Главная страница

Набоков. Лекции по зарубежной литературе. Лекции по зарубежной флобер, джойс, Под общей редакцией Владимира Харитонов а


Скачать 3,08 Mb.
НазваниеЛекции по зарубежной флобер, джойс, Под общей редакцией Владимира Харитонов а
АнкорНабоков. Лекции по зарубежной литературе.pdf
Дата03.03.2018
Размер3,08 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаNabokov_Lektsii_po_zarubezhnoy_literature.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипЛекции
#12931
страница14 из 45
Каталогviolettaveremema

С этим файлом связано 38 файл(ов). Среди них: Evangelie_stradaniy_pdf.pdf, progr.bio-bak.doc, Zhivi_pustj_umirayut_drugie.pdf и ещё 28 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   45
146 ВЛАДИМИР НАБОКОВ
ку я сам изобрел этот термин много лет назад. Он обозначает авторского приспешника низшего разряда героя или героев, которые на всем протяжении книги или в каких-то ее частях находятся, что ли, при исполнении служебных обязанностей чья единственная цель,
чей смысл существования в том, что они посещают места, которые автор хочет показать читателю, и встречаются с теми, с кем автор хочет познакомить читателя;
в таких главах перри вряд ли обладает собственной личностью. У него нет воли, нет души, нет сердца ничего, он только странствующий перри, хотя, разумеется, в другой части книги он может восстановить себя как личность. Перри посещает какое-нибудь семейство только потому, что автору нужно описать домочадцев.
Перри весьма полезен. Без перри иногда трудно направлять и приводить в движение повествование, но лучше сразу отложить перо, чем позволить перри тянуть нить рассказа, как волочит за собой пыльную паутину охромевшее насекомое.
В Холодном доме Эстер играет все три роли она частично является рассказчиком, как нянька подменяя автора — об этом я еще скажу. Также она, во всяком случаев некоторых главах, фильтрующий посредник,
который видит события на свой манер, хотя голос автора часто подавляет ее, даже когда рассказ идет от первого лица и, в-третьих, автор использует ее, увы, в качестве перри, перемещая с места на место, когда требуется описать того или иного героя или событие.
В Холодном доме отмечаются восемь структурных особенностей. ПОВЕСТЬ ЭСТЕР
В третьей главе Эстер, которую воспитывает крестная
(сестра леди Дедлок), впервые предстает как рассказчики здесь Диккенс совершает промах, за который ему впоследствии придется расплачиваться. Он начинает историю Эстер якобы детским языком (моя милая куколка — незамысловатый приемно автор очень скоро увидит, что это негодное средство для трудного рассказа, и мы очень скоро увидим, как его собственный мощный и красочный стиль пробивается сквозь псевдо-

ЧАРЛЗ ДИККЕНС детскую речь, как здесь, например Милая старая кукла!
Я была очень застенчивой девочкой, — нечасто решалась открыть рот, чтобы вымолвить слово, а сердца своего не открывала никому, кроме нее. Плакать хочется, когда вспомнишь, как радостно было, вернувшись домой из школы, взбежать наверх, в свою комнату,
крикнуть: "Милая, верная куколка, я знала, ты ждешь меня, сесть на пол и, прислонившись к подлокотнику огромного кресла, рассказывать ей обо всем, что я видела с тех пор, как мы расстались. Я с детства была довольно наблюдательная, — ноне сразу все понимала,
нет! — простоя молча наблюдала затем, что происходило вокруг, и мне хотелось понять это как можно лучше. Яне могу соображать быстро. Но когда я очень нежно люблю кого-нибудь, я как будто яснее вижу все.
Впрочем, возможно, что мне это только кажется потому,
что я тщеславна. Заметьте, на этих первых страницах рассказа Эстер нет ни риторических фигур, ни живых сравнений. Но детский язык начинает сдавать позиции,
и в сцене, где Эстер и крестная сидят у камина, диккенсовские аллитерации вносят разнобой в школьническую манеру повествования Эстер.
Когда же ее крестная, мисс Барбери (на самом деле ее тетка, умирает и юрист Кендж берется задело, стиль рассказа Эстер поглощается стилем Диккенса.
слыхала о тяжбе "Джарндисы против Джарндисов"? проговорил мистер Кендж, глядя на меня поверх очков и осторожно поворачивая их футляр какими-то ласкающими движениями. Понятно, что происходит:
Диккенс принимается живописать восхитительного Кенд- жа, вкрадчивого, энергичного Кенджа, Велеречивого
Кенджа (таково его прозвище) и совершенно забывает,
что все это якобы пишет наивная девочка. И уже на ближайших страницах мы встречаем диккенсовские фигуры речи, прокравшиеся в ее рассказ, обильные сравнения и тому подобное. Она (миссис Рейчел. — В.Н.)
коснулась моего лба холодным прощальным поцелуем,
упавшим на меня словно капля талого снега с каменного крыльца, — в тот день был сильный мороза я В. Н. приводит пример «the clock ticked, the fire clicked». В русском переводе (часы тикали, дрова потрескивали) аллитерация не передана — Примеч. ред. рус. текста

148 ВЛАДИМИР НАБОКОВ
почувствовала такую боль или я. стала смотреть на опушенные инеем деревья, напоминавшие мне красивые кристаллы на поля, совсем ровные и белые под пеленой снега, который выпал накануне на солнце,
такое красное, но излучавшее так мало тепла на лед,
отливающий темным металлическим блеском там, где конькобежцы и люди, скользившие по катку без коньков, смели с него снег. Или описание Эстер неопрятного одеяния миссис Джеллиби: мы не могли не заметить, что платье ее незастегнуто на спине и видна корсетная шнуровка — ни дать ни взять решетчатая стена садовой беседки. Тони ирония в случае с головой
Пипа Джеллиби, застрявшей между прутьями, явно принадлежат Диккенсу: Я. подошла к бедному мальчугану, который оказался одним из самых жалких замарашек, каких я когда-либо видела застряв между двумя железными прутьями, он, весь красный, вопил не своим голосом, испуганно и сердито, в то время как продавец молока и приходский надзиратель, движимые самыми лучшими побуждениями, старались вытащить его наверх за ноги, очевидно полагая, что это поможет его черепу сжаться. Присмотревшись к мальчику (но сначала успокоив его, я заметила, что голова у него, как у всех малышей, большая, а значит туловище, вероятно,
пролезет там, где пролезла она, и сказала, что лучший способ вызволить ребенка — это пропихнуть его головой вперед. Продавец молока и приходский надзиратель принялись выполнять мое предложение с таким усердием, что бедняжка немедленно грохнулся бы вниз, если бы я не удержала егоза передника Ричард и мистер
Гаппи не прибежали на дворик через кухню, чтобы подхватить мальчугана, когда его протолкнут».
Завораживающее красноречие Диккенса особенно дает себя почувствовать в таких пассажах, как рассказ
Эстер о встрече следи Дедлок, ее матерью Я объяснила ей, насколько сумела тогда и насколько могу припомнить теперь, ибо волнение мое и отчаяние были так велики, что я сама едва понимала свои слова, хотя в моей памяти неизгладимо запечатлелось каждое слово,
произнесенное моей матерью, чей голос звучал для меня так незнакомо и грустно, — ведь в детстве я не училась любить и узнавать этот голоса он никогда меня не

ЧАРЛЗ ДИККЕНС убаюкивал, никогда не благословлял, никогда не вселял в меня надежду, — повторяю, я объяснила ей, или попыталась объяснить, что мистер Джарндис, который всегда был для меня лучшим из отцов, мог бы ей что-нибудь посоветовать и поддержать ее. Но моя мать ответила нет, это невозможно никто не может ей помочь. Переднею лежит пустыня, и по этой пустыне она должна идти одна».
К середине книги Диккенс, повествуя от имени
Эстер, пишет раскованнее, гибче, в более традиционной манере, чем от собственного имени. Это, а также отсутствие выстроенных описаний вначале глав — их единственное стилевое различие. У Эстер и у автора постепенно вырабатываются различные точки зрения,
отраженные в их манере письма с одной стороны, вот
Диккенс сего музыкальными, юмористическими, метафорическими, ораторскими, рокочущими стилевыми эффектами а вот Эстер, начинающая главы плавно и выдержанно. Нов описании Вестминстер-Холла по окончании тяжбы Джарндисов (я цитировал его, когда выясняется, что все состояние ушло на судебные издержки, Диккенс почти полностью сливается с Эстер.
В стилистическом отношении вся книга — это постепенное, незаметное продвижение к их полному слиянию. И когда они рисуют словесный портрет или передают разговор, никакой разницы между ними не ощущается.
Спустя семь лет после случившегося, как становится известно из главы шестьдесят четвертой, Эстер пишет свою повесть, в которой тридцать три главы, то есть половина всего романа, состоящего из шестидесяти семи глав. Удивительная память Должен сказать, что,
несмотря на великолепное построение романа, основной просчет был в том, что Эстер дали рассказать часть истории. Я бы ее и близко не подпустил!
П. ВНЕШНОСТЬ ЭСТЕР
Эстер так напоминает свою мать, что мистер Гаппи поражается необъяснимому сходству, когда вовремя загородной поездки посещает Чесни-Уолд и видит портрет леди Дедлок. Мистер Джордж тоже обращает вни-

150 ВЛАДИМИР НАБОКОВ
мание на внешность Эстер, не сознавая, что видит сходство со своим умершим другом капитаном Хоудо- ном, ее отцом. И Джо, которому велят не задерживаться, ион устало бредет сквозь непогоду, чтобы найти приют в Холодном доме, — перепуганный Джо с трудом убеждается, что Эстер не та леди, которой он показывал дом Немо и его могилу. Впоследствии Эстер пишет в главе тридцать первой, что у нее было дурное предчувствие в тот день, когда заболел Джо, предзнаменование,
которое полностью сбылось, поскольку Чарли заражается оспой от Джо, а когда Эстер выхаживает ее (внешность девочки не пострадала, то заболевает сама и когда наконец выздоравливает, лицо ее изрыто безобразными оспинами, совершенно изменившими ее внешность.
Поправившись, Эстер замечает, что из ее комнаты убрали все зеркала, и понимает почему. И когда она приезжает в имение мистера Бойторна в Линкольншире,
рядом с Чесни-Уолдом, она наконец решается взглянуть на себя. Ведь я еще ни разу не видела себя в зеркале и даже не просила, чтобы мне возвратили мое зеркало.
Я знала, что это малодушие, которое нужно побороть,
но всегда говорила себе, что "начну новую жизнь, когда приеду туда, где находилась теперь. Вот почему мне хотелось остаться одной и вот почему, оставшись теперь одна в своей комнате, я сказала "Эстер, если ты хочешь быть счастливой, если хочешь получить право молиться о том, чтобы сохранить душевную чистоту, тебе,
дорогая, нужно сдержать слово. И я твердо решила сдержать его но сначала ненадолго присела, чтобы вспомнить обо всех дарованных мне благах. Затем помолилась и еще немного подумала.
Волосы мои небыли острижены а ведь им не раз угрожала эта опасность. Они были длинные и густые.
Я распустила их, зачесала с затылка на лоб, закрыв ими лицо, и подошла к зеркалу, стоявшему на туалетном столе. Оно было затянуто тонкой кисеей. Я откинула ее и с минуту смотрела на себя сквозь завесу из собственных волос, так что видела только их. Потом откинула волосы и, взглянув на свое отражение, успокоилась так безмятежно смотрело оно на меня. Я очень изменилась, ах, очень, очень Сначала мое лицо показалось мне таким чужим, что я, пожалуй, отпрянула бы назад

ЧАРЛЗ ДИККЕНС отгородившись от него руками, если бы не успокоившее меня выражение, о котором я уже говорила. Но вскоре я немного привыкла к своему новому облику и лучше поняла, как велика перемена. Она была не такая, какой я ожидала, но ведь я не представляла себе ничего определенного, а значит — любая перемена должна была меня поразить.
Я никогда не была и не считала себя красавицей, и все-таки раньше я была совсем другой. Все это теперь исчезло. Но провидение оказало мне великую милость если я и плакала, то недолго и не очень горькими слезами, а когда заплела косу на ночь, уже вполне примирилась со своей участью».
Она признается себе, что могла бы полюбить Аллена
Вудкорта и быть преданной ему, но теперь с этим надо покончить. Ее беспокоят цветы, которые он когда-то подарил ей, а она их засушила. В конце концов я поняла, что имею право сохранить цветы, если буду дорожить ими только в память о том, что безвозвратно прошло и кончилось, о чем я никогда больше не должна вспоминать с другими чувствами. Надеюсь, никто не назовет это глупой мелочностью. Для меня все это имело очень большое значение. Это подготавливает читателя к тому, что позднее она примет предложение
Джарндиса. Она твердо решила оставить все мечты о
Вудкорте.
Диккенс обдуманно недоговаривает в данной сцене,
поскольку должна оставаться некоторая неясность относительно изменившегося лица Эстер, чтобы читатель не был обескуражен в конце книги, когда Эстер становится невестой Вудкорта и когда на самых последних страницах закрадывается сомнение, прелестно выраженное, изменилась ли вообще Эстер внешне. Эстер видит свое лицо в зеркале, а читатель его не видит, и никаких подробностей не сообщается и потом. Когда происходит неизбежное свидание матери с дочерью и леди Дедлок прижимает ее к груди, целует, плачет и т. д.,
самое важное о сходстве сказано в любопытном рассуждении Эстер: я. подумала в порыве благодарности провидению "Как хорошо, что я так изменилась, а значит, никогда уже не смогу опозорить ее и тенью сходства с нею. как хорошо, что никто теперь, посмот-

152 ВЛАДИМИР НАБОКОВ
рев на нас, и не подумает, что между нами может быть кровное родство. Все это настолько маловероятно (в пределах романа, что начинаешь думать, была ли необходимость обезображивать бедную девушку для достаточно абстрактной цели кроме того может ли оспа уничтожить семейное сходство Ада прижимает к своей прелестной щечке рябое лицо подруги — и это самое большее, что дано увидеть читателю в изменившейся
Эстер.
Может показаться, что писателю несколько наскучила эта тема, потому что Эстер вскоре говорит (за него, что не станет больше упоминать о своей внешности. И когда она встречается со своими друзьями, о ее облике нет никаких упоминаний, кроме нескольких замечаний о том, какое она производит впечатление на людей, — от удивления деревенского ребенка доза- думчивой реплики Ричарда Все та же милая девушка, когда она поднимает вуаль, которую первое время носила на людях. Впоследствии эта тема играет определяющую роль в отношениях с мистером Гаппи, который отказывается от своей любви, увидев Эстер, значит, она все же должна быть поразительно обезображенной. Но, возможно, ее внешность изменится к лучшему Возможно, оспины исчезнут Мы продолжаем гадать об этом. Еще позже она с Адой посещает Ричарда, тот замечает, что ее сострадательное милое личико, все такое же, как в прежние дни, она, улыбаясь,
качает головой, а он повторяет Совершенно такое же,
как в прежние дни, и мы начинаем думать, не затмевает ли красота ее души безобразные следы болезни. Именно тут, я думаю, ее внешность так или иначе начинает выправляться — во всяком случаев воображении читателя. К концу этой сцены Эстер говорит о своем старом, некрасивом лице но некрасивое все жене значит обезображенное. Более того, я полагаю, что в самом конце романа, когда минуло семь лети Эстер уже двадцать восемь, оспины понемногу исчезли. Эс- тер хлопочет, готовясь к приезду Ады с малышом Ричардом и мистера Джарндиса, потом она тихонько сидит на крыльце. Когда вернувшийся спрашивает, что она там делает, она отвечает Мне почти стыдно говорить об этом, но все-таки скажу
Составленная Набоковым карта Великобритании, отражающая
место действия романа Холодный дом

ЧАРЛЗ ДИККЕНС Я думала о своем прежнем лице. о том, каким оно было когда-то.
— И что же ты думала о нем моя прилежная пчелка спросил Я думала, что ты все равно не мог бы любить меня больше, чем теперь, даже останься оно таким, каким было Каким было когда-то? — со смехом проговорил
Аллен.
— Ну да, разумеется, — каким было когда-то.
— Милая моя Хлопотунья, — сказал Аллен и взял меня под руку ты когда-нибудь смотришься в зеркало Ты же знаешь, что смотрюсь сам видел И тыне видишь, что никогда еще тыне была такой красивой, как теперь?
Этого я не видела да, пожалуй, не вижу и сейчас. Ноя вижу, что дочурки у меня очень хорошенькие, что моя любимая подруга очень красива, что мой муж очень хорош собой, ау моего опекуна самое светлое, самое доброе лицо на свете, так что им совсем ненужна моя красота. даже если допустить В
АЛЛЕН ВУДКОРТ
В одиннадцатой главе смуглый молодой человек»,
хирург, впервые появляется у смертного ложа Немо
(капитана Хоудона, отца Эстер). Двумя главами позже происходит очень нежная и важная сцена, в которой
Ричард и Ада влюбляются друг в друга. Тут же, — чтобы хорошенько связать все, — появляется смуглый молодой хирург Вудкорт в качестве приглашенного на обед, и Эстер не без грусти находит очень умными приятным. Позже, когда только-только был дан намек на то, что Джарндис, седовласый Джарндис,
тайно влюблен в Эстер, вновь появляется Вудкорт перед отъездом в Китай. Он уезжает очень надолго. Он оставляет цветы для Эстер. Потом мисс Флайт покажет Эстер газетную заметку о героизме Вудкорта вовремя кораблекрушения. Когда оспа обезобразила лицо Эстер, она отказывается от своей любви к Вудкорту. Потом Эстер

156 ВЛАДИМИР НАБОКОВ
с Чарли едут в порт Дил, чтобы от имени Ады предложить Ричарду ее небольшое наследство, и Эстер встречает Вудкорта. Встрече предшествует восхитительное описание моря, и художественная сила этого описания,
возможно, примирит читателя со столь чрезвычайным совпадением. Неопределимо изменившаяся Эстер отмечает Ему было до того жаль меня, что он едва мог говорить, — ив конце главы В этом последнем взгляде я прочла его глубокое сострадание ко мне. И я была рада этому. На себя прежнюю я теперь смотрела так, как мертвые смотрят на живых, если когда-нибудь вновь посещают землю. Я была рада, что меня вспоминают с нежностью, ласково жалеют и не совсем забыли прелестный лирический тонна память приходит Фанни
Прайс.
Другое удивительное совпадение Вудкорт в Одиноком Томе встречает жену кирпичника и — еще одно совпадение — там же встречает Джо, вместе с этой женщиной, также обеспокоенной его судьбой. Вудкорт привозит больного Джо в галерею-тир Джорджа. Великолепно написанная сцена смерти Джо снова заставляет забыть о натяжках, устроивших нашу встречу с Джо с помощью Вудкорта-перри. В главе пятьдесят первой
Вудкорт посещает юриста Воулза, затем Ричарда. Здесь происходит любопытная вещь пишет главу Эстер, а ведь она не присутствовала при беседах Вудкорта с Воулзом или Вудкорта с Ричардом, расписанных подробнейшим образом. Спрашивается, как она узнала, что происходило в обоих случаях. Проницательный читатель должен неизбежно прийти к выводу, что эти подробности она узнала от Вудкорта, став его женой она не могла знать о случившемся так обстоятельно, если бы Вудкорт не был достаточно близким ей человеком. Другими словами, хороший читатель должен догадаться, что она все же выйдет замуж за Вудкорта и все эти подробности узнает от него. СТРАННОЕ УХАЖИВАНИЕ ДЖАРНДИСА
Когда Эстер едет в карете в Лондон после смерти мисс Барбери, ее пытается утешать неизвестный джентльмен. Кажется, он знает о миссис Рейчел, няне Эстер,

1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   45

перейти в каталог файлов
связь с админом