Главная страница
qrcode

ваня 2. леонид, братишка! Я отправляюсь в путешествие!


Названиелеонид, братишка! Я отправляюсь в путешествие!
Анкорваня 2.doc
Дата11.12.2016
Размер38 Kb.
Формат файлаdoc
Имя файлаvanya_2.doc
ТипДокументы
#11863
Каталогtopic29370288_27037995

С этим файлом связано 88 файл(ов). Среди них: Otryvki_iz_dnevnikov_slavnogo_rytsarya_Filigona.doc, Tsel_zhizni.doc, piraty.docx, Spiritualist_Glava_1.docx, Fyorrilend_-_konkurs.docx, Dead.doc, Glava_4_sakran.doc, Legenda_o_Nebesnom_Strannike.docx, 2_-_Troe_protiv_tysyach.docx и ещё 78 файл(а).
Показать все связанные файлы

Жил-был царь, и было у него 3 сына. Старший ученый, средний – предприниматель, а младший хотел познать себя. И тогда царь приказал положить младшему в рюкзак любопытство и терпение, наблюдательность и честность, умение слушать, бесстрашность и банку кильки в томатном соусе. Со слезами на глазах простился царь с любимым младшим сыном и отправил его на поиски счастья в далекие края.
Путь казался ему очень длинным – наверно потому, что он шел один и в дороге никого не встречал. По началу его сопровождал энтузиазм, данный ему отцом. Он говорил «Путешествия всегда долги, и прелестны они лишь мгновениями. Но эти несколько часов приключений стоят пройденных годов пути». Но у Ивана был очень неустойчивый характер, а воображение еще ярче и прожорливее, чем у отца. И, нафантазировав вместо лесов и болот увлекательные тропики, он устал в первые же часы путешествия – и теперь даже не мог найти сил вообразить красивую южную птицу вместо ворона; и звезды на теплом небе вместо тумано-подобной тучи, которая без конца поливала леса моросящим дождем. Часы пути по серому, сырому лесу вызывали у Ивана то печаль и усталость, то воспоминанья про старшего брата (а это было еще печальней и еще утомительней). Он вспомнил как пришел в обсерваторию попрощаться с ним.
«- Леонид, братишка! Я отправляюсь в путешествие!

- Неужели я наконец лишусь от обузы в твоем лице? – не отрываясь от телескопа, апатично ответил он.

- Это будет очень увлекательно! Я хотел тебя пригласить с собой, но ты наверно очень занят… - сказал Иван и уставился на брата, но тот молча продолжал разглядывать небосвод. Он продолжил. - Только посмотри, что отец дал мне в дорогу!

Леонид вяло, не спеша отвлекся от объектива и, с полным скептицизма лицом, заглянул в походный мешок.

- Что это за барахло? – флегматичным, ровным тоном спросил он.

- Любопытство и терпение, наблюдательность и чест…

- Понятно… - перебил его брат. – Старый фантазёр забил тебе голову своими бредовыми иллюзиями. Это же полный мешок булыжников, среди которых что-то забыла консерва…

- Это чтоб было что кушать по пути… - начал Иван


- «Чтоб было что кушать», - вдумчиво повторил Леонид. – Ты за кордон или в соседний поселок собрался?

- Отец никогда не брал с собой в путь много! И у него все получалось!

- В отличие от тебя, твой отец по крайне мере умел охотится… Эх, - томно вздохнул Леонид, - старый дурак все еще не напутешествовался. Всё чахнет да чахнет над своими картами и трофеями. Отличного он себе нашел наследничка…

- Не говори так про нашего отца! Он заботится о нас, он добрый!

- Добрый, злой… Если он дурак, то это не имеет никакого значения. И вообще, то что он на юге встретил мою мать и позволил мне изучать архивы дядюшки, не делает его моим отцом. Этот фантазёр совершенно не способен к самоанализу… А еще он не умеет править государством – если б не Борис, то казна уже давно опустела бы…

- Леонид, почему ты так говоришь? – расстроился Иван .

- Потому что всё именно так и есть.

На этой ноте, Леонид вытолкнул младшего брата из обсерватории и захлопнул дверь.»


Воспоминанье иссякло. Иван, к тому моменту совсем прозябнув под дождем, дошел до холма. Крутого, высокого холма, покрытого соснами. Парень был столь вдохновлён высотой холма, что попытался вообразить стекающий по нему красивый, скалистый водопад. Но вместо этого в его голове появился снег, покрывающий холм. И через миг пропал. Несмотря на усилия воли, у Ивана не получалось ничего вообразить снова – даже полный мешок отцовских благословений не помог ему. Внутри у него начала нарастать ниточка злости, все накаляясь и накаляясь – и он в ярости кинул камень куда-то в сторону холма. Выпустив таким образом пар, он спохватился. «Ой! Я выкинул свое терпение!» - и тут же испугано побежал искать выкинутый камень. Он отчаянно перебирал все булыжники, вырывал клочья травы, начал пинать деревья – потеря отцовского благословения здорово разволновала его. Но все тщетно...

Он схватился за голову и склонился на колени. Долго он пытался успокоится, долго мучался – «Как же я теперь справлюсь без терпения?» - и в итоге его мысли начали отвлекаться, и снова постепенно полностью отдались воспоминаньям.
«Перед последней встречей с Леонидом он пошел попрощаться с средним братом, Борисом. Но когда он зашел в приемную Государственного Металлургического Цеха (там он в последний раз видел Бориса, месяцев 5 назад), ему доложили что цех работает согласно плану и инспекция от почтенного Бориса будет лишь через 24 дня. Сильно напрягши память, Иван попытался вспомнить где живет его брат, и чудом вспомнил! Он постучался в приемную, где его встретил дворецкий. На вопрос, «Можно ли видеть Бориса», тот ответил что Борис уехал на важную делегацию в северное посольство и ближайших несколько дней не вернется. Иван лишь попросил передать своему брату прощания и пожелания успехов.

После, он направился к отцу. А по пути шел и думал – почему же Борис все время такой занятый. Ему вспоминалась какая-то поучительная, но страшно-заумная речь Леонида по этому поводу. Он рассказывал про какие-то характеры, про жидкости тела… Использовал жутко-непонятные термины… Бориса обозвал, как же его… Слово такое сложное… Сан… Толи сонливиком, толи сангвиником… тьфу! В тот момент Иван решил, что никогда не будет заниматься таким сложным и ненужным делом . Зато он будет проводить чудесные занятия, будет рассказывать людям добрые вещи –и они будут исцелятся от всех душевных недугов! Именно, именно так!

И на такой бодрой ноте, он дошел до чертогов царя. Он вошел в любимую комнату отца, в которой сам проводил много времени в детстве. По ее обстановке можно было сразу сказать что за личность этот царь. Все стены были завешаны картами, атласами и трофеями, столы и полки были завалены сувенирами из самых разных стран – и все это покрыто добрыми слоями пыли, лишь местами с продолговатыми мазками от пальцев (видимо, эти вещи недавно брались в руки). На полу лежало несколько разных ковров поверх друг друга, а на потолке прибиты всеразличные гобелены и люстры. Среди этого бардака, в дальнем углу, над рукописью сидел долговязый, длинноволосый старик. Он обернулся на шум, который натворил Иван, споткнувшись о какую-то диковинную табуретку – и сразу же поднялся с распростертыми руками.

- Сын мой, Иван дорогой!

- Папа! – поднимаясь с пола, звонко ответил младший сын.


- Я тебя ждал уже весь день. Помнишь наш вчерашний разговор?

- Да! Я готов отправится в путь! Вот только к тебе забежал попрощаться, и еще к Леониду сбегаю!

- Молодец, сынок, молодец. Правда не знаю, застанешь ли ты Лёню… Дремучий они народ, гении эти…

- Зато он много знает, и умеет пользоваться интересными штучками, и лекции на площади читает… Как он их назвал… Ординатные… Нет, ординарные!

- Да, умный… Ничего кроме своего ума на свете не знает… А другой работничек… Один лишь ты понимаешь меня старика, сынок. Лишь ты! Неужели какой-то трактат по тривиуму или повышение коэффициента производства в цехе может сравнится по увлекательности и своей великолепности с приключением? С высокими горами, где живет мудрый народ, с далекими пустынями, где возникают диковинные миражи? Неужели может?

- Конечно же нет! Именно поэтому я отправляюсь в путь! Я найду там и знания, и богатства, и проживу кучу приключений!»
Тут его воспоминанья внезапно оборвались – он услышал лай собак и звук охотничьего рога. Неужели за все это время он все еще не вышел за пределы местного охотничьего угодья? Ведь он преодолел столь далекий путь!

Наверно, решил Иван, это все потому, что он потерял терпение…


перейти в каталог файлов


связь с админом