Главная страница
qrcode

Мифологическое мировоззрение. Мифология как форма мировоззрения


Скачать 223,95 Kb.
НазваниеМифология как форма мировоззрения
Дата10.08.2019
Размер223,95 Kb.
Формат файлаrtf
Имя файлаМифологическое мировоззрение.rtf
ТипРеферат
#157294
Каталог

ГУО «Институт подготовки научных кадров НАН Беларуси»

Кафедра социально-гуманитарных дисциплин

Дисциплина «Философия и методология науки»
Реферат на тему:

«Мифология как форма мировоззрения»


Выполнила:

студентка магистратуры специальности «биология»

Терехова М. М.


Минск 2019 г
Оглавление


Введение


С момента «обнаружения» людьми себя в окружающем мире перед ними возникла проблема, связанная с их отношением к миру. Для этого необходимо было искать ответы на важные вопросы: какова сущность и природа окружающего мира, какова сущность и природа самих людей, что общего между людьми и окружающей их действительностью и что их разделяет, как следует вести себя в этом мире? Подобные вопросы относятся к разряду мировоззренческих.

Сама постановка такого рода вопросов стала свидетельством определенной зрелости человечества, развития его мировосприятия. В ходе своих наблюдений люди стали подмечать в окружающих их явлениях и процессах определенные закономерности. Некоторые из них были восприняты как результаты внутренней активности, относительно скрытой, но целенаправленной деятельности. Последовал вывод о том, что не только человек познает и осваивает мир, но и сам он является объектом исследования, наблюдения и воздействия. Это стало причиной возникновения мифологического мировоззрения – первой попытки человечества объяснить происходящие в мире и в обществе события, а также свое происхождение и место в нем.
Определение мифологии


Миф отличает простота сюжета, согласно которому человек вступает во взаимодействие с очеловеченной природой и фантастическими существами. Все, что было изложено в мифах, не могло подвергаться критике, принималось за факты действительности, являлось образцом мировосприятия, поведения.

Другими словами, миф — это проявление мировосприятия древнего человека, содержащее определенные ориентиры и некоторые предписания его повседневной практики.

Итак, мифология (от греч. mythos — сказание и logos — слово, понятие, мысль, разум) — тип мировоззрения, которому свойственно чувственно-образное некритическое восприятие индивидуальным и массовым сознанием мифов, в которых отражается представление людей древних обществ о происхождении мира, о характере его функционирования, системы духовных, этических, эстетических ценностей и норм [2].
Возникновение мифологии


Философская мысль зарождалась в лоне мифологии как первой формы общественного сознания. В своем изначальном содержании философия практически совпадает с мифологическим мировоззрением. Мифологическое мировоззрение — система взглядов на объективный мир и на место в нем человека, которая основана не на теоретических доводах и рассуждениях, а на художественно-эмоциональном переживании мира, на иллюзорном восприятии группами людей природных и социальных процессов, а также своей роли в них.

Мифология – первичная форма мировоззрения, она выражала первые попытки объяснения природных и социальных явлений, нравственное и эстетическое отношение к миру. Именно с помощью мифа человек вовлекался в жизнь рода, общины, обеспечивая их сохранность и трансляцию заключенных в мифе норм и знаний следующим поколениям. Таким образом, мифологическое мировоззрение содержит в себе два ряда: словесно-повествовательный и деятельно-практический, событийный. Синкретичность и недифференцированность такого мировоззрения, которое содержит в себе элементы самых различных знаний, делают его неразложимым на составные части. В мифологическом мировоззрении вообще нет отчетливого разделения субъекта и объекта, вещи и слова, предмета и знака, существа и его имени и т.д. В мифологическом мировоззрении мифологические события и реальный, действительный мир не отделены друг от друга. И тот, и другой принимаются субъектом за подлинную реальность. Во многом это объясняется тем, что в рамках мифологического мировоззрения индивид не выделяет себя из окружающего мира и не отделяет себя от рода, окружающей природы и Космоса. Более того, жизнь окружающего мира виделась людям аналогичной жизни рода. Нерасчлененность, недифференцированность мировоззрения, нераздельная слитность эмоционального, аффективного и мыслительного, созерцательного являются отличительными признаками мифологического мировоззрения, которое отражает слитность самой жизни.

В мифологии заключено мировоззрение родовых людей, которых еще не коснулось разделение груда. Индивиды в родовой общине отличаются цельностью и примитивной всесторонностью. Они не осознавали своей духовной индивидуальности, да ее практически и не было. Целостности индивида, не ограниченного каким-то одним видом деятельности, соответствовало столь же целостное мифологическое мировоззрение, дававшее ему полное знание о роде, о мире (который, по существу, был тем же большим Родом), о самом себе.

Знание истории рода, олицетворение природных явлений в понятных и близких людям своими человеческими силами и слабостями богах делало окружающий мир доступным и простым, понятным и ясным. В мифологических сюжетах находилось место почти всем явлениям окружающей жизни. И в случае необходимости каждый индивид легко мог вписать в общую картину то или иное явление, с которым он сталкивался: для этого требовалось знать историю своего рода, представленную в системе мифов [4].
Структура мифа


В мифологическом мировоззрении можно выделить следующие компоненты:
познавательный – миропонимание: происхождение сущего, объяснение природных явлений;
  • предписательно-побудительный компонент – моральные ценности, установки поведения в обществе;
  • практический компонент – миродействие: социальное взаимодействие, межиндивидное общение, обмен деятельностью, самоутверждение, культовые и ритуально-мистические акты, символические обряды, заклинания и т.п.
    В мифологии впервые в истории человечества ставится ряд философских вопросов:
    как возник и развивался мир;
  • что такое жизнь и смерть;
  • откуда произошло человечество и др.
    Мифология являла собой попытку объяснения явлений природы и жизни людей, взаимоотношение земного и космического начал [4].

    Мифология как попытка объяснить природные явления

    Древние люди, осознав свою автономность в природе, еще не в полной мере выделили себя из нее. Они представлялись себе неотъемлемым, естественным и, по всей видимости, достаточно уязвимым элементом окружающего мира и полагались больше на чувства, чем на разум. Следует заметить, что элементы мифологическою восприятия мира существуют и сегодня, но в глубокой древности мифология была единственной формой мировосприятия. Мифологическое сознание отличается восприятием никогда не наблюдаемых в реальности, идеальных картин, рожденных творческим воображением человека, в качестве «неопровержимых фактов бытия». Оно стирает грани между естественным и сверхъестественным, объективным и субъективным, подменяет причинно-следственные связи аналогиями и поверхностными объяснениями. В мифологии люди и объекты окружающего мира в равной степени могут становиться участниками событий. Не только животные и растения, но и объекты местности (реки, горы, степи), природные явления (огонь, воздух, земля, вода), небесные светила были в понимании людей одушевленными. Каждая из актуализированных таким образом сущностей обретала личностное начало, а вместе с ним – волю, устремления, интересы, пристрастия. Каждая подобная сущность, конечно же, была наделена именем. Кроме того, в человеческом сознании сформировалось представление о существах, играющих существенную роль в процессах бытия, способных оказать большое влияние на жизнь человека. Различные культурно-этнические системы отличаются совокупностью своих мифологических существ. Неотъемлемые персонажи античных мифов — боги-олимпийцы, кентавры, циклопы; в славянской традиции это Баба Яга, леший, жар-птица и т.д.

    Это была первая, пусть и наивная, но все же попытка объяснить происходящие в мире явления – сперва путем одушевления, обожествления этих самых явлений, а позднее – при помощи привлечения сверхъестественных сущностей, обладающих определенными сферами влияния в мире. Это был переход от пантеизма (обожествление природы; природа является божественной сама по себе) к политеизму (вере во множество богов, которые существуют отдельно от подвластных им явлений). Со временем в человеческом сознании крепла убежденность в реальности и могуществе сверхъестественных сил, волей которых определялись процессы действительности и жизнь самого человека. Возник и стал выделяться в отдельные нормативно-ценностные регулятивные системы элемент поклонения этим силам.
    Мифология как свод общественных правил и норм

    Как уже было сказано, со временем между божествами возникала определенная иерархия. Мифология основывалась на метафорическом жизнеописании сверхъестественных существ, контролирующих компоненты природы, причем как реально существующие (например, океан), так и метафорические («подземное царство»). Различные божества могли «заведовать» той или иной сферой деятельности людей (материнство, ремесло, воинское дело) или распространять свое покровительство на территории, где проживали люди. Таким образом, весь окружающий человека мир был поделен между совокупностью божеств, которые в зависимости от их статуса обладали большими или меньшими сверхъестественными полномочиями. Причем эта иерархия во многом отражала происходящие в обществе процессы разделения труда и возникновения классового расслоения. Божества, покровительствующие более актуальным, а также «престижным» профессиям получали более высокий статус, что закрепляло и поддерживало существующее положение вещей. Такие правила поведения, как правило, передавались в устной форме в виде преданий, легенд и сказок, которые буквально впитывались с молоком матери и в иносказательной форме содержали в себе принятые в обществе устои. Сюжеты мифов отражали психические и социальные процессы, их персонажи были метафорами как личностного, так и общественного развития. Природные и социальные процессы в рамках мифологического мировоззрения были тесно переплетены, и зачастую один и тот же миф выполнял сразу множество функций.

    Отдельно можно выделить историческую функцию мифологии. Некоторые из людей оказывались талантливыми предводителями своих соплеменников, отважными и умелыми воинами. Другие – мудрецами, повлиявшим на сознание и образ жизни многих людей. Третьи проявили себя как искусные художники или ремесленники. Все они остались в человеческой памяти и в представлении следующих поколений приобрели статус героев, наделенных сверхчеловеческими способностями, полубогов. Им приписывали невероятные подвиги, они смело вступали в борьбу со стихией, в партнерство или противоборство со сверхъестественными сущностями, часто выходили победителями в сложных и опасных ситуациях. В легендах о них (которые, помимо прочего, являлись своего рода историческими хрониками) переплетались реальный опыт, народная мудрость, образность, выдумка, приобретшая фантастические формы. Так некоторые мифы являли собой не только образное отражение окружающей природы или общества, но и художественный пересказ исторических событий, которые со временем видоизменялись, обрастали вымышленными подробностями и приобретали характерную для мифа иносказательность и целостность, в том числе выполняя в дальнейшем нормативную или даже описательную функцию.
    Концепция мифа А. Ф. Лосева

    Одним из выдающихся исследователей мифологии является русский философ и филолог Алексей Федорович Лосев. Утверждая, что ныне «является уже безграмотностью отождествлять мифологию с поэзией, с наукой, с религией, с моралью, с искусством», А. Ф. Лосев пытается отделить мифологию от религии, миф от религиозных верований, рассмотреть миф вне контекста религиозных представлений и действий: «Миф, взятый сам по себе, – пишет А. Ф. Лосев, – не имеет никакого существенного отношения к религиозным верованиям, хотя он и связан с ними как в первобытную эпоху, так и в позднейшие времена». Именно из такой нерелигиозной мифологии и возникает, согласно А. Ф. Лосеву, философия. Единственным ее источником он называет предфилософский миф.

    Философ ставит под сомнение познавательную функцию мифа. В статье «Мифология» А. Ф. Лосев пишет: «Вошло в обыкновение понимать миф как попытку объяснения или понимания природы и общества первобытным человеком. Это неверно, поскольку всякое объяснение природы и общества, даже максимально мифологическое, является уже результатом рассудочного познания и тем самым резко отличается от мифа, обладающего какой угодно, но только не познавательной функцией». По мнению философа, миф есть «живое, одушевленное и, в конце концов, антропоморфное понимание бытия». Но, будучи пониманием бытия, миф все же не является его объяснением. Он возникает вовсе не как попытка первобытного человека объяснить загадочные явления окружающего его реального мира, а как «проецирование вовне первобытнообщинных отношений, основанных на абсолютизации родовой жизни». Миф – это и есть «объяснение» природы через перенесение на нее отношений между людьми, характерных для первобытнообщинной формации (родовой социоморфизм), а также свойств человека (антропоморфизм).

    А. Ф. Лосев касается и вопроса о том, как возникает философия. Он пишет о возникновении философии как о превращении мифа в свою противоположность: «Родовая жизнь создала мифологию, – что создает рабовладельческая формация? При переходе к рабовладению миф, очевидно, тоже должен перейти в свою противоположность». Также он неоднократно подчеркивает, что философия отличается от мифологии по содержанию только тем, что первая не антропоморфна, вторая же антропоморфна.

    В работе «Диалектика мифа» А. Ф. Лосев выделяет шесть тезисов, которые поочередно феноменологически детализируют понятие мифа:
    Миф не есть выдумка или фикция, не есть фантастический вымысел, но – логически, т.е. прежде всего диалектически, необходимая категория сознания и бытия вообще.
  • Миф не есть бытие идеальное, но жизненно ощущаемая и творимая вещественная реальность.
  • Миф не есть научное, и в частности, примитивно-научное, построение, но – живое субъект-объектное взаимообщение, содержащее в себе свою собственную, вненаучную, чисто мифическую же истинность, достоверность, принципиальную закономерность и структуру.
  • Миф не есть метафизическое построение, но – реально, вещественно и чувственно творимая действительность, являющаяся в то же время отрешенной от обычного хода явлений, и, стало быть, содержащая в себе разную степень иерархичности, разную степень отрешенности.
  • Миф не есть ни схема, ни аллегория, но символ; и, уже будучи символом, он может содержать в себе схематические, аллегорические и жизненно-символические слои.
  • Миф не есть поэтическое произведение, но – отрешенность его есть возведение изолированных и абстрактных вещей в интуитивно-инстинктивную и примитивно-биологически взаимоотносящуюся с человеческим субъектом сферу, где они объединяются в одно неразрывное, органически сросшееся единство.
    Согласно вышеперечисленным тезисам, А.Ф. Лосев выделяет следующее определение мифа: «Миф – это такая диалектически необходимая категория сознания и бытия, которая дана как вещественно-жизненная реальность субъект-объектного, структурно выполненного (в определенном образе) взаимообщения, где отрешенная от изолированно-абстрактной вещности жизнь символически претворена в до-рефлективно-инстинктивный, интуитивно понимаемый умно-энергийный лик» [1]. Если вкратце: миф есть интеллигентно данный символ жизни, необходимость которого диалектически очевидна. Еще яснее: миф есть символически данная интеллигенция жизни. А символически осуществленная интеллигенция для Лосева есть личность, и, следовательно, миф есть личность, личностное бытие или образ бытия личностного, лик личности.

    Миф в понимании Лосева – тождество идеального и материального, идеи и материи. Миф – становление идеи как бытия в символе, и эта символичность применима к любым фактам-феноменам, попадающим в поле сознательной деятельности исследователя. Внешняя проявленность мифа – символ, а если символ проявлен в личности, он становится именем. В личности синтезируется смысл или сущность идеи, оформленной как имя, в ней неразрывно связаны идея, миф, символ, личность сама по себе, энергия сущности, имя... Итак, миф всегда есть слово, «миф есть в словах данная личностная история».

    В такой концепции мифа (следовательно – мира) неповторимым образом смешались и синтезировались, на первый взгляд, противоположные, противоречивые и несводимые одно к другому учения, осмысление которых приводит исследователей к различным выведениям «главной лосевской формулы». Эта необычная путаница приводит Лосева к синтезированию в одной категории понятий личности, истории, слова. И эта категория – «чудо». Диалектика мифа как чуда – вот чистое описание явления мифа самого по себе, рассмотренное с точки зрения самого мифа, где чудо – совпадение случайно протекающей эмпирической истории личности с ее идеальным заданием. «Миф есть чудо» – вот та формула, которая охватывает все рассмотренные антиномии и антитезы.

    Таким образом, категория мифа у А. Ф. Лосева представляет собой синтез четырех понятий – личности, истории, чуда и слова. Тесная связь лосевского учения об имени и учения о мифе очевидна: одно не может существовать без другого, и в силу этого мы можем сказать – диалектика мифа в учении Лосева есть не что иное, как его учение само по себе, его учение как миф, как «в словах данная чудесная личностная история» [1].
    Концепция мифа К. Леви-Стросса

    Современное представление о структуре мифа впервые дано французским этнографом, социологом и культурологом Клодом Леви-Строссом. В его осмыслении миф всегда относится к событиям прошлого, однако значение мифа состоит в том, что эти события, имевшие место в определенный момент времени, существуют вне времени. Миф в равной мере объясняет как прошлое, так и настоящее и будущее.

    Чтобы понять эту многоплановость, лежащую в основе мифов, К. Леви-Стросс обращается к сравнению мифологии с политической идеологией: «Итак, что делает историк, когда он упоминает о Великой французской революции? Он ссылается на целый ряд прошедших событий, отдаленные последствия которых, безусловно, ощущаются и нами, хотя они дошли до нас через целый ряд промежуточных необратимых событий. Но для политика и для тех, кто его слушает, французская революция соотносится с другой стороной действительности: эта последовательность прошлых событий остается схемой, сохраняющей свою жизненность и позволяющей объяснить общественное устройство современной Франции, его противоречия и предугадать пути его развития. Эта двойственная структура, одновременно историческая и внеисторическая, объясняет, каким образом миф может одновременно соотносится и с речью (и в качестве таковой подвергаться анализу), и с языком (на котором он излагается). Но сверх того он имеет еще и третий уровень, на котором его можно рассматривать как нечто абсолютное. Этот третий уровень также имеет лингвистическую природу, но отличную от двух первых».

    К. Леви-Стросс отмечает, что место, которое занимает миф в ряду других видов языковых высказываний, прямо противоположно поэзии, каково бы ни было их сходство. Поэзия необычайно трудно поддается переводу на другой язык, и любой перевод влечет за собой многочисленные искажения. Ценность же мифа, как такового, напротив нельзя уничтожить даже самым плохим переводом. Дело в том, что сущность мифа составляют не стиль, не форма повествования, не синтаксис, а рассказанная в нем история. «Миф – это язык, но этот язык работает на самом высоком уровне, на котором смыслу удается, если можно так выразиться отделиться от языковой основы, на которой он сложился» [3].

    К. Леви-Стросс высказал следующую гипотезу, что сутью мифа являются пучки отношений и в результате комбинаций этих пучков образуются составляющие единицы мифа, обретающие функциональную значимость. Отношения, входящие в один пучок, могут появляться, если рассматривать их с диахронической точки зрения, на известном расстоянии друг от друга, но если удастся объединить их в их «естественном» сочетании, тем самым удастся представить миф как функцию новой системы временного отсчета, которая удовлетворяет первоначальным допущениям. К. Леви-Стросс попытался установить структуру мифа, группируя его по функциям.

    К. Леви-Стросс отмечает, что в бесписьменной литературе чрезвычайно значимы постоянные повторения ситуаций. Он объясняет это следующим образом: «Повторение несет специальную функцию, а именно выявляет структуру мифа. Действительно, было показано, что характерная для мифа синхронно-диахронная структура позволяет упорядочить структурные элементы мифа в диахронические последовательности, которые должны читаться синхронно. Таким образом, всякий миф обладает слоистой структурой, которая на поверхности, если так можно выразиться, выявляется в самом приеме повторения и благодаря ему».

    Однако слои мифа никогда не бывают строго идентичны. Если предположить, что цель мифа – дать логическую модель для разрешения некоего противоречия (что невозможно, если противоречие реально), то в самом мифе теоретически бесконечное число слоев, причем каждый будет несколько отличаться от предыдущего. Миф будет развиваться как бы по спирали, пока не истощится интеллектуальный импульс, породивший этот миф. Значит, рост мифа непрерывен в отличие от его структуры, которая остается прерывистой. Свое внимание структуре Леви-Стросс объясняет следующим образом: «Структура не имеет обособленного содержания: она сама является содержанием, заключенным в логическую форму, понимаемую как свойство реальности» [3].
    Эволюция мифологического мировоззрения

    Мифологическое мировоззрение давало такую картину мира, в которой легко было ориентироваться, находить свое место в нем, знать свое предназначение и т.д. В этом и состоит мировоззренческая природа мифа и его целесообразность: для субъекта мифологического сознания вообще не существует чего-либо непонятного, неясного. Ему было чуждо ощущение своего незнания. Ему казалось, что он знает все. Мифология была полным и законченным знанием о мире. Разумеется, это не означает, что сама мифология не менялась. Миф постоянно претерпевал определенную эволюцию, адаптируясь к накоплению родовой общиной опыта и знаний, вбирая их в себя и определяя им место в мифической космологии.

    Эволюция мифологического мировоззрения означала его диалектику: изменение соотношения в мифе веры и знания, образного метафорического и здравомыслящего, объективного и субъективного. Постепенно нарастал процесс сокращения в мифе сферы непознанного, таинственного, мистического. Рационально-логические элементы, растворявшиеся ранее в образно-чувственных реакциях на малопонятные явления природы, начинают преобладать над фантастическо-иллюзорными представлениями. Сфера познанного расширяется, хотя сфера непознанного и непонятного сохраняется, более того, она может и разрастаться, но эта сфера уже утрачивает свой мистический характер: непонятное перестает объясняться с помощью еще более непонятного. Таким образом, эволюция мифологического мировоззрения идет в направлении его разрушения, приводящего в конечном итоге к появлению новых форм познания и знания. Так, например, символико-образные элементы мифа послужили предпосылкой для развертывания из них религии, опирающейся в основном на символическую функцию мифа. Аллегорический элемент послужил основой для возникновения искусства. Философская форма познания опиралась на обобщающую функцию мифа. Мифологическое обобщение, строившееся на восхождении от конкретно-персонального к общей причине миропорядка, воспроизводило иерархию мифологических существ. Постепенно такой тип обобщения заменяется восхождением от абстрактного к конкретному, приводящим к образованию теоретической целостности, воспроизводящей логическую иерархию. Процесс разложения, расщепления мифологического мировоззрения стал возможен благодаря рационализации всего уклада жизни общинно-родового строя. Под «рационализацией» подразумевается целая совокупность процессов, охватывающих все сферы: экономическую, социальную, духовную. Рационализация экономической сферы проявилась в дальнейшем разделении труда и углублении специализации каждого индивида. В социальной сфере рационализация в западном обществе выразилась в появлении первых элементов рабовладельческой демократии, пришедших на смену родовой демократии: начинается социальное расслоение, возникает писаное право, рождаются разные ветви власти. И самое главное – индивид выделяется из рода, приобретая относительную личностную суверенность.

    Одним из примеров обществ, где рационализация играла менее существенную роль и в результате мифологическое мировоззрение не сдавало позиции вплоть до XX века, является Япония. Даже сейчас в общественном сознании этой нации отчетливо прослеживается влияние мифологического мировоззрение, которое задает столь характерную для японцев целостность восприятия, а также преобладание чувственного способа познания.

    Таким образом, рационализация разрушала почву, питавшую мифологию. Под влиянием рационализации жизненного уклада происходит рационализация самого общественного сознания. Это приводит к нарастанию противоречий как между элементами мифа, так и между мифом в целом и появившимся и существующим самостоятельно специальным знанием.

    Появление новой формы общественного сознания, которая возьмет на себя мировоззренческую функцию мифологического сознания, одновременно разрешив возникшее противоречие внутри мифа, связано со становлением философии [4].
    Заключение

    Мифология как целостная форма мировоззрения, заключенная, согласно А.Ф. Лосеву, в проецировании общественных отношений на окружающую действительность, являлась, тем не менее, предшественницей целого ряда общественных институтов. В процессе развития общества отдельные функции мифологии выделились в самостоятельные направления. Собственно мифотворчество дало начало художественной литературе, а художественное воплощение людьми мифических событий стало причиной зарождение изобразительного искусства, а также эстетики и художественного мировоззрения в целом. Так попытки понять и объяснить причины природных явлений дали начало зарождающемуся научному способу познания, когда мифологического объяснения стало недостаточно. Когда для обоснования правил поведения в обществе больше не нужно было приводить иносказательно обоснование, нормативная функция мифологии дала начало законодательной отрасли государства. А вопросы бытия, которые с развитием человечества становились все более сложными и абстрактными и более не могли быть удовлетворены художественными объяснениями, привели к возникновению философии.
    Список использованных источников
    Лосев А.Ф. Диалектика мифа
  • Всемирная энциклопедия. Философия
  • Леви-Стросс К. Структурная антропология
  • Электронный ресурс: Мифологическая форма мировоззрения, режим доступа: перейти в каталог файлов


  • связь с админом