Главная страница
qrcode

Б.С. Грязнов. Логика. Рациональность. Творчество. Монография предназначена специалистам в области гносеологии, методологии, истории науки


НазваниеМонография предназначена специалистам в области гносеологии, методологии, истории науки
АнкорБ.С. Грязнов. Логика. Рациональность. Творчество
Дата19.12.2017
Размер8.96 Mb.
Формат файлаpdf
Имя файлаB_S_Gryaznov_Logika_Ratsionalnost_Tvorchestvo.pdf
оригинальный pdf просмотр
ТипМонография
#52261
страница3 из 30
Каталогid195942077

С этим файлом связано 38 файл(ов). Среди них: Zhirar_R_-_Nasilie_i_svyaschennoe_pdf.pdf, Kant_I_-_Nablyudenia_nad_chuvstvom_prekrasnogo_i_vozvyshennogo_p, Kyerkegor_-_Neschastneyshiy_pdf.pdf, A_O_Makovelskiy_Istoria_logiki_2004.pdf, B_S_Gryaznov_Logika_Ratsionalnost_Tvorchestvo.pdf, E_Feynberg_Dve_kultury_Intuitsia_i_logika_v_iskusstve_i_nauke.pd и ещё 28 файл(а).
Показать все связанные файлы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30
13 Гейзенберг В Философские проблемы атомной физики. Мс Гейзенберг В Физика и философия. Мс Цит. по Вяльцев АН Историко-научные взгляды В. Гейзенберга В кн Ученые о науке и ее развитии. Мс Стихийно складывающееся в естествознании мировоззрение основано на глубоком убеждении, что научное знание (в том числе и теоретическое) — это знание о самом материальном мире, о вещах и процессах, с которыми мы сталкиваемся в своей жизни. При этом подобного рода мировоззренческая установка вовсе необязательно связана с узкопрагматическим пониманием целей и задач науки. Такая позиция наиболее естественна для науки, к даже многие математики считали подобный взгляд вполне приемлемым для понимания математического знания. И хотя сти­
хийно-материалистическая концепция, безусловно, верна в своей основе, она совершенно непригодна для понимания научного знания в той иаивно-реалистической форме, в которой она существует в естествознании.
Главная трудность, с которой неспособна справиться эта концепция, состоит в том, что для большей части понятий и утверждений науки не удается указать непосредственного референта в материальной действительности. Прежде всего это относится к математике. Уже в античности — в период зарождения пауки — возникал вопрос какие объекты должны соответствовать нашему знанию Так, Платон в Государстве писал Когда занимаются видимыми формами и рассуждают о них, тогда мыслят ire об этих, а о тех, которым эти уподобляются тут дело идет о четвероугольнике и его диагонали самих в себе, а не о тех, которые написаны таким же образом и прочее. Речь идет о том довольно странном обстоятельстве, что математическое знание требует логических доказательства не практической, эмпирической проверки. В концепции Платона, также как ив наивно­
реалистической точке зрения, знание должно быть знанием о чем-то. Если знание не удовлетворяется чувственно-практической очевидностью, то оно не является знанием об этой чувственно вос-
11
ринимаемой действительности.
С развитием математики трудности в интерпретации знания не уменьшились, а, напротив, увеличились. Возникновение отрицательных, комплексных, гиперкомплексных чисел, возникновение анализа бесконечно малых величин и логических средств его обоснования заставили решительно отказаться от наивно-реали­
стической точки зрения.
Немногим лучше обстояло дело ив физике. Попытки понять и объяснить наблюдаемые явления, установить законы, управляющие процессами в мире, заставляли исследователей вводить в теоретическое знание понятия, для которых все труднее и труднее удавалось найти референта в самой материальной действительности в форме пространственно-временным образом локализованной вещи. В квантовой механике эта проблема возникла с особой остротой.
Другой трудностью для наивного реализма оказываются проблемы логики науки. Самое большое, на что можно рассчитывать Цит. по кн Антология мировой философии. М, 1969, т. 1, ч. 1, с. 386.

21
тхри такой позиции это признать решающее значение в научном познании перечислительной индукции. Иначе говоря, здравый смысл обыденной жизни возводится в ранг научного прин­
ципа.
Причины неспособности наивного реализма (который получабг соответствующее философское оформление в виде метафизического материализма) стать действительной методологией научного знания были вскрыты К. Марксом. Широко известна его характеристика метафизического материализма, данная в первом тезисе о Фейербахе: Главный недостаток всего предшествующего материализма — включая и фейербаховский — заключается в том, что предмет, действительность, чувственность берётся только в форме объекта, или в форме созерцания, а не как человеческая чувственная деятельность, практика, не субъективно Наивный реализм потерял кредит не только в философии науки но и среди самих естествоиспытателей. Отсюда и произошло, что деятельная сторона, в противоположность материализму, развивалась идеализмом, но только абстрактно, так как идеализм, конечно, не знает действительной, чувственной деятельности как таковой Немало идеалистических концепций в философии науки оказываются тождественными в самом существенном, главном а именно в решении проблемы существования объектов теоретического знаиия. Это позволяет, не вдаваясь в детали, характеризовать их одним общим именем — платонизм (что отнюдь не означает, что любая платонистская концепция представляет собой защиту и обоснование идей П латона).
Исходя из разумного предположения, что знание есть знание о чем-то, и обнаруживая, что для значительной части понятий и суждений теоретического знания нельзя найти пространственно- временным образом локализованного материального референта платонизм постулирует существование мира идеальных объектов
(сущностей), знанием о которых и является теория. Поскольку природа идеальных сущностей и теоретического знании оказывается тождественной, то исследователь в платонистской концепции уподобляется рыбаку, забрасывающему невод в моро и вылавливающему готовые объекты, а вместе сними и истину. 1> философии науки за рубежом платонистская доктртпт гпшопмтся все более популярной. В известном смысле они прпдгпииптт собой реакцию на поражение, которое потерпел моммтшшнм n;i почве философии науки.
Платонизм болен двумя неизлечимыми бангминми. Мориая иа них — парадоксы. Наиболее остро пробломм мпрпдпксои стоит в основаниях математического знания. Мели imi.nnMi.ni пт проблем чисто логических (непредикатишшо омрпнп.нпммн, мпкпмс/груктив- ные способы задания объектов и т. п, т мрмммму мпрддоксов в Маркс К, Энгельс Ф Соч. о илд., т. Мг Там же платонистском мире теорий можно обнаружить в том, что там, по выражению У Оккама, происходит умножение сущностей. Мир идеальных сущностей — это завершенный, актуально бесконечный мир, где нет времени, где нет ни возникновения, ни уничтожения. Некоторая вещь в этом мире существует одновременно как прошлая, настоящая и будущая (именно не как одна, а как разные идеальные объекты. Некоторое целое существует и как целое, и как агрегат элементов этого целого, и, наконец, в виде множества индивидов, каждый из которых представляет собой элемент этого целого, но существующий вне его. А отсюда возможность существования в этом мире множества всех множеств, которое само является одним из множеств, множеством которых оно является.
Все попытки внести некоторые ограничения в этот безумный мир идей, упорядочить его, лишить статуса существования объекты, которые не могут и не должны существовать, приводят каждый раз к разрушению платоиистского рая, ибо в таком случае следует предположить, что существует нечто, принадлежащее миру науки (знания) и выполняющее функцию регулятивного принципа по отношению к миру идейно не принадлежащее этому миру.
Д ругая болезнь платонизма — неизбежное признание некоторого мистического начала, которое стоит над миром идей ими ром вещей. В противном случае понять и объяснить соответствие между теоретическим знанием и миром материальной действительности оказалось бы просто невозможным. Такое объяснение необходимо требует той или иной формы предустановленной гар­
монии.
Трагизм своего положения платонизм компенсирует логиче- чжой всеядностью. Платонизм достаточно безразличен к выбору логического аппарата теоретического знания. Практически любая логическая техника может быть согласована сего онтологической доктриной. Однако это — слабое утешение. Хотя, впрочем, безнадежный больной может без риска испытать на себе любое ле­
чение.
Антиподом платонизма является номинализм. Номинализм отнюдь не отрицает, что теоретическое знание связано с формулировкой общих предложений. Вполне понятно, что теория немо ж ет быть таковой, если она сформулирована без использования переменных. Наличие же переменных в языке науки и свидетельствует о том, что мы обладаем в известном смысле обобщенным знанием. Существовать — значит быть значением переменной — таково кредо номиналистически настроенного логика
Куайна. Такая точка зрения могла бы удовлетворить и платони- ста, ибо сама по себе не содержит ничего специфически номина­
листического. Радикальное отличие иомипализма от платонизма заключается в понимании того, чем может быть значение переменной. Платонист в качестве значения переменной принимает идеальные сущности номиналист же — только индивидуальные
эмпирические объекты. То, что классическая математика имеет дело с универсалиями или утверждает, что существуют универсалии пишет К уайн,— означает просто, что классическая математика нуждается в универсалиях как значениях связанных переменных В следующем параграфе мы еще обратимся к анализу значений связанных и свободных переменных, сейчас же отметим лишь одно обстоятельство отказ от универсалий в качестве значения переменных наносит науке весьма существенный ущерб.
Реализация номиналистической программы связана с невероятными трудностями. Ведь для ее осуществления мало отказаться от употребления терминов — имен универсалий. Сама логическая теория, принимаемая в науке, оказывается непригодной. В ней идет речь об истине как таковой, осуждениях, терминах как абстрактных объектах и т. п. Попытки Куайна так реформировать язык, чтобы он не допускал возможности использования универсалий в качестве значений переменных, нельзя признать полностью осуществившимися. Но даже если бы это и удалось то из современной науки пришлось бы выбросить за непригодностью (сточки зрения критериев номинализма) значительную часть знаний, которая обладает не только внутритеоретической* но и сугубо практической ценностью. Пуризм в отношении к допустимым объектам теоретического знания и логическим средствам науки делает номинализм чрезвычайно бедной концеп­
цией.
Всегда легче обнаружить недостатки в той или иной концепции, нежели предложить достаточно безупречное решение проблемы. Это относится и к проблеме существования.
Не претендуя на окончательный ответ, попытаемся хотя бы наметить один из возможных путей решения данной задачи. Прежде всего обратимся к ее логической стороне. Сточки зрения логики проблема существования может считаться решенной, если, во-первых, указано множество (либо списком, если оно конечно, либо свойством, либо, наконец, законом построения элементов данного множества, элементом которого может считаться данный объект, и, во-вторых, указан адрес этого объекта в заданном множестве. На природу множества и его элементов априори не накладывается никаких ограничений, кроме тех, которые (как будет показано в следующем разделе) обусловлены логической техникой и ее интерпретацией. Единственное требование — это непротиворечивость множества. Поскольку тте суще-
19 Quine W. V. From a L ogical Point of V iew. Cambridffo, 1053, p. 103.
20 Cm.:
St egmül l er W. U niversalienproblem ein st und jolzl;.* A rchiv für P h i­
losophie, 1956, hf. 6, 7.
21 Понятие адреса связано с упорядоченностью мпожоггиа, благодаря которой каждый элемент занимает опред^мчитп мг ст и том множестве См Груз инце в Г Очерки по теории науки.
Ламискп Дмшронотровського ш ституту народный освгги. Днспрокотропск, lOüM, т. II.

24

€твует универсальных средств решения проблемы непротиворечивости, постольку вполне приемлемыми оказываются частные способы устранения уже известных противоречий — парадоксов.
Введение тех или иных ограничений в теорию ради избавления от противоречий может потребовать пересмотра общефилософской позиции. Однако это та цена, которую вынуждены платить различного рода идеалистические и метафизические философские системы за желание иметь надежные и практически применимые научные теории. Так, введение ограничений, накладываемых в построении теории множеств, неизбежно приводит к отказу от платонистской концепции математического знания, нов свою очередь к философскому эклектизму.
Конечно, простота решения проблемы существования в данном случае лишь кажущаяся. Если множество задано списком те. оно конечно, то вопрос о существовании решается тривиально. Но если множество задано свойством элементов, торе шение вопроса о существовании становится достаточно трудной задачей. Так, потребовалось несколько веков развития математики, чтобы решить вопрос о существовании множества комплексных чисел. В физике эфир неоднократно с переменным успехом объявлялся то существующим, то несуществующим.
При условии задания множества законом построения его элементов мы сталкиваемся с трудностями внелогического характера в том случае, если построение некоторого элемента предполагает осуществление актуально бесконечного ряда элементарных вполне конструктивных) операций. В связи с этим, прежде чем ответить на вопрос о существовании элемента данного множества, мы предварительно должны решить, допустимо ли существование актуально бесконечного множества. Если этот вопрос решен, то при наличии закона построения элементов данного множества принадлежность некоторого элемента множеству становится делом логической техники.
Таким образом, решение вопроса о существовании с помощью отношения принадлежности зачастую приводит не столько к вопросу, существует ли данный объект, сколько к проблеме, существует ли вообще то множество, к которому мы желаем отнести пекоторый объект. Именно на пути поиска ответов на подобного рода вопросы были сформулированы такие законы физики, как закон сохранения и превращения энергии, принцип запрета Паули и др.
Очевидно, что решение таких вопросов выходит за рамки компетенции формальной математической логики они становятся предметом теоретико-познавательного анализа. Поскольку объект теоретического знания не может быть дан исследователю в качестве предмета созерцания, а всегда представляет собой продукт пашей деятельности, постольку решение проблемы существования каждый разв конечном итоге сводится к анализу генезиса объекта и способов его введения в мир теоретического знания
Об истолковании квантора всеобщности
Прежде всего возникает вопрос почему для решения нашей проблемы необходимо обратиться к истолкованию кванторов всеобщности и существования Общепризнано, что научное знание выражается во всеобщей форме. Это прежде всего относится к теоретическому знанию. Если говорить о возможности формализации знания, то следует иметь ввиду, что научное знание в таком случае представляется в форме предложений с квантором всеобщности. Проблема квантора существования как самостоятельная в данном случае не возникает, ибо предполагается, что он может быть выражен в форме предложений с квантором всеобщности. При этом возникает самостоятельная проблема истолкования отрицания, номы будем исходить из того, что смысл отрицания нам ясен без дополнительных разъяснений выражениях с квантором всеобщности фиксируется, по сути дела, одна особенность научного знания — его всеобщность. В этих выражениях заключено еще и другое его свойство, а именно необходимость, хотя в явном виде выражение с квантором всеобщности в классической логике необходимости не выражает, поскольку могут быть предложения с квантором всеобщности, не являющиеся в тоже время необходимыми. Однако это такие предложения, которые, по сути дела, не включаются в теоретическое знание как посторонние для него.
Вся традиция методологии науки была связана с анализом особенностей выражения научного знания во всеобщей форме. Но до сих пор все исследования были направлены по линии обоснования выражений с квантором всеобщности в плане анализа их получения. Иначе говоря, перед методологией науки не стоял вопрос о том, что, собственно, означает этот квантор. Считалось, что достаточно понять, каким образом можно получить всеобщее утверждение, и этим самым найти обоснование научного знания. Против этого, вероятно, нельзя возражать, это достаточно разумный ход исследования. Но при этом все же считалось, что смысл выражения с квантором всеобщности заранее понятен. И, как это ни странно, почти все исследователи (нам неизвестны в данном случае какие-либо исключения) рассматривают выражения с квантором всеобщности одинаково. Среди исследователей самых различных логических и философских направлений практически нельзя найти разногласий в понимании этих выражений.
Казалось бы, существуют различия в понимании квантора всеобщности между платонистски и номиналистически настроенными исследователями. Например, у Гоббса выражения, связанные со всеобщей формой, по существу, являются сокращенным описанием ряда конкретных случаев. У Беркли, по сути дела, проводится та же идея. Тоже относится к Спенсеру.
Современные номиналисты не отличаются в этом отношении от своих предшественников. Так, Куайн рассматривает предложения с квантором всеобщности в двух смыслах либо этот квантор
должен быть ограниченным, те. в нем должно быть указано число (обязательно конечное) случаев, на которые распространяется данное утверждение, либо это просто способ выражаться об отдельных, индивидуальных событиях. Платонист, подобно номиналисту, принимая кванторное выражение, понимает его в обычном смысле, а именно считает, что в предложении с квантором всеобщности утверждается нечто о свойствах каждого элемента данного класса. Спор между номинализмом и платонизмом идет не о признании или непризнании кванторных выражений, а лишь о том, какие объекты могут считаться значениями переменных в кванторных выражениях. Для номиналиста это только индивидуальные, физические объекты, существующие в пространстве и времени для платониста же значениями переменных могут быть абстрактные объекты, классы (либо свойства, те. универсалии. Но как для номиналиста, таки для пла­
тониста слово все означает совокупность элементов данного класса.
Даже такие антииндуктивисты, как Кассирер или Поппер, не выходят заграницы обычного истолкования всеобщих утверждений. Поппер, обсуждая проблему верифицируемости, отмечает, что предложения с квантором всеобщности не верифицируемы, так как мы были бы должны. исследовать весь мир, чтобы затем сказать, что нечто не существует 22. Это попросту означает, что если ставится цель верифицировать предложения типа все люди смертны, то необходимо исследовать весь мир (прошлый, настрящий и будущий) стем, чтобы убедиться, что несу ществует бессмертного человека.
Больший интерес представляет точка зрения Кассирера. Почти отказываясь от обычного истолкования всеобщих утверждений, он тем не менее таки не делает окончательного, решительного шага. В связи с этим приведем достаточно длинное рассуждение
Кассирера: Тайна индукции, о которой часто говорили, не начинается только там, где мы на основании многих наблюдений делаем заключение о всех случаях, а содержится уже сполна и нераздельно в установлении какого-нибудь единичного случая. Решения проблемы индукции можно искать лишь в этом расширении ее содержания. Было бы в действительности непонятно, каким образом простое повторение и нанизывание отдельных наблюдений могут сообщить частному случаю какое-нибудь новое логическое значение. Одно только собирание элементов в кучу не может дать им совершенно нового логического значения оно может лишь сделать более ясными те признаки, которые уже даны в самом элементе. Уже в единичном случае должен заключаться вскрытом виде тот момент, который подымает его над его ограниченностью и изолированностью. Отношение, которое сначала открывается нам только в единственный, неделимый момент, выходит за пределы своей первоначальной сферы ив конце концов определяет некоторым образом совокупность, будущих моментов времени. Таким образом, всякое единичное суждение заключает в себе мотив бесконечности, поскольку устанавливаемое в нем содержание переносится на все времена и постоянно, на протяжении всего времени, как бы снова рождается в новых тождественных формах У Кассирера есть утверждение о том, что тайна индукции отнюдь не заключена в переходе от многих случаев ко всем Но тем не менее утверждение с квантором всеобщности он истолковывает как знание о всех случаях.
Следует иметь ввиду, что анализ и реконструкция генезиса всеобщих утверждений в науке в значительной степени становятся зависимыми оттого, как истолковывается само кванторное выражение. И хотя способ объяснения всеобщего характера утверждений науки, который ориентируется на исследование генезиса всеобщих утверждений, не вызывает, как уже отмечалось никаких возражений, все же способ реконструкции этого генезиса отягощен априори заданным пониманием смысла всеобщих утверждений. Не исключена возможность того, что генезис будет выглядеть иначе, если иначе будет понято утверждение всеобщего характера.
Этим обусловливается и иная исследовательская программа. Прежде всего необходимо выяснить, каков смысл утверждений всеобщего характера. Эта задача должна быть выполнена на основе собственно логического анализа, а также исходя из практики употребления выражений подобного рода в науке.
Обратимся сначала к логическому анализу. Чёрч во введении к своей книге Введение в математическую логику дает ряд содержательных разъяснений, относящихся к идеями аппарату логических исчислений. Для наших целей важно отметить то различие, которое существует между связанными и свободными переменными. Различие между связанными и свободными переменными выражается в следующем. Форма, содержащая некоторую переменную, скажем х
, в качестве свободной переменной, принимает значения для значений этой переменной. Если же переменная х входит в константу или форму только в качестве связанной переменной то содержание константы или формы не зависит от ^ — и при этом не в том смысле, что константа или форма принимают одно и тоже значение для всех значений переменной X, а в том смысле, что приписывание переменной х
частных значений вообще бессмысленно 24.
Чёрч, следовательно, утверждает, что пытаться приписывать какие-либо значения переменным, входящим в данное квантор­
ное выражение только в виде связанных переменных, просто бессмысленно. Иначе говоря, вопрос о смысле этого выражения не зависит от подстановки и даже от возможности подстановки вме­
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30

перейти в каталог файлов


связь с админом