Главная страница
qrcode

Монография Ru-Sciense ru-sciense com Москва 2019 удк 330 ббк 65. 01 К61


НазваниеМонография Ru-Sciense ru-sciense com Москва 2019 удк 330 ббк 65. 01 К61
Дата21.03.2020
Размер2,06 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файла19 08 30 krizis itog.doc
ТипМонография
#158754
страница1 из 20
Каталог
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20


В.Г. Колташов

____________________________________________________________________

КАПИТАЛИЗМ КРИЗИСОВ И РЕВОЛЮЦИЙ:

как сменяются формационные эпохи, рождаются длинные волны, умирают реставрации и наступает неомеркантилизм

Монография


Ru-Sciense / ru-sciense.com
Москва

2019

УДК 330

ББК 65.01

К61
Колташов В.Г. – экономист и историк, специализирующийся на экономических кризисах с древнейших времен до эпох торгового и современного индустриального капитализма. Руководитель Института нового общества, преподаватель Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова. В начале 2008 г. он дал удивительно точный анализ современного кризиса как многолетнего болезненного перелома, большого трансформирующего мировое хозяйство и жизнь общества кризиса. Прогноз вызванных кризисом изменений продолжает реализовываться, подтверждая теорию цикличности больших кризисов. Под руководством Колташова было подготовлено немало аналитических докладов. А в книге «Кризис глобальной экономики» (2009) он рассказал о логике первой волны мировой нестабильности, предупредив: кризис еще вернется. В 2013 году, в момент начала второй волны кризиса, автор возвратился в Россию после шести лет анализа экономической катастрофы в Греции. В этот же период он занялся изучением связи больших кризисов и великих модернизационных революций эры капитализма. Так впервые был произведен экономический и социально-политический анализ таких их фаз, как реставрация и славная революция.
Колташов, Василий Георгиевич

Капитализм кризисов и революций: как сменяются формационные эпохи, рождаются длинные волны, умирают реставрации и наступает неомеркантилизм: монография / В.Г. Колташов. – Москва : РУСАЙНС, 2019. – 224 c.

ISBN 978-5-4365-3711-5

Ключевые слова:Рисунок на обложке:

Вылет Гамбетты на воздушном шаре «Арман Барбес» 7 октября 1870 года, картина Жюля Дидье и Жака Гио. Коллекция музея Карнавале, Париж.
Оглавление
Предисловие

О происхождении этой книги

Часть I. Формационные эпохи, этапы и волны капитализма

Глава 1. Неизвестное в кризисах и загадка революций

Глава 2. От неолитической революции к великому кризису III в.

Глава 3. Великий кризис XIV в.: от
феодализма к капитализму

Глава 4. С кризисами от торгового капитализма к промышленному

Глава 5. Тяжкие роды промышленного капитализма

Глава 6. Длинные волны и короткие циклы, ΧΙΧ в.

Глава 7. Теория волн, циклов и больших кризисов капитализма

Глава 8. Длинные волны и большие кризисы, XX в.

Глава 9. Конец кейнсианства и волна глобализации

Глава 10. Современный кризис, его волны и условия преодоления

Часть II. Великие модернизационные революции

Глава 1. Великая русская революция и теоретические блуждания левых

Глава 2. Макроскопирование и нити русской реставрации

Глава 3. Реставрации в логике модернизационных революций

Глава 4. «Веселая» английская Реставрация и ее славный конец

Глава 5. Реставрация и славная революция по-французски

Глава 6. Механика славных революций, выводы для России

Заключение и вопрос о социализме

Список литературы


Предисловие

(4-9 стр. в бумажной версии книги)

Что мы знаем о кризисах и что мы понимаем в них? Казалось бы, много. Нет такого учебника экономики, где не нашлось бы место теориям кризисов. А сколько вышло книг с громкими названиями! О кризисах любят рассуждать политологи, социологи и даже философы. Однако, накопив значительные сведения о сложных поворотах экономики, общество собрало и солидную коллекцию вопросов, чаще всего оставляемых новыми теориями без ответа либо вызывающих еще большее вопрошание.

Причина тому в состоянии современной мысли. Экономическая наука вообще, это хорошо знают философы и плохо экономисты, развивается неравномерно. За удивительными прорывами теории следуют десятилетия застоя или деградации, а научно верные концепции подменяются более удобными с точки зрения политической конъюнктуры. Новые факты не осмысляются, а ошибки прошлого увековечиваются под именем «исторических законов». Многие эти «законы» на самом деле иногда работают. Но работают они, как ржавые замки, без всякой гарантии, от раза к разу. Картину идейного бедствия закрывает терминологический туман. В нем некоторым ученым так приятно бывает вести интеллектуальные игры и дразнить публику своим мнимым превосходством. На деле же они уводят познание в сторону. Поэтому обычный человек, пройдя курс экономики в школе, колледже или университете, путается в элементарных житейских обстоятельствах. Особенно непросто пришлось многим людям в реалиях современного кризиса. Он отлично показал, чего стоят некоторые теории.

Экономические кризисы есть одна из самых модных и в то же время забытых в терминологическом и псевдологическом тумане проблем. Столкнувшись с кризисом 1970-х гг., западные экономисты назвали его стагфляцией, кризисы вообще были упрощены ими до рецессий — сокращения ВВП, где причины спада отодвигались на задний план по сравнению с самим фактом неких почти механических проблем в производстве, торговле и потреблении. Для кризиса 2008 г. тоже придумали красивое название «Великая рецессия». Многое ли это объяснило? А чего стоит модное выражение «черный лебедь», пущенное в оборот трейдером и публицистом Нассимом Талебом как обозначение события, которое трудно спрогнозировать, но последствия которого колоссальны. В этой книге многие «лебеди» превращаются во вполне закономерные повороты. Игнорировать их позволяет особая оптика, против которой и восстает Василий Колташов. Но он отказывается опереться и на постулаты советского марксизма, подчеркивая при этом методологическую связь с Карлом Марксом и выделяя ряд проблем, с которыми тот столкнулся в анализе капитализма.

Колташов видит проблемы как в левых, так и в правых трактовках капитализма. О методологических затруднениях первых он говорит сразу и много. Вторые интересуют его меньше в силу аналитического бессилия и бесплодия. Списание крупных кризисов на ошибки регуляторов и «лебедей» автора не устраивает.

Поистине нелепо в наше время выглядят либеральные экономисты, договорившиеся до того, что экономика есть почти одна математика. Здесь отрицается уже не какая-то часть аналитического наследия, а весь философский инструментарий. Стоит ли удивляться неожиданности прихода кризиса 2008 г.? Стоит ли удивляться чиновникам от экономики, только и говорившим невпопад в момент нового обострения кризиса (2014—2016): все закончилось, нащупано новое дно? Между тем, как показывает автор книги, кризисы вполне возможно предсказывать, они могут и должны быть понятными. Они даже имеют иерархию в истории. Есть великие кризисы, есть большие и средние. Последние изучены более всего, но этого недостаточно, чтобы понимать процесс. Как недостаточно и теории циклов Николая Кондратьева, которой так часто злоупотребляют. Но дьявол заключен не только в разных функциях кризисов, он в их подвижной взаимосвязи и вызываемых всем этим общественных сдвигах. Стремление видеть все это как динамический процесс, не чуждый классовых противоречий и борьбы, сразу выдает марксистский исследовательский подход автора, который дополнен оригинальным инструментарием. Говоря о методе макроскопирования лишь во второй части книги, Колташов де-факто применяет его и в первой части, хотя там это делается не столь явно.

Процесс экономического развития берется в данной книге как целое. Поэтому вопрос о кризисах быстро превращается в вопрос о механизмах общественного прогресса, где есть место эволюции и революциям. А чередующиеся большие кризисы и есть один из видов таких социальных революций, возникающих в силу необходимости.













Кандидат философских наук Андрей Александрович Коряковцев

28 мая 2019 г., Екатеринбург

О происхождении этой книги

(10-13 стр. в бумажной версии книги)

Эта книга никогда не появилась бы, если бы мы вполне понимали логику развития общества, а другие тексты обеспечивали готовыми ответами. Однако события XX и начала XXI в. показали, как мало еще прояснены этапность изменения глобального капитализма и смысл великих революций. Противоречия теории и реальности бросались в глаза любому интересующемуся: «социализм», вопреки советскому марксизму, сменился в ряде стран капитализмом, следом зашла в тупик неолиберальная глобализация, «свободный рынок» начал вытесняться новым меркантилизмом (неомеркантилизмом), а мировой кризис оказался тяжелым и многоволновым. Встал вопрос о расширение центра глобального капитализма. В этой ситуации потрясенные новой ломкой экономики люди стали чаще искать ответы в «Капитале» Карла Маркса. Сознавали ли они, что Маркс сам споткнулся о реальный ход истории? Понимали ли, что для ответа на вопросы о современном им кризисе необходимо заглянуть в далекое прошлое и разобраться в нем? В любом случае потребность в новом знании после 2008 г. возросла. Мы должны научиться лучше понимать капитализм и действовать на основе этого в частной и общественной жизни.

Таков вызов эпохи.

Получение нового знания
Изучение больших экономических кризисов и длинных волн при капитализме было начато мною задолго до потрясений 2008 г. Рассматривалось и влияние этих явления на весь исторический процесс, а точнее, его строение на этой основе. Однако первая серьезная демонстрация результатов работы оказалась связана именно с мировым экономическим кризисом, начавшимся в тот год. Этого требовали экономические обстоятельства. Нужно было применить имеющееся понимание к анализу новой обстановки в мировой экономике, отложив на время широкие констатации и поиск новых переломных моментов на всем протяжении истории капитализма. Таким моментом, к примеру, был кризис 1770-х гг. Выработка исследовательского подхода не была от этого прекращена. В процессе анализировалось то, что люди не привыкли замечать или приучены были объяснять упрощенно, минуя непонятные стороны. Возникали новые проблемы, включая и те, что объективно ставила новая эпоха. Это помогло общему анализу, но не ускорило подготовку его публичного описания.

В 2007
В 20101
. Я познакомил его в общих чертах с проводимым анализом. Меньшиков высказал мнение, что наблюдения и решения выходят за рамки кондратьевской теории и, возможно, создают новую концепцию.

Стоит сказать, что в 1980-е гг. Меньшиков и Клименко в своей книге отвергали идею «конституирующих кризисов». Они требовали доказать существования запускающих длинные волны структурных кризисов. Это справедливое требование было не так просто удовлетворить. Но задача могла быть решена, что сразу увеличило бы понимание развития капиталистической экономики и облегчило бы решение многих смежных вопросов.

Необходимость постоянно анализировать текущие события забирала у меня много времени, хотя и подталкивала к расширению поля исследования. Оно не было уже чисто экономическим, а включало политический процесс, культурные и иные последствия перемен в экономике. Главное же, что оно включило политические механизмы перемен в экономике как капитализма, так и более ранних обществ. Однако в 2013 г. я возвратился с семьей в Россию. Бытовые затруднения и необходимость заниматься аналитическими докладами, работать в различных проектах и писать многочисленные статьи отвлекали от исследования несколько лет. Правда, я утвердился в это время в необходимости разделить всю работу на три части — три книги, первую из которых вы держите в руках.

Первая книга, в соответствии со своим названием, ставит задачей вскрыть логику мирового капиталистического развития. С кризиса конца XVIII в. до современного кризиса показано, как менялся капитализм с каждой длинной волной его развития, как волны эти зарождаются и завершаются. Предпринята попытка выделить этапы развития монополистического капитализма, что едва ли было бы возможно без рассмотрения докапиталистических преобразований (естественно, не в том виде, как это делал советский марксизм). Потому анализ охватывает кризис древнеримской экономики и феодального хозяйства. Особое внимание уделено в этой работе модернизационным революциям в буржуазном обществе, стирающим в пыль остатки феодальных отношений. Но автор уклонился от детального изложения их хода, поскольку эта работа блестяще выполнена многими учеными. Зато выделены и проанализированы такие диковинные для восприятия многих людей фазы великих революций, как реставрация и славная революция, процесс завершающий революционный рывок нации. Все это не исключает теоретических обобщений и практических выводов. Они особенно важны, поскольку Великая русская революция все еще не закончена, а движется к окончанию реставрационного этапа, что тесно связано с мировым экономическим кризисом, вновь меняющим глобальный капитализм.

Вскрытие логики капитализма никак не отменяет неизбежности его окончания. Зато горизонт его развития становится более ясным. И это имеет значение, поскольку невозможно предугадать контуры социализма, не поняв капитализм как явления всемирной истории. Потому вопросу о новом общественном строе в книге также уделено внимание. Сделано это исходя из понятого в капитализме. А он продолжал в начале XXI в. свое развитие, сколько бы его критики не утверждали обратное. Однако этот исторический механизм завершит свою работу, возможно, не в самой далекой перспективе. Вопрос о конце капитализма в книге поставлен исходя из анализа окончания других формационных эпох, а не из радикальной традиции или личных желаний автора.

Таковы были условия рождения этой книги. Таковы ее черты. Она является первой из трех задуманных работ. Вторая будет касаться больших экономических кризисов в деталях, а третья должна будет показать всю логику волнового развития промышленного капитализма. В двух этих книгах главными должны быть детализация и уточнение экономических выводов. Работы эти не появятся быстро. Исследование потребовало больше времени, чем я рассчитывал. Зато оно дало много «боковых» сведений, рожденных широким охватом исторического материала. В конечном итоге это-то и позволило представить новую систематизацию истории классового общества. Потому я и принял решение отложить описание некоторых экономических тонкостей и подготовить эту книгу. Впрочем, это вовсе не означает завершения исследования и, возможно, не исключает ошибок. Я также стремился к тому, чтобы новые факты и закономерности открывались не сразу, а словно бы в результате общего с читателем расследования. Возможно, это достигнуто.

Итак, перед вами книга о закономерностях развития эксплуататорского общества, сменяющих формационные эпохи кризисах, больших экономических циклах капитализма, логике его этапов и модернизационных революциях. Все это я постарался разобрать в единстве, не обходя сложности, включая те, с которыми столкнулся Карл Маркс. В книге этой две части и заключение, затрагивающее вопросы теории социализма и возможностей современной политики. Сама же работа написана в соответствии с античным правилом концентрированного изложения, предполагающим как краткость описаний и обобщений, так и размышление над прочитанными главами. Эти стилистические принципы автор считает наилучшими, тогда как современную погоню за объемом и путаностью
Здесь изложение от первого лица заканчивается.


Часть I. Формационные эпохи, этапы и волны капитализма
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

перейти в каталог файлов


связь с админом