучать чувства, такие как страх или ярость, одиночество и боль, любовь и спокойствие.
Изучение языка символов по картинками снам
Если Сага преимущественно изображает отдельные предметы, как, например, бутылку с колдовским зельем, кольцо, перо, ведьму или мудрую старую женщину, то Мифы приглашают пофантазировать на темы сложных сцен, изобилующих множеством подробностей. Одна карта может стать обширным повествованием, включающим в себя самые различные аспекты.
В одном из конов каждый вслепую вытягивает единственную карту Миф. Следует обмен мнениями по теме Мне снился сон».
Всех игроков просят рассказать сон, со ссылкой на карту. Причем, каждый, рассказывая свой сон, должен также назвать, где он сам обитает в этой истории, о чем он думает в этом сне и как он себя чувствует.
Анника вытягивает следующую карту.
Анника
«Я вижу во сне, что лечу намет ле над чужой страной, здесь я вижу льва, который обнюхивает спящего человека. Человек уснул, играя на гитаре. Я смотрю вниз и думаю Я должна его разбудить и предостеречь, но моя метла летит дальше
Йонас
«Меня невидно в моем сне. Я невидимый наблюдатель этой сцены. Я вижу мертвую фигуру лежащую в траве между двумя деревьями. Из тела торчат две стрелы, и я спрашиваю себя, кто это животное или человек. Это трудно понять, потому что передним стоят деревья. Яне уверен».
В следующем туре игрокам предложили идентифицировать себя с другой личностью животным или предметом на картинке - с кем нибудь, кто не является изначальным героем сна, и представить себя другим игрокам в качестве этого животного или предмета.
При толковании сновидений происходит следующее каждая единичная фигура во сне может сама рассказать что-то о том, кто этот сон видит. Точно также можно поступать с выдуманной сонной историей. Ключевым вопросом при этом является какая из моих сторон представлена посредством этого символа сна?
Анника
Идентифицирует себя со львом.
«Я - часть этой пустыни, и мой инстинкт привел меня сюда. От этого мужчины не пахнет страхом - поэтому я позволяю ему спать дальше Он тоже является частью этого ландшафта, как и я. Я следую своему инстинкту, я принадлежу этому миру. Это всё, что для меня важно».
Йонас
Представляется остальным следующими
словами.
«Я - стрела.
Раны, которые я наношу, смертельно опасны потому что я очень острая меня можно запустить только один раз, меня нельзя извлечь из тела жертвы. Иногда я желаю, чтобы стрелок который меня запускает, прежде хорошо посмотрел, куда он целится».
Игроки рассказывают друг другу, какие их стороны представлены в данный момент через символ сновидения, происходит обсуждение
Аннике приходит в голову мысль, что в случае с ней речь идет о заземлении. Ей уже понятно, почему она скорее идентифицирует себя с летящей ведьмой, нежели с кем-то другим. На самом деле некоторой приземленности и тесной связи с кем либо, какой-то глубокой привязанности ей не хватает в повседневной жизни. Поэтому ей лучше оторваться. Йонас говорит о том, что он не только в этой выдуманной сцене сна, но ив жизни всегда является наблюдателем, который всегда стоит в стороне, а не в центре событий. Он сам иногда переживает по поводу своей манеры появляться в обществе, которая, скорее, полна сарказма и цинизма и может глубоко ранить
остальных.
Как Анника, таки Йонас могут увидеть в своих картах некий символ их дальнейшего пути. Для
Анники это гитара или лютня, которая на картинке лежит на земле около человека. Этот инструмент означает для Анники гармонию. Она хотела бы привнести гармонию ив свое противоречивое отношение к повседневности нормальности - во всё, что имеет отношение к заземлению и тесной связи с чем-либо. Для Йонаса положительным моментом является ручей текущий на заднем плане. Он видит в нем покой и надежность, по которым он тоскует, и которых ему так не хватает в повседневной жизни
« Тысяча и одна история
Карты «1001» - истории к тысяче и одной ночи - нарисованы Андре Пулио, художницей, которая сама жила 17 лет в Индии. Кроме изучения индуизма, индийской мифологии и классических индийских танцев, она серьезно занималась там производством и художественным оформлением традиционных индийских платков и индийской живописью миниатюр. Целью ее искусства было на художественном уровне достичь синтеза или, по меньшей мере, взаимопонимания между Востоком и Западом. Она сама считает себя визуальной рассказчицей историй. С 1995 года она выставляет свои картины в Канаде, США и Англии, состоит в переписке и обменивается картинами с художниками со всего мира. В сотрудничестве с
Моритцом
Эгетмейером она сделала эскизы пастелью по мотивам цикла рассказов «1001 ночь».
В Европе «1001 ночь относят обычно к детским сказкам. Но они далеки от оригинала, так как изначально эти сказки были написаны для взрослых, и большинство историй носило откровенно эротический характер. Причиной этого недоразумения был, скорее всего, первый перевод с арабского, осуществленный Антуаном Галланом где-то в 1707-1717 гг., в котором из оригинала были изъяты все религиозные и эротические моменты, но зато добавились истории про Алладина и его волшебную лампу и про
Али-Бабу и
40 разбойников, которые он услышал от одного сказочника в Сирии ночь - это классика арабской литературы и восходит к IX столетию нашей эры. Эти истории совершенно разные и очень отличаются друг от друга. Тут можно встретить исторические предания
любовные истории, трагедии, комедии, стихии религиозные легенды. Многие из этих историй связаны друг с другом. Всё объединяется общими сюжетными рамками
Шакрияр, правитель неназванного острова между Индией и Китаем, в таком шоке от неверности своей жены, что он убивает ее, а своему главному визирю приказывает приводить к нему каждую ночь (в некоторых версиях каждую третью ночь) новую женщину, которую затем убивают.
Дочь главного визиря, красивая и умная Ш ехерезада, просит своего отца отвести ее к повелителю, потому что она хочет покончить с этими смертями. Чтобы ее саму не казнили, она начинает рассказывать правителю истории, которые так его захватывают, что он непременно хочет услышать продолжение и поэтому всякий раз откладывает казнь. После тысячи и одной истории она родила ему х детей, и правителю уже расхотелось ее убивать.
Целебная сила повествований
Целебная сила, исходящая от рассказчика историй, пробуждает целительную силу у слушателя этих историй. Так поясняется в рамочном сюжете
«1001 ночи. Не только рассказчик, который посредством образов своего повествования вступает в контакт с глубинными образами своего внутреннего мира и, выводя их вовне, выражает самого себя, меняется под воздействием рассказано и слушатель. Что происходило с властителем Ш акрияром, происходит и сегодня, постоянно и повсеместно. По крайней мере, там, где человек не только не позволяет загрязнить свой внутренний мир готовыми штампами телевидения и рекламы, но еще и наполняет его новым содержанием, которое обогащает мир собственных глубинных образов
раскрепощает фантазию, способствует повышению самооценки и выработке критериев истины.
Карточная колода
«1001 ночь
- повествовательная игра, которая увлекает за собой в экзотическое великолепие, изобилие и тайны Востока.
55 прекрасных карт с образами, заимствованными из богатого сказочного мира Востока, позволяют и у нас оживлять древнее восточное искусство рассказа. Каждая карта как ковер-самолет уносит нас в те лунные арабские ночи, когда повелитель, сидя на вышитых золотом подушках, внимал историям Ш ехерезады. В этой игре мысами становимся Ш ехерездой и сочинителями все новых историй. В этой игре все возможно и, как и на самом деле в «1001 ночи, здесь новая комбинация карт всякий раз порождает новую историю. Наша фантазия получает новый стимул, и игра никогда не устаревает.
В одном из туров, где участвуют трое, каждый вслепую вытягивает
3 карты из хорошо перетасованной колоды «1001 ночь».
Юлия вытягивает следующие карты
У Пэм на руках эти карты:
По вытянутым картам все сообща сочиняют историю. При этом игроки по очереди открывают одну карту, и тот, кто ее открыл, по картинке предлагает начало истории. Это должно происходить спонтанно и быстро, лучше всего одним предложением.
Ю лия начинает с одной из своих карт
«Где-то в большом широком океане лежал маленький, одинокий остров с высокой горой
посередине».
77
На самой вершине горы держали в заточении прекрасную королевскую дочку».
«Ее охранял опасный пират».
«Однажды принц из далекой страны отправился в путь, чтобы освободить королевскую дочь. Для этого ему предстояло проделать долгий путь через моря и океаны».
«Так как путешествие было очень долгим, то принц захватил с собой большое количество съестного. Ион ели пил со своими друзьями так много, что в
какой-то момент он уже и не знал, почему и зачем он вообще куда-то едет
По счастливой случайности на одиноком острове имелась библиотека, в которой были книги где описывались все великие дела настоящего и будущего. И когда принц со своими друзьями пришел, он заглянул в книгу, чтобы узнать, что написано о его великом деле. И только тогда он
вспомнил».
«Он поднялся на гору и исходил весь замок, пока не
нашел принцессу».
«И когда он нашел принцессу, он ее хорошенько перевязали бросил вводу- это была единственная возможность, забрать принцессу с острова, чтобы
ее никто не хватился».
«Он еще точно не знал, как он сам выберется — но тут он увидел, что на самом верху горы было гнездо гигантского орла. Он просто повис на ноге орла, когда тот полетел. Так он долетел до своего корабля, после чего выловил принцессу из воды и поехал вместе с ней в свою страну
Как видно, напрягать фантазию надо тем больше, чем ближе к завершению история и чем меньше карт остается в игре. Описанный здесь вариант имеет то преимущество, что изначально играют лишь ограниченным количеством карта цели можно достичь только когда будут использованы все эти карты ночь, как очередная повествовательная игра издательства О, связана с Сагой и Мифами. Здесь используется та же, ориентированная на раскрепощение творческой фантазии, техника сочинения историй. Все эти игры легко можно комбинировать друг с другом
«ШЕН ХУА»
Гармония и равновесие
Карточная колода «Шен Хуа» погружает нас в таинственную и экзотическую культуру древнего Китая. 55 карт с картинками знакомят нас с китайскими традициями, легендами и преданиями.
Художница из Пекина Хан Вэй, работающая в традиционной китайской технике рисунка тушью, создала карты по мотивам китайской мифологии. Сочетание иероглифов «Шен Хуа» переводится как мифология, где слово
«Шен» означает Божество, а «Хуа» может означать цветок или цветение. Таким образом, уже самоназвание карточной колоды представляет собой ассоциативную и креативную игру слов. Карты могут стать той почвой, на которой расцветут божественные истории. Колода
«Шен
Хуа» относится к повествовательным играм, также, как Сага, «ЭККО», Мифы и «1001». Эта колода точно также предоставляет нам возможность на какое-то время стать рассказчиком, сочинителем собственной истории, путешественником в другую культуру и другую эпоху. В процессе игры пробуждается сила воображения, креативность и фантазия. В игре с картами «Шен Хуа» у нас появляется возможность прикоснуться к глубинам традиционной китайской мудрости, а присущие этим картам свойства позволяют выйти за рамки чисто повествовательной игры. Многочисленные цитаты, афоризмы и множество всякой другой жизненной премудрости берут свое начало именно из древнего Китая. Неспроста их используют, помещая в разные истории, короткие забавные рассказы и стихи. Самым полными исчерпывающим собранием этой мудрости, ее
квинтэссенцией является древний трактат Дао Дэ- цзин», приписываемый мудрецу
Jiao
Цзы. Отраженные в ней истины являются вневременными и актуальными посей день. Здесь идет речь о поиске подлинных жизненных ценностей в мире, в котором распространены алчность, жажда наживы, потребления и достижения престижа любой ценой. Книга говорит о красоте жизни и об ее истинном, сокровенном смысле, о том, как жить в гармонии с самим собой, с природой и космосом. Китайское боевое искусство, так называемое кун фу, или медитативные упражнения
Тайцзи-цюань тоже восходят к этой древнекитайской традиции.
Исходя из этого духовно-исторического фона, мотивы карт «Шен Хуа» обнаруживают большие глубины, чем это кажется на первый взгляд. Точно также, не сразу читателю открывается вся глубина незамысловатых, вроде бы, строк Jiao Цзы как, например, этих:
Обод колеса держится на спицах,
Но не будь пустоты между ними, не было бы и колеса Таким образом, видимое, хотя и полезно,
Но главное всегда незаметно.
Или
Мягкое побеждает твердое,
Слабое торжествует над сильным,
Гибкое преодолевает жесткое.
Но даже игроки, незнакомые с многообразием традиционной китайской мудрости, благодаря мотивам «Шен Хуа» смогут вдохновиться на сочинение собственных изречений. Немного фантазии и полученный при созерцании картинок импульс могут привести игрока к созданию собственных афоризмов и метафор по типу
изречений Jiao Цзы, которые можно будет обсудить в очередном туре игры, насколько они приложимы к нашей действительности:
Мудрец возводит свою башню не очень высокой,
Чтобы ее не разрушили потоки воды,
Но чтобы она была прочной.
Или:
Кто не упускает свою цель из вида,
Рано или поздно в нее попадет.
Еще один вариант этой игровой версии мог бы выглядеть так каждый игрок тянет карту и формулирует слово мудрости. Затем он сообщает остальным, как это изречение могло бы ему помочь в его нынешней конкретной жизненной ситуации. Эту версию можно играть как с открытыми картами, таки вслепую. Последнее, конечно же, предъявляет более высокие требования к креативности.
83
«КУХНЯ»
Готовим с выдумкой
Во всем мире готовят еду и наслаждаются ею. Каждому приятно есть вкусную пищу. В игре Кухня игроки становятся поварами. В колоде 55 карт. Формат несколько отличается от остальных ассоциативных карт здесь они немного длиннее и каждая поделена на два поля. На каждом из них график Анка
Зиберт изобразила два разных продукта питания. Имея на руках всего три карты, уже можно составить восемь возможных комбинаций. Карты дают простор фантазии для любых вариаций в приготовлении различных блюд на разные случаи жизни это могут быть бутерброды для прогулки в лесу, шашлыки на даче, меню для семейного торжества или изысканная кухня для гурманов. Изображенные 110 продуктов питания могут применяться для готовки во всех странах и культурах. Поэтому игра допускает интернациональную кухню, ив эти карты могут при желании играть ив других странах. Интересный момент для вегетарианцев на каждой карте продукты скомпонованы так, чтобы можно было при готовке полностью исключить мясо.
Смысл игры состоит в том, что каждый игрок, вытягивая карты, должен составить меню (закуска, основное блюдо, десерт) или приготовить одно блюдо. Отдельные приправы можно вытащить в виде карт. При этом возможны и расширенные ассоциации к картам, которые выходят за рамки изображенного. Например, корова - это не только мясо, но и молочные продукты - молоко, масло, сыр. Как игрок будет готовить еду
- он придумывает сам. Во-первых, он выбирает, на чем все будет готовиться гриль, сковорода, дровяная
печь, кастрюля, походный костер, керамический горшок для тушения. Или даже листья, чтобы заворачивать продукты и запекать их затем на горячих камнях, как это делали некоторые туземцы. А во-вторых, выбирает приправы уксус, растительное масло, вино, всякого рода пряности. Все, на что хватит фантазии.
Меню представляется присутствующим, причем игрок описывает приготовление пищи, а это зачастую приводит к новым кулинарным идеям, которые позже можно попробовать в реальности.
Поскольку совместное поглощение пищи издавна было одной из форм социального общения, то игрок должен описать ситуацию, в которой происходит трапеза участников застолья, например, пикник с друзьями на пляже, или романтический ужин влюбленных при свечах. Если играть в эту игру с соответствующим настроем (лучше всего играть натощак, то от одной только игры у участников потекут слюнки.
Карты послужат и для разработки новых кулинарных идей.
В каждом туре игрок (их было четверо - две супружеские пары, живущие по соседству которые часто вместе готовили и питались тянул вслепую две карты из колоды Кухня. Эти вытянутые восемь карт выкладывали на стол, и вместе размышляли, что из этого можно приготовить. В таком игровом варианте важно чтобы все игроки были едины относительно меню.
Были вытянуты следующие карты
Все четверо были согласны на обширное меню из
5 блюде блюдо:артишоки в орехово-сырном соусе
Каж дый получает доведенный до готовности артишок. Листочки ощипываются, артишок макают в соуса затем мякоть высасывается. Это очень вкусно, асам процесс располагает к общению и длится, как правило, долго.
Натертый сыр для соуса смешивают со сливками. Затем туда добавляют мелко размолотые австралийские орешки «макадамия». Соусник стоит в середине стола. Рядом большой сосуд для отработанной мякоти артишоков
е блюдо креветочный коктейль с багетом
Очищенные креветки кладутся в стаканы для коктейлей вместе со свеклой, мелко порезанной на кубики, и приправляются перцем и солью. Здесь тоже очень хорош будет соус с сыром и орехами. К этому блюду подается свежий багете блюдо форель, приготовленная на гриле и выложенная на капустный лист, овощное рагу и
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

перейти в каталог файлов


связь с админом