Главная страница

Любовь. Любовь Почему так тяжело поверить


Скачать 216,5 Kb.
НазваниеЛюбовь Почему так тяжело поверить
АнкорЛюбовь.doc
Дата23.01.2018
Размер216,5 Kb.
Формат файлаdoc
Имя файлаЛюбовь.doc
ТипДокументы
#57792
страница1 из 3
Каталогdahakot

С этим файлом связано 25 файл(ов). Среди них: Roji Ikeda Day. Минимализм в музыке.docx, Любовь.doc, вопросы по философской антропологии.docx, Морфо, почти незабвенная (разбор, примечания Д.).docx, XIII_Kharkivski_filosofski_chitannya.doc, Анкета для внутренней аудитории.doc, Модульный контроль по новому времени..docx, Контактная импровизация введение..docx, Lyubov.pdf и ещё 15 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3


Любовь


Почему так тяжело поверить?..

Нетрудно принять на веру что угодно: научный факт без эмпирической проверки, исторические перипетии без исследования источников, даже нечто невероятное, что обычно именуется чудом, без всяческой вообще возможности убедиться в действительности его бытия. А вот когда доходит до веры другому человеку, как будто включается какой-то защитный механизм, который не позволяет отдать свою судьбу в руки хотя бы и самому близкому. Всегда, всегда остаётся как минимум малая толика сомнения, колебания. Так отчего же?..

Не оттого ли это происходит, что мы как бы подсознательно чувствуем несовершенство человеческой природы, и прежде всего в нас самих. Да, хотелось бы ни капли не сомневаться в собственном благородстве, благочестии, способности сделать морально оправданный выбор в трудную минуту. Но, объективно взглянув на самоё себя без прикрас, понимаешь, что не можешь с уверенностью заявить о своей непогрешимости. Как же тут вести речь о ком-то другом?

И в этих непрекращающихся исканиях, вызванных естественной потребностью ощущать себя Человеком с большой буквы – любящим и любимым, Человеком, которому доверяют и который имеет роскошь довериться тому, кто с ним рядом, Человеком, способным осознать и взять на себя всю полноту обязанностей за себя и близких, зачастую и проходит всё земное существование. Встречаем, узнаём, привязываемся. Проводим вместе будни и праздники. Не замечаем, как постепенно объединяемся всё больше и больше, вплоть до полного сращивания. Принимаем всё как должное, не задумываясь о прошлом и не заглядывая в будущее. Живём одним моментом, вспышкой, «теперичностью». Лениво отсчитываем дни до выходных, до лета, до Нового года. Не стремимся как-то подтвердить свою уверенность в завтрашнем дне – в том, что всё будет как минимум «как обычно». Зачем, к чему вообще эта глупость? Всё будет так, как было вчера, сегодня, год назад. И лишь грубая, необратимая встряска способна открыть глаза на истинность происходящего. Эта Вселенная существует или по жесткому закону детерминации, или хаотично, или же с погрешностями и возможностью «отхода от курса». Но суть в том, что никому из нас не даровано заглянуть в следующий миг с бескомпромиссной убеждённостью в том, что всё в нём будет существовать по его плану. Мировая история доказывает обратное: излишняя самоуверенность – залог краха.

И вот, ты вдруг осознаешь, что он наступил – крах. Уже никогда не воплотится в реальность то, что планировалось. Никогда отныне всё не будет так, как было до. Тот, кто наполнял твою жизнь, просто ушёл. Куда, зачем и по какой причине – не имеет смысла выяснять. Главное, что ты остаёшься наедине со своей болью, и одна эта мысль способна лишить рассудка.

Человек, переживший подобную потерю, меняется навсегда. Теряя часть себя, он лишается цельности как необходимого условия жизни. И пока эта цельность не будет воссоздана вновь, качество жизни будет неумолимо страдать. Но самая страшная ошибка, которая допускается – это решение никого отныне не пускать в свою жизнь, дабы не пережить всё вновь. Это прямой путь к убийству этого самого Человека с большой буквы внутри себя. И так как повреждённая человеческая природа стремится к восполнению и приближению к совершенству, любовь является неотъемлемым условием, гарантирующем успех на этом пути. Поэтому единственной возможностью снова окунуться в настоящую жизнь может быть лишь только преодоление себя. Как бы ни было невыносимо, нестерпимо и невозможно, - придётся наступить на горло прошлому и не дать ему руководить собой. Мало того, нужно проявить недюжинную стойкость, дабы научиться принимать всё происходящее как результат своих и только своих ошибок. Даже если виноват другой – в его вине обязательно есть часть твоей. Зато тот, кто найдёт в себе силы довериться вновь, уже после свершившегося краха, будет удостоен самой великой награды.

Я ни разу не видела по-настоящему счастливого человека, в котором не было бы любви. Всё иное, чего полно мироздание и что, по заявлению отдельных людей, необходимо для достижения счастья, было настолько мелочно и малозначительно в сравнении с любовью, что мне даже не хотелось бы упоминать об этом напрямую. Ведь нужно быть глупцом наивысшего ранга, дабы не понимать одной простой истины: без любви не было бы человечества. Это аксиома, принять и понять которую значит постигнуть смысл своего существования. И не только своего, но и всеобщего. Любовь есть закон бытия, не имеющий ограниченности ни во времени, ни в пространстве. Она превосходит что бы то ни было: жажду власти, человеческую жестокость, бесстрастный и слепой поток событий, формирующих историю развития этой Вселенной, даже саму справедливость, которой, однако, скорее всего и не существует вовсе. Но главный предикат любви – это её абсолютный, всеобъемлющий и ничем не ограниченный характер. Граница любви так высока, что человеческое существо попросту не в состоянии её достичь. И только благодаря любви становится возможным всё то, чего не приемлет наше подпитываемое собственными эгоистичными желаниями и устремлениями «Я», которое многим заслоняет саму жизнь. Любя – можно поверить, пусть даже внутри всё было выжжено дотла.

Анжелика Цыганок

Джоанна

Красавица, во имя которой было совершено столько подвигов, думая о которой, я убивал драконов и сражался с воинами, одна мысль о которой давала мне силу, равную силам пяти воинов – красавица из иного мира, которая, возможно не помнит меня – разве не стоит она благодарности? Я видел ее только раз. Это было в День Всех Бардов. Нас было – человек двадцать с лишним, мы шли на площадь. Приближаясь, мы всё отчётливее слышали музыку. Состязания бардов уже начались. И вот тут-то я и увидел Её. Время вмиг расширилось и стало многомерным, оно дышало, двигалось, становилось материальным. Минуты предопределяли всю судьбу. Смотри, говорило время: вот Она приближалется к тебе, неземное существо, сотканное из облака. И я смотрел. Это был переломный момент, я явственно ощущал это. Больше всего меня поразило то, как сочетание её оттенков: волос, глаз, кожи, губ – было каким-то волшебным образом вписано в линии; я в первый и в последний раз увидел Совершенство. Я затаивал дыхание, когда она улыбалась: мне было страшно, что что – то, что было ею - не то, что я видел, а что-то другое – тайна Её – испугается и вспорхнёт стайкой бабочек, и я тогда останусь без неё. Что это было – не знаю, может, её улыбка или она сама, или волшебство, которое незримо между нами сияло.

Мы подходили к площади; во мне росло отчаяние, хотя время всё ещё переливалось своей идеальностью. Играла музыка. Она заглушала голоса, предугадывая будущее. С каждым мгновением нас обступало всё больше людей: чужие лица, руки, одежды. «Мы вот-вот расстанемся, - говорил я себе, подозревая, что навсегда, - это будет драмой всей жизни – потерять эту девушку, которую я знаю не больше получаса». Я знал, что просто нельзя сделать иначе, я взял Её руку и сказал:

- Джоанна, стань моей женой! Я люблю тебя.

Она улыбнулась. На секунду мне показалось, что она сейчас исчезнет, но нет – ее рука покоилась в моей, умиротворяюще теплая и маленькая, пальчики-спички.

- Я ждала этого всю жизнь. Я стану твоей женой, если ты мне докажешь, что достаточно силен – она отняла руку и тут же вернула. Что-то холодное. Взмах ресниц. – Это моё сердце, и оно теперь будет с тобой всегда.

- Но это же камень, - возразил я. В этот же момент раздался голос её отца. Он позвал её по имени, и она исчезла. Сколько я не искал её глазами, взгляд наталкивался на фон – серый лес лиц, среди которого не было солнца. Имя и эта теплеющая тяжесть в руке. Джоанна. Я стал выговаривать это имя, сначала про себя, потом шепотом и, наконец, вслух. Джоанна, говорил я и слушал. Не выдержав, я разрыдался. Забыл сказать - мне тогда было шесть, а ей, кажется, восемь или девять

- Жан, что с тобой, Жан? - спрашивала мама. – Кто обидел тебя?

Я показал ей кулон в форме сердца, который Она подарила мне, и мама не поверила, что это подарок.

- Здесь не было никакой девочки, Жан. Не выдумывай. Ты всю дорогу шёл один.

Я плакал, а мама меня жалела. Она решила, что я все выдумал. Но я-то – я-то знаю, что Она есть, она где-то здесь, рядом, среди этих лиц, Её голос вплетён в этот нестройный шум, и если я прислушаюсь, услышу его, говорил я себе. Ее лицо где-то здесь, среди этих лиц, нужно вглядываться предельно внимательно. Но её больше рядом не было.

Когда я понял, что я ее больше не увижу мою возлюбленную и свыкся с этим – но не смирился – она стала для меня всем. Тектоническое изваяние живого времени остывало, в нем больше не было дыхания. Всматриваясь в лица других людей, в пейзажи или случайные линии, узоры трещин, я видел ее черты, вслушиваясь в голоса, шум прибоя, шелест трав – я слышал её интонации. Она стала для меня всем, безупречно прекрасная, бесконечно далёкая. Время шло. Я рос и становился сильнее, и ждал: я знал, должен стать сильнее, должен стать рыцарем, чтобы она могла стать дамой моего сердца. Это было в порядке вещей – жить так, становясь сильнее, ища ее, идя к ней. Я знал, что не умею жить по-другому, я знал, что иначе не может быть. Признаться честно, я часто притворялся скептиком, когда речь заходила о любви. Мой друг, которому я рассказал эту историю, сказал, что я заблудился в пустыне и ищу пригрезившийся мираж. В других женщинах я сразу же находил изъяны, ни одна и близко не походила на неё. Они были – не она.

Рыцарская служба оказалась делом всей моей жизни. Я стал лучшим рыцарем, король доверял мне самые опасные и важные задания. Спасая королевство от драконов, колдунов, ведьм, разрушая тайные заговоры, усмиряя восставших крестьян, на самом деле я искал её. Я узнал, что её нет в нашем королевстве. В соседних королевствах её тоже не было. «Но ведь мир велик, - говорил себе я, - где-то же она есть! Она ждёт меня, она плетёт корзины». Только ее сердце было подтверждением её существования. Призрак, сущий призрак, сказка для младенца. Она перевернула мою жизнь и исчезла. Что было бы со мной, если бы я её не встретил? Кем бы стал я тогда? Иногда мне не спалось, и такими ночами воцарялась тишина: ночные птицы переставали петь, куда-то девались сверчки и стихали все шорохи, я невольно вслушивался. Звучал её голос – но то было эхо, заблудившееся в лабиринте десятилетий.

Когда я стал слишком стар, чтобы рыцарствовать, я поселился в замке и стал учить молодых рыцарей искусству боя на мечах. Мой день образцово прост, каким был всегда. С утра до позднего вечера – тренировки. Я по-прежнему смотрел на горизонт и вспоминал ее, но всё чаще – как сон, мечту, которой не суждено воплотиться. В жизнь вливался дёготь сомнения. Что-то неумолимо гасло во мне – жизнь, вера в её реальность – для меня они всегда были едины. Я всегда точно знал, что Любовь умрёт со мной. Джоанна жила где-то далеко, или не жила уже, или?.. Всё чаще я думал, что это проделки какой-то злой силы.

Я был погружен в свои мысли, собираясь отойти ко сну. В камине потрескивал костёр,старая мышь точила доску в углу. Внезапно раздался скрип двери. Я поднял глаза: сперва копна золота, а потом весь мальчик протиснулся в дверь. Принц никогда не стучал и всегда едва открывал дверь. Ему нравилось появляться внезапно.

Он забрался в кресло рядом с камином и уставился на меня, улыбаясь. Ему снова захотелось историй, подумал я. Что на этот раз?

- Чего желает ваше величество?

- Отец сказал мне, что ты убивал драконов. Расскажи мне про драконов! Я тоже хочу убивать драконов, как ты.

Эти громадные склизкие твари вызывали отвращение, но мальчику надо представить себе их мощь. Ему нужны впечатления. Я начал издалека, воскрешая воспоминания, описывать один из походов на драконов: “Уже третий день мы кружили по Болотным Лесам, рискуя, ступив не туда, погрязнуть в топях навеки. Уставшие воины просили повернуть назад, но я решил твёрдо: пока не убьём эту тварь, в город мы не вернёмся. Дракон жил на ветвях здешних сосен, он спал днём, а ночью сжигал посёлки. Нужно было найти дракона до заката, застать врасплох. Я знал, что он рядом, мы приближались к нему с каждым шагом. Дракон нас не слышал, он спал, как ягнёнок. Драконы вообще очень крепко спят. Если ты когда-нибудь днём увидишь спящего дракона, можешь делать с ним всё, что взбредёт тебе в голову – спящий дракон – груда мяса...” - я на секунду задумался: видела ли она в жизни драконов? Наверное, да...

…. И вдруг я проснулся.

Знаете, как это бывает, когда ты видел прекрасный сон: первые секунды думаешь, что то была реальность, а это – сон. Но вот мозговая активность переходит на волны обыденности, и от мечты осталась самая малость – надежда, ты уже просто надеешься, что сможешь уснуть снова. Не выходит, кошмарная реальность обступает тебя, и уже стерлась волшебная дверь в сон – ты окончательно проснулся, это был сон, просто сон. Во сне все было другое, во сне был другим ты сам ты. Моя реальность: выкрашенные в желтый цвет стены, белый потолок, запах лекарств, щупы капельницы, въевшиеся в кожу тела, ни одна из мышц которого не повинуется мне. Я открываю рот и пытаюсь сказать что-то – вырывается только бессвязный хрип. Мечутся, точно загнанные в ловушку звери, мысли, подхватывают снегопад воспоминаний о жизни во сне. Истинная жизнь настигает меня, она подкралась сзади, существование, без спроса ворвавшееся в мою дверь, участь миллионов.

Джоанна..

Дарья К.

Тут может быть ваша любовь. Часть 2 из 4

«Я отправился на реку посмотреть на проплывающих мимо рыб, но, когда добрался до реки, мне стало так одиноко, что захотелось умереть»

Хэнк Уильямс

Как на пике свободы для заботы может прийти нечто великое к человеку как нечто реальное? Как возможна любовь? Мы всегда любим тех, кто нам противоположен. Дружба - это чувство глубокой заботы между похожими людьми. Любовь - это чувство глубокой заботы между не похожими людьми. Как видите, разница в «не», всего 2 буквы, а сколько смысла. Мужчина и женщина – вот две противоположности, две крайности. Любовь не знает препятствий, и все различия не учитываются ею. Она просто есть, и быть она может без необходимости держаться за что-то более уверенное, чем установка самой любви быть тем, чем она есть. Можно прочитать ещё раз. Американская любовь, простая любовь, настоящая любовь. Как бы мы не сослагали любовь, она всегда тотальное и универсальное чувство. Любовь не требует благодарности. Даже маленькой благодарности. Хотя всё требует некой компенсации, всё, что может зависеть от чего-то другого, чего-то внешнего. Тысяча любви. Ты есть всё и всё есть ты, и из обычного человека это могут сделать только глаза любящего человека. Ты всегда можешь претендовать на место любимого и всегда можешь или быть им, или думать, что ты такой. Любить можно и себя. Наверное, любить себя крепко можно, только если ты человек-контраст, сочетающий в себе противоположные черты. А как полюбить себя, если ты похож сам на себя, если ты и твой внутренний мир - это одно и тоже? Такой человек может только что разве дружить с собой. Пусть настанет любовь. Кстати, а разве слова имеют хоть какое-то отношение к любви? Очень странно, что тут так много слова любовь, она выброшена градом на страницы текста, целые гроздья любви. Смотрите, как бывшее дерево и тепло принтера соединили в себе всё то, что нужно нам для усомнения в самих себе. Спросите себя, что нужно для того, чтобы любить? И может ли любовь быть отдельна от людей, может ли она даже не нуждаться в своих носителях? Если человек любит, он болен. Если медицина не способна лечить ту или другую болезнь, то это неизлечимая болезнь. Все болезни рано или поздно будут излечены. Это тайна любви, сложный секрет. Средневековые алхимики знали секрет бессмертия, но, к сожалению, унесли его с собой в могилу. Так и единственный человек, который любил, знал, как излечить себя от этой болезни. Сказать что-то о любви - это значит ничего не сказать о ней. Лучше всего о любви, конечно, говорит то, что не содержит слово любовь, о любви только то, что не о любви. И зачем возникла любовь? Вполне можно было обойтись дружбой и местью. Когда лёгкие наполняются воздухом и вдох доходит до границ возможности вдыхаемого, вместе с этим ощущением предельной теплоты по тебе проходит тепло предельных мыслей о любви в каждом новом вдохе. Но кто полюбит любовь? Как она может быть доброй, если она сама вечно одна? Сама любовь обречена на безответные чувства. И кого же любит она? Ест ли еда еду? Любовь к другому человеку, а особенно, конечно, я говорю тут о взаимной любви, открывает для человека любовь ко всему миру, к морщине на лбу старой актрисы, к пятну на обоях, к салфеткам в кафе. Любовь лучше любого блендера взбивает весь мир в одну густоту материала для любви. Любовь тотальная для всего сущего. И ты полюбишь всё, что было, всё, что есть и всё, что когда-либо будет. Вообще всё. Может ли другое чувство соревноваться за такую силу воздействия? Как же ты не видишь, что она говорит с тобой? Но и как можно быть уверенным в этом? Нам нужно предельное основание. Ты уже забыл, как тебе было хорошо? А я даже не уверен, что это возможно. Но знаю точно о том, что ты вспомнишь это, когда снова окажешься в том месте и в том времени, когда ты снова переживёшь это. Кстати, в большинстве предложений связку «о том» можно опустить. Построй своё королевство. Любовь имеет время и место, время рождения и место встречи. У неё есть даже конкретное имя. Но в то же время она независима. Любовь детей спасена, и они могут видеться чаще. Вам не кажется, что уже хватит? Если ты искал ничего, то ты выполнил свою задачу. Ничего, как и любовь невозможно найти. Потому она просто требует от тебя поиска где-то там, но уж точно не где-то тут. Хотя встреча и есть разлука.

Водоран Друсба

Любовь, как и память, - проклятие от Бога

Любовь, как и память, - проклятие от Бога. Для кого-то это, может, и звучит странно, но только не для тех, кто когда-то потерял любимого человека. Не важно на физическом, или на духовном уровне. Пока ты любишь и любим, все кажется прекрасным. Мир обретает новые краски. В тесной маршрутке кажется просторнее, чем обычно, а старые дома как будто помолодели и вновь обрели смытые дождем и временем краски. А люди, люди, как будто сговорившись, делают только добро. Но все это мелочи по сравнению с ней, той единственной и неповторимой. Ее нельзя спутать ни с кем другим. А аромат ее духов кажется самым прекрасным запахом, который тебе только приходилось чувствовать. А голос, взгляд, движения, - все это кажется невообразимым. Такого ты не видел раньше. И вот она уже совсем близко, твое сердце учащает ритм, дыхание сбивается, а голос весь дрожит. Она сказала тебе привет, и ты растаял.

Но, к сожалению, жизнь не сказка. Не всегда все заканчивается хэппи эндом. И когда ты перестаешь замечать ее порой игривый взгляд на себе и не слышишь ее ласкового голоса, то все обретает свои обыденные краски. Мир, который, кажется, только начал жить, умирает. Вокруг все снова стало серым, а все те же маршрутки сдавливают тебя. Порой начинаешь ощущать себе ребенком, которого бросили, оставив наедине со взрослой жизнью. А песни о любви начинают напоминать о тех прекрасных моментах, когда ты ловил ее взгляд на себе. Когда ты все еще надеялся стать весомой частью ее жизни. Но все закончилось. А ты все еще не можешь с этим смириться. И вот я снова вспомнил о ней. Мне кажется, я снова чувствую ее запах и слышу отдаленный стук каблуков. Мои глаза начинают слезиться, а внутри все сжимается и тело начинает гореть, как тогда когда я разговаривал с ней в последний раз.

Иногда мне кажется, что я снова начал любить, но все это иллюзия, от которой я не могу избавиться. Ведь я понимаю, что я не смогу больше любить, так как любил раньше. И больше никогда не увижу то ясное небо, так как я его видел ранее. Все это изменило меня. Я стал более черствым к людям, окружающим меня. Иногда мне кажется, что я больше никогда не смогу любить по-настоящему. Вот почему я считаю, что любовь как и память это проклятие от Бога. А роль памяти в этой пьесе заключается в том, что она никогда не даст тебе забыть ее, и ты будешь помнить до конца своих дней, те чувства, которые ты испытывал, когда потерял ее. А, значит, ты приговорен на вечные мучения.
  1   2   3

перейти в каталог файлов
связь с админом