Главная страница

Палладио А. - Четыре книги об архитектуре - 1938. Ксистах и храмах. Издательство всесоюзной академии архитектуры москва мс мв переводе академика архитектуры и. В. Жоатовского


Скачать 102,96 Mb.
НазваниеКсистах и храмах. Издательство всесоюзной академии архитектуры москва мс мв переводе академика архитектуры и. В. Жоатовского
АнкорПалладио А. - Четыре книги об архитектуре - 1938.pdf
Дата23.04.2017
Размер102,96 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаPalladio_A_-_Chetyre_knigi_ob_arkhitekture_-_1938.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#38503
страница1 из 16
Каталогoduvachik

С этим файлом связано 13 файл(ов). Среди них: Palladio_A_-_Chetyre_knigi_ob_arkhitekture_-_1938.pdf, raspisanie_na_8_klasss.doc, document.gif, Helen_Jane_Long_-_Expression.pdf, Iogann_Gyote_Faust.fb2, Olofsson_E__Sjolen_K__-_Design_Sketching.pdf, 130_Pose_Bible.pdf, IMG_2919.png, Vseobschaya_istoria_iskusstv_tom_3_1962.pdf, Pilyavskiy_V_I_-_Istoria_russkoy_arkhitektury.djvu и ещё 3 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16
ЧЕТЫРЕ КНИГИ ОБА Р ХИТЕ К ТУРЕ
АНДРЕА ПАЛЛАДИО В КОИХ,ПОСЛЕ КРАТКОГО ТРАКТАТА О ПЯТИ ОРДЕРАХ И НАСТАВЛЕНИЙ НАИБОЛЕЕ НЕОБХОДИМЫХ ДЛЯ СТРОИТЕЛЬСТВА, ТРАКТУЕТСЯ О МАСТНЫХ ДОМАХ, ДОРОГАХ, МОСТАХ, ПЛОЩАДЯХ,

КСИСТАХ И ХРАМАХ. ИЗДАТЕЛЬСТВО ВСЕСОЮЗНОЙ АКАДЕМИИ АРХИТЕКТУРЫ МОСКВА МС МВ ПЕРЕВОДЕ АКАДЕМИКА АРХИТЕКТУРЫ
И.В.ЖОАТОВСКОГО
* * #
ПЕРВАЯ КНИГА ОБА Р ХИТЕ К ТУРЕ АНДРЕ А ПАЛ ЛАД ИО Х . Ч ч Ч Ч Ч Ч Ч Ч Ч Ч Ч Ч Ч Ч Ч Ч Ч Ч Ч Ч Ч Ч Ч Ч Ч Ч Ч Ч Ч Ч Ч Ч Ч Ч Ч ч Ч Ч Ч Ч Ч Ч У УЧУ у УЧ Ч У У У у Ч Ч Ч Ч Ч ^
ВЕЛИКОЛЕПНЕЙШЕМУ МОЕМУ ГОСПОДИНУ ДОСТОПОЧТЕННЕЙШЕМУ СИНЬОРУ ГРАФУ ДЖАКОМО АНГАРА Н НО. БИЛ Ь НЕЙ Ш И Е свидетельства Вашей (великолепнейший синьор мой) бесконечной любезности, те многие исключительнейшие благодеяния, которые Вы с неизменной щедростью постоянно оказывали мне в течение стольких и стольких уже лет, умножились и возросли в такой мере, что если бы я не старался Вас отблагодарить за них, хотя бы показав, сколь постоянно я о них памятую, я, ив этом я глубоко убежден, подвергся бы опасности быть заклейменными ославленным как невежа и неблагодарный. Атак как я с юных лет получал великое наслаждение от всего, что касалось архитектуры, ив течение долгих годов упорной работы не только перелистывал все книги тех, кто, одаренные счастливым талантом, обогатили отменнейшими правилами эту благороднейшую науку, но и много раз ездил в Рим и другие места Италии и вне ее, где собственными глазами созерцали собственными руками обмерял фрагменты многих античных зданий, которые, сохранившись до наших дней в качестве удивительных свидетельств варварского изуверства, в тоже время в своих величавых развалинах служат красноречивыми и славными памятниками римской доблести и величия, то я, получив великий опыт и вдохновение вот менном изучении именно этого проявления античной доблести и с великим упованием вложив в нее все свои помышления, поставил себе задачей написать необходимые наставления, которые должны соблюдаться всеми одаренными людьми, желающими хорошо и красиво строить, и, кроме того, решил показать в рисунках многие из построек, которые были проектированы мною в различных местах, а также все те античные сооружения, которые я видел до сего времени. Посему (отнюдь не для того, чтобы отплатить хотя бы заодно из бесчисленных одолжений, оказанных мне Вашей любезностью, за которую Вы превыше всех любимы, знамениты и почитаетесь достойным высочайшей степени уважения, но для того лишь, чтобы почтительнейшее свидетельство о трудах моих послужило доказательством моих чувств, исполненных благодарности и памяти о величии Вашей доблести) я ныне приношу Вам в дар эти две мои первые книги, в которых я трактую о частных домах, и, признаюсь, небо было ко мне настолько благосклонно в этом моем начинании что, несмотря на большие работы, почти во всякое время обременяющие мое тело и душу, и несмотря на перенесенные мною тяжкие недуги, мне удалось в конце концов довести эти книги до того совершенства, которого только мне было дано достигнуть. Испытав долгим опытом все то, что в них описано, я имею смелость сказать мною, думается, пролито столько света на архитектуру в этой ее части, что те, которые придут после меня, пользуясь моим примером и упражняя остроту своего светлого ума, смогут с большей легкостью доводить великолепие своих построек до настоящей красоты и изящества древних. Посему прошу, светлейший Господин мой, чтобы Вы, совершив поступок, достойный Вашей добродетели, соблаговолили, наградив меня за любовь, которую як Вам питаю, принять в дар эту первую часть моего сочинения и с ясным челом благоприятствовать труду, который некогда был начат с благородными помышлениями и под счастливейшими Вашими ауспициями и который, как первенец моей мысли, посвящаю Вам. А также прошу Вас разрешить, чтобы он, ныне законченный благодаря Вашей щедрости, мог также выйти в свет с радостным предзнаменованием, будучи со всех сторон озарен чистейшим
* 2*

1 2 ПОСВЯЩЕНИЕ сиянием имени Вашего, ибо я уверен, что одно свидетельство от Вас, человека столь известного и знаменитого величием духа, блеском и славой благороднейших доблестей, придаст столько величия и авторитетности этим моим книгам, которые по праву уже могут почитаться Вашими, что одно это питает во мне надежды на долгую жизнь, на достойные похвалы, на славу и уважение в памяти тех, кто придут после нас. Ив этой надежде, моля Бога о сохранении Вам счастливой и радостной жизни, я кончаю. В Венеции первого ноября М D L X X. Вашего Сиятельства преданнейший слуга Андре а Пал лад и о .
ПЕРВАЯ КНИГА ОБА Р ХИТЕ К ТУРЕ АНДРЕ А ПАЛ ЛАД ИО. ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО К ЧИТАТЕЛЯМ ОБ УЖ ДАЕМ Ы Й прирожденной склонностью, я отдался с юных лет изучению архитектуры атак как я всегда был того мнения, что в строительном искусстве, равно как ив других делах, древние римляне далеко превзошли всех, кто был после них, я избрал себе учителем и руководителем Витрувия, единственного писателя древности поэтому искусству, принялся исследовать остатки античных построек, дошедших до нас вопреки времени и опустошениям варваров, и, найдя их гораздо более достойными внимания, чем я думал до того, я стал их обмерять во всех подробностях, с чрезвычайной точностью и величайшей старательностью. Не найдя в них ничего, что не было бы исполнено разумно и пропорционально, я сделался столь усердным их исследователем, что не один, а много и много раз предпринимал различные поездки, побывав не только в различных частях Италии, но также и за ее пределами, с целью составить себе понятие о первоначальном виде этих построек и воспроизвести его в рисунках. Обратившись затем к обычному в наше время способу строить, я заметил, что он не только не соответствует тому, что я наблюдал в упомянутых сооружениях и прочел у Витрувия, Леон-Баттисты Альберти и других превосходных писателей, живших после Витрувия, но далек даже и оттого, что и я применял с успехом к полному удовлетворению тех, для кого я работал поэтому я счел делом, достойным человека, предназначенного жить не только для себя, но и для пользы других, выпустить в свет рисунки этих построек, собранные ценою долгих и тяжких трудов, с кратким упоминанием того, чтб мне в них показалось наиболее достойным внимания, и с приложением тех правил, которые я соблюдали продолжаю соблюдать в своих постройках, дабы каждый, прочитавший эти книги, мог воспользоваться тем, что найдет в них хорошего, и, со своей стороны, исправить те места (а их, возможно, найдется немало, где у меня окажутся недостатки. Пусть таким способом мало помалу научатся обходиться без неуместных вольностей, варварских вычур и чрезмерных затрат и (что важнее всего) избегать всевозможных крушений, постоянно случающихся на постройках. Я стем большей охотой взялся за эту задачу, что встречаю за последнее время великое множество лиц, изучающих наше ремесло многих из них достойным образом почтил мес­
сер Джорджо Вазари из Ареццо, редкостный живописец и архитектор, увековечив их в своих книгах. Это дает мне надежду, что уменье строить на общее благо достигнет вскоре того предела, какой в высшей степени желателен во всех искусствах и к которому в нашей части Италии, как видно, весьма уже приблизились, ибо не только в Венеции, вертограде всех изящных искусств и единственной хранительнице величия и великолепия древнего Рима, начинают появляться хорошие постройки, — особенно с тех пор, как мессер
Джакомо Сансовино, знаменитый скульптор и архитектор, впервые познакомил с прекрасной манерой, создавши (не считая других многочисленных и прекрасных произведений) новуюПрокураторию, являющуюся, быть может, по своему богатству и убранству первым зданием из всех, какие видел мир со времени древних до наших дней,—но также и во многих других местах, не столь знаменитых, и преимущественно в Виченце — городе не очень большом по протяжению, но полном благороднейших умов, изобилующем богатствами ив свое время доставившем мне случай применить наделе то, что теперь я выпускаю в свет на общую пользу—есть большое количество прекраснейших зданий и было много лиц благородного звания, которые преуспели в этом искусстве и которые по своему рождению и глубине знаний достойны упоминания наряду с самыми прославленными из мужей, каковы синьор Джован Джорджо Триссино, светоч нашего века, братья Марканто- нио и Адриано графы Тьене, кавалер Антенор Паджелло, а кроме них, уже отошедших к

14 КНИГА лучшей жизни и оставивших по себе вечную память в зданиях, замечательных по красоте и убранству, ныне здравствуют синьор Фабио Монца, сведущий в самых разнообразных вещах, синьор ЭлиодеиЪелли, сын покойного синьора Валерио, прославившегося в искусстве камей и резьбой по стеклу, синьор Антонио Франческо Оливьера, не только весьма сведущий во многих науках, но, кроме того, превосходный архитектор и поэт, о чем свидетельствуют его Алеманская Поэма, написанная в героических стихах, и одна из его построек в Боско ди Нанто в Вичентинской провинции, и, наконец (не упоминая о многих других, кого по праву можно было бы сюда включить, синьор Валерио Барбарано, весьма усердный исследователь всего, что касается нашего ремесла. Теперь возвращаюсь к нашему предмету. Выпуская в свет плоды моих трудов, затраченных мною со времени моей юности до сегодняшнего дня на старательнейшее изучение и обмеры тех сооружений древности, которые мне были известны, и прилагая поэтому поводу краткое рассуждение об архитектуре с соблюдением наибольшего порядка и ясности, какие мне только доступны, я счел удобным начать с частных домов. Отчасти я это сделал потому, что частные дома, повидимому, послужили образцом для общественных, ибо весьма вероятно, что люди первоначально жили вразброд, а затем, увидев, что для достижения счастья (если только оно возможно на земле) они нуждаются в помощи ближних, они естественно воспылали стремлением и любовью к общению с другими людьми отсюда дома стали соединяться вселения, селения в города и, наконец, в последних появились общественные места издания также и потому начинаю я с частных домов, что из всех родов архитектуры ни один в такой степени не отвечает нуждам людей и столь часто не применяется в жизни. Итак, сначала я поведу речь о частных домах, а затем перейду к общественным зданиями вкратце сообщу о дорогах, мостах, площадях, тюрьмах, базиликах или судилищах, о ксистах и палестрах, или местах, где древние предавались телесным упражнениям, о храмах, театрах и амфитеатрах, об арках, термах, акведуках и, наконец, о способах укреплять города и о гаванях. Во всех этих книгах я буду избегать долгих рассуждений и буду делать лишь те указания, которые мне покажутся наиболее необходимыми и пользоваться лишь теми названиями, которые в настоящее время вошли в обиходу всех мастеров. Атак как единственное, за что я могу ручаться, это долгие труды, великое рвение и любовь, которые я вложил в разумение и осуществление своей задачи, то, если Богу будет угодно сделать эти труды не напрасными, я возблагодарю Егоза доброту от всего сердца, оставаясь при этом многим обязанным всем тем, кто своими прекрасными изобретениями и опытом завещали нам наставления в этом искусстве, ибо они открыли более легкий и удобный путь к изучению новых предметов и благодаря им мы имеем понятие о многих вещах, которые, пожалуй, иначе от нас были бы скрыты. Первая часть будет разделена на две книги. Впервой из них будет речь о заготовлении материала и о том, как, будучи заготовлен, он применяется, начиная от фундамента и кончая крышей в ней будут заключаться те правила, которым нет изъятия и которых необходимо держаться во всех постройках, как общественных, таки частных. Во второй я буду говорить о характере построек в зависимости от различного положения тех лиц, для которых они предназначены, и сначала скажу о городских постройках, а затем перейду к местам, пригодными удобным для вилл, и к распланировке этих мест. Атак как поэтому предмету мы располагаем лишь очень немногими древними образцами, которыми мы могли бы воспользоваться, я приложу планы и фасады многих построек, сделанных мною для различных особ благородного звания, а также рисунки, изображающие жилища древних и те части, которые в них наиболее примечательны, согласно сведениям Витрувия о том, как строили древние. ЧТО НЕОБХОДИМО СОБЛЮДАТЬ И ЧТО НУЖНО заготовить прежде, чем приступить к постройке. Гл. I. РЕЖ ДЕ, чем начать строить, необходимо тщательно обдумать каждую часть плана и фасада того здания, которое предстоит строить. В каждой постройке должны быть соблюдены (по словам Витрувия) три вещи, без которых ни одно здание не может заслужить одобрения это польза, или удобство, долговечность и красота ибо невозможно было бы назвать совершенным здание хотя бы и полезное, но недолговечное, равно как и такое, которое служит долго, но неудобно, или же то, что имеет одно и другое, но лишено всякой прелести. Удобство получится тогда, когда каждой части будет дано подходящее место и
ПЕРВАЯ достаточное пространство, не меньшее, чем нужно для сохранения достоинства, и не большее, чем требует необходимость, и тогда все будет на своем месте, то есть лоджии, залы, комнаты, погреба и амбары разместятся соответственно своему назначению. Чтобы достигнуть долговечности, необходимо стены делать по отвесу, в нижней части толще, чем вверху, с хорошими прочным фундаментом, и, кроме того, верхние колонны надо ставить на одной линии с нижними, равно как и все отверстия, например двери и окна, — одно над другим таким образом над заполненными местами будут заполненные и над пустыми — пустые. Красота явится результатом красивой формы и соответствия целого частям, частей между собой и также частей целому ибо здание должно походить на цельное и вполне законченное тело, в котором каждый член соответствует другому и все члены равно необходимы для целого. Обдумавши все это по чертежу и по модели, надо точно подсчитать расходы, которые на это потребуются, и заблаговременно запастись деньгами и всем необходимым материалом для того, чтобы вовремя постройки ничто не препятствовало ее выполнению и немало чести зодчему, равно как и небезразлично для постройки, если все необходимое доставляется с надлежащей быстротой, и все стены, возводимые на равном уровне, равномерно оседают, отчего они впоследствии не дают трещин, какие бывают в тех постройках, которые исполнялись разновременно и неравномерно. Посему, избрав наиболее сведущих мастеров, каких только можно отыскать, чтобы по их наставлениям постройка велась наилучшим образом, надо запастись лесом, камнем, песком, известью и металлами. В отношении этих материалов следует соблюдать некоторые правила так, например для настилки потолков, для лестниц и комнат надо заготовить ровно такое количество балок, чтобы, после того как они все будут размещены, расстояние между ними оставалось в полторы балки подобно этому и камни для обрамления дверей и окон надо выбирать с таким расчетом, чтобы они по своей толщине былине больше одной пятой и не меньше одной шестой части просвета. И если здание предполагается украсить колоннами или пилястрами, то базы, капители и архитравы можно делать из камня, а все остальное—из обожженного кирпича. Относительно же стен не должно забывать, чтобы они утонялись по мере удаления от земли. Таковые расчеты будут способствовать правильности сметы и значительно уменьшат расходы. Атак как о всех этих частях подробно будет рассказано в своем месте, то пока что достаточно будет этих общих положений, в которых уже намечается, как в наброске, будущее здание. Но ввиду того, что, кроме количества, надо думать еще о качестве и добротности материала, то для выбора наилучшего весьма полезно воспользоваться опытом построек других мастеров, ибо, наученные ими, мы легко определим то, что отвечает и помогает нашим нуждам. И хотя Витрувий, Леон-Баттиста Альберти и другие превосходные писатели в свое время уже дали наставления, которые необходимо соблюдать при выборе материала, ятем не менее, ограничиваясь лишь самым необходимым, повторю некоторые из них, для того чтобы никто не мог упрекнуть мои книги в недостаточной полноте. ОДЕР Е В Е . Гл. 11.
ЕС, как говорит Витрувий (в главе IX второй книги, должно рубить осенью ив течение всей зимы, так как в эту пору деревья возвращают себе из корней всю силу и крепость, которые тратят весной и летом на листья и плоды рубить его надо, когда нет луны, ибо в это время он бывает беден тем соком, который разрушительно действует на древесину тогда и впредь он не будет страдать от червя и древоточца. Дерево надо надрезывать только до половины сердцевины ив таком виде оставлять его сохнуть тогда начинает просачиваться наружу сок, производящий гниение. Срубленный лес должен быть сложен в такое место, куда не проникает ни солнечный жар, ни резкий ветер, ни дождь и особенно должно беречь тот лес, который вырос сам, не будучи посаженным для того же, чтобы бревна не растрескивались и сохли равномерно, их надо смазывать коровьим пометом. Переносить же лес следует не по росе, но после полудня также не следует обрабатывать его мокрым от росы или чересчур сухим, потому что в первом случае он легко подгнивает, а во втором губит всю работу ион не раньше трех лет будет достаточно сухим для постройки полов, дверей и окон. Каждому хозяину, желающему строить, необходимо заранее осведомиться у опытных людей, понимающих толк в свойствах древесных пород, о том, какое дерево для чего годится и для чего нет. Витрувий в указанном месте дает поэтому поводу хорошие наставления, равно как и другие ученые, много об этом писавшие. ШК НИ ГА ОКА МНЕ. Гл. I I I .
AM НИ либо находятся в природе, либо искусственно приготовляются руками человека первые добываются в каменоломнях и идут либо на выработку извести, либо на постройку стен о тех, которые берутся для извести, будет сказано ниже. Те же, из которых строятся стены, либо относятся к мрамору и к твердому камню,так называемому живому, либо к породам мягкими хрупким. Мрамор и твердые камни должны обрабатываться тотчас же после ломки, когда их легче обрабатывать, чем после того, как они некоторое- время пролежат на воздухе, ибо всякий резаный камень чем дольше находится на воздухе, тем больше твердеет кроме того, он сможет быть тотчас же пущен вдело. Что же касается мягких и хрупких пород, то их надо ломать летом и держать на открытом воздухе не менее двух лет, особенно в тех случаях, когда их природа и степень рыхлости неизвестны, как это бывает в местах, где они попадаются впервые лето удобнее потому, что, привыкая постепенно к ветру, дождю и морозу, они мало помалу твердеют и перестают бояться непогоды. После того как они пролежат долгое время, надо выбрать наиболее поврежденные камни и употребить их на фундамент, остальные же, непопорченные, как уже испытанные, следует применить для надземных частей постройки, так как они сохранятся в течение долгого времени. Искусственный камень называется кирпичом и имеет форму прямоугольника его делают из беловатой глины, которая легко месится; щебнистой же и песчаной земли следует всячески избегать. Глину надо добывать осенью ив течение зимы размачивать тогда весной из нее легко выделывать кирпичи. Но если необходимость заставляет приготовить их зимой или летом, тов первом случае их посыпают сухим песком, а во втором — покрывают соломой. Готовые кирпичи должны долго сохнуть, и лучше сушить их в тени, чтобы они сохли равномерно, не только на поверхности, но и во всей толще, на что требуется не менее двух лет. Их делают различной величины, больше или меньше, в зависимости от их употребления и от размера и назначения постройки в древности для больших и общественных зданий кирпичи приготовлялись гораздо крупнее, чем для небольших и частных домов. Крупный кирпич надо продырявливать во многих местах, чтобы лучше было сушить его и обжигать. ОП Е С К Е . Гл. НИ. Е СОК бывает трех родов горный, речной и морской. Горный песок лучше всех он бывает либо черного цвета, либо белого, либо красного, либо подобен угольной пыли, если происходит от земли, сожженной огнем, который заключается внутри гор добывается он вТоскане.ВТерради Лаворо, в окрестностях Байи и Кум, добывают песок, который Витрувий назвал поццоланой, чрезвычайно быстротвердеющий от соприкосновения с водой и придающий постройкам большую крепость. Долгим опытом доказано, что белый пе­
сок—наихудший из всех горных песков и что наилучший из речных тот, который встречается в горных потоках, у подножия обрывов, на месте падения воды, так как там он наиболее чист. Морской песок хуже всех прочих он должен быть черноватыми блестеть, как стекло, и чем он ближе к берегу и крупнее, тем он лучше. Горный песок, будучи более жирным, лучше держит, но зато легче трескается поэтому его употребляют для стен и сплошных сводов. Речной песок очень хорош для штукатурки, то есть для наружной отделки. Морской, благодаря тому, что быстро сохнет и сыреет, а также растворяется вместе с солью, менее способен выдерживать тяжесть. Если песок хорош, ток какому бы роду он ни принадлежал, он будет скрипеть при растирании в горстях и не оставит ни малейшего следа на белой ткани. Плох тот песок, который, будучи смешан с водой, делает ее мутной и грязной, а также тот, который долго побудет на открытом воздухе под действием солнца, луны и инея, так как он наберется земли и гнилой сырости, питающих кустарники и дикую смоковницу, в высшей степени вредных для построек.
ПЕРВАЯ ОБ ИЗВЕСТИИ ПРИГОТОВЛЕНИИ ИЗВЕСТКОВОГО теста. Гл. V. шт А МНИ для производства извести добываются частью в горах, частью изрек. Всякая горная порода годится для этой цели, если она достаточно суха, очищена от всякой влаги, хрупка и не содержит такого вещества, которое, сгорев, уменьшало бы объем камня. Лучшая известка добывается из твердого, плотного, белого камня, теряющего при обжиге две трети своего веса. Есть также сорта пористого камня, которые дают очень хорошую известь для штукатурки стен. В Падуанских горах добывается из скал сорт чешуйчатого камня, дающий превосходную известку для тех работ, которые приходится производить под открытым небом или вводе эта известка быстро отвердевает и долго сохраняется. Всякий камень, добытый из земли, пригоднее для этой цели, нежели обломки, лежащие на поверхности в особенности камень из сырой и темной каменоломни предпочтительнее, чем из сухой белый же лучше темного. Камни, находимые в руслах реки горных потоков, то есть галька и голыши, дают очень хорошую известь, из которой получаются весьма белые и гладкие изделия поэтому ее употребляют большей частью на штукатурку стен. Всякий камень из каменоломен или из реки обжигается быстрее или медленнее, смотря по силе огня но обыкновенно на обжиг достаточно шестидесяти часов. Обожженную известь надо заливать водой, ноне сразу, а в несколько приемов, однако непрерывно, чтобы она не перегорела прежде, чем окончательно не будет погашена. После этого ее надо перенести в сырое и прохладное место и ничего к ней не примешивать, а только слегка посыпать тонким песком чем дольше она будет гаситься, тем она будет лучше и крепче, за исключением того сорта, который получается из чешуйчатого камня, вроде падуанского эту известку надо пускать вдело мгновенно после ггшения, ибо иначе она разрушается и,сгорает, после чего неспособна больше затвердеть и становится никуда негодной. Для штукатурки известку необходимо смешивать с песком если песок горный, то его надо брать в количестве трех частей на одну часть известки если речной или морской, тов количестве только двух. ОМЕ ТАЛ Л АХ. Гл. VI.
3 МЕТАЛЛОВ употребляются в постройках железо, свинец и медь. Из железа делаются гвозди, петли, дверные засовы, самые двери, решетки и тому подобные работы. Оно нигде не встречается и не добывается в чистом виде, но всегда в виде руды, которая очищается огнем ее расплавляют до жидкого состояния и, прежде чем она остынет, снимают с нее шлаки. После того, как железо очистится и остынет, оно легко накаливается, отчего делается мягкими поддается молоту и ковке. Но после этого оно уже не плавится для новой плавки его необходимо снова поместить в особо сделанную для этого печь, а если его в горячем и раскаленном виде не обрабатывать и не обжимать ударами молота, оно портится и сгорает. Хорошее железо отличается тем, что в слитке оно дает прямые и непрерывные жилы и обломы слитка чисты и лишены накипи, ибо эти жилы показывают, что в железе нет узлов и слойки, а по обломам можно узнать, каково оно внутри если оно в четырехугольных или иной формы пластинках будет иметь прямые грани, то это значит, что оно оказало равномерное сопротивление ударам молота, то есть что оно однородно по качеству. Свинец идет на покрытие богатых дворцов, храмов, башен и других общественных зданий из него делают трубы и желоба, называемые водосточными им же укрепляют петли и железные части в косяках дверей и окон. Он бывает трех сортов белый, черный и средний между теми другим, называемый иногда пепельным. Черный называется так не потому, что он действительно черен, а только потому, что хотя они белый, но имеет некоторую примесь черноты, почему древние и были правы, называя его так по сравнению с белым. Белый свинец совершеннее и ценится больше, чем черный пепельный занимает между ними среднее место. Свинец добывается либо в больших кусках, которые добывают в чистом виде, либо в малых крупицах, обладающих черноватым блеском иногда он встречается в тончайших листах, приставших к скалам, мраморам и камням. Свинец всякого рода легко плавится, не успев накалиться а на очень сильном огне он теряет свои свой-
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

перейти в каталог файлов
связь с админом