Главная страница

Марк Михаловски


НазваниеМарк Михаловски
АнкорMark_Mikhalovski_-_Mokry_mir_-_2007.pdf
Дата07.02.2017
Формат файлаpdf
Имя файлаMark_Mikhalovski_-_Mokry_mir_-_2007.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипДокументы
#37495
страница1 из 16
Каталогid187609541

С этим файлом связано 19 файл(ов). Среди них: Saymon_Messingem_-_Doktorskaya_lovushka_-_2008.pdf, Dzhastin_Richards_-_Krillitansky_kod_-_2010.pdf, Dzhastin_Richards_-_Chasovoy_Chelovek_-_2005.pdf, Mikhail_Bulgakov_-_Master_i_Margarita_1.fb2, Bulgakov_Mikhail_Veliky_kantsler_-_royallib_ru.fb2, Belyaev_Alexandr_Prodavets_vozdukha.fb2, Mark_Mikhalovski_-_Mokry_mir_-_2007.pdf, Dzhastin_Richards_-_Apollon_23_-_2010.pdf, Devid_Llevellin_-_Zakhvat_Chelsi_426_-_2009.pdf, Planimetria6.jpg и ещё 9 файл(а).
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

Мокрый мир
Марк Михаловски
Пролог
Высоко над водной гладью трясины в фиолетовом небе кружила птица, еѐ острые глаза постоянно искали еду. От воды поднимался теплый воздух, поддерживая еѐ голубовато- стальные крылья и вознося всѐ выше и выше, прямо к огромному оранжевому солнцу.
Внезапно что-то внизу, в болоте, привлекло еѐ взгляд - какое-то еле заметное движение на зеркальной поверхности. Молча и лишь с одной мыслью об утолении голода, она сложила крылья и камнем рухнула вниз. В последний момент, ведомая инстинктом и годами опыта, птица расправила крылья, чтобы замедлить падение. За несколько метров до воды она раскрыла клюв, готовясь схватить видимую только ей рыбину.
yuliasha
Для моей сестры, Джули

И тогда из воды высунулись блестящее щупальце, схватило еѐ за шею и потащило под воду.
Тяжелая тишина, висевшая над топью, моментально разбилась хлопаньем крыльев и отчаянными криками тонущей птицы. Вскоре остались только несколько быстро исчезающих кругов на воде и лопающиеся пузырьки. Всѐ закончилось меньше чем за секунду.
Лишь солнце по-прежнему сияло над сыростью и тишиной.
yuliasha

1
- Итак, - начала Марта, сложив руки на груди.
Она оперлась на поручни, окружавшие центральную консоль машины времени.

- Полет в ТАРДИС. В чѐм вообще его суть?
Откуда-то из-под еѐ ног, приглушенный решеткой, на которой она стояла, и странного вида инструментом во рту, раздался голос Доктора:
- Мпфффф... мммм... мпфффф.
Марта с понимающим видом кивнула.

- Всѐ это хорошо и замечательно, - сказала она, - но ведь это не ответ на мой вопрос?
Она по-кошачьи ловко опустилась на колени и прижалась лицом к полу, пытаясь рассмотреть, чем именно занят Доктор в недрах ТАРДИС.
- Я говорю...
- Я слышал, что ты говоришь! - прокричал в ответ Доктор, вынув странную штуку изо рта и нахмурившись. - Но ты просто не понимаешь, что...
Он снова зажал штуковину между зубами и о чем-то неразборчиво, но, на сей раз, более эмоционально замычал, пока Марта с досадой не затрясла головой и не встала. Она прошлась вокруг консоли, чем-то похожей на прилавок магазина торгующего старыми автомобильными запчастями. Там были и медные переключатели, и велосипедный насос, и нечто, напоминающее пресс-папье с пузырьками внутри. Она задумалась над тем, для чего именно предназначен тот или иной странный объект при полетах сквозь пространство и время, и чуть не столкнулась с Доктором, внезапно возникшим перед нею со звуковой отверткой в руке, взъерошенным и растрепанным.
- Ну?
- Ну... да, - осторожно ответила Марта, не понимая, о чѐм он. - Возможно.
- Отлично!
Он проскакал мимо нее вокруг консоли к другой стороне, где взялся за «пресс- папье» и аккуратно за него потянул. Всѐ вокруг неѐ едва заметно задрожало, а электронное гудение ТАРДИС изменилось в тоне совсем немного и стало чуть более приятным. Марта подошла ближе, наблюдая, как Доктор ловко манипулирует рычагами управления на светящейся зеленоватой поверхности консоли.
- Я уже спрашивала раньше... - осмелилась начать она, не сводя с него глаз.
yuliasha

- Да, - уверенно кивнул он. - Круассаны. На завтрак. Определенно. Заглянем в
Канны и возьмем...
- Я не про круассаны, - перебила она.
- Без проблем. Овсяную кашу я тоже люблю. Эдинбург, 1807 год. Прекрасный урожай.
- Я говорю не про завтрак.
Он резко распрямился, будто получил удар электрошоком, и повернулся к ней с безумным взглядом.
- Хочешь сказать, уже обед? - он взглянул на свои часы, нахмурился, потряс их и приложил к уху. - Почему ты мне ничего не сказала? - он закатил глаза вверх и сунул звуковую отвертку в нагрудный карман своего темно-коричневого костюма. - Я пробыл там несколько часов.
- Ты был там всего минут пятнадцать.
Он открыл рот, чтобы что-то сказать, но Марта молниеносно прикрыла его рукой.
- Я пытаюсь сказать тебе, - произнесла она медленно и, стараясь сохранять спокойствие, убрала руку, - я уже три дня пытаюсь сказать тебе, что ты должен рассказать мне, как работает ТАРДИС – ну, если не как работает, а как ею управлять. Как ты ею управляешь.
Она не обратила внимания на его приглушенный протест и удивленно выгнутые брови.
- В смысле, мне нужно всего лишь несколько базовых уроков, ясно? Типа:
"Нажмешь на эту кнопку - избавишь нас от опасности, нажмешь на эту кнопку - включишь сигнализацию, нажмешь сюда - переключишься на Би-Би-Си Три". Что-то типа того.
Марта вновь скрестила руки и прислонилась к консоли, стараясь, чтобы еѐ голос звучал как можно более убедительно:
- Вот, не так уж много я прошу, правда? И тебе бы это тоже пригодилось - не пришлось бы носиться тут 24 часа в сутки, - она похлопала по консоли позади нее.
Доктор задумчиво сжал губы, достал из кармана звуковую отвертку и опять засунул еѐ в рот.
- Мпфффф, - промычал он.
Она протянула руку и забрала у него отвертку, вырвав вместе с нею, возмущенное "Уф!"

- Считаешь меня слишком глупой?
yuliasha

Он просто молча смотрел не неѐ, хотя на самом деле смотрел на звуковую отвертку.
Марта взглянула на неѐ, повертела в руках и помахала у него перед носом, а потом опасливо протянула ему обратно. Она ткнула себя пальцем в грудь.
- Студентка мединститута, помнишь? Высшее образование.
Бровь Доктора вопросительно приподнялась.
- Водительские права, - добавила Марта.
Вторая бровь последовала за первой.
- Марта, Марта, Марта, - отечески начал Доктор, отчего она немедленно захотела влепить ему пощечину. - В управлении ТАРДИС ум - не главное. Дело не только в том, чтобы нажать на эту кнопку, а потом потянуть за тот рычаг. Всѐ гораздо сложнее, - он потянулся к консоли и провѐл рукой по изогнутой керамической грани пульта управления.
- Дело в интуиции и воображении, дело в ощущении своего движения сквозь Вихрь
Времени.
- В том, чтобы пнуть еѐ как следует, когда она не работает, вот в чѐм дело.
На его лице возникло выражение обиженного маленького мальчика.
- Не начинай, - предупредила она, уголки еѐ губ приподнялись в улыбке. - Я тебя слышала: ты думал, что никого рядом нет, а сам колотил по консоли.
- Вот, сама же понимаешь! - триумфально заявил он, будто это было решением проблемы. - Дело в том, чтобы проколотить себе путь сквозь Вихрь Времени!
Он отвернулся, засовывая звуковую отвертку обратно в карман (Марта заметила, что он, поморщившись, еще раз вытер еѐ об рукав пиджака).
- Значение интеллекта преувеличено, Марта, уж поверь мне. Я бы в любой момент обменял ведро мозгов на унцию сердца.
- О! - усмехнулась Марта, - уверена, на кухне ты - настоящий волшебник!
Глаза Доктора вновь загорелись:
- И кстати, о еде... кто там собирался позавтракать? Все эти разговоры о круассанах разбудили во мне аппетит, - он протянул правую руку вперед. - А эта вот рука - рука дающего! Как тебе нравится завтрак у Тиффани?
Марта от удивления открыла рот.

- У Тиффани? В смысле, у настоящей Тиффани? У той самой, у которой "Завтрак у"?
- А у какой же еще? - просиял в ответ Доктор, явно довольный собой.
yuliasha

- Замечательно! - широко улыбнулась Марта. - Вот на такие путешествия во времени и пространстве я согласна! Хотя, - добавила она, - знаешь, я начинаю подозревать, что ты ничего не смыслишь в Нью-Йорке.
С этими словами она скрылась.

- Нью-Йорк?
Доктор стоял в комнате управления, наблюдая, как Марта исчезла в направлении гардероба ТАРДИС. На его лбу сложились вопросительные складки. Нью-Йорк? Почему
Марта упомянула Нью-Йорк, когда он собирается отвезти еѐ к "Тиффани", расположенной неподалеку от Правительственного дворца Робота на Арконе?
- Должно быть, я еѐ не расслышал, - решил он, постукивая по кнопкам управления на консоли и щелкая пальцем по тому, что Марта наверняка бы приняла за маленькую, медную, одноглазую сову. Сине-зеленый свет запульсировал вверх-вниз в колонне, стоящей по центру консоли, воздух наполнило утробное гудение, свидетельствующее о продвижении ТАРДИС сквозь Вихрь Времени в реальный мир.
- Отлично, - похвалил сам себя Доктор. - Посадка как по учебнику. Хотел бы я посмотреть, как Марта справится с приземлением по учебнику настолько же идеально!
***
- Аааа... - произнес он вслух, немного удивившись, что с момента его последнего визита
Аркон стал каким-то теплым, влажным и болотистым.
И скользким.
Потому что как только он сделал шаг из ТАРДИС, его нога тут же скользнула по покрытому мхом корню, и только успев схватиться за дверной проѐм, он смог предотвратить падение на грязную землю.
Атмосфера накрыла его как огромное толстое одеяло. Он так и стоял - одной ногой в ТАРДИС, другая осторожно зависла в пятнадцати сантиметрах над землѐй - размышляя, что же здесь не так. Аркон должен представлять из себя цветущий, развитый, похожий на
Землю мир. Прямо здесь должна сиять горячая желто-белая звезда, а его органы чувств должны атаковать запахи, звуки и прочие признаки технологического прогресса.
Но вместо этого вокруг расстилалась вялая тишина, изредка прерываемая случайными звуками всплесков воды. А пахло тут лишь затхлым болотным газом.
Запахом природы. Ему нравился запах природы - запах силы, бодрости и растений.
- Эммм... - добавил он, глядя поверх глянцевой поверхности воды, простирающейся от покатого берега, на который решила шлѐпнуться ТАРДИС. На другом берегу,
yuliasha
находящемся на отдалении пары сотен метров, развесистые деревья протянули свои ветви почти к самой воде, образуя пышную бахрому. А сквозь свод листьев над ним просвечивало красно-оранжевое солнце на небе с фиолетовым оттенком.
- Всѐ это самую чуточку неправильно, - сказал Доктор сам себе.
***
Выискивая в гардеробе ТАРДИС что-то ультра-гламурное и ультра-шикарное, чтобы надеть к Тиффани (подумай об Одри Хэпберн, напомнила она себе, подумай о голливудской роскоши), она знала, что Доктор стоит в комнате управления и нетерпеливо переминается с ноги на ногу. Ну, может и подождать. Не так уж часто девушке приходится испытывать подобные трудности в путешествиях с Доктором. Джинсы, красная кожаная куртка и крепкие ботинки были еѐ повседневной одеждой, но Марта не упускала возможности блеснуть.
Она копалась в поисках какого-нибудь изящного наряда и издала торжествующее "Да!", когда нашла шелковое сиреневое платье и подходящие длинные перчатки с перламутровыми отворотами. Марта мгновенно нарядилась в них и стала крутиться перед зеркалом. Платье, надо признать, оказалось немного тесновато для неѐ. Но если вдохнуть в себя - и не сильно выдыхать - вполне сойдѐт. С обувью было сложнее, но нашлась пара серебристых сандалий на ремешках, пришедшихся почти впору.
"Выруби их, девочка!" - прошептала она себе, поправила причѐску и направилась к выходу из гардеробной, готовая к своему до неприличия декадентскому завтраку. У
Тиффани.
***
Доктор уже готов был признать, что с солнцем Аркона произошло что-то ужасное, и это повлекло за собой глобальные изменения в экосистеме, превратившие высокотехнологичный рай в заболоченный мир. Он уже думал, что, возможно, арконийцы потерпели неудачу в эксперименте модификации солнца, и их звезда мутировала в оранжевый шар, висевший у него над головой. Или что некая агрессивная инопланетная раса преобразовала под себя окружающую среду, пытаясь уничтожить арконийцев.
На самом деле он был готов подумать о чѐм угодно, лишь бы только не о самом очевидном.
Он отклонился назад, в прохладные внутренности ТАРДИС:
yuliasha

- Ты опять напутала с теми рычагами? - прокричал он Марте. Но не настолько громко, чтобы она услышала. Потому что Марта, разумеется, ничего не путала с рычагами. И Доктор это знал.
Он печально покачал головой и осмелился поставить ногу на мшистый древесный корень, извивающийся по берегу как деформированная макаронина.
- Нужно починить эти гироцепторы, - пробормотал он.
Он аккуратно попробовал переместить свой вес на корень - тот выдержал. Главной проблемой была скользкая поверхность. Доктору пришлось держаться за дверной проѐм
ТАРДИС, перешагивая на корень. Он нашел безопасное место для второй ноги и осторожно встал.
Наконец Доктор полностью выпрямился.
- Вот! - обрадовался он собственной сообразительности. - Совсем даже не трудно, совсем...
Со всей комедийной грацией, присущей самым забавным клоунам, Доктор замахал руками, когда его левая нога не устояла и начала скользить по корню. Вторая нога тут же решила поддержать веселье, и Доктор с удвоенной энергией замолотил руками в воздухе, фалды его пиджака так и летали вокруг. Секунду спустя он почувствовал, что падает, и инстинктивно схватился за открытую дверь ТАРДИС.
Что было большой ошибкой.
Возможно, ТАРДИС и выглядела довольно устойчивой и прочной штукой, несмотря на еѐ видимые размеры. Но она подчинялась тем же законам физики - и трения - что и он. И хотя приземлившись на корни, она их расплющила, поверхность всѐ-таки осталась очень скользкой.
Доктор с грустью подумал, что это похоже на спуск корабля на воду. Только без разбивания бутылки шампанского о борт.
Под хруст и скрежет корней, под утробное хлюпанье грязи, ТАРДИС начала скользить по берегу к воде, и Доктор снова утратил равновесие. Фактически, случайно толкнув ТАРДИС, он не только отправил еѐ по пути, проложенному корнями, но и сам оттолкнулся в противоположном направлении.
- Резиновые сапоги! - только и успел крикнуть он Марте, плюхаясь на спину в лужу грязной воды. Он приподнялся на локтях как раз вовремя, чтобы увидеть, как его любимая
ТАРДИС на секунду застыла на краю болота, чуть покачиваясь, будто помахивая на прощанье. И как в волшебной замедленной съемке синяя будка опрокинулась в воду.
yuliasha

Мощный всплеск окатил Доктора теплой, илистой водой. По поверхности болота прокатилась огромная волна, быстро захлестнувшая возникшие пузырьки воздуха. А
ТАРДИС исчезла.
- Резиновые сапоги, - всѐ ещѐ не веря в произошедшее, шепотом повторил Доктор. -
Не забудь надеть свои резиновые сапоги, Марта.
***
Марта была уверена, что слышала, как Доктор что-то крикнул. Мгновение спустя пол под еѐ ногами слегка покачнулся. Но это могло быть просто остаточное явление.
Иногда с ТАРДИС такое случалось после приземления, как с еѐ дедушкой, который ѐрзал в кресле, устраиваясь удобнее для просмотра "Танцев со звѐздами".
Но когда она появилась в комнате управления, Доктора там не оказалось. Марта, чуть морщась от врезающихся в еѐ ноги ремешков сандалий, наклонилась, чтобы посмотреть сквозь решѐтку на полу, не занялся ли там Доктор очередным ремонтом. Но и там его не увидела.
- Доктор? - позвала Марта, выпрямляясь. Никакого ответа. Тогда она заметила, что дверь слегка приоткрыта. Причина, по которой она не увидела этого раньше, заключалась в том, что снаружи было темно. Разве это нормально? Нет, если они собирались позавтракать. Разве что он привѐз еѐ в разгар зимы в 7 утра. В таком случае сиреневый шелковый наряд и лѐгкие сандалии - совершенно неподходящая одежда.
Возможно, ТАРДИС приземлилась в помещении. Или в проулке. Да, подумала она более уверенно. Должно быть так и есть. Радость снова наполнила еѐ сердце, когда она подумала о предстоящем великосветском мероприятии и шагнула к двери.
Вот только...
Что-то было не так. Темнота снаружи определенно была какой-то неправильной.
Будто что-то плоское, тѐмное и водянистое прислонилось к открытой двери. Марта пригляделась. Где-то вдали с одной стороны она увидела расплывчатый свет - слабый, мутный, коричневатый огонѐк. И в темноте, приглядевшись ещѐ сильнее, она могла различить маленькие крутящиеся вихрем песчинки.
Марта опасливо протянула руку и дотронулась до темноты. Но темнота оказалась недостаточно твѐрдой. Она поддалась под нажимом, будто прозрачная резиновая мембрана. Марта осторожно продолжала давить, а темнота отступала дальше. Странно.
Она отдѐрнула руку и заметила как растянутая поверхность спружинила и снова стала плоской.
yuliasha

- Доктор! - позвала она, задумавшись, сможет ли он вообще услышать еѐ сквозь эту странную коричневатую темноту.
Марта вновь протянула руку вперѐд и ощутила сопротивление твѐрдой, гладкой поверхности. Сжав зубы, она толкнула сильнее, и внезапно еѐ рука провалилась. На мгновение она застыла, чувствуя, как влага просачивается сквозь шѐлк платья к еѐ коже.
Вода, подумала она сразу. Это во...
И прежде чем она успела закончить свою мысль, что-то сильное и мускулистое обернулось вокруг еѐ запястья. Она открыла рот, но крик так и не вырвался наружу, поглощенный гибельно-темными водами, в которые еѐ унесло...
yuliasha

2
Доктору оставалось только отсутствующим взглядом уставиться на точку, в которой исчезла ТАРДИС. Единственным, что отмечало еѐ недавнее присутствие, были примятые, расплюснутые корни, пробивающиеся сквозь почву.
Первым делом он подумал о Марте, но решил, что с нею всѐ в порядке. Факт, что всего несколько пузырьков поднялось на поверхность воды, свидетельствовал о том, что либо дверь оказалась закрыта, когда ТАРДИС перевернулась, либо включилось силовое поле. Если бы вход в его корабль был полностью открыт, здесь уже бы не осталось воды.
Пещерообразные внутренности ТАРДИС впитали бы еѐ всю, подобно громадной губке.
Однако это не помогло ему вернуть еѐ обратно.
Ему нужна помощь. Он мог бы попробовать нырнуть в озеро, но вода выглядела такой грязной и илистой, хотя - дайте время - и он, возможно, отыскал бы еѐ, однако не был уверен, что сумел бы задержать дыхание достаточно надолго, чтобы попасть внутрь
ТАРДИС.
Да, ему нужна помощь.
Только сейчас он наконец-то обратил внимание на окружающую среду. То, что он посчитал рекой, вероятно, ею всѐ-таки не являлось: вода была стоячей и спокойной.
Возможно, озеро. ТАРДИС приземлилась на мысе, вдававшемся в него. В воздухе ощущалась сырость, хотя одежда уже начала подсыхать под лучами зловещего оранжевого солнца. Ветра почти не было, а в отдалении, среди деревьев и кустов на противоположном берегу озера, Доктор слышал чириканье, стрекот и шелест. Близились сумерки, и Доктор понимал, что животный мир планеты выйдет на охоту.
Надо хорошенько осмотреться, решил Доктор про себя.
Он в мгновение ока взобрался на ближайшее дерево. Ветви тянулись к небу, как ладони, образовывая своеобразную просторную, круглую клетку. Многочисленные отростки обеспечивали множество точек опоры, и вскоре Доктор оказался на самых верхних ветвях дерева, опасно покачивающихся из стороны в сторону под его тяжестью.
Маленькая красно-серая птичка чирикнула и унеслась в небо, возмутившись его вторжением и не приняв извинений.
Вцепившись в ветви, он осмотрел лес сверху: кругом сплошная зелень, изредка перемежаемая серебристо-серыми вкраплениями более высоких деревьев. И словно трещины на жуткой дороге - тѐмные зигзаги, где, как он посчитал, располагались другие реки и озера.
yuliasha

Прищурившись, он поднял свободную руку ко лбу, чтобы заслониться от солнца, которое уже почти касалось верхушек деревьев на горизонте. Где бы он ни оказался, эта планета, очевидно, имела очень короткий период обращения вокруг собственной оси.
Если приблизительно прикинуть, день длился не более двенадцати часов. Так что это определенно не Аркон.
Всего в паре километров среди зелени поднимался небольшой дымок.
- Кто ищет, - прошептал он с улыбкой, - тот всегда найдет...
Чем бы это ни было, решил Доктор, стоит еще подумать. В небе начали собираться тучи, заслоняя оранжевый диск луны. Скоро пойдет дождь.
***
"Конфетка" Кейн ненавидела своѐ прозвище. Сильно ненавидела. Но поняла, что словно от торчащих ушей или кривых зубов от него невозможно избавиться без своего рода хирургического вмешательства.
У родителей Кэндис Маргарет Кейн не хватило здравого смысла подумать, прежде чем обрекать свою единственную дочь на годы насмешек других детей, а Кэнди-Конфетка совершила фатальную ошибку. В первый же день в школе она солгала, что на самом деле еѐ зовут Кэтрин. Ложь, на которой еѐ подловили, послужила сигналом, что, наверное, есть что-то плохое в имени "Кэндис". И за несколько дней все вокруг начали звать еѐ Кэнди-
Конфеткой.
Экспедиция на Воскресенье казалась неплохой идеей - не только потому, что она начала бы совершенно новую, интересную жизнь, но и из-за шанса раз и навсегда отвязаться от "Конфетки". И от всего этого детского сада! Прибытие, три дня после посадки на планету, сообщение по гиперпочте от еѐ тѐти, адресованное "Кэнди Кейн" - совершенное крушение всех этих надежд.
Всѐ это отлично объясняло тот факт, что при малейшей возможности Кэнди стремилась работать без напарников. Проверяла ли она берега озер и рек, затопивших их первое поселение, искала ли выброшенные приливом обломки, или охотилась за яйцами водных голубей, Конфетка предпочитала заниматься этим в одиночку. Еѐ не волновало, что другие поселенцы считают еѐ отщепенкой. Она и была отщепенкой. И ей это нравилось. Одной было проще и тише. Профессор Бенсон являлась чуть ли не единственной, с кем она с радостью выходила на болота Воскресенья. Хотя она и была уже в возрасте. Тай Бенсон не претендовала на роль матери для Кэнди, она не выспрашивала у неѐ "что она думает по этому поводу" или "как она думает о том-то". Она
yuliasha
не твердила, что Кэнди следует приложить "больше усилий", чтобы дружелюбнее относиться к другим подросткам. Она просто позволяла ей быть самой собой, и просто верила, что она знает, что делает.
Кэнди подтянула лямки своего рюкзака, ощущая вес хорошо упакованных яиц
(целых трѐх штук!) внутри него. Размером с земные страусовые яйца, они были не только вкусны, но и вполне могли прокормить семью из четырех человек в течение дня.
Поселенцы не испытывали недостатка в еде - потрясающее разнообразие растений, растущих на болотах и вокруг него, обеспечивало пищу. А до потопа они ловили рыбу, расставив сети вдоль устья реки. Но питательные коричневые яйца с двойными желтками были настоящим деликатесом.
Она сверила свои часы с раздувшимся солнцем, опускающимся на верхушки деревьев. Сгущающиеся облака окрасились в оранжевый и фиолетовый. Закаты на
Воскресенье были красивыми, но недолгими. Быстро смеркалось, а до поселения добрых полчаса пути. Кэнди не боялась находиться за его пределами после наступления темноты, в этой части планеты было мало опасных хищников. На суше, по крайней мере. В глубине болот обитало множество неприятных водных существ, начиная от крошечных червей, способных забраться под кожу, и заканчивая одной мерзкой маленькой рыбкой, которая обычно вонзала в вас острые, как бритва, зубы и не отпускала, даже если отрезать ей голову. И еще аллигаторы - пятиметровой длины, которые скорее являлись гибридами аллигатора и черепахи. И на самом деле не хотелось бы оказаться не с того конца одного из них.
Но она не встречала многих из них после наводнения. Рыба тоже была в дефиците, что беспокоило некоторых из воскресенцев. Во всяком случае, она знала, что если держаться подальше от воды, то в известной степени она будет в безопасности.
Единственными большими животными, которые разгуливали по лесу, были выдры, но даже они, как правило, не уходили далеко от воды и от своих гнезд. И, по словам профессора Бенсон, они в любом случае - вегетарианцы.
Внезапно, она остановилась. Впереди, где-то в отдалении справа, она услышала шум: как будто ломались ветки.
С любопытством - хотя светлые волоски на еѐ руках встали дыбом - Кэнди пригнулась ниже под упавшим деревом. Открыв рюкзак, она достала оттуда монокуляр и прижала его к глазу, нажав на переключатель на тубусе, чтобы отрегулировать светочувствительность. Красноватый сумрак озарился желтыми и оранжевыми тенями.
yuliasha

Она уловила какое-то движение, мерцающий лимонный отблеск, поднимающийся от подножья деревьев к самому своду. Водный голубь, наверное. Или, может быть, морская цапля. Кэнди позволила себе предположить, что не понимает, на что смотрит, и встала.
Возможно, это Орло по своему обыкновению шарится вокруг. Примерно на год ее моложе, Орло - большой и неуклюжий парень - был полной противоположностью Кэнди.
Он излучал радость и дружелюбие, и порой составлял ей компанию в ночных вылазках.
Но, как и Кэнди, ему нравилось одиночество, много раз они пересекались в темноте, пугая друг друга.
Кэнди запустила руку в рюкзак и достала фонарик. Направив его в сторону источника шума, она просигналила "Привет!" азбукой Морзе. Если это Орло, он ответит: они вместе изучили морзянку по старому учебнику, обнаружившемуся в недрах памяти корабля "Один маленький шаг", когда летели на Воскресенье. Просто от скуки.
Кэнди уставилась в темноту, ожидая ответа.
"Привет" - просигналили в ответ несколько секунд спустя, хотя свет казался холоднее и отдавал синевой, не как у фонарика Орло, насколько она помнила.
"В чѐм дело?" - послала сигнал она.
Орло должно быть практиковался. Ответ последовал быстро: "Я заблудился".
Заблудился? Как он мог заблудиться? Он знал этот лес так же хорошо, как и она.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

перейти в каталог файлов
связь с админом