Главная страница

Юрий Воробьевский Мат как бесомолитвенный язык. Мат как бесомолитвенный язык


НазваниеМат как бесомолитвенный язык
АнкорЮрий Воробьевский Мат как бесомолитвенный язык.doc
Дата01.02.2017
Формат файлаdoc
Имя файлаYuriy_Vorobyevskiy_Mat_kak_besomolitvenny_yazyk.doc
ТипДокументы
#25924
Каталогmartinis09

С этим файлом связано 67 файл(ов). Среди них: Katasonov_Lzheproroki_poslednikh_vremen_Darvinizm_i_nauka_kak_re, Svyatitel_Nikolay_Serbskiy_Slovo_o_Zakone_Nomologia.pdf, Пейсатели СССР.docx, Ivin_A_A_Logika.pdf и ещё 57 файл(а).
Показать все связанные файлы

Мат как бесомолитвенный язык




РАЗГОВОР С ЛЕТУЧЕЙ МЫШЬЮ

(Выдержки из книги "Иудиада")

Есть на Афоне торжественная песнь, называемая «терирем». Во время праздничного богослужения это непонятное слово пропевается на разные лады. Существует предание, что когда-то давно боговдохновенные старцы услышали ангельское пение и попытались воспроизвести его. Так что «терирем» - слово из языка ангелов, о существовании которого люди догадывались давно. Иногда этот язык называли енохианским - по имене праведного Еноха, а иногда - «языком птиц», крылатых, как небожители...

Но тогда ведь должен быть и язык падших ангелов! Не удивляйтесь: мы знаем его довольно хорошо.

- Ду ю спик инглиш?

...

- Шпрехен зи дойч?

...

- Парле ву франсе?

...

- Ах мать твою...

И в ответ - поток отборной брани. Этим языком собеседник владеет отменно. Особенно если выпьет.

( В дневнике писателя за 1873 год Достоевский записал: «Известно, что во хмелю первым делом связан и туго ворочается язык во рту, наплыв же мыслей и ощущений у хмельного и у всякого не как стелька пьяного человека почти удесятеряется. А потому естественно требуется, чтобы был отыскан такой язык, который мог бы удовлетворить этим обоим, противоположным друг другу состояниям. Язык этот уже спокон веков отыскан и принят во всей Руси»).

ЖЕРТВЫ ПСИ-ОПЕРАТОРОВ

Телевидение у нас всегда уважали, и в начале 90-х годов прошлого века, когда пресса заговорила о психотронном оружии, передо мной на удивление легко (демократия и гласность!) открылись двери секретных лабораторий. Впрочем, дело оказалось не только в гласности. МВД, военные и спецслужбы сократили финансирование многих секретных программ, ученые уходили в «свободное плавание», и участие в готовящемся телефильме было для них хорошей рекламой.

Передо мной, как автором, стоял вопрос: существуют ли реальные технологии управления человеческим сознанием? А если существуют, то на каких принципах действуют психотронные генераторы? Мы выслушивали ученых, постепенно удивление росло. Открывались феномены, которые никак не вписывались в рамки позитивной науки. Генератор, например, иногда действовал только в присутствии определенного оператора. И давал стабильные результаты, только когда на его корпус ставили какой-нибудь специфический знак наподобие пентаграммы.

Ученые, которые из года в год «водили хороводы» вокруг своего детища, очень напоминали жрецов какого-то культа, а сам прибор - языческий идол. Но ведь и идолов, ставших объектом поклонения, вселялись демоны! И с помощью голосов, знамений манипулировали людьми.

Да, оказалось, дело не только в объективной физической реальности: торсионных, лептонных и прочих «тонких полях». Оказалось, тут силен человеческий фактор. И не только человеческий. Загадочные смерти многих разработчиков пси-оружия в нашей стране и за рубежом говорили просто о дьявольщине какой-то. Мне рассказывали и о том, что убийственные поля, аномальные зоны, возникавшие вокруг приборов, «смывались» только освященной водой... Впрочем, подробности вы можете прочесть в моей книге «Стук в Золотые врата» или увидеть в фильме «Капли мира на злые сердца». Сегодня мне вспоминается то, что не вошло в те работы.

Тогда ( уже почти два десятка лет назад) я познакомился с активистами Комитета жертв психотронного оружия. Если проводятся секретные эксперименты с сознанием, то должны быть и жертвы. В США, когда была обнародована информация о чудовищных опытах доктора Камерона, оставшимся в живых «подопытным кроликам» выплатили миллионы долларов компенсаций. Наши, российские жертвы «промывания мозгов» (которым, конечно, не выплатили ничего) рассказывали не менее удивительные вещи. О том, например, что периодически у них (где бы они ни находились) в голове начинали звучать чужие голоса.

« - И надо же, как обнаглели экспериментаторы, - говорили мои собеседники, - что нормально операторы психотронных станций (считалось, что это их голоса «звучали в голове») почти не разговаривают, а постоянно кроют матом... Злобно так!»

Мы снимали, смотрели на своих собеседников и каждый думал: не пойму я что-то... Кто из вас на самом деле «жертва», а кого из психушки отпустили? Раньше свои немощи списывали на то, что сосед по коммуналке через трубочку высасывает кровь по ночам, а теперь, когда прочли про пси-оружие, подумали: вот оно что! Генераторами нас облучают!

Теперь признаюсь: не оценил я тогда важности услышанного... А о том, что это за «операторы психотронных станций» и почему они матюкаются, мы еще поговорим.

ТРУП НЕ МОЖЕТ НЕ СМЕРДЕТЬ.

Слушаю старую казачью песню «смерть атамана Игната». Ни одно ядро, летящее через Кубань, не разит казаков, потому что они - в духовной и плотской чистоте. Но распалился гневом Игнат: «Ах, ты...» И выматерился. В это мгновение ядро его в грудь и ударило.

Удивительные слова! В щите веры оказалась щель - враг туда казака и уязвил. Правду поведала песня. Недаром всегда говорилось: от сквернословия Ангел-хранитель отходит. Такое не раз бывало. Не случайно в Запорожской Сечи под угрозой наказания плетью у позорного столба было запрещено употребление брани. Запрещалась она и во время казацких походов.

Погиб атаман телесно. А что стало с ним в духовном плане? Горе сквернословам: «Гортань их - открытый гроб». (Рим. 3, 13). Из посмертных видений преподобной Феодоры мы знаем, что первое испытание души называется мытарством празднословия и сквернословия: «от слов своих оправдаешься, от слов своих осудишься». «Язык - небольшой член, но много делает. Посмотри, небольшой огонь так много вещества зажигает! И язык - огонь, прикраса неправды; язык в таком положении находится между членами нашими, что оскверняет все тело и воспаляет круг жизни, будучи сам воспаляем от геенны». (Иак. 3, 5-7).

При Алексее Михайловиче гнилословам вырывали язык - чтобы не распространяли заразу дальше. Ах, какая дикая жестокость! В наши дни какой-нибудь психоаналитик объяснил бы царю: если из тебя что-то прёт, то вредно это в себе удерживать...

Апологетам мата почему-то не приходит в голову простой вопрос: почему таким образом осуществляемая «эмоциональная разрядка» должна происходить за счет других людей? Почему кто-то должен принимать в свои души эту мерзость? Матерщиннику же, как замечено, непременно нужно, чтобы кто-нибудь слышал.

В передаче страшной «инфекции» - суть диавольского замысла. Священник Александр Половинкин поясняет: «Скверные слова содержат и передают сатанинскую энергию зла, которая вызывает болезни у человека и может убить его».

Да, открытия академика Петра Горяева не делают удивительным утверждение, что сквернословие наносит вред духовному, и физическому здоровью человека. ДНК способна воспринимать человеческую речь и читаемый текст по электромагнитным каналам. Одни сообщения оздоравливают гены, другие травмируют, подобно радиации. И если добрые слова молитвы пробуждают резервные возможности генетического аппарата, то проклятия и матерщина вызывают мутации, ведущие к вырождению.

Всеобщий ураганный мат - один из знаков и одна из причин гибели народа и унижения страны. «Благословением праведных возвышается город, а устами нечестивых разрушается» (Притч. 11, 11).

Свт. Лука (Войно-Ясенецкий) писал на этот счет: «Ни одно слово, исходящее из уст человеческих, не теряется в пространстве бесследно. Оно всегда оставляет глубокий, неизгладимый след, оно живет среди нас и действует на наши сердца, ибо в слове содержится великая духовная энергия - или энергия любви и добра, или, напротив, богопротивная энергия зла. А энергия никогда не пропадает. Это знают физики относительно энергии материальной, которая во всех видах своих не теряется. Энергия духовная тоже никогда не исчезает бесследно, она распространяется повсюду, она действует на всех».

Большинство даже не понимает, что «кроя» кого-то бранными словами, они называют живого мертвым. А это без последствий не обходится. Т. Миронова отмечает, что многие ругательные слова напрямую связаны с понятием смерти. Падло от падать. Стерва - означает мертвечина (ср.: стервятник, падальщик). Зараза (заразить, значит убить). Мразь - погибший от холода. Быдло (польск.) - скот, предназначенный для убоя.

Понимая это, в древности «человек боялся называть смерть своим именем (если услышит - может прийти) и называл мертвого покойником, усопшим, используя метафоры там, где не решался говорить прямо». Кого зовешь, тот и приходит. Так даже не осознавая, привычная ругань может превратиться в страшное заклятие.

Протоиерей Сергей Николаев обращает внимание на удивительную веешь: «В медицинской практике известно следующее явление парализованный человек, у которого полностью отсутствует речь, не в силах выговорить ни «да», ни «нет», но может, тем не менее, совершенно свободно произносить целые выражения, состоящие из непечатной брани».

Я видел такого в Дивеево, когда трущобы еще не вынесли за пределы Канавки. Приехавший из Москвы трудник Михаил свидетельствовал: как только насельницы монастыря начинают петь какую-либо духовную песню, на другом конце Канавки мужик, который иначе как на коляске передвигаться не может, тут же начинает буквально орать, харкать матом, хотя не может слышать того, что здесь молятся.

Что происходит с людьми? Почему даже не умеющий еще говорить младенец матерится в крестильной купели? В этих случаях наука просто навешивает на непонятное ей явление мудреное название. Когда человек начинает без причины ругаться матом и не может остановиться или испытывает к этому непреодолимое влечение, психиатры называют это по имени французского врача - синдром Туретта. Психологи придумали свое словечко: копролалия. Одно в нем правильно: термин этимологически связан с понятием «смердеть». Свт. Иоанн Златоуст писал о зловонных словах. В книге «Старец Ефрем Канунакский» читаем о том же: «Старец часто говорил, что некоторые тяжелые грехи он чувствовал как зловоние. Грех смердит».

Да, у духовно чутких людей возникает такое - едва ли не физическое ощущение. Не случайно мать Хемингуэя, когда он в детстве сквернословил, мыла ему рот с мылом.

А вообще-то смердит - бывшее когда-то живым, а теперь ставшее мертвым.

В.И. Даль так расшифровывал слово скверна - «мерзость, гадость, пакость, все гнусное, отвратительное, что мерзит плотски и духовно, мертвечина, смрад, вонь; разврат, нравственное растление, все богопротивное».

Да, убийственная энергия брани закодирована этимологически. Расшифровать ее может лишь человек, хорошо знающий русский язык, а, следовательно, происхождение слов. К этому же. Увы, способно все меньше наших соотечественников.

Согласен с Василием (Фазилем) Ирзабековым: «...я убежден, что в русском языке мата нет и быть не может...» Как раковые клетки - нечеловеческие, а паразитические, так и мат состоит из нерусских слов. Матерящиеся люди утратили важнейшее качество русскости. Они говорят на какой-то смеси русского и демонического языка. Причем распевная музыка родной речи вытесняется демоническим харканьем мата. В отличие от «языка ангелов», который слышится духовидцам как язык ритмизированный (поэзия является подражанием ему), язык демонов - словно собачий лай.

К трупу бесполезно обращаться с просьбой не смердеть: он не живой, следовательно, не имеет воли управлять процессами. Он может только распадаться. Так же бесполезно обращаться к матерщиннику, т.е. существу духовно мертвому. Он не может не смердеть, он распадается, гниет внутри - и наружу вырывается продукт разложения».(Охота на людей. Выпуск 2. Новосибирск, 2001. С. 5)

Свт. Тихон Задонский писал: «известно, что врачи узнают, здоров человек или болен, осматривая язык; можно сказать, что наши слова служат верным признаком добрых или худых расположений нашей души». Человек показывающий свой «язык», сразу дает понять, болен он или нет. Речь идет именно о духовном здоровье, а отнюдь не о «хорошем воспитании». Как часто мы видим: «мальчик из хорошей семьи» не просто болен, а уже мертв. Ходит как нежить и смердит.

Духовные мертвецы существуют рядом с нами. И их большинство. Они составляют уже какой-то новый язык-народ. Задумаемся: после Вавилонского столпотворения каждому народу дан был язык и Ангел-Хранитель; но кто же является «ангелом» этой матерящейся биомассы? Не иначе - как князь бесовский, летающий в ночи на черных перепончатых крыльях.

...Бедные жертвы пси-оружия! Не экранами, не металлическими сетками защищаться надо было от мата, а постом и молитвой. «Операторами» психотронных станций оказались отнюдь не лейтенанты КГБ. А значит, и надежда должна быть не на науку, а на Всевышнего. Господу все возможно. В том числе и воскрешение этих трупов. Я, например, знаю бывших матерщинников, которые восстали из мертвых.

ЯЗЫК ПОБЕДИВШЕГО «КЛАССА»

Точно подметил Сергей Есенин:

Свершилась участь роковая,

И над страной под вопли «матов»

Взметнулась надпись огневая:

«Совет Рабочих Депутатов».

Протоиерей Сергий Булгаков подтверждал: «Большевизм родился из матерной брани, да он, в сущности, и есть поругание всяческого материнства: и в церковном, и в историческом отношении. Надо считаться с силою слова, мистическую и даже заклинательную. И жутко подумать, какая темная туча нависла над Россией».

Менялась власть: духовная аристократия уничтожалась «видимыми бесами» в вонючих кожанках. Менялся и язык. Отец Александр Половинкин говорит об этом так: «А.С. Пушкин называл орфографию «геральдикой письма». Каноны письменности, ее сокровища всегда хранит национальная элита. Языковый код защищается аристократией от тех, кто не имеет духовно-культурных связей с данной нацией, не составляет с ней единое целое. Поэтому если удается внедриться в язык и манипулировать им, то уничтожается аристократический дух языка и подменяется так называемой демократичностью...1

Русский язык попросту не может полноценно жить и развиваться в пространстве, лишенном света Православия, вне церковной ограды. Как пророчество и грозное предупреждение обращены к нам слова великого Ломоносова: «Российский язык в полной силе, красоте и богатстве переменам и упадку не подвержен утвердиться, коль долго Церковь Российская славословием Божиим на славянском языке украшаться будет»».

Так что такое национальная элита? Конечно, не принадлежность к определенному роду. Не профессиональная успешность и тем более не чин и богатство. Элитарность - это образец личного духовного здоровья. Доказать его - значит «показать свой язык». Как может аристократ (пусть даже и неосознанно) постоянно кощунственно поминать имя Богородицы!? Оскорблять матерей окружающих людей! Как может он ежеминутно заниматься вербальным эксгибиционизмом!? Как может под видом ругани призывать демонов смерти? Как, наконец, может он угнетать здоровый организм русской речи словами-паразитами, скрывающими свой подлинный смысл: блин, полный писец, елки-палки, японский городовой и т.д.!

1 Хранителем русского языка в начале ХХ века выступил Государь Николай II, не одобрявший не то, чтобы «ненормативную лексику», но и необоснованное употребление иностранных слов: «Русский язык так богат, - что позволяет во всех случаях заменить иностранные выражения русскими. И одно слово неславянского происхождения не должно было бы уродовать нашего языка». Действительно, пока русский язык, тесно связанный с церковно-славянским, сохраняется в чистоте, он хранит в себе этимологические смыслы, спрятать которые желает только враг. (Об этом - в моей книге «Черный снег», глава «Отдел логофобии»). Что такое духовная аристократия? Дворянство? Образованное сословие? Не только. «Грамотные крестьяне избегали устной матерщины (не говоря об изложении ее на письме). Уровень грамотности был неразрывно связан с восприятием слов через призму священных текстов и церковных песнопений».

МАТ И МАТЬ.

Летом 2010 года я обратил внимание на новую моду. Идет девушка, а на ногах у нее - копыта. Такую обувь нынче придумали - то ли перед тобой сатир женского пола, то ли - результат опытов по ксенотрансплантации. В общем, соединили человека с козой... Девушка - стильная. Стиль выбран безукоризненно. Минимум одежды на теле - привычный блудный сигнал. Ногти и губы черные - тоже знак интересный. Амулет на шее - серебряный череп... С удивлением не вижу под короткой юбочкой хвоста. Одно не точно: девушка распространяет запах духов. Бесы пахнут обычно менее приятно. Но не посоветуешь же ей вымазаться калом! Впрочем, я не совсем справедлив. Вот этой особе что-то сказал идущий рядом парень, и она разразилась мощнейшей тирадой гнилословия. Так и повеяло трупным запахом!

Академик Д.С. Лихачев, отбывая в молодости срок на Соловках, создал научный труд, в котором подверг филологическому анализу воровскую речь и пришел к интересным выводам. Сквернословие не является в подлинном смысле человеческим языком. Эти «слова» воздействуют не на интеллект человека, а на чувственную часть души, то есть подобны сигналам, которыми сигналам, которыми пользуются животные.

Ценная догадка, но я бы уточнил. Воровская речь с ее матюками (а теперь, когда в зону превращается вся страна, она распространилась повсюду) - это чья-то попытка превратить людей в животных. В послушное стадо, ищущее лишь корма и случки. Тут-то мы и подходим к этому «кому-то», от которого так неприятно пахнет.

Версией о происхождении мата (по крайне мере, в русском языке) много. И все противоречивые. Ни одной убедительной. От монголо-татар нахватались? Эту гипотезу теперь тоже отвергли. Не там ищут господа лингвисты! Да и вообще, ответ на поставленный вопрос - предмет совсем другой дисциплины.

С древнейших языческих времен мужчины матерились в бою. Не бессознательно, как теперь, а целенаправленно призывали некую помощь. Этого не делали бы, если бы не было результата. Табуированные в обычное время слова должны были стать заклятием в решающей ситуации.

«Матерясь в драке или в бою, человек... призывает на помощь бесов и получает от них силу и жестокость.1 Но долги приходится платить, и сатана собирает щедрую дань с матерящегося воинства в виде пьянства, курения, половой распущенности». Если воин не христианин, ограждающий себя молитвой, то с войны вообще приходит много морально деградированных и даже забесовленных людей.

Но как люди впервые узнали то, что именно надо произносить? Этнограф В.И. Харитонова приводит несколько примеров, когда колдовские тексты, заговоры современных колдунов, возникали, надиктованные некими голосами, "звучащими в голове». Этот феномен описан и психиатрией. Он называется «ментизм» и означает состояние, в котором человек получает откуда-то неведомую ему информацию. Православная традиция уже много веков назад дала ответ на возникающее недоумение словами св. Иоанна Кассиана: «Бесноватые иногда делают и говорят то, чего знать не могут».

Теперь становится окончательно понятным, что за «операторы психотронных станций» надиктовывают матерные заклятия. Хуление матери, в которой для верующего человека всегда видится прообраз Матери Божией, название «тайных уд» и полового акта - вот что является самым сильным заклинанием.

В.И. Харитонова подтверждает: «При проклятии часто используется бранная («матерная») лексика, представляющая собой наименование частей тела, или действий, процессов, заставляющих человеческое сознание настраиваться на сексуальную тему». Характерно, что это понимают и авторы новомодных «психологических тренингов», рекламирующих свои курсы как возможность «снять комплексы», «полностью самореализоваться» и т.д. Однажды я получил (на адрес редакции журнала «Русский Дом») письмо из Курска от молодой особы, которая с ужасом и стыдом осознала, в чем состояла суть поначалу увлекшего ее тренинга. На очередном занятии руководитель потребовал, чтобы все участники начали с громких призывов: «хочу е...», «хочу е...».

Свт. Иоанн Златоуст свидетельствует: «Скверные выражения суть на самом деле магические формулы, обращены к срамным демонам. Тем самым привлекаются гнуснейшие бесы, приносится противоестественная словесная жертва».

Христианство сразу наложило «табу» на сквернословие, которое по своей сути является молитвой бесам, своеобразным заклятием и проклятием того, к кому она обращена».

Протоиерей Андрей Ткачев: «На древних иконах бесы изображались имеющими несколько лиц, одно из которых помещалось в области половых органов. Таким образом иконописцы давали понять, что умная деятельность падших духов перевернута, опрокинута вверх тормашками и устремлена не вверх, а вниз. Если у человека подобный образ мыслей, если его умная сила пресмыкается во прахе, то отсюда и рождается скверный образ мысли и скверные слова». Постоянно называя половые органы, матерщинник оказывается в плену блудного беса.2

1 Матерщинник призывает беса, как если бы позвал его по имени. Это сродни ситуации, описанной в свое время писателем Амфитеатровым: «Обыкновенно, чорт не ленив на проявления к призывающим его, за формальностями не гонится, а иногда, - чтобы войти в сношение с лицом, которое его интересует, - является и когда вообще не звали, привязавшись просто, к присловью, к «черному слову», как говорят в русском народе. Папа Григорий Великий рассказывает об одном священнике, как он сказал своему слуге: «иди, дьявол, сними с меня сапоги!» И тотчас же перед ним появился самолично дьявол, о котором он в ту минуту и не думал». (А. Амфитеатров. Сочинения. Т. 18, С.-Пб, с 309).

2 С этим надо полагать связано языческое поверье: при встрече с духовными сущностями, чтобы не пострадать от них, следует потирать детородные органы.

БЕСОМОЛИТВЕННЫЙ ЯЗЫК.

«Матерная брань, свидетельствует современный этнограф, используется наряду с зачуранием и молитвами, упоминанием Бога в ситуациях «проявления тонкоматериальных персонажей» или проявления ведьм-оборотней: «Када блазниться начнеть или бабку-оборотку увидишь, то ие матюкнуть хорошенько надыть; ты ие прям матым крой...» Конечно, «действует» матерное слово только потому, что бес желает приучить к нему человека, как к вещи полезной. Но теперь к нему настолько привыкли, что оно уже потеряло в основном свою сознательную заклинательную роль. Стало в речи миллионов таким же вездесущим и одновременно как бы незаметным, как и сам лукавый. Но как раз сами-то эти ничего не замечающие ругатели и помечены нечистой печатью.

Епископ Варнава (Беляев) писал: «Сквернословие - гнусный порок, который в священном Писании приравнивается к смертному греху (Еф., V. 4,5). От него стонет земля русская, им растлены души; и уста великих философов и писателей, которые еще стараются учить других добру и произносить вслух прекрасные слова, никак не могут справиться наедине, когда ничто уже не препятствует сдерживать себя... Есть растление тела, и есть растление души. Насколько душа превосходит тело (слово есть самое высокое и ценное в человеке, отличающее его от скотов и уподобляющее Богу-Слово), настолько растление души и этого слова - великий грех в сравнении с всеми прочими. Срамословие присуще всем векам, местам и народам. Порок этот есть насилие чисто языческое. Он всецело коренится в фаллических культах древнего Востока, начиная с глубин и темных бездн в честь Ваала, Астарты, Хамоса и проч. Причем этот порок и какое-то тайное, странное тяготение к нему стоят прямой зависимости от того, насколько близко стоит человек к Богу. И если он отодвигается от Божества, то тотчас же начинает задом входить в область сатанину и приобретать эту скверную привычку - вместо Бога произносить имя лукавого и вместо божественных вещей поминать срамное. Скверные чудовищные предложения суть на самом деле «священные», «молитвенные» формулы, обращенные к срамным демонам. Христиан! Употребляя их, кому ты служишь вместо Бога, кому ты молишься; что ты делаешь! Ты не просто совершаешь легкомысленное дело, не просто грубую шутку допускаешь, слова твои не просто колебания воздушных волн. Но ты произносишь, хотя несчастный, и не веришь - страшные заклинания, ты накликаешь и привлекаешь гнуснейших бесов, ты в это время сатане приносишь противоестественную словесную жертву!.. Ты делаешься, не зная и не желая этого, колдуном, магом, чародеем...»

Так что мат - это не просто демонический язык. Это язык бесомолитвенный. А если так, то что происходит с человеческой природой при произнесении гнилых слов? О молитве Господу мы теперь знаем: наряду с бодрствованием, коротким и длинным сном молитва является четвертым состоянием мозга. При ясном сознании полностью отключается его кора. Так отражаются атаки бесовские, направленные в первую очередь на поврежденный человеческий разум. Состояние молитвы, утверждают ученые Института имени В.М. Бехтерева, - изначально присуще и необходимо человеку.1 Иными словами, как говорил старец Паисий, при молитве Господней работает освященный разум. При бесомолитве все наоборот. Как будто смрад из под хвоста бесовского застилает человеческий ум.

«Блуд и всякая нечистота... не должны даже именоваться у вас...» (Еф. 5:3), говорит Святое Евангелие. Теперь все иначе: Берлинская Академия Наук издала все надписи и рисунки на стенах публичных домов в Помпее. Господь сокрыл всю эту мерзость многометровым слоем пепла, однако человек не поленился раскопать и приобщить смрадные «артефакты» к сокровищнице мировой культуры. В поисках подобных шедевров скоро, наверно, ученые и на дно Мертвого моря нырнут.

PS.

Снова вспоминаю исследования психотронщиков. Они доказывают, что на человеческое сознание эффективно воздействуют даже не слова, даже не звериные сигналы, которыми является мат, а просто звуки в диапазоне, которого не слышит наше ухо. Это инфранизкие или ультравысокие частоты, вызывающие панические или другие болезненные состояния и способны даже убить человека. Судя по их характеристикам, можно предположить, что эти каналы промыслительно закрыты для нас. И выделены для общения демонам, для их рыков и визгов. Но наука залетела и в эти сферы.

Ультразвук, как известно, издают летучие мыши, издавна считающиеся образом духов злобы поднебесной. Эти ночные существа как бы противоположны птицам-ангелам. Демонический язык я назвал бы языком летучих мышей. Так что, матюкнувшись, знай: тебя обязательно услышит мерзкая тварь с перепончатыми крыльями. И прилетит на зов.

1 Это экспериментально доказано заведующим лабораторией Института профессором В.Б. Срезиным и кандидатом медицинских наук И.Я. Рябининой. Тезисы сообщения об этом научном открытии были опубликованы на Всемирной конференции «Последние достижения науки о сознании, проходившей в 1999 году в Аризонском университете (США).

 

перейти в каталог файлов
связь с админом