Главная страница
qrcode

Джошуа Харрис - Парень встречается с девушкой. Книга плод твоей поддержки, твоего смирения, твоей жертвенности


НазваниеКнига плод твоей поддержки, твоего смирения, твоей жертвенности
АнкорДжошуа Харрис - Парень встречается с девушкой.doc
Дата18.09.2017
Размер0.85 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаДжошуа Харрис - Парень встречается с девушкой.doc
ТипДокументы
#38788
страница1 из 18
Каталогchrist_books

С этим файлом связано 31 файл(ов). Среди них: _Самуэль Баккиокки - Одежда и украшение Христиа...doc, Б. Карсон. Золотые руки.doc, Ueyd_Loron_-_Desyat_zapovedey.pdf, Баккиоки Самуэль. Бессмертие или воскресение.doc, Nensi_Vanpelt_-_My_tolko_nachinaem.doc, Lourens_Krabb_-_Sozidanie_braka.pdf, Kress_Sh_-_Pripravleno_smekhom.pdf, 25_udivitelnykh_brakov.pdf, from_the_heart.pdf, Янси - Много шума из-за церкви.doc и ещё 21 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

ДЖОШУА ХАРРИС

Парень

встречается

с девушкой

Шеннон, моей невесте.

Эта книга - плод твоей

поддержки, твоего смирения,

твоей жертвенности.

Я люблю тебя и очень тобой дорожу.

А также всем членам церкви

«Ковенант Лайф».

Своей жизнью вы вдохновили

меня написать эту книгу,

а ваши молитвы сделали ее возможной.


Hope of Salvation Mission 2005
СОДЕРЖАНИЕ
ПРЕДИСЛОВИЕ Созданные друг для друга

ЧАСТЬ 1. ОБДУМАТЬ ВСЕ ЗАНОВО

1. ПАРЕНЬ ВСТРЕЧАЕТ ДЕВУШКУ
Что я узнал с тех пор, как распрощался со свиданиями

2. РОМАН ИЛИ УХАЖИВАНИЕ? РАЗВЕ В ЭТОМ ДЕЛО?

Важны не термины, а совсем другое

3. ЧУВСТВО И БЛАГОРАЗУМИЕ: НЕБЕСНАЯ ГАРМОНИЯ
Почему я нуждаюсь не просто в сильных чувствах

4. СКАЖИ МНЕ, КАК; СКАЖИ МНЕ, КТО; СКАЖИ МНЕ, КОГДА!

Как Бог в нужное время приводит тебя в нужное место

ЧАСТЬ 2. ПОРА УХАЖИВАНИЯ

5. БОЛЬШЕ, ЧЕМ ДРУЗЬЯ, НО ЕЩЕ НЕ ВОЗЛЮБЛЕННЫЕ

Как укреплять и сохранять дружбу, общение и влюбленность

6. ЧТО ДЕЛАТЬ СО СВОИМ РТОМ
Практические правила для замечательного общения

7. ЕСЛИ ПАРНИ БУДУТ МУЖЧИНАМИ, БУДУТ ЛИ ДЕВУШКИ ЖЕНЩИНАМИ?

Быть тем, кем тебя создал Бог

8. УХАЖИВАНИЕ - ОБЩЕЕ ДЕЛО

Когда церковь и семья наставляют, поддерживают и укрепляют нас

9. НАСТОЯЩАЯ ЛЮБОВЬ НЕ СИДИТ, СЛОЖА РУКИ

Как быть пылким в любви и сохранять сексуальную чистоту

ЧАСТЬ 3. ПРЕЖДЕ ЧЕМ ТЫ СКАЖЕШЬ: «ДА!»

10. КОГДА ПРОШЛОЕ СТУЧИТСЯ В ДВЕРЬ
Как распрощаться с былыми грехами и обрести Божье прощение

11. ГОТОВЫ ЛИ ВЫ К «НАВСЕГДА»?
Десять вопросов, на которые нужно дать ответ до обручения

12. ДОЛГОЖДАННЫЙ ДЕНЬ

Жить и любить в свете вечности

БЛАГОДАРНОСТЬ
ПРЕДИСЛОВИЕ

Созданные друг для друга

Интересно, сколько раз приходилось Адаму переска­зывать эту историю? Сколько внуков и правнуков (особенно внучек и правнучек!) упрашивали дедуш­ку снова и снова рассказывать во всех подробностях о том, как он впервые увидел Еву?

Кто осудит за это любознательных потомков? И по­том, разве вам не интересно было бы услышать эту исто­рию из уст нашего прародителя? Ясно, что отпрыски Адама донимали его нескончаемыми «как» и «почему». Да и как им было не любопытствовать? Кто еще ответил бы на их вопросы о любви столь исчерпывающе, если не первый в истории человечества парень, встретивший пер­вую в истории человечества девушку?

Наверное, эти разговоры происходили так...

- А когда ты ее увидел, что ты ей сказал?
Глаза старика блеснули.

- Сначала ничего, - ответил он. - Кажется, я тогда споткнулся о какую-то корягу, и она засмеялась. Она вообще любила надо мной потешаться.

Он выпустил руку своей юной спутницы, наклонил­ся и подобрал на тропинке гладкий камешек. Когда он выпрямился, на его лице светилась задумчивая улыбка. Он вспоминал.

Девушка осторожно потянула его за руку. Звали ее Эланна. Среди многочисленных правнуков она с самого детства была его любимицей. Но теперь она повзрослела и стала молодой девушкой, полной жизни и самых раз­ных вопросов.

- Но ты же, в конце концов, заговорил с ней? — ска­зала Эланна, как видно, положив себе выпытать у праде­да всю историю до конца.

  • Я ужасно разволновался, - сознался он. - Меня сжигало любопытство, и еще я был необъяснимо счаст­лив. Передо мной стояло существо, очень похожее на меня самого. Все в ней было мне приятно, и все влекло меня, заставляя подойти ближе. Ее взор проникал мне в душу.

Старик немного помолчал. Эланна глядела на него во все глаза.

  • Ты лучше поймешь, что я чувствовал, когда сама переживешь подобные мгновения, - продолжал он. - Когда встречаешь родственную душу, какие тут подберешь сло­ва? Тебя охватывает такая сумасшедшая радость, что ка­жется, ты вот-вот задохнешься. Когда мы впервые встре­тились, мне хотелось и шептать, и кричать во все горло, и смеяться, и плясать - все сразу!

  • А вместо этого ты произнес речь! - шутливо встави­ла Эланна. Ее прадед, или, как почтительно именовали его все остальные, Первый, был повсеместно известен сво­ими речами.

  • Что ж, в каком-то смысле это действительно была речь. Да, пожалуй, так. Наверное, мои первые слова в ее присутствии прозвучали довольно неожиданно. Но, ви­дишь ли, обстоятельства требовали известной официаль­ности. Уж очень момент был торжественный. Все звери собрались вокруг, и Творец ждал, что я скажу.

Эланна взяла деда под руку. Они медленно вышли на поляну - сквозь прогалину в густых зеленых кронах, слов­но сквозь отверстие в куполе лесного собора, лился поток солнечных лучей, и укрытая мхом земля под деревьями была испещрена пятнышками света.

  • Теперь когда ты так хорошо все объяснил, твои пер­вые слова уже не кажутся мне странными, - тихо сказа­ла она. - Я понимаю, это было нечто вроде церемонии вступления в должность.

  • Да, это было ее посвящение, наше обоюдное посвя­щение Творцу. Я дал ей имя, точно так же, как раньше давал названия всем животным, но ее имя было еще и признанием того, что Творец снова создал нечто прекрас­ное, нечто еще лучшее, чем прежде, Он создал нас друг для друга.

Он остановился и расправил плечи. Голос его зазву­чал глубже и проникновеннее: он повторял слова, сказан­ные в тот далекий, но такой памятный день:

Вот, это кость от костей моих

и плоть от плоти моей;

она будет называться женою,

ибо взята от мужа своего.

Он умолк, и оба долго стояли молча. Тишину нару­шал лишь гомон лесных обитателей.

- Как красиво... - наконец благоговейно прошептала она.

  • Эланна...

  • Да, дедушка?

  • Ты расспрашиваешь об этом потому, что сама то­мишься в ожидании родственной души. Не воображай, будто я не знаю тебя, дитя мое. У тебя глаза Праматери. Когда она тосковала о Саде, в них было в точности такое выражение, как у тебя сейчас. Но твоя печаль о том, кого ты пока не встретила. Тебе хочется проникнуть сквозь время и хотя бы мельком увидеть вашу первую встречу. Тебе хочется знать, как ты узнаешь его. Не стоит так терзаться.

  • Ну почему все так несправедливо, дедушка! - вос­кликнула Эланна, запинаясь от волнения. - Тебе было куда легче. Творец Сам привел бабушку к тебе. Она была твоей единственной женщиной. Она вообще была един­ственной женщиной!

  • Дитя мое...

  • А теперь все иначе, - все запутано и непонятно!

  • Не более непонятно, чем всегда, - мягко возразил он. - Это только так кажется. Наша встреча была, как ты говоришь, легкой, но не потому, что мы были единствен­ными людьми на земле, а потому, что все это происходил в те прекрасные дни, когда мы еще слушались Творца, безоговорочно верили Ему и твердо знали: все, что Он дает нам, - хорошо.

Он взял в ладони лицо правнучки, приподнял его, и глаза их встретились.

— Дорогое мое дитя, постарайся понять одно: все оста­лось, как было. Когда Творец приведет к тебе твоего суп­руга, ты будешь знать, что это Он создал вас друг для друга и Он устроил вашу встречу. И в этот миг так же, как и мы, ты захочешь вознести ему хвалу.
Часть 1

ОБДУМАТЬ ВСЕ ЗАНОВО

1. ПАРЕНЬ ВСТРЕЧАЕТ ДЕВУШКУ

Что я узнал с тех пор, как распрощался со свиданиями

На часах было 17.05. Рабочий день закончился. Шен­нон любила свою работу в церкви, но сейчас ей хоте­лось поскорее оказаться дома, наедине с собой.

Она навела порядок на рабочем столе, выключила ком­пьютер, поправила фотографию на книжной полке, дос­тала из шкафа пальто и попрощалась с сотрудницами. «Пока, Николь!» — сказала она девушке, сидевшей за соседним столом. «До завтра, Хелен!» - крикнула она служащей в приемной.

Она прошла по затихшим коридорам и толкнула тя­желую стеклянную дверь. Холодный зимний ветер дунул ей в лицо, свистел и кружил вокруг нее, пока она шла через опустевшую автостоянку. Она забралась в свою ста­ренькую синюю «хонду» и захлопнула дверцу.

Она уже поднесла было ключ к замку зажигания и вдруг опустила руку. Здесь, в тишине и одиночестве, чув­ства, которые она сдерживала целый день, нахлынули на нее с неудержимой силой. Слезы подступили к глазам. Она уронила голову на рулевое колесо и заплакала.

«Почему, Господи? - шептала она. - Почему мне так тяжело? Как мне справиться со своими чувствами? Если они не от Тебя, умоляю, удали их!»

Я каждый вечер смотрел из окна, как Шеннон идет к своей машине. Окна моего офиса выходили на автостоян­ку. «О чем она думает?» - гадал я, глядя на нее. Мне хотелось узнать об этой девушке больше - выйти за рамки вежливых, ни к чему не обязывающих реплик, которыми обычно обмениваются сослуживцы, и познакомиться с ней ближе. Но, может быть, еще не время? Мое сердце так часто ошибалось... Стоит ли доверяться чувствам? Испы­тывает ли она ко мне такой же интерес, какой я испыты­ваю к ней?

С моего наблюдательного поста Шеннон Хендриксон казалась вполне счастливой, уверенной в себе девушкой, не обращавшей на меня ни малейшего внимания. Я был убежден, что ей нравится другой. Глядя, как она уезжа­ет, я шептал про себя собственную молитву: «Господи, открой мне Твою волю. Дай мне терпения. Покажи мне, когда придет время действовать. Помоги довериться Тебе».

Мог ли я предположить, что девушка, уезжавшая в синей «хонде», плакала и что причиной ее слез был не кто иной, как я?

ТРИ МЕСЯЦА СПУСТЯ...

Мне было двадцать три года, но пальцы мои действо­вали так неуклюже, как будто я набирал телефонный но­мер первый раз в жизни. Я ухватил трубку покрепче, словно дикого зверька, норовившего вырваться из рук, и набрал номер еще раз.

«Ничего страшного», — уверял я себя.

Раздались три гудка, и заговорил автоответчик. Ее не было дома. Я скрипнул зубами. Что делать? Оставлять ей сообщение или нет? Автоответчик запищал, и я ринулся очертя голову.

- Привет, Шеннон. Это Джош... гм... Харрис.

Я не сомневался, что дрожащий голос выдает меня с головой. Раньше я никогда не звонил ей домой, и сейчас у меня не было для этого никакой уважительной причи­ны, связанной с работой в офисе или в церкви. «Э-э... ты не могла бы мне перезвонить, когда будет время? Спасибо!» Я повесил трубку, чувствуя себя полным идиотом.

Ровно шестьдесят четыре мучительных минуты я терзался сомнениями, соображая, достаточно ли сдержанно и хладнокровно прозвучит оставленное мной сообщение.

Потом зазвонил телефон. Я набрал полную грудь воздуха и снял трубку. Это была Шеннон.

«Привет. Спасибо, что перезвонила. Ну, как дела?»

Мы болтали несколько минут, она рассказывала, как у нее прошел день, и мы оба очень старались, чтобы наш разговор звучал как можно естественнее, хотя оба отлич­но понимали, что мой звонок - событие из ряда вон выходящее. В конце концов, я собрался с духом и спросил, не смогла бы она встретиться со мной завтра у Эйнштейна -в местной закусочной. Она согласилась.

Прежде чем положить трубку, я неопределенно пояс­нил, что хотел бы поговорить «насчет одного парня, который ею интересуется».

НАСУЩНЫЕ ВОПРОСЫ

Мой звонок Шеннон большинству людей показался бы самым обычным делом, но для меня это было событие колоссальной важности.

Почему? Потому что пять лет назад я перестал заво­дить романы. Знаю, это звучит странно, поэтому сразу поясню, в чем тут суть. Я пришел к выводу, что, пока я холост, кратковременные отношения с девушками меша­ют мне служить Богу должным образом. Я сохранил все свои общественные связи, всех своих друзей женского пола и желание в свое время завести семью, но с роман­тическими свиданиями покончил.

Этот новый взгляд был мне совершенно не свойстве­нен. Я всегда любил флиртовать, и мне безумно нрави­лось состояние легкой влюбленности. Отказаться от рома­нов с девушками для меня было равносильно душевному землетрясению.

Такой взгляд начал формироваться у меня после раз­рыва с девушкой, с которой я встречался почти два года. Наши с ней отношения были тем сокровенным уголком в моей жизни, куда Бог не допускался. Когда им пришел конец, Он стал показывать мне, каким я был себялюб­цем. Я пользовался ею, чтобы удовлетворять свои нечис­тые желания. И хотя мы с ней никогда не доходили до последнего предела, я все-таки вовлекал ее в греховные физические отношения. Я причинил ей немало обид и страданий. Я нарушил немало обещаний.

Впервые в жизни я серьезно задался вопросом: каким образом моя христианская вера сказывается на моих от­ношениях с противоположным полом. Речь шла о чем-то более существенном, чем просто о решимости «не зани­маться сексом» и «встречаться только с христианками». Что это значит — по-настоящему любить девушку? Что это за чувство - телесной и сердечной чистоты? И каким Бог хочет видеть меня, неженатого молодого человека? И неужели холостяцкие годы предназначены только для того, чтобы переходить от девушки к девушке, завязывая с каждой романтические отношения?

Медленно, преодолевая мое сопротивление, Бог слой за слоем счищал с моей души все, что наросло на ней греховного и нечистого: неверные мысли, неверные цен­ности, неверные желания. Он преобразил мое сердце. И когда оно преобразилось, я увидел, что мой образ жизни тоже нужно менять.

В возрасте двадцати одного года я описал свои пере­живания в книге «Я распрощался со свиданиями». Мне хотелось побудить других неженатых и незамужних лю­дей пересмотреть свои любовные отношения в свете Бо­жьего Слова. «Если мы не готовы связать себя определен­ными обязательствами, то к чему завязывать интимные и романтические связи?» - спрашивал я. - «Почему бы не довольствоваться дружбой с противоположным полом, а всю нерастраченную энергию отдавать на служение Богу?» К моему удивлению, Бог послал мне издателя, захо­тевшего опубликовать книгу под таким странным назва­нием. Ко всеобщему удивлению, книга стала пользоваться спросом. Оказалось, что не только я, но многие люди пере­осмысливали свои любовные отношения. Я получал тыся­чи писем, открыток, электронных сообщений от одиноких людей самого разного возраста, со всего мира: они хотели поделиться своими историями, задать вопросы и попро­сить совета.

Письма шли нескончаемым потоком, и я понял, что Бог сделал мою книгу не только средством помочь неко­торым людям, но и поднять множество разнообразных воп­росов.

Ну вот, например: если вы не ходите на любовные свидания, тогда как же вам, в конце концов, вступить в брак? Одна девушка написала мне: «Мне хочется избе­жать ловушек, расставленных нашей культурой на пути к романтическим отношениям, но как же я познаком­люсь с парнем достаточно близко, для того чтобы понять, хочу ли я выйти за него замуж? Есть же, наверное, меж­ду дружбой и браком что-то еще?»

Главная идея моей первой книги состояла вот в чем: «Если вы не готовы к браку, воздержитесь от любовных связей». Но тут мои неженатые и незамужние коррес­понденты стали спрашивать: «А как узнать, готов ли ты к браку? И если готов, то как тебе поступать дальше?»

Если честно, над этой стороной вопроса я как-то не задумывался. Да и не собирался я становиться консуль­тантом в области отношений между полами.

Вопросы, которыми засыпали меня мои читатели, были неясны и мне самому и тяжким грузом лежали у меня на сердце.

Вот почему мой звонок Шеннон значил для меня так много. Я чувствовал, что готов связать себя узами брака, и меня неодолимо влекло к этой девушке. Что теперь?

Последние пять лет я воздерживался от любовных от­ношений и все это время Бог оставался верен мне. Всту­пая в область неизведанного, я знал, что и теперь, когда я стремлюсь к любовным отношениям, Он останется мне верен.

Парень, «распрощавшийся со свиданиями», готов был сказать ухаживанью «здравствуй!»

СТОЛИК В ДАЛЬНЕМ УГЛУ

На следующий вечер я прибыл на встречу с Шеннон задолго до назначенного времени. Закусочная Эйнштей­на - самая популярная забегаловка в Гейтерсберге, и в обеденные часы она обычно переполнена, но по вечерам здесь почти пусто. Я присмотрел одинокий столик в са­мом дальнем углу. Стол был слегка грязноват, и я попро­сил официанта протереть его. Все должно было быть на высшем уровне. Я прошел в туалет и придирчиво осмот­рел свою прическу. «А, ладно!» - сказал я зеркалу.

Я вернулся за столик и стал ждать. Мне не сиделось на месте. Я никак не мог решить, стоит ли мне закинуть ноги на стул. Будет ли такая поза смотреться более не­ принужденно? Нет, пожалуй, это будет выглядеть чересчур развязно. Может, закинуть на стул одну ногу? Тогда я буду похож на раненого. В конце концов, решено было оставить обе ноги под столом.

Я то и дело пытался обдумать предстоящий разговор, и всякий раз при этом меня кидало в жар. Мне не вери­лось, что я отважился на такой дерзкий шаг, и что через несколько минут она будет сидеть напротив.

Вот уже год как мы с Шеннон Хендриксон были при­ятелями. Мы работали в одном офисе. Она - секретарша, я - интерн. Первое, что я отметил при встрече с Шен­нон, были ее глаза - голубовато-серые и чуть-чуть с зеле­нью; когда она улыбалась, в них блестели искорки. Вто­рое - ее рост. Ровно 1 метр 54 сантиметра. Шеннон – типичная «маленькая женщина». Это мне сразу понрави­лось. Во мне самом всего 1 метр 69 сантиметров росту, и девушка, которая, разговаривая, смотрит на меня снизу вверх, - редкая находка.

В первый раз я обратил на нее внимание в церкви, когда после богослужения она рассказала, как она отдала свою жизнь Христу. Два с половиной года назад Бог был ей безразличен. В то время Шеннон только что вернулась в Мэриленд, окончив колледж в Нью-Гэмпшире, где она вела, что называется, «разгульный образ жизни». Это была пустая, бессмысленная жизнь закоренелой эгоистки — жизнь, в которой правил грех. Возвратившись домой, она положила все силы на то, чтобы добиться своей заветной цели - стать профессиональной певицей. Вскоре ей пред­ложили переехать в Нэшвилл, и это показалось ей оче­редным значительным шагом на пути к «звездной» сла­ве. Таким уж она была человеком. Ее родители разве­лись, когда ей было девять лет, и отец воспитал ее в твер­дом убеждении, что в этой жизни она должна надеяться только на себя. Она ставила перед собой цель и потом делала все, чтобы ее достичь.

Перед отъездом в Нэшвилл она решила взять несколь­ко уроков игры на гитаре. Стала искать учителя, и кто-то из друзей посоветовал ей обратиться к гитаристу по име­ни Брайан Чизмор, который как раз искал себе учени­ков. Только вот Шеннон не знала, что Брайан был хрис­тианином и искал возможностей поделиться своей верой. Уроки игры на гитаре должны были превратиться в уро­ки спасения души.

Она взяла несколько уроков, и спустя некоторое вре­мя Брайан рассказал ей, как Иисус изменил его жизнь. Она вежливо его выслушала, но сказала, что никогда не смогла бы жить так, как живет он. «Я очень вас уважаю, но это не для меня».

«Думаешь, после смерти ты попадешь на небеса?» -мягко спросил Брайан.

«Думаю, я в принципе хороший человек», - ответила она.

Но эта самонадеянная отповедь, как ни странно, сде­лала свое дело. Вопросы Брайана никак не выходили у нее из головы. А вдруг Бог действительно существует? И если Он существует, то хочет ли она жить для Него?

Шеннон тайком от всех начала интересоваться христи­анством. Прочитав Послание к римлянам, она поняла, что на самом деле она вовсе не «хороший человек», а грешни­ца, которая нуждается в Спасителе. Она пошла в магазин христианской литературы и попросила дать ей книжку, где бы разъяснялись основы христианства. «Подруга попросила», - пояснила она продавщице. Из магазина она вышла с книгой Джоша Макдауэлла «Не просто плотник», в которой приводились исторические подтверждения су­ществования Христа, его смерти и воскресения.

Бог тянул Шеннон к Себе. Он удалял из ее души гордыню и тягу к независимости и пробуждал в ней стрем­ление стать ближе к Нему. Как-то раз, ночью, наедине с собой она раскаялась в своей грешной, себялюбивой жиз­ни и уверовала в Спасителя, Который, как она теперь знала, умер за нее.

НЕЧТО ЛУЧШЕЕ

Я всегда надеялся, что, встретив свою суженую, по­люблю ее сразу же, как только увижу. Как выяснилось впоследствии, шанс «влюбиться с первого взгляда» сва­лился мне прямо на голову.

Именно в то воскресенье, когда Шеннон рассказыва­ла свою историю, я заинтересовался девушкой по имени Рэйчел. Я как раз сидел рядом с ее матерью. Когда Шен­нон окончила свой рассказ, мать Рэйчел наклонилась ко мне и сказала: «Прелесть что за девушка, правда?» -замечание, сделанное не иначе, как по иронии судьбы!

Пока я сидел рядышком с мамой моего замысла на будущее, Бог демонстрировал мне Свой замысел во всей его красе. Он проложил для меня курс и сделал это го­раздо лучше, чем сделал бы я сам, - да притом еще так, чтобы впоследствии я ни на секунду не усомнился, что этот изумительный замысел зародился именно у Него.

Три месяца спустя Шеннон пришла работать в цер­ковный офис, где уже работал я. Мы сразу подружились, но мне и в голову не приходило, что между нами может быть что-то кроме дружбы. Однажды кто-то спросил, нра­вится ли она мне, и я подумал: какая чушь! Шеннон, конечно, классная девчонка, - сказал я, - но в роли сво­ей жены я ее никак не могу представить. Кроме того, мы с ней очень разные. Она - новообращенная христианка, из неблагополучной семьи. А я бы хотел жениться на де­вушке, получившей домашнее воспитание и выросшей в лоне церкви, как и я сам, например, на такой, как Рэйчел.

Но прошло еще полгода, и мои планы насчет совмест­ного будущего с Рэйчел поползли по всем швам, как де­шевый свитер. Вспоминаю день, когда я узнал, что ей нравится другой парень. Мы с Рэйчел были только друзь­ями, и она никогда меня не обнадеживала, но все равно мне стало ужасно больно. Мне нужно было поговорить с Богом. Я закрылся в своем кабинете, но этого уединения мне показалось недостаточно; тогда я забрался в тесную кладовку и захлопнул за собой дверь.

Там, стоя в темноте, я заплакал. Я не злился на Рэй­чел, и горечи в душе не было. Я плакал, потому что по­нимал, что за всем этим стоит Бог. Это Он захлопнул передо мной дверь и не дал развиться моим отношениям с Рэйчел. И сделал это для моего же блага. Я был потря­сен мыслью, что Творец вселенной входил в подробности моей личной жизни: Он протянул руку с небес и захлоп­нул дверь, в которую я не должен был входить.

Все еще плача, я стал благодарить Его. «Я не пони­маю, почему Ты это делаешь, Господи, но все равно бла­годарю Тебя! - говорил я. - Не понимаю, но знаю, что Ты благ. Не понимаю, но знаю, что Ты отбираешь у меня это, чтобы дать нечто лучшее!»

Тот день стал для меня переломным в жизни. Я пере­стал рассчитывать на собственные, тщательно разработан­ные планы и попросил Бога, чтобы Он открыл мне Свой замысел.

ПРЕОБРАЖЕНИЕ СЕРДЦА

Примерно в то же время я увидел Шеннон другими глазами. Она была необыкновенно добра к другим лю­дям, в том числе и ко мне, и это привлекло мое внима­ние. В ней было столько любви к Богу и столько христи­анской мудрости, что трудно было представить, что эта девушка стала верующей совсем недавно. Как это объяс­нить? Просто она все чаще возникала в моих мыслях и молитвах. То, что я видел в ней, и то, что рассказывали о ней другие, производило на меня какое-то особенное впе­чатление. Все причины, почему я не должен был ею ин­тересоваться, теперь выглядели смешными и незначитель­ными. Бог переделывал мое сердце.

Все это длилось несколько месяцев, пока, в конце кон­цов, не разрешилось телефонным звонком. Я прошел не­сколько мучительных стадий. Первая: «Это не должно меня отвлекать». Вторая: «И все-таки это меня отвлека­ет!» И, наконец, третья: «Нужно все это преодолеть!» На этой стадии я поклялся больше не писать о ней в дневни­ке и пересмотреть свой маршрут по офису, чтобы не про­ходить каждые пять минут мимо ее стола, - я заметил, что делаю это «как бы невзначай».

В то время я жил в доме своего пастора, С. Дж. Маха­ни. Мои мама и папа жили за тридевять земель, в штате Орегон, поэтому Си-Джей и его жена Каролин стали для меня вторыми родителями. Я рассказал им, что, кажет­ся, неравнодушен к Шеннон, и тогда они дали мне доб­рый совет, который помог мне не выбиться из колеи: «Не позволяй нетерпению одержать над тобой верх. Будь ей другом, но не выказывай своей симпатии до тех пор, пока не почувствуешь, что готов завязать серьезные отноше­ния, которые имеют совершенно определенную и чест­ную цель. Не нужно играть ее сердцем».

Это было нелегко. Я разрывался между необходимос­тью скрывать свои чувства и нестерпимым желанием дать ей понять, что она мне небезразлична, только для того, чтобы узнать, пользуюсь ли я взаимностью. Если бы я знал, что нравлюсь ей, мне было бы легче положиться на Бога, -убеждал я себя. Но в глубине души я сознавал, что это неправда. Нужно быть мужчиной: позволь я себе всякого рода уклончивые намеки - это было бы нечестно по отно­шению к ней. Я стал искать совета у людей, которым доверял больше всего на свете: у родителей, у пастора, у прихожан своей церкви, очень хорошо знавших и меня, и Шеннон. Был ли я духовно и эмоционально готов связать себя узами брака? Смог бы я содержать жену и детей? Угод­но ли Богу, чтобы я стремился завязать эти отношения? Я молился не переставая. Чувство мое не только не угасало, но становилось все сильнее. Все, с кем я советовался, в один голос убеждали меня, что нужно идти дальше. Я не знал, суждено ли нам с Шеннон пожениться, но чувствовал, что и Бог побуждает меня сделать следующий шаг.

Этим самым следующим шагом стал угловой столик в закусочной Эйнштейна. Ему предшествовали бесчислен­ные молитвы и беседы. Много месяцев я таил свои чув­ства от Шеннон, но теперь пришло время открыться.

Шеннон появилась в дверях точь-в-точь в назначен­ный час. На вид она была совершенно спокойна. Я вы­шел ей навстречу и поздоровался. Мы встали в очередь, чтобы заказать что-нибудь. Я углубился в меню, делая вид, что усердно его изучаю, но в ту минуту меньше все­го на свете мне хотелось есть.

  • Ты голодна? - спросил я.

  • Вообще-то не очень.

  • Я тоже. Может, возьмем чего-нибудь попить?

  • Давай.

Мы взяли по стакану «Спрайта» и уселись за столик. Оттягивать неизбежное больше не имело смысла. Я должен был сказать то, ради чего пришел.

- Ты уже знаешь, для чего я попросил тебя прийти, - начал я. - Но тот парень, о котором я хотел с тобой поговорить... ну, в общем, тот, который тобой интересуется... Одним словом... это я.

НОВАЯ ПОРА

Закусочная - не самое романтическое место, где па­рень может сказать девушке, что она ему нравится. Но в тот вечер мои эмоции были не самым главным. Наша первая встреча не должна была превратиться в сумбурное излияние чувств. Я не предлагал ей не сходя с места выйти за меня замуж и не говорил, что схожу с ума от любви к ней, и она не падала в обморок от радости.

Я сказал, что за время нашей дружбы научился ува­жать ее. Сказал, что пока не знаю, созданы ли мы друг для друга, но хотел бы это узнать. Я попросил ее всту­пить вместе со мной в новый период нашей дружбы -пору ухаживания. Это будет пора сближения и углубле­ния наших отношений; за это время мы лучше узнаем друг друга и поймем, можем ли мы вступить в брак.

По правде говоря, звучало все это отнюдь не так глад­ко, как написано. Я запинался, нервно посмеивался и был далеко не красноречив. Мало того, я забыл произнес­ти слово «ухаживание». Ей даже пришлось перепросить, это ли я имею в виду.

В конечном счете, слово не имеет очень большого зна­чения, сказал я. Важно то, что наши отношения будут развиваться в совершенно определенном направлении. Я не хочу затевать с ней никаких игр. И хотя я действи­тельно предлагаю ей встречаться со мной, меня интересу­ют не свидания как таковые. Больше всего на свете я хочу поступить так, как угодно Богу, и понять, предназ­начил ли Он нам с ней вступить в брак. И я хочу, чтобы впоследствии, оглядываясь назад, мы вспоминали эту пору с нежностью и без сожалений, независимо от того, поже­нимся мы или нет.

- Я не прошу у тебя немедленного ответа, - сказал я ей. - Можешь размышлять сколько тебе угодно. - Тут я умолк.

Шеннон тоже молчала, задумчиво глядя в свой ста­кан и поигрывая соломинкой.

- Ну что ж, - сказала она наконец, - я, конечно, мог­ла бы потянуть время, помучить тебя, подержать в подвешенном состоянии... Поиграть в загадочность. Но я скажу тебе сразу, что согласна попробовать. Не хочу, чтобы у тебя создалось впечатление, будто я отношусь к этому не­ серьезно или не собираюсь молиться об этом... – Немного помедлив, она добавила: - Откровенно говоря, именно об этом я и молилась...

Так значит, она молилась обо мне? Думала обо мне? Я готов был вскочить и заорать от радости на весь ресторан! Но вместо этого я кивнул и сказал: «Замечательно».

НАЧАЛО ПРИКЛЮЧЕНИЯ

Эта книга - не просто история о том, что я узнал о любви, романтических отношениях и о Боге, ухаживая за Шеннон Хендриксон. Эта книга для людей, которые по­нимают, что в наше время в отношениях между парнем и девушкой творится что-то неладное, но не знают, что пред­ложить взамен. Из этой книги вы узнаете о самых обык­новенных одиноких людях, которые своими отношения­ми с другими людьми стараются почтить Бога. Эта книга о простых библейских принципах, которые преобразили жизнь не одного человека. Эта книга подразделяется на три части, и вот что вы прочтете в каждой из них.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

перейти в каталог файлов


связь с админом