Главная страница
qrcode

Герман Гессе. Степной волк. Книга содержит оставшиеся нам записки того, кого мы, пользуясь выражением, которое не раз употреблял он сам


НазваниеКнига содержит оставшиеся нам записки того, кого мы, пользуясь выражением, которое не раз употреблял он сам
АнкорГерман Гессе. Степной волк.doc
Дата07.10.2017
Размер1.01 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаГерман Гессе. Степной волк.doc
ТипДокументы
#41200
страница8 из 20
Каталогarahna

С этим файлом связано 17 файл(ов). Среди них: Герман Гессе. Степной волк.doc, Герман Гессе. Сидхарткха.doc, Galereya_Borgeze.docx, 50_khudozhnikov_Shedevry_russkoy_zhivopisi__13_2010_-_Tropinin.p, 50_khudozhnikov_Shedevry_russkoy_zhivopisi__30_2011_-_Nesterov.p, Kharris_L__-_Taynaya_eres_Ieronima_Boskha_-_M_Enigma_2014.pdf и ещё 7 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   20

сердцем хочет добиться, чтобы я влюбился в нее и стал ее рабом?

Это было невероятно. Нет, просто она так целиком отдавалась

мгновенью, что с такой же готовностью, как любую веселую мысль,

впускала в себя и переживала любой темный страх, мелькнувший в

далеких глубинах ее души.

Эта Гермина, которую сегодня я видел второй раз, знала обо

мне все, мне казалось невозможным что-либо от нее утаить. Может

быть, она не вполне понимала мою духовную жизнь; в мои

отношения с музыкой, с Гете, с Новалисом или Бодлером она,

может быть, и не могла вникнуть -- но и это было под большим

вопросом, вероятно, и это удалось бы ей без труда. А если бы и


не удалось -- что уж там осталось от моей "духовной жизни"?

Разве все это не рухнуло и не потеряло свой смысл? Но другие

мои, самые личные мои проблемы и заботы, -- их она все поняла

бы, в этом я не сомневался. Скоро я поговорю с ней о Степном

волке, о трактате, обо всем, что пока существует для меня

одного, о чем я никому еще не проронил ни слова. Я не удержался

от искушенья начать сейчас же.

-- Гермина, -- сказал я, -- недавно со мной произошел

странный случай. Какой-то незнакомец дал мне печатную книжечку,

что-то вроде ярмарочной брошюрки, и там точно описаны вся моя

история и все, что меня касается. Скажи, разве это не


любопытно?

-- Как же называется твоя книжечка? -- спросила она

невзначай.

-- "Трактат о Степном волке".

-- О, степной волк -- это великолепно! И степной волк --


это ты? Это, по-твоему, ты?

-- Да, это я. Я наполовину человек и наполовину волк, так,

во всяком случае, мне представляется.

Она не ответила. Она испытующе и внимательно посмотрела

мне в глаза, посмотрела на мои руки, и на миг в ее взгляде и

лице опять появились, как прежде, глубокая серьезность и

мрачная страстность. Если я угадал ее мысли, то думала она о

том, в достаточной ли мере я волк, чтобы выполнить ее

"последний приказ".

-- Это, конечно, твоя фантазия, -- сказала она, снова

повеселев, -- или, если хочешь, поэтическая выдумка. Но что-то

в этом есть. Сегодня ты не волк, но в тот раз, когда ты вошел в

зал, словно с луны свалившись, в тебе и правда было что-то от

зверя, это-то мне и понравилось.

Она вдруг спохватилась, запнулась и, словно бы смущенно,

сказала:

-- До чего глупо звучат такие слова -- "зверь", "хищное

животное"! Не надо так говорить о животных. Конечно, они часто

бывают страшные, но все-таки они куда более настоящие, чем

люди.


-- Что значит "более настоящие"? Как ты это понимаешь?

-- Ну, взгляни на какое-нибудь животное, на кошку или на

собаку, на птицу или даже на каких-нибудь больших красивых

животных в зоологическом саду, на пуму или на жирафу! И ты

увидишь, что все они настоящие, что нет животного, которое бы

смущалось, не знало бы, что делать и как вести себя. Они не

хотят тебе льстить, не хотят производить на тебя какое-то

впечатление. Ничего показного. Какие они есть, такие и есть,


как камни и цветы или как звезды на небе. Понимаешь?

Я понял.

-- Животные большей частью бывают грустные, -- продолжала

она. -- И когда человек очень грустен, грустен не потому, что у

него болят зубы или он потерял деньги, а потому, что он вдруг

чувствует, каково все, какова вся жизнь, и грусть его

настоящая, -- тогда он всегда немножко похож на животное, тогда

он выглядит грустно, но в нем больше настоящего и красивого,

чем обычно. Так уж ведется, и когда я впервые увидела тебя,

Степной волк, ты выглядел так.

-- Ну а что, Гермина, ты думаешь о той книжке, где я


описан?

-- Ах, знаешь, я не люблю все время думать. Поговорим об

этом в другой раз. Можешь мне дать ее как-нибудь почитать.

Она попросила кофе и казалась некоторое время

невнимательной и рассеянной, а потом вдруг просияла и, видимо,

достигла какой-то цели в своих раздумьях.

-- Ау, -- воскликнула она радостно, -- наконец дошло!


-- Что -- дошло?

-- Насчет фокстрота, у меня это ни на минуту не выходило

из головы. Скажи, у тебя есть комната, где мы могли бы иногда

часок потанцевать вдвоем? Пусть маленькая, это не важно, лишь

бы не было под тобой жильца, который поднимется и устроит

скандал, если у него чуть-чуть подрожит потолок. Что ж, хорошо,

очень хорошо! Тогда ты можешь дома учиться танцевать.

-- Да, -- сказал я робко, -- тем лучше. Но я думал, что

для этого нужна и музыка.

-- Конечно, нужна. Ну, так музыку ты себе купишь, это

стоит самое большее столько же, сколько курс у учительницы

танцев. На учительнице ты сэкономишь, ею буду я сама. Значит, и

музыка будет всегда к нашим услугам, и вдобавок у нас еще

останется граммофон.


-- Граммофон?

-- Разумеется. Ты купишь небольшую такую машинку и

несколько танцевальных пластинок в придачу...

-- Чудесно, -- воскликнул я, -- и если тебе действительно

удастся научить меня танцевать, граммофон ты получишь в виде


гонорара. Согласна?

Я сказал это очень бойко, но сказал не от чистого сердца.

Я не мог представить себе такую совершенно несимпатичную мне

машину в своем кабинетике, да и танцевать-то мне совсем не

хотелось. При случае, думал я, это можно попробовать, -- хоть и

был убежден, что я слишком стар и неповоротлив и танцевать уж

не научусь. Но так, с места в карьер -- это было для меня

слишком стремительно, и я чувствовал, как во мне восстает все

мое предубеждение старого, избалованного знатока музыки против

граммофона, джаза и современных танцевальных мелодий. И чтобы

теперь в моей комнате, рядом с Новалисом и Жаном Полем, в

келье, где я предавался своим мыслям, в моем убежище звучали

американские шлягеры, а я танцевал под них, -- этого люди никак

не вправе были от меня требовать. Но требовали этого не

какие-то отвлеченные "люди", требовала Гермина, а ей полагалось

приказывать. Я подчинился. Конечно, я подчинился.

На следующий день, во второй его половине, мы встретились

в кафе. Гермина уже сидела там, когда я пришел, и пила чай.

Она, улыбаясь, показала мне газету, где обнаружила мое имя. Это

был один из тех вызывающе реакционерных листков моей родины, в

которых всегда время от времени проходили по кругу

злопыхательские статейки против меня. Во время войны я был ее

противником, после войны призывал к спокойствию, терпенью,

человечности и самокритике, сопротивляясь все более с каждым

днем грубой, глупой и дикой националистической травле. Это был

опять выпад такого рода, плохо написанный, наполовину

сочиненный самим редактором, наполовину состряпанный из

множества подобных выступлений близкой ему прессы. Никто, как

известно, не пишет хуже, чем защитники стареющей идеологии,

никто не проявляет меньше опрятности и добросовестности в своем

ремесле, чем они. Гермина прочла эту статью и узнала из нее,

что Гарри Галлер -- вредитель и безродный проходимец и что,

конечно, дела отечества не могут не обстоять скверно, пока

терпят таких людей и такие мысли и воспитывают молодежь в духе

сентиментальной идеи единого человечества, вместо того чтобы

воспитывать ее в боевом духе мести заклятому врагу.

-- Это ты? -- спросила Гермина, указывая на мое имя. --


Ну, и нажил же ты себе врагов, Гарри. Тебя это злит?

Я прочел несколько строк, все было как обычно, каждое из

этих стереотипных ругательств было мне уже много лет знакомо до

отвращения.

-- Нет, -- сказал я, -- меня это не злит, я давно к этому

привык. Я не раз высказывал мнение, что, вместо того чтобы

убаюкивать себя политиканским вопросом "кто виноват", каждый

народ и даже каждый отдельный человек должен покопаться в себе

самом, понять, насколько он сам, из-за своих собственных

ошибок, упущений, дурных привычек, виновен в войне и прочих

бедах мира, что это единственный путь избежать, может быть,

следующей войны. Этого они мне не прощают, еще бы, ведь сами

они нисколько не виноваты, -- кайзер, генералы, крупные

промышленники, политики, газеты, -- никому не в чем себя

упрекнуть, ни на ком нет ни малейшей вины! Можно подумать, что

в мире все обстоит великолепно, только вот десяток миллионов

убитых лежит в земле. И понимаешь, Гермина, хотя такие пасквили

уже не могут меня разозлить, мне иногда становится от них

грустно. Две трети моих соотечественников читают газеты этого

рода, читают каждое утро и каждый вечер эти слова, людей каждый

день обрабатывают, поучают, подстрекают, делают недовольными и

злыми, а цель и конец всего этого -- снова война, следующая,

надвигающаяся война, которая, наверно, будет еще ужасней, чем

эта. Все это ясно и просто, любой человек мог бы это понять,

мог бы, подумав часок, прийти к тому же выводу. Но никто этого

не хочет, никто не хочет избежать следующей войны, никто не

хочет избавить себя и своих детей от следующей массовой резни,

если это не стоит дешевле. Подумать часок, на какое-то время

погрузиться в себя и задаться вопросом, в какой мере ты сам

участвуешь и виновен в беспорядке и зле, царящих в мире, --

этого, понимаешь, никто не хочет! И значит, так будет

продолжаться, и тысячи людей будут изо дня в день усердно

готовить новую войну. С тех пор как я это знаю, это убивает

меня и приводит в отчаянье, для меня уже не существует ни

"отечества", ни идеалов, это ведь все только декорация для

господ, готовящих следующую бойню. Нет никакого смысла

по-человечески думать, говорить, писать, нет никакого смысла

носиться с хорошими мыслями: на двух-трех человек, которые это

делают, приходятся каждодневно тысячи газет, журналов, речей,

открытых и тайных заседаний, которые стремятся к обратному и

его достигают.

Гермина слушала с участием.

-- Да, -- сказала она теперь, -- тут ты прав. Конечно,

война опять будет, не нужно читать газет, чтобы это знать.

Можно, конечно, грустить по этому поводу, но не стоит. Это все

равно что грустить о том, что, как ни вертись, как ни старайся,

а от смерти не отвертеться. Бороться со смертью, милый Гарри,

-- это всегда прекрасное, благородное, чудесное и достойное

дело, а значит, бороться с войной -- тоже. Но и это всегда --

безнадежное донкихотство.

-- Так оно, может быть, и есть, -- воскликнул я резко, --

но от таких истин, как та, что мы все скоро умрем и, значит,

мол, на все наплевать, вся жизнь делается пошлой и глупой.

По-твоему, значит, нам надо все бросить, отказаться от всякой

духовности, от всяких стремлений, от всякой человечности,

смириться с произволом честолюбия и денег и дожидаться за


кружкой пива следующей мобилизации?

Удивителен был взгляд, который теперь метнула на меня

Гермина, взгляд насмешливо-издевательский, плутоватый,

отзывчиво-товарищеский и одновременно тяжелый, полный знания и

глубочайшей серьезности!

-- Да нет же, -- сказала она совсем по-матерински. -- Твоя

жизнь не станет пошлой и глупой, даже если ты и знаешь, что

твоя борьба успеха не принесет. Гораздо пошлее, Гарри, бороться

за какое-то доброе дело, за какой-то идеал и думать, что ты

обязан достигнуть его. Разве идеалы существуют для того, чтобы

их достигали? Разве мы, люди, живем для того, чтобы отменить

смерть? Нет, мы живем, чтобы бояться ее, а потом снова любить,

и как раз благодаря ей жизнь так чудесно пылает в иные часы. Ты

ребенок, Гарри. Слушайся теперь и ступай со мной, у нас сегодня

много дел. Сегодня я больше не буду думать о войне и газетах. А

ты?

О нет, я тоже готов был не думать о них. Мы пошли вместе

-- это была наша первая совместная прогулка по городу -- в

магазин музыкальных принадлежностей и стали рассматривать там

граммофоны, мы их открывали, закрывали, заводили, и когда один

из них показался нам вполне подходящим, очень славным и

недорогим, я собрался купить его, но Гермина не хотела спешить.

Она удержала меня, и мне пришлось отправиться с ней сначала в

другую лавку, чтобы и там осмотреть и прослушать граммофоны

всех типов и размеров, и лишь после этого она согласилась

вернуться в первую и купить присмотренный там экземпляр.

-- Вот видишь, -- сказал я, -- мы могли сделать это проще.

-- Ты думаешь? А завтра, может быть, мы увидели бы в

другой витрине такую же точно машину, только на двадцать

франков дешевле. И кроме того, делать покупки -- это

удовольствие, а что доставляет удовольствие, тем надо

насладиться сполна. Тебе еще многому нужно учиться.

С помощью посыльного мы доставили наше приобретение ко мне

на квартиру.

Гермина внимательно осмотрела мою гостиную, похвалила

печку и диван, посидела на стульях, потрогала книги, надолго

задержалась перед фотографией моей возлюбленной. Граммофон мы

поставили на комод среди нагроможденных кучами книг. И тут

началось мое ученье. Она поставила фокстрот, показала мне

первые па, взяла мою руку и стала меня водить. Я послушно

топтался с ней, задевая стулья, подчинялся ее приказам, не

понимал ее, наступал ей на ноги и был столь же неуклюж, сколь и

усерден. После второго танца она бросилась на диван и

засмеялась, как ребенок.

-- Боже, до чего ты неповоротлив! Ходи просто, как будто

гуляешь! Напрягаться совсем не нужно. Тебе, кажется, даже жарко

стало? Ладно, передохнем пять минут! Пойми, танцевать, если

умеешь, так же просто, как думать, а научиться танцевать

гораздо легче. Теперь ты будешь терпимее относиться к тому, что

люди не приучаются думать, что они предпочитают называть

господина Галлера изменником родины и спокойно дожидаться

следующей войны.

Через час она ушла, заверив меня, что в следующий раз дело

пойдет уже лучше. Я держался на этот счет другого мнения и был

очень разочарован своей глупостью и неуклюжестью, за этот час

я, казалось, вообще ничему не научился, и мне не верилось, что

в следующий раз дело пойдет лучше. Нет, чтобы танцевать, нужны

способности, которые у меня совершенно отсутствовали:

веселость, невинность, легкомыслие, задор. Что ж, я ведь давно

так и думал.

Но, странная вещь, в следующий раз дело и впрямь пошло

лучше, и мне стало даже интересно, и в конце урока Гермина

заявила, что фокстрот я уже усвоил. Но когда она вывела из

этого заключение, что завтра я должен пойти танцевать с ней в

какой-нибудь ресторан, я перепугался и заартачился. Она холодно

напомнила мне о моем обете послушания и велела мне явиться

завтра на чай в отель "Баланс".

В тот вечер я сидел дома, хотел почитать, но не смог. Я

боялся завтрашнего дня; ужасно было подумать, что я, старый,

робкий, застенчивый нелюдим, не только появлюсь в одном из этих

пошлых современных заведений, где пьют чай и танцуют, но и

выступлю среди чужих людей в роли танцора, ничего еще не умея.

И признаюсь, я смеялся над самим собой и стыдился самого себя,

когда один, в тихом своем кабинете, завел граммофон и тихонько,

на цыпочках, прорепетировал свои фокстротные па.

На следующий день в отеле "Баланс" играл небольшой

оркестр, подавали чай и виски. Я попытался подкупить Гермину,

предложил ей пирожные, попытался угостить ее хорошим вином, но

она осталась непреклонна.

-- Ты пришел сюда не ради удовольствия. Это урок танцев.

Мне пришлось протанцевать с ней раза два-три, и в

промежутке она познакомила меня с саксофонистом, смуглым,

красивым молодым человеком испанского или южноамериканского

происхождения, который, как она сказала, умел играть на всех

инструментах и говорить на всех языках мира. Этот сеньор,

казалось, очень хорошо знал Гермину и находился с ней в самых

дружеских отношеньях, перед ним стояли два разной величины

саксофона, в которые он попеременно трубил, внимательно и

весело изучая своими черными блестящими глазами танцующих. К

собственному удивленью, я почувствовал что-то вроде ревности к

этому простодушному, красивому музыканту, не любовной ревности,

-- ведь о любви у нас с Герминой и речи не было, -- а ревности

более духовной, дружеской, ибо он казался мне не столь уж

достойным того интереса, того прямо-таки отличительного

внимания, даже почтительности, которые она к нему проявляла.

Забавные приходится мне заводить здесь знакомства, подумал я

недовольно.

Потом Гермину несколько раз приглашали танцевать, я

оставался один за столиком и слушал музыку, музыку, какой я до

сих пор не выносил. Боже, думал я, теперь, значит, мне надо

освоиться здесь и прижиться в этом всегда так старательно

избегаемом, так глубоко презираемом мною мире гуляк и искателей

удовольствий, в этом заурядном, стандартном мире мраморных

столиков, джазовой музыки, кокоток, коммивояжеров! Я уныло

прихлебывал чай, рассматривая полупочтенную публику. Мой взгляд

останавливался на двух красивых девушках, обе хорошо танцевали,

с восхищеньем и завистью глядел я, как гибко, красиво, весело и

уверенно они двигались.

Тут появилась Гермина, она была недовольна мной. Я здесь

не для того, негодовала она, чтобы строить такую физиономию и

сиднем сидеть за чаем, я обязан сейчас же взбодриться и пойти

танцевать. Что, я ни с кем не знаком? Это совсем не нужно.

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   20

перейти в каталог файлов


связь с админом